Дорогой читатель!
Дорогой читатель! icon

Дорогой читатель!



НазваниеДорогой читатель!
страница1/3
Дата конвертации23.09.2012
Размер1.34 Mb.
ТипДокументы
источник
  1   2   3



Дорогой читатель!

Я, Сочнева Елена Эдуардовна, кому Евгений Алексеевич Коляда посвятил эти слова: «Копия с оригинала на 32 страницах для моей дорогой внучки Веры Вячеславовны Коляды и для её мамы Елены Эдуардовны».

Считаю своим долгом рассказать вам, в каких благородных нравственных сомнениях Евгений Алексеевич писал это Воспоминание.

В общем-то, он был весьма образованным человеком. Имел математическое высшее образование. Работал начальником крупнейших обсерваторий. Начитанный, эрудированный, советский романтик и патриот, несущий в себе нравственное обаяние, он и семью свою создавал на русской духовной основе добротно и на всю жизнь. И не случайно, что женой его стала то же очень образованная славная Тамара Алексеевна Коляда (Самсонова ).




^ Репродукция № 1. Такими я и запомнила на всю свою жизнь Евгения Алексеевича Коляду (1919-1997) и Тамару Алексеевну Коляду (1926-1997).

Совершенно очевидно, что груз всего пережитого Евгением Алексеевичем, как и всем русским народом, мог раздавить любого представителя иноземных наций, но только не русского человека, с его стальным характером.

^ Не жаловался Евгений Алексеевич на жизнь свою никогда.

И, он просто не понял меня, когда я первый раз предложила ему написать в личных воспоминаниях всё то, что он рассказывал долгими зимними вечерами в кругу семьи о своей жизни и о своих предках.

^ После моих многократных просьб, он наконец-то пообещал написать это воспоминание, но сделал следующую оговорку: «Напишу, - сказал он, - но не ради тщеславия, а для своих внуков и правнуков, что бы знали историю своего семейного Рода…,- подумал немного и продолжил, - … да, и историю Родины должны писать не в кабинетах доктора наук, а в семьях уходящие из жизни пенсионеры, которые знают, что сказать своему потомству в напутствие».

Начал Евгений Алексеевич писать воспоминание 29 января 1989 года. Написал восемь страниц и надолго остановился… Писал он своё воспоминание много лет, откладывал несколько раз, … размышлял…, сомневался… Видно не время ещё было открывать безгрешное прошлое своей трудовой крестьянской семьи…А каким мир будет завтра? … Не навредят ли мои воспоминания детям, внукам и правнукам…, - думал он. Ведь всё уже было на его долгом веку…

^ Но годы шли, а жизненные силы таяли.

Обострялось чувство безысходности, когда многому в жизни научился, имеешь огромный жизненный опыт, знаешь как поступить в любой жизненной ситуации, а не можешь эти бесценные знания передать своим потомкам, что бы они начали свой путь с того места в жизни, на котором ты её закончил.

Если ничего не напишешь о своём жизненном пути и об истории своего семейного Рода, то после тебя всё уйдёт в небытие… А ведь история твоей личной жизни - это уже не только твой личный жизненный опыт, он уже принадлежит твоей семье, семейному роду, нации и всему человечеству.

^ Только через 12 лет Евгений Алексеевич опять взялся за перо и работал над своими воспоминаниями четыре года.

Здесь мы опубликуем два небольших отрывка из его работы, полностью сохраняя хронологию, его стиль и манеру повествования.


© 11 января 2012 года (Среда). Сочнева Е.Э. elenes888@mail.ru


(смотри следующую страницу)


^ РОДОСЛОВНАЯ КОЛЯД

Из воспоминаний дедушки Жени

(Коляда Евгения Алексеевича 1919 года рождения)

(и по рассказам его тёти Коляда Анастасии Гавриловны 1885 г. рожд.)

1989 г. Е.А.Коляда

июль г.Калуга

На 8 страницах


^ Наши предки (часть первая)

Дорогие внуки! Если у Вас когда-либо в жизни появится интерес узнать кто были Ваши предки, откуда они родом и чем занимались, об этом я Вам кратко могу рассказать. Итак, послушайте меня дедушку Женю. Самых далёких предков КОЛЯД я не могу знать, род наш не дворянский, летописей не велось. Итак. До отмены в России крепостного права, до 1861 года, несколько семей Коляд жили на Украине в селе Большие Белозёрки, в Таврической губернии, Мелитопольского уезда. Село Белозёрки и сейчас можно найти на карте Украины. Таврической губернии уже нет, но новый автомобиль носит имя «Таврия». И если Вам придётся ехать на автомобиле в Крым, то по дороге Харьков-Симферополь, остановитесь у поворота на Мелитополь и поклонитесь своим далёким предкам. В селе Белозёрки я тоже никогда не был, всю жизнь мечтал посмотреть родину моих далёких предков но здоровье оборвалось внезапно и мечта не осуществилась.

Один из Коляд по имени Грыць, выходец из запорожских казаков, очень крепкого телосложения, работал у одного из помещиков или богатого крестьянина, охранял его угодья, выполнял разные работы, но своей земли не имел. У Грыця и его жены (имя её я не знаю) было шестеро детей. Когда отменили крепостное право, многие бедные крестьяне стали уходить на вольные земли в поисках счастья и лучшей жизни. Слух доходил, что такие земли есть где-то за Азовским морем, на Кубани.

Грыцко, будучи человеком смелым, добыл (пошил) 8 мешков, загрузил мешки сухарями, взял в руки палки, крысала для розжига огня в пути и всё, что могло пригодиться в дороге. Ранней весной, примерно в 1863 году, семья Грыцько покинула Большие Белозёрки в поисках счастья. Шли по просёлочным дорогам, по направлению на Новочеркасск, вдоль северного берега Азовского моря. Весна была дождливой, обувь быстро износилась, шли босиком, прикрываясь от дождя брезентовыми накидками. Через несколько дней запасы сухарей окончились, Приходилось выпрашивать у местных жителей: кто что мог подать. Грыцько был очень добрым человеком, любил украинские песни. Постоянно ободрял детей, рисуя им картины вольной жизни на Кубани. В Новочеркасске у Грыця был друг, он ему обещал оказать помощь, когда семья придёт в этот город. Но в пути семью Грыця постигло большое непоправимое несчастье. Они попали в район, ullt свирепствовал брюшной тиф. Пришлось приостановить свой поход. Семья остановилась где-то у безымянной речушки, в халупе на окраине какого-то посёлка. Вначале тиф повалил всех детей. Затем свалился с ног и сам Грыць. Ухаживать за всеми стала жена Грыця. Из шести детей выжило трое: мой дед Гаврило, которому в то время было 7 лет, его брат родной (дедушка Семён, и третий мальчик, забыл как его звали. Оправившись от тифа, семья, до предела ослабленная, снова двинулась в путь. По дороге Грыцько наловил в реке рыбы и сварил уху. Изнемождённый болезнью, тут же у костра, после того как все поел уху, у Грыця появились сильные боли в животе и он умер. Это было примерно в 50-и км от Новочеркасска. Мать и трое маленьких Коляд (7,8 и 10 лет было нашим предкам) двинулись снова в путь. Больные и ободранные, питаясь подаяниями, пришли Коляды в Новочеркасск уже поздней осенью или даже в начале зимы.

В Новочеркасске жена Грыця устроилась у богатых добрых людей прислугой; она была от природы одарённой женщиной, знала как надо себя вести в богатой семье. Обладала незаурядной работоспособностью. Ум и находчивость помогли моей прабабушке поднять на ноги троих маленьких Коляд. Всем троим она смогла даже дать образование в пределах начальной школы. Обучал их всем наукам, вместе с детьми богатого хозяина, один из лучших учителей Новочеркасска. Маленькие дети, в свободное время от учёбы, с утра до вечера выполняли посильные работы в мастерских, обучались всем видам работ, которые могут быть полезны человеку. Когда деды подросли (им стало 15-16 лет) прабабушка решила организовать своё дело. В районе, где были свободные земли, она вместе с другими переселенцами из Украины, купила стадо скота (несколько коров, быков, овец). Приобрела необходимый инвентарь. Построила курени(мазанные дома из камыша и глины). Коляды начали вести своё хозяйство. Первоначально курени были построены где-то в районе реки Егорлык. Труд принёс свои плоды. За несколько лет появились стада крупного рогатого скота, овец и лошадей. Но в Донской области, ныне Ростовская область, свободных земель было мало. Прабабушка нашла новое место, новые пастбища, уже на Кубани. Между станицей Батуринской и Новым Селом были исконно нетронутые земли, почти сплошь покрытые тёрнами (кустарник высотой 2-3 м с очень вкусной ягодой).

На небольшой речушке, впадающей в реку Бейсюг, в 5 км от Нового села, прабабушка организовала новый хутор. Когда женился мой дед Гаврило, у него был свой курень, свои загоны для скота. Женился дед Семён, у него были свои курени. А третий дед был не женатым. Он был очень набожным человеком. Все свои доходы от хозяйства передавал в дар для постройки церкви, которая и была выстроена в 3-4 км от хутора, где обосновались Коляды. Позже он передал братьям своё хозяйство и ушёл монахом в монастырь Новый Афон, что на Чёрном море.

Хутор ( как его до последнего времени именовали хутор «Коляды») постепенно разрастался. У моего деда Гаврилы была семья около двадцати человек. У деда Семёна примерно было тоже не меньше 20 человек. Все работали с утра до вечера; пасли скот, в пойме реки выращивали овощи, сеяли хлеб. Примерно к 1914 году это уже был культурный хутор, где жили два десятка семей. Имелись приличные постройки. Была на хуторе своя ветряная мельница, где мололи корм для скота и прекрасную муку размол. Имелся на хуторе кирпичный небольшой цех, где обжигали кирпич для постройки церкви и других зданий.

Своей земли у Коляд не было, земля вся принадлежала казакам, им она была отдана за верную службу русскому отечеству. Землю Коляды арендовали у казаков. Но арендная плата была мизерной. Поэтому высокопроизводительный труд Коляд—арендаторов приносил им большие доходы, даже по тем временам, когда скот и хлеб в России были очень дешёвыми товарами. Наёмного труда Коляды не имели. Все работы выполняли семьями. Коляды жили в окружении казачьих станиц и значились как иногородние. Таких хуторов, где жили иногородние на Кубани, в то время было много. Обычаи казаков и иногородних отличались. Иногородние не служили в армии и не пользовались рядом привилегий, не имели своей земли.

У моего деда Гаврилы были сыновья. Одним из них был мой отец Алексей Коляда. Мой отец имел свой небольшой дом на хуторе, пару лошадей для упряжки. Шесть быков для тогоя. Чтобы пахать землю, т.е. как транспортное средство. Был у нас свой небольшой огород, две коровы, 20 ульев пасеки. Но главное занятие отца было несколько другое. Он был хорошим кузнецом, прекрасным механиком.

В 1910-1914 годах на Кубани появилось много сельскохозяйственной техники. Были молотилки по обмолоту хлеба, не хуже по качеству чем наши комбайны. Молотилки стояли стационарно, а их агрегаты работали от паровиков (типа маленьких паровозов). Паровики приводились в движение соломой. Солома тут же на месте, на поле. Весь хлеб Кубань обмолачивала не затрачивая ни литра бензина, керосина. Были жатки, лобогрейки, сноповязки. Вся техника передвигалась бычьими упряжками. Бык и лошадь – основная тягловая сила тех времён. Техника вся была импортная. До предела надёжная. Помню как сейчас надписи: Маккормик, Жестон и другие фирмы. Техника принадлежала богатым крестьянам. Так вот мой отец обслуживал эту технику. Регулировал и ремонтировал мотоблоки, паровики, жатки. Конечно не один, а вместе с другими механиками-кузнецами. Когда обмолачивали хлеба молотилками, уже после революции, мой отец всегда брал меня с собой, и я спал в вагончике где размещался машинист молотилки, и даже вилами бросал в топку паровика солому.

После революции все Коляды всем хутором в 1929 году вступили в колхоз. (Вернее заставили вступить в колхоз всех.) Колхоз назывался «Волна революции». Мой отец работал в колхозе. Все Коляды отдали в колхоз всё своё имущество, весь скот, инвентарь, осталось у каждой семьи только по одной корове. В колхоз вошли два хутора: Горошковский и Сердюковский, жители которых не имели ни кола ни двора. Все они работали до революции кто где, а после революции подрабатывали тоже кто где, имея небольшой огород и клочок земли.

Но в 1932-1933 году началось раскулачивание, а вернее аресты. Коляды не служили в белых армиях, некоторые их Коляд погибли в гражданскую войну на стороне Красной армии. Но наш хутор очень приглянулся колхозным руководителям. Всё было сделано по-хозяйски. Готовые скотские помещения, дома добротные, амбары и т.д. На хуторе создали колхозную ферму. И Коляды постепенно начали бежать со своего хутора, кто куда. Последней выехала в 1934г тётя Настенька, родная сестра моего отца. Оставаться на хуторе было нельзя. Дядю Васю, родного брата отца, который служил в партизанском отряде с одним из ставших потом работником НКВД, он же предупредил: «Разбегайтесь Коляды пока не поздно. Всё что было нажито почти в течение века потом и тяжелейшим трудом наших предков - кануло в бездну. Все постройку хутора «Коляды» были разобраны, разграблены любителями поживиться за чужой счёт. На месте хутора сейчас чистое поле, никаких следов от хутора. Дед мой Гаврило умер в 1925 году, я его хорошо помню. Он часто брал меня с собой на охоту за зайцами. Были две прекрасные гончие собаки по имени Валет и Альфа. Зайцев была тьма. Отец мой в последние годы жил в станице Тимашёвской. Дважды его органы НКВД забирали, держали в тюрьме. Первый раз в 1936 году, второй раз в 1937 г. Но каждый раз он попадал в тюрьму в станице Абинской, и каждый раз там он встречал работника НКВД, которого (он отец) спас от белобандитов в период революции на Кубани. Это помогло отцу уйти от архипелага ГУЛАГ.

Но жизнь моего отца, Вашего дедушки Алексея оборвалась трагически в Отечественную войну, в период оккупации фашистами гор. Краснодара, отец находился в одной из больниц Краснодара. Всех кто находился в больнице немцы отравили в душегубке и вывезли за город в ров. В таких мучениях погиб дедушка Алексей Коляда. Моя мать Марфа Леонтьевна Юндина умерла рано, когда мне было 6 лет, в 1925 году. Умерла она от неправильных родов. Врачей на нашем хуторе не было, когда со ст. Тимашёвской привезли фельдшера он уже оказать помощь не мог. Родом мать была из Ростова. Воспитала и помогла мне стать на ноги тётя Настенька Коляда, родная сестра моего отца. Её могила находится на городском кладбище в г. Калуге.

Моя жизнь была не лёгкой. В детстве сильно болел малярией. Учился в различных станицах Кубани в разных школах. В первом классе учился в ст. Челбасской, 2-й, 3-й на хуторе Горошковском и 4-й класс на хуторе Сердюковском (Новое село), что от нас в 5 км (от хутора Коляды). 5-й класс учился в ст.Брюховецкой. 6-й и 7-й класс учился в ст. Роговской. 8-9-10 классы учился в ст. Тимашёвской. Так бросала меня жизни из станицы в станицу чтобы окончить 10 классов. Время было тяжёлое, голодное. В Великую Отечественную войну я всё время находился в армии, но в боевых действиях не участвовал. Возможно поэтому остался жив, возможно поэтому и появилась в Калуге фамилия Коляды.

Я не буду писать о бабушке Томе, как мы с ней прожили жизнь, об этом она сама расскажет. Она добрый хороший человек. Если бы хутор «Коляды» не был уничтожен варварами тех лет, сейчас бы на этом месте стояли самые богатые на Кубани фермерские поселения. Но не судьба.


29 января 1989 год. Калуга. Ваш дедушка Коляда Евгений Алексеевич.


Коляда Евгений Алексеевич


^ МОЯ ЖИЗНЬ

и жизнь моих предков


Написана в городе Калуга 2001-2004 годах


Копия с оригинала на 32 страницах для моей дорогой внучки

Веры Вячеславовны Коляды

и для её мамы Елены Эдуардовны.


Предисловие.

Дорогие мои дети, внуки, родные, друзья и все близкие кто знал нашу семью!

Когда я пишу эти строки мне уже пошёл восемьдесят второй год. Жизнь моя завершена. Осталось совсем немного времени, и я уйду в мир иной. Здоровье моё критическое.

До восемнадцати лет я жил и учился на Кубани. В семье и среди моих друзей разговорным языком был украинский. Поэтому я не совсем хорошо излагаю мысли на русском языке. Высшее образование я получил физико-математическое, а не гуманитарное. И хотя я не литератор, всё же я решил написать несколько страниц о том кто мои предки, как они жили, и как я прожил свою жизнь.

Из моих кратких мемуаров вы узнаете, что мой прадед жил на Украине, что мой дед был крупным фермером на Кубани. Отец мой был зажиточный крестьянин, так называемый «кулак», которого должны были сослать в Сибирь. Но судьба отца помиловала четырёхразовым арестом и трагической смертью в немецкой душегубке. Не сослали коммунисты, умертвили фашисты. Вы узнаете, какой нелёгкой была жизнь моих предков в конце девятнадцатого и начале двадцатого веков. Каким непомерно тяжёлым трудом они нажили богатство, стали крупными фермерами Кубани. И всё, что было нажито, рухнуло в хаосе российских революций. Всё было разграблено.

Тяжёлой, но многообразно интересной была и моя жизнь. С четырех лет умерла моя мать, и я не знал что такое материнская любовь и материнская забота. Чтобы окончить среднюю школу я жил у тётей и дядей в разных станицах и хуторах. Тяга к учёбе у меня была огромная. Учёба в школе у меня была больше чем учёба. Учёба в школе было моё хобби. Я не мог жить без школы, так, как многие сегодня не могут жить без телевидения и радио. Школа, учёба была моим интернетом.

Чудом я уцелел в великую отечественную войну. Все с кем я учился в школе и в институте погибли на войне. Господь бог меня оставил на этом свете.

В моём описании вы узнаете, как жили люди на Кубани в разное время. Как жили москвичи в 30-е и 40-е годы двадцатого века. Какой был стандарт жизни в то время. Вы узнаете, какой была жизни при Советской власти в Азербайджане, на Камчатке, на Обском Севере.

Сравните свою жизнь в Ваше время с жизнью моего времени.

Прочтите мои маленькие мемуары и вспомните обо мне не злым, добрым словом. Я буду Вам всем благодарен и на этом и на том свете.

Ваш отец, дедушка, друг и хороший знакомый

КОЛЯДА Евгений Алексеевич.


Моя жизнь.

^ I. Мои предки

Медленно продвигался обоз из десяти подвод из Украины на Кубань, по просёлочным дорогам вокруг северных берегов Азовского моря. В упряжке каждой подводы (телеги) была пара быков. Подводы с высокими бортами, покрытые брезентом, до предела были загружены домашними вещами и инвентарём для обработки земли: лопаты, вилы, грабли, топоры и другое. Покрикивая «цоб, цабе» (вправо, влево), рядом с первой подводой шёл мой прадед, отыскивая более проезжие дороги.




Репродукция № 1. Это репродукция с картины не известного мне художника. Вероятно на ней изображено переселение Черноморского войска на Кубань в 1792 году. Эта картина даёт полное представление о том, как семья Коляд переселялись на Кубань с Украины в 1862 году. Только у них не было оружия и лошади.

Прадед был инициатором переезда из более бедных земель Украины на целинные земли Кубани. Он и возглавил поход за кубанским счастьем. Очень хотел иметь свою хорошую землю. Первые три подводы (на Кубани их называют гарба) принадлежали прадеду. Вместе с прадедом в поход, в путь отправилась и его семья: жена и трое сыновей. Один из них был мой дедушка, которого я уже хорошо помню.

Моего прадедушку звали Грыцько (в простонародии). По документам он был Фёдор Коляда. До переезда на Кубань он работал управляющим у одного из помещиков, имение которого находилось недалеко от города Мелитополя.

Прадед по тому времени был грамотным человеком. Он умел читать, писать и сочинять письма-прошения крестьянам, вёл помещичью бухгалтерию. Но самое главное прадед научил своих сыновей читать, писать и арифметике в пределах начальной школы того времени.

Жену моего прадеда звали Фёклой. Этой стройной, черноглазой с незаурядным умом красавице из рода Запорожских казаков, с приходом на Кубань, предстояла огромная работа по накоплению первоначального капитала. По организации первого поселения Коляд на Кубани, которое на топографических картах называлось «хутор Коляды». О хуторе моих предков я Вам расскажу более подробно чуть позже.

Итак. Вышел обоз моего прадеда с района Мелитополя ранней весной 1862 года. Обогнув Азовское море, к осени этого же года обоз-караван со всеми переселенцами благополучно подходил к Новочеркасску. Всё было хорошо. Быки и коровы поедали сочные травы и были сыты. Люди питались рыбой, молоком и выпекали на кострах лепёшки из муки, которая была взята в путь. Но грянул гром среди чистого неба. Внезапно и неожиданно для всех переселенцев умер мой прадед. Высокая температура тела (или как в то время называли «горячка») была причиной смерти. В то время в районе Донбасса была сильная эпидемия брюшного тифа. Прадеду больше всех приходилось общаться с местным населением, закупать или вернее добывать продукты питания. Где-то он и подхватил эту смертельную дозу брюшного тифа. Но точный диагноз установить никто не мог. В ближайших сёлах врачей не было. На похороны пригласили священника. Он отслужил последний молебен и сказал: «Так богу было угодно, у усопшего был брюшной тиф».

Похоронили прадеда на высоком кургане километров в 30-и от Новочеркасска. Дубовый крест и надпись на нём – был подарком плотников, художников и прочего люда которые присоединились к каравану во время его движения. Эти люди, большая часть из них бывшие крепостные, получив вольную, шли на Дон и Кубань искать своё счастье. Прадеда очень любили простые люди.

Мою красавицу прабабушку Фёклу люди каравана называли «нашей мамой».

После смерти прадеда весь караван в путь повела его жена – моя прабабушка Фёкла. На пути было много препятствий. Зимовать пришлось в Новочеркасске. И только весной 1863 года все переселенцы обосновались в Донской области. В течение лета из камыша и глины были построены хаты (жильё) и помещения для содержания скота.

На Дону и Кубани в это время бурно развивалась торговля, шло строительство фабрик, заводов и железных дорог. Казачьи атаманы Дона и Кубани отдавали целинные земли в аренду, на них переселенцы получали хорошие урожаи зерновых культур.

Фёкла с купцами торговала скотом. Скот отправляли на убой в Ростов и даже в Москву. По масштабам оборота Фёкла была неплохим донским купцом. За 5 лет она имела достаточное количество средств, чтобы осуществить свою мечту и мечту её любимого покойного мужа – иметь свою землю и на ней работать.

Но вся земля на Дону и Кубани принадлежала казакам. Продавать землю казаки не имели права. Отдавать в аренду разрешалось в любом количестве. Фёкла взяла в аренду на Кубани 200 десятин (218.5 гектара) земли. На эту землю Фёкла переехала со своими тремя сыновьями. На этом месте в 35 км от станицы Брюховецкой и в 45 км. от станицы Тихорецкой был построен хутор КОЛЯДЫ.

1910 год. Вот таким был хутор. Большой кирпичный дом, покрытый оцинкованным железом. На полдома пристроена стеклянная веранда. Рядом с домом почти такой же величины кухня из красного кирпича. Огромный двор. Вокруг дома различные хозяйственные строения: амбар, склады, дом для приезжих и прислуги. На наибольшем удалении от двора была кузница, слесарные мастерские для ремонта сельхозинвентаря. А ещё чуть дальше была крытая площадка для хранения сельхозтехники. Вся усадьба была окружена огромным фруктовым садом и виноградниками. Вокруг всей усадьбы, была аллея пирамидальных тополей. На территории усадьбы была метеоплощадка. Флюгер. Будка с двумя термометрами сухим и смоченным. Это была усадьба моего дедушки Гаврилы одного их сыновей Фёклы и Федора.

Примерно на расстоянии 500-600 метров находилась вторая усадьба. Это усадьба старшего сына Фёклы и Федора, его звали Семён. По величине усадьба была такой же, как у Гаврилы. Но кирпичных строений было немного. Это первая усадьба Фёклы. Жилые дома и подсобные помещения строили тогда, когда у Коляд ещё не было кирпичного завода.

К этому времени у Коляд уже было около 500 десятин (546.25 гектар) земли. Очень большое количество скота. Мельница. Маслобойни. Кирпичный завод. Паровая молотилка. Рыболовная шхуна на Азовском море. Трактор «Фордзон», купленный на паях со сватом Гаврила. Гаврила и сват Егор Ерёменко ехали в одном обозе с Украины на Кубань. У Ерёменко была такая же усадьба в 25 км от нашего хутора на реке Челбасы, недалеко от станицы Челбасской.

В экономическом отношении хозяйство Коляд было сверхрентабельным. Землю пахали быками. Три пары быков и они тащили двухлемешный плуг. Зерновые убирали на лошадях. В жатку запрягали три пары лошадей. Молотилку приводил в движение паровой локомотив. Он работал на соломе. Мельница была ветряная. Шхуна была парусная.

Трактор на сельхозработах не использовался. Дед Егор на нём ездил по ближним хуторам и станицам и показывал жителям эту интересную лошадку.

Наёмной рабочей силы у Коляд почти не было. Текущие работы по хозяйству выполняли дети Гаврилы и Семёна. У Гаврилы было 12 человек детей, у Семёна 8 человек. А когда поженились и повыходили замуж, количество рабочей силы удвоилось.

На уборочные работы приглашали рабочих временно с близлежащих хуторов. На этих хуторах жили тоже переселенцы, но менее богатые. У них было по 10-12 гектаров земли и по 10-15 голов скота. Но были и более бедные, у которых было 2-3 коровы и 2-3 десятины земли. Вот эти люди производили нашего и своего урожая и на нашей молотилке весь урожай обмолачивали. Взаимозачёт - и все были довольны.

Наш скот и скот соседей пасли соседские пастухи на наших землях. Никто никому не платил. За 500 десятин земли Коляды платили аренду. Но фактически земли было в 2-3 раза больше.

Приазовская плодородная земля была покрыта тёрнами (высоким кустарником в рост человека и выше), степным медоносным бурьяном, камышами, тихими реками, лиманами. Для скота было раздолье. От ранней весны до поздней осени хозяева скота не знали заботы как его прокормить. В зиму заготавливали для скота сено, овёс, ячмень. Зерно перемалывали в муку на ветряной мельнице.

Скот был в основном товарный, мясных пород. Овец было очень много. Специальная была шерсточесалка, большое здание. В нём шерсть овец обрабатывалась и в тюках отправлялась на продажу.

Рыболовная шхуна и около 10 колабух (баркасов парусных до 1 тонны грузоподъёмности). Ловили рыбы в количестве достаточном, чтобы прокормить всех Коляд и сезонных рабочих. Рыба была разных пород: вяленая, солёная, свежая. Вяленая рыба круглый год висела на вешалах. Кому сколько надо – бери.

Из постоянных наёмных рабочих у нас были: 2 кузнеца - слесаря по ремонту с/х техники, преподаватель математики, преподаватель русского языка, садовник, мельник, плотник-столяр, шкипер-капитан шхуны и два-три разнорабочих.

Но это были не наёмные рабочие. Они были членами нашей большой семьи. Это люди, которые вместе с прадедом шли на Кубань в караване. В прошлом они были крепостными, у них не было желания обзаводиться своим хозяйством. По природе они не могли жить без своего хозяина. Но к ним и отношение было как к членам нашей семьи.

Да. А ещё был художник он же, и музыкант играл на баяне и пел украинские песни. Он выполнял малярные работы на хуторе. В доме Гаврилы и Семёна было много портретов выполненных нашим художником. Он тоже бывший крепостной и тоже из каравана. В большой комнате деда Гаврилы висели портреты Фёдора (Грыця) и Фёклы. Была картина могилы Фёдора (Грыця) на кургане. Картин было очень много. Висели во всех комнатах. В основном работы нашего художника.

В обязанности художника было приобретение и установка мебели в комнатах. Мебель у Коляд была простой и предельно практичной. Железные кровати, дубовые столы, ореховые шкафы. Всё резное, добротное, ручной работы.

Была у Коляд и библиотека. По согласованию с дедом Гаврилой книги закупал преподаватель русского языка. В библиотеке было полное собрание сочинений почти всех русских классиков и даже иностранных. Когда мне было 4 года, я любил вырезать картинки из книг Шиллера. Но об этом я напишу позже. Большие часы «Павел Бурре» на подставке стояли в большой гостиной комнате. Звон их был слышен в прихожей... Шторы из золотистой парчи.

Все члены большой семьи Коляд были тружениками-универсалами. С детских лет и мальчиков и девочек приучали ездить на лошадях. Все мужчины могли в кузнице отковать подкову и подковать лошадь. Все мужчины принимали участие в ремонте сельхозинвентаря. В период уборки урожая все мужчины и женщины работали в поле. Даже те женщины, у которых были маленькие дети, были в поле с детьми. Все женщины могли шить одежду, вязать шерстяные вещи и вышивать.

Организатор и вдохновитель, умная и находчивая Фёкла никому не давала дремать. По близлежащим полям и пастбищам Фёкла ездила на лошади верхом или на бедарке одноконке. А когда надо было ехать к атаману или к фермерам соседям ей запрягали в тачанку самых лучших лошадей-рысаков и она без кучера уезжала.

Мой отец Алексей был машинистом на молотилке. Это примерно то, что в наше время быть хорошим комбайнёром. Ремонт молотилки и паровика слесари выполняли под его руководством.

Хутор «Коляды» - это было передовое высокоразвитое фермерское хозяйство конца восемнадцатого и начала девятнадцатого века.

И вот как гром среди ясного неба грянула революция 1917 года. Великая Октябрьская социалистическая революция. И всё пошло прахом. Всё полетело под откос, в глубокую пропасть. И деду Семёну и деду Гавриле лозунги Революции были непонятны. Вся земля крестьянам: но мы ведь и есть (Коляды) передовые крестьяне. А почему у нас всю землю отобрали? Почему у нас весь скот отобрали? Белые приходили, просили оказывать им помощь, а вернее предлагали отдать всё, что есть в хозяйстве. Красные приходили – просто приказывали отдать хлеб, отдать скот, отдать всё, что им необходимо во имя революции и лучшей жизни.

Но и красных и белых в районе хуторов проходило немного. Основным разорителем хозяйства были комитеты бедноты, которые до революции не желали работать на своей земле, не желали иметь свою землю, работали у богатых крестьян только для того чтобы прокормить свою семью – они стали хозяевами всех богатств, что были созданы упорным трудом крестьян тружеников.

Это крестьяне по существу жили на иждивении моего деда Гаврилы и деда Семёна. Хутор Коляды их содержал, как пенсионеров в наше время содержит государство. Да, это «бедняки» как их называли до Революции, помогали Колядам убирать хлеб, пасти скот. Но они и жили на Кубани не плохо. Питались не хуже чем мы сегодня пенсионеры. Были у них коровы, огороды. У некоторых по 2-3 десятины земли. А когда своего не хватало, выпрашивали у деда Гаврилы или у деда Семёна до нового урожая. Долги дед им прощал.

Был такой случай. Приходят к деду Гаврилу 5 человек из комбеда. Просят разделить землю. Пятьдесят десятин (54.63 гектара) лучшей пойменной земли вдоль реки надо было передать беднякам. Земля принадлежала Колядам. Дед Гаврило помог разделить свою землю между двенадцатью бедняками поровну. Я даже сегодня помню фамилии этих бедняков. С их детьми я учился в школе.

На нашем хуторе и в его окружении после Революции никаких конфликтов между бедными и богатыми не возникало. Люди и бедные, и богатые верили в бога, имели совесть. Классовая борьба на нашем хуторе отсутствовала. Просто, приходили, отбирали, забирали по "доброму" по хорошему. Такое было указание сверху. Так богу было угодно.

Все Коляды были очень религиозные. Исповедовали православную религию. Во все праздники посещали церковь.

Церковь была в 5 км. От нашего хутора на хуторе Бейсюжок. Построена церковь была по последнему слову зодчих того времени, на средства трёх богатых крестьян: Лихачёвых, Солодовниковых и Коляд. Усадьба фермера Лихачёва находилась от нашего хутора на расстоянии примерно 6 км, усадьба фермера Солодовникова в 4 км.

По праздникам все Коляды ходили в церковь пешком, такой был обычай. Святую паску, куличи и воду несли в руках.

Одним из источников пополнения доходной части бюджета Коляд было пчеловодство. Перед Революцией у деда Гаврилы и деда Семёна, у каждого было около двухсот пчелиных семей. На моей памяти ещё сохранилось в полуразрушенном состоянии здание, которое называлось омшаник. В нем на центрифугах перегоняли мед из рамок. А в большом подвальном помещении омшаника хранились кадушки с мёдом. Мёд был основной сладостью. Все кондитерские изделия выпекали на медовом сиропе. Чай пили с мёдом. Из мёда готовили брагу и медовуху. Мёд продавали в большом количестве. Сахар был как большой деликатес. Его ставили, побитым на кусочки, в вазочках для высокопоставленных гостей. Мёдом лечили ожоги, небольшие раны, порезы. Прополис пили как лекарственное средство. Дед Семён практиковал пчелиные укусы.

Я всё время пишу о деде Гавриле и деде Семёне. А в обозе (в караване) был третий сын Фёдора и Фёклы. Как его звали, я забыл. О нём мне тоже много рассказывали. На хуторе Коляды он жил в доме деда Семёна. Был очень религиозным, до фанатизма, человеком. Ходили слухи о том, что он убедил трёх фермеров построить церковь на хуторе Бейсюжок. Его основным занятием были пешие походы по ближайшим церквям. Он молился богу, чтобы у Коляд всё было хорошо. Он знал все богослужения. Все церковные обряды. Бедные крестьяне ходили к нему, чтобы за них он помолился богу. Он ушёл в монастырь в Новый Афон1, что на Чёрном море. Вначале он был рядовым монахом. А перед Революцией он в монастыре занимал высокий пост. Он был не бедным человеком. В начале империалистической войны ежегодно приезжал на хутор Коляды. Он рассказывал своим братьям, сколько средств монастырь пожертвовал во имя победы Русской Армии. И вот однажды дед Семён, как старший брат ему сказал: «А что нам, Колядам, до твоих пожертвований. Пожертвовал бы ты лучше эти деньги нам». Он обиделся на деда Семёна и сказал: « Да простит тебя Семён бог за твои грешные мысли». И больше «наш политрук» на хуторе Коляды не был. В революцию наш монах присоединился к отступавшим армиям ушёл на пароходе за границу. Стал эмигрантом. Умер где-то во Францию.

Дедушка, да дедушки… Немного напишу о бабушке, которая была женой деда Гаврилы. Она была родом из богатой семьи. Тихая, скромная и незаметная среди других Коляд. Забыл, как её звали. Я писал письмо дяде Жоре в станицу Роговскую на Кубань, чтобы он написал, как звали его мать. Но ответа не получил. Умерла бабушка до моего рождения. Поэтому она в моей памяти не сохранилась. Она родила 12 моих дядей и тётей. Вся её жизнь была в заботах о детях. Она была простая, хорошая, заботливая мать. Вот и всё что я о ней знаю.

Мой дедушка по матери Юндин Леонтий Федорович, уроженец города Ростова. Он имел магазин в Ростове и несколько магазинов в станицах Донской области. Последние годы своей жизни жил в станице Мечетинской вместе со своей женой (моей бабушкой) В Мечетинской тоже был большой магазин моего дедушки. Один раз в жизни я видел своего дедушку и бабушку. Они приезжали после смерти моей мамы, их дочери. Они хотели меня забрать с собой, чтобы я жил с ними. Но мой папа меня им не дал. У дедушки Юндина была большая семья, семь человек. Все были люди дела.

^ II. Моя жизнь.

  1   2   3




Похожие:

Дорогой читатель! icon№1 Муниципального общеобразовательного учреждения средней общеобразовательной школы №3 Дорогой читатель!
Коллектив школы − 743 учащихся и 60 учителей, тысячи родителей и 4324 выпускника. Вместе мы мечтаем, чтобы школа не просто продолжала...
Дорогой читатель! iconЛитература на дом не выдаются. Читатель расписывается при получении каждой книги в читательском формуляре. Читатель обязан
Пользоваться книжным фондом и справочно-библиографическим аппаратом библиотеки, получать на дом книги сроком на 10 дней
Дорогой читатель! iconПравила пользования книгами. Каждый читатель должен ознакомиться с графиком работы библиотеки
При получении книги на руки читатель должен проверить состояние книги и поставить в известность библиотекаря, если есть какие-либо...
Дорогой читатель! iconСценарий праздника, посвящённый Дню Матери. Составила и провела классный руководитель 5-6 класса Исатаева Ю. И. «Дорогой и единственной, посвящается…»
«Дорогой и единственной, посвящается…», «Мама – поздравляю с праздником!», «Сегодня – День Матери!»
Дорогой читатель! iconПриказ №225 р п. Степное Об итогах межмуниципального конкурса электронных рисунков «Мы трудной дорогой к победе пришли», посвященный 65-летию Великой Победы среди учащихся начальных классов
Приказом №87 от 04. 03. 2009 г и Положения о межмуниципальном конкурсе электронных рисунков «Мы трудной дорогой к победе пришли»...
Дорогой читатель! iconСтивен кинг
А потому, Постоянный Читатель, эта последняя книга цикла «Темная башня», посвящается вам
Дорогой читатель! iconДорогой папочка, я поздравляю тебя с международным мужским праздником!!!!

Дорогой читатель! icon1. Выпиши правильное определение
Герои, действующие лица, автор, действие первое, ремарки, рассказчик, роли, читатель, характер героя
Дорогой читатель! icon4. Ответственность и обязанности читателей
...
Дорогой читатель! iconАнкета №1 «Я читатель»
Есть у тебя книга(и), которую(ые) ты любишь перечитывать? Если есть запиши название(я)
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©lib2.podelise.ru 2000-2013
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы