Когнитивные стили у больных шизофренией icon

Когнитивные стили у больных шизофренией



НазваниеКогнитивные стили у больных шизофренией
Коробова Елена Леонидовна
Дата конвертации24.12.2012
Размер329.61 Kb.
ТипАвтореферат
источник



На правах рукописи


Коробова Елена Леонидовна


Когнитивные стили у больных шизофренией.


Специальность 19.00.04 – медицинская психология

(психологические науки)


АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата психологических наук


Санкт-Петербург

2007

Работа выполнена в Санкт-Петербургском городском психоневрологическом диспансере № 7 и на кафедре клинической психологии Российского государственного педагогического университета им. А.И. Герцена.


Научный руководитель: доктор медицинских наук

Анатолий Николаевич Алехин


Официальные оппоненты:


Ведущая организация:


Защита состоится « » года в часов на

заседании диссертационного совета Д 212.199.25 Российского

государственного педагогического университета им. А.И. Герцена по адресу:

191186, г.Санкт-Петербург, наб. р. Мойки, д. 48, корп. 11, ауд. 37, психолого-

педагогический факультет РГПУ им. А.И. Герцена.


С диссертацией можно ознакомиться в фундаментальной библиотеке Российского государственного педагогического университета им.

А.И. Герцена.


Автореферат разослан « » 200 года.


Ученый секретарь диссертационного совета,

кандидат психологических наук, доцент З.Ф. Семенова


Введение.

Актуальность работы. Распространенность шизофрении в целом и ее отдельных клинических форм составляет в среднем 5,8 человек на 1000 населения (Дмитриева Т.Б., 1994). Инвалидность по шизофрении в России составляет около 40% случаев от общего числа инвалидов по психическим заболеваниям (Вид В.Д., 2001). Современная парадигма психиатрии основывается на системном подходе в рамках биопсихосоциальной, мультифакторной модели психических болезней (Кабанов М.М., 1985, 1998, 2000, Нуллер Ю.Л., 1992, 1993, Вид В.Д., 1993, 1998, 2001, Коцюбинский А.П., 1991, 1996, 2004б, Дмитриева Т.Б., 1994, Гурович И.Я. и соавторы, 1998, 2004, 2006, и другие). В последние годы стало очевидным отсутствие прямой связи между успешным фармакологическим лечением психотических симптомов и адаптацией больных в повседневной жизни, что вызывает неудовлетворенность всех лиц, заинтересованных в результативности лечения (Вид В.Д., 2001). Социальный прогноз и успешность реабилитации обуславливаются преимущественно совокупностью психологических и психосоциальных характеристик больного (Воловик В.М., 1974, 1980, 1989, Коцюбинский А.П., 1996, 2004, Исаева Е.Р., 1999). Эффективность реабилитационных программ может быть повышена за счет их конкретизации и дифференцированности, что предполагает анализ компенсаторных возможностей больного. Вместе с тем наши знания о приспособительных ресурсах психически больных пока недостаточны.

Нарушения когнитивных функций при шизофрении (мышления, внимания, памяти) были предметом активных исследований в патопсихологии и психиатрии на протяжении всего двадцатого века (Bleuler E., 1911, Kraepelin, 1919, Зейгарник Б.В., 1962, 1969, 1976, 1985, Поляков Ю.Ф., 1974, 1987, Блейхер В.М., 1971, Paune R., Mattusek P., George H., 1959, Wechowiez T.E., Blewett D.S., 1959, Beck A.T., 1979 и др.). Несмотря на огромное количество работ разных теоретических школ, природа когнитивного дефицита при шизофрении остается не вполне ясной (Вид В.Д., 2001, Коцюбинский А.П., 2004). В последнее десятилетие возрос интерес к тем стойким нарушениям когнитивных функций, которые наиболее отчетливо выступают вне острых состояний. Получены данные о том, что когнитивный дефицит является одной из ключевых характеристик заболевания, наряду с позитивными и негативными расстройствами, и не сводится к вторичным эффектам госпитализации или лечения (Breier A., 1999). Исследуются взаимосвязи когнитивного дефицита с позитивными и негативными симптомами, а также с личностными характеристиками и функциональными показателями приспособления больного к жизни в обществе — социальным функционированием и качеством жизни (Магомедова М.В., 2000, 2001, Addington J., Addington D., 1999, Dickerson F., Boronow J.J., Ringel N., Parente F., 1996). Важным является поиск признаков, позволяющих прогнозировать динамику приспособительного процесса, в том числе в связи со степенью общих затрат на уход за такими больными (Магомедова М.В., 2001).

Особый интерес представляют регулирующие эффекты в работе интеллекта у больных шизофренией, практически мало исследованные. В теоретическом подходе М.А.Холодной ментальный опыт субъекта рассматривается как психический носитель его интеллектуальных свойств. В состав этого опыта, в рамках онтологической теории интеллекта, входят три уровня: когнитивный, метакогнитивный и интенциональный опыт. Психологической основой регулирующих механизмов в работе интеллекта являются метакогнитивные структуры. Своеобразными индикаторами сформированности метакогнитивных структур, лежащих в основе метакогнитивного опыта, являются когнитивные стили (Холодная М.А., 1983, 1997, 1999, 2000, 2002а). Когнитивные стили репрезентируют проявления механизма непроизвольного интеллектуального контроля, обеспечивающего непроизвольную регуляцию процесса переработки информации и контроль хода интеллектуальной деятельности, и в этом качестве являются важной составляющей частью системы психической адаптации больных шизофренией.

Применительно к психическим заболеваниям изучение когнитивных стилей больных шизофренией почти не проводилось, имеются единичные работы (Яничев П.И., Богданова О.В., 1986, Taifel H. et al, 1964). В этой связи представляется своевременным экспериментальное изучение проблемы регуляции интеллектуальной активности у больных шизофренией, взаимовлияния метакогнитивных структур, личностных характеристик и уровня социального функционирования больного. Расширение наших знаний о механизмах, обуславливающих психическую и социальную активность человека, позволит адекватно обосновывать реабилитационную тактику в отношении конкретного больного.


Цель исследования – изучить непроизвольный контроль интеллектуальной активности у больных шизофренией (параноидной и простой формой).


Проведенный в первой главе теоретический анализ позволил нам сформулировать гипотезы исследования:

1. Больным шизофренией свойственны нарушения непроизвольного интеллектуального контроля в виде изменения когнитивных стилей, при этом у больных простой и параноидной формой имеются качественные различия в когнитивно-стилевой структуре.

2. Нарушения когнитивных стилей у больных шизофренией взаимосвязаны с уровнем социального функционирования и приспособления к болезни.

С учетом особенностей когнитивной сферы должны строиться мероприятия по реабилитации больных. Это позволит оптимизировать подход как к прогнозу течения заболевания, так и к организации адекватных мероприятий в рамках медико-психологической реабилитации больных.

Для реализации поставленной цели решались следующие задачи:

  1. Исследовать особенности когнитивных стилей больных шизофренией.

  2. Проанализировать взаимосвязи когнитивных стилей с психологическими характеристиками личности.

  3. Исследовать взаимосвязи когнитивно-стилевой структуры с уровнем социального функционирования больных.

  4. Сравнить когнитивные стили больных параноидной и простой формой шизофрении.

  5. Разработать направления психологической коррекции больных простой и параноидной формами шизофрении с учетом особенностей когнитивно-стилевой структуры.

^ Методологической и теоретической основой исследования стали теоретические положения комплексного (Б.Г.Ананьев, 1969, 1977), системного (В.А. Ганзен, 1984, Ф.Б.Ломов, 1984), качественного и личностного (Б.В.Зейгарник, 1962, 1985) подходов в изучении психологии человека; интегративная теория человека (В.Н. Панферов, 2000), методологические принципы клинической психологии (Платонов К.К., 1986). Комплекс методологических установок включает принцип детерминизма, принцип единства сознания и деятельности, принцип реализации сознания в деятельности, структурно-генетический принцип.

В качестве методической основы работы выступила концепция М.А.Холодной о структурно-уровневой организации индивидуального ментального опыта и метакогнитивных механизмов интеллектуальной саморегуляции (М.А.Холодная, 1991, 1997, 2002).

Другой важной методической составляющей явилась концепция реабилитации психически больных, разрабатываемая в НИИ им. Бехтерева вначале профессором М.М.Кабановым, затем коллективами сотрудников под руководством А.П.Коцюбинского, В.Д.Вида, В.А.Точилова.

^ Объект исследования. Объектом исследования явились больные шизофренией, пациенты амбулаторного отделения городского психоневрологического диспансера со стационарами ГПНДС №7, которые образовали основную группу – 80 человек в возрасте от 18 до 50 лет, с давностью заболевания от года до 15 лет, мужчин 50 человек, женщин 30 человек.. Среди них у 22 человек диагностирована простая форма, у 58 человек — параноидная (соответственно F 20.1 и F 20.0 согласно МКБ-10). Средняя длительность заболевания у пациентов составила 10,74 года (от полугода до 15 лет). При анализе данных учитывались существенные характеристики протекания заболевания: форма, тип течения и прогредиентность.

Существенной особенностью исследования явился принцип клинической однородности обследованных больных. Общей клинической чертой пациентов основной группы являлось наличие в различной степени выраженных негативных симптомов при отсутствии явной продуктивной симптоматики; все больные исследовались в состоянии ремиссии, без сопутствующей соматической и экзогенной органической патологии. Все пациенты получили специализированную консультативно-диагностическую помощь.

Контрольную группу составили психически здоровые испытуемые – 41 человек, от 18 до 50 лет, мужчин 18 человек, женщин 23 человека. Критериями психического здоровья являлись: отсутствие систематического наблюдения у врача-психиатра, адекватное поведение в ситуации эксперимента, успешность социального функционирования.

^ Предмет исследования: когнитивные стили и их значение для социально-психологической адаптации больных шизофренией, показатели уровня социального функционирования, личностные характеристики, особенности их взаимосвязи.

^ Методы исследования. Основными методами исследования были клинико-психологический, экспериментально-психологический, статистический.

Клинико-психологический метод включал в себя клинико-биографический метод (изучение медицинской документации и анамнестических сведений об участнике обследования), а также метод включенного наблюдения.

Экспериментально-психологический метод включал в себя психологические опросники и тесты для определения типов когнитивных стилей, типов психологической защиты и личностных характеристик.

В программу исследований нами были включены четыре основных когнитивных стиля: «полезависимость/поленезависимость», «узкий/широкий диапазон эквивалентности», «ригидный – гибкий познавательный контроль», «импульсивность/рефлективность». Для определения когнитивных стилей использовались соответствующие методики, их показатели включены в расчеты с учетом феномена «расщепления» стилей.

Для исследования особенностей механизмов психологической защиты использовалась методика «Индекс жизненного стиля» Plutchik R., Kellerman H. (LSI, 1979), адаптированная в НИПНИ им. В.М. Бехтерева.

Для исследования обобщенных тенденций переживаний и устойчивых свойств личности в исследуемых группах использовался модифицированный тест MMPI – стандартизированный многофакторный метод исследования личности (СМИЛ).

Для исследования самооценки использовалась методика Дембо-Рубинштейн.

Для исследования способности к антиципации использовался тест антиципационной состоятельности (прогностической компетентности), разработанный В.Д.Менделевичем (2004).

Для определения уровня социального функционирования и уровня приспособления к болезни применялся метод шкалирования.

Математическая обработка проводилась на современной компьютерной базе с использованием пакетов программ STATISTIKA 6.0 и SPSS 11.0, системы WizWhy, системы МatLab 7.0. Факторный анализ проводился методом главных компонент с последующим вращением Varimax normalized. В качестве значимых нагрузок (factor loadings) принимались значения более 0,4. Достоверность различий показателей определялась при помощи U-критерия Манни-Уитни, критерия Колмогорова-Смирнова, углового преобразования Фишера. Учитывались результаты с достоверностью не ниже 95% (p≤ 0,05). Корреляционный анализ осуществлялся с помощью рангового коэффициента Спирмена.

^ Научная новизна. Впервые проведено патопсихологическое исследование когнитивных стилей у больных шизофренией в ходе комплексного медико-психологического исследования психологических, патопсихологических и социально-психологических аспектов шизофренического процесса.

Проанализированы регуляторные аспекты интеллекта у больных шизофренией как возможные индикаторы ресурса приспособления.

Выявлены устойчивые различия когнитивных стилей в динамике различных форм шизофрении. Исследованы гендерные особенности когнитивных стилей больных. Проведено исследование взаимосвязей когнитивных стилей с различными аспектами психологических характеристик личности, в частности, с напряженностью механизмов психологических защит, прогностической компетентностью, самооценкой состояния, и с уровнем социального функционирования больных.

Показано, что учет состояния когнитивной сферы больных и, в частности, регулирующих аспектов интеллекта (когнитивных стилей) позволяет не только уточнить прогноз болезни, но и разработать индивидуальные подходы к организации психологической помощи больным в целях повышения их адаптированности и профилактики инвалидизации.

^ Теоретическая значимость. Исследование когнитивных стилей больных шизофренией углубляет представления об интеллектуальной деятельности человека в целом.

Впервые установлено значение для оформления патопсихологической картины заболевания такой интегративной характеристики, какой является когнитивный стиль.

Изучение регуляторной составляющей в интеллектуальной деятельности расширяет представления о роли когнитивных функций в патогенезе, исходе и реабилитации больных шизофренией. Обоснование методического подхода к исследованию и квалификации адаптивных возможностей больного позволяет использовать этот подход как для диагностики, так и для построения реабилитационных программ.

^ Практическая значимость. Полученные результаты используются в комплексном патопсихологическом исследовании больных, состоящих под наблюдением участкового психиатра. Они позволяют индивидуализировать прогностические решения в отношении течения болезни и обосновать адекватные подходы к психологической коррекции, улучшению качества ремиссий и упрочению социальной адаптации больных.

Внедрение в диагностическую практику нового подхода к определению интеллектуальных ресурсов больных позволит объективизировать данные о структуре нарушений когнитивной сферы и личности, оптимизировать реабилитационные мероприятия в отношении каждого отдельного больного.

Использование результатов исследования повысит эффективность социальных и психологических служб в системе психиатрии.

Материалы исследования могут быть включены в программу подготовки клинических психологов, психиатров, психотерапевтов и социальных работников.

Разработанный алгоритм диагностики позволяет прогнозировать течение заболевания и эффективность реабилитационных усилий.

Практическое применение в психологической практике полученных данных приведет к повышению адаптивных возможностей больных, большей их интеграции в жизнь общества.

^ Основные положения, выносимые на защиту.

  1. У больных шизофренией присутствует существенный дефект процессов непроизвольной регуляции интеллектуальной деятельности. Он представлен изменениями когнитивно-стилевой структуры, прежде всего в виде эффекта крайних значений для каждого когнитивного стиля. При этом отмечаются специфические особенности в нарушениях когнитивных стилей у больных простой и параноидной формой.

  2. Существует тесная связь между особенностями когнитивно-стилевой структуры, формами психологической защиты и личностными характеристиками больных шизофренией.

  3. Успешны в социальном функционировании пациенты, у которых сохраняются мобильная поленезависимость, рефлективность и высокий категориальный контроль. Чем больше выражены ригидность познавательного контроля и глобализация восприятия, тем сильнее нарушения индивидуального поведения и социального функционирования.

  4. Выделенные в результате исследования семь вариантов когнитивно-стилевых конфигураций у больных шизофренией позволяют прогнозировать динамику приспособительного процесса. Наиболее благоприятными для успешной социальной адаптации являются сочетания мобильной поленезависимости с рефлективностью и мобильной поленезависимости со скоростью ответа.

  5. Включение в программу патопсихологического эксперимента исследований когнитивных стилей позволяет уточнить степень дефекта и направления психокоррекционной работы.


^ Апробация работы. Результаты работы доложены на межрайонной конференции «Современная психиатрия: теория и практика» (Санкт-Петербург, январь, 2006г.); на конференции «СДВГ и родственные формы когнитивных нарушений, эмоциональных дисфункций и поведенческих расстройств» (Санкт-Петербург, май, 2006г.).

Результаты диссертационного исследования внедрены в практику работы амбулаторного отделения городского психоневрологического диспансера № 7 СПб и используются в учебном процессе кафедры клинической психологии РГПУ им. А.И. Герцена при подготовке практических занятий по учебным дисциплинам «Медицинская психология», «Практикум по патопсихологии» и «Нейропсихология».


^ Структура и объем диссертации. Текст диссертации изложен на … страницах, содержит 63 таблицы и … рисунков. Список литературы содержит 296 источников, из них 228 отечественных, 68 иностранных.

Диссертация состоит из введения, четырех глав, заключения, выводов и приложений.


^ Содержание работы.


Во введении обосновывается актуальность проблемы исследования, определяется цель, гипотезы и задачи, объект, предмет, характеризуются методологические основы исследования, раскрывается научная новизна, теоретическая и практическая значимость работы, формулируются положения, выносимые на защиту.

В первой главе дается литературный обзор исследований, посвященных проблеме когнитивных стилей в психологии, рассматриваются особенности моделей шизофрении и система адаптации больных. В параграфе 1.1. «Когнитивные стили в психологии» подробно рассматриваются история разработки понятия «когнитивный стиль» в психологии, особенности разных стилевых подходов. Раскрывается психологическое содержание понятия «когнитивный стиль», принятое в современной психологической литературе, дается психологическая характеристика основных когнитивных стилей. Анализируются имеющиеся противоречия и эффект расщепления когнитивных стилей.

^ В параграфе 1.2. «Процессы адаптации и компенсации при шизофрении» описываются известные модели шизофрении, подходы к исследованию процессов адаптации и приспособления, существующие принципы реабилитации и социальной интеграции больных шизофренией, факторы, значимо влияющие на процессы адаптации и компенсации больных. Рассматриваются различные подходы к исследованиям когнитивных функций у больных шизофренией. Анализируются существующие представления о когнитивных и метакогнитивных структурах, уровневой структуре интеллекта и его роли в процессах адаптации.

^ В параграфе 1.3. «Когнитивные стили у больных шизофренией» представлены известные результаты немногочисленных исследований когнитивных стилей у больных шизофренией, возможности непроизвольной и произвольной регуляции интеллектуальной активности, ее связь с пониманием ситуации и особенностями поведения.

^ Вторая глава посвящена организации исследования — программе, целям и задачам исследования, характеристике объекта, принципам формирования основной и контрольной групп. Изложены методологические и методические основы исследования, применяемые психодиагностические процедуры, методы и методики. Описаны выбранные методы математической статистики, адекватные поставленным задачам и материалу проведенных исследований.


^ В параграфе 3.1. третьей главы «Результаты социально-психологического анализа больных шизофренией» приведены сравнительные социально-демографические данные по основной и контрольной группам. Установлены существенные различия социального функционирования у больных шизофренией и психически здоровых по ряду позиций: больные чаще не работают или работают не по специальности, с понижением социального статуса, реже состоят в браке, имеют меньше детей.

^ В параграфе 3.2. «Особенности когнитивных стилей в группах больных шизофренией и психически здоровых испытуемых» — проводится сравнительный анализ когнитивных стилей больных шизофренией и психически здоровых испытуемых, исследуются гендерные различия в обеих группах.

^ Сравнительные особенности когнитивных стилей у больных шизофренией.

Как показало исследование, в случае шизофрении можно говорить о значительных нарушениях механизма непроизвольного интеллектуального контроля.

В рамках конкретных когнитивных стилей, являющихся маркерами непроизвольного интеллектуального контроля, эти нарушения, согласно полученным результатам, можно описать следующим образом:

— по стилю «импульсивность/рефлективность» - в группе больных шизофренией преобладают лица медленные/неточные либо импульсивные (рис. 1). Больным труднее, чем здоровым, отсрочить свои интеллектуальные действия и отделить существенные элементы поля от несущественных. Выпадение подгруппы «медленные/неточные» в контрольной группе говорит о том, что здоровые испытуемые не бывают настолько неточны и медлительны в процессе перцептивного исследования, как больные шизофренией.

— по стилю «узость/широта диапазона эквивалентности» выпадение в контрольной группе субгрупп «глобалистов» и «детализаторов» свидетельствует о специфическом снижении процесса категоризации и нарушении понятийного мышления у больных шизофренией (рис. 2). При этом выявлены стабильные тенденции в предпочтении объема групп при свободной классификации: либо очень много групп с подробным делением, либо крайне мало. Существенно чаще обобщение производится по субъективно значимым, ситуативным или формальным, то есть низкообобщенным признакам, что подтверждает наличие искажений обобщения, подробно описанных Б.В.Зейгарник (1976). Таким образом, нарушение категориального контроля оценок и суждений у больных шизофренией проявляется в таком патопсихологическом признаке, как низкий коэффициент категоризации, при явных тенденциях к глобальной интеграции или, напротив, чрезмерной дифференциации значимых для классификации признаков.

- по стилю «полезависимость/поленезависимость» — среди больных доминируют полезависимые (рис.3). Существенным признаком при этом является скорость имплицитной обучаемости: 42,3% больных из обследованной группы имели низкую скорость имплицитной обучаемости, а 57,7% -демонстрировали достаточно высокую скорость обучаемости. Это, на наш взгляд, косвенно свидетельствует об адаптивном ресурсе у части больных шизофренией.

- по стилю «гибкость/ригидность познавательного контроля» в группе больных преобладают представители полюсов ригидности и неинтегрированности (рис. 4). Больные подвержены влиянию интерферирующих влияний, у них нарушается механизм словесно-образного перевода и чувствительность к вербально-образному конфликту, происходит дезинтеграция словесно-речевого и сенсорно-перцептивного опыта. Крайние значения по этому стилю, характерные для больных, свидетельствуют, с одной стороны, о ригидности поведенческих стереотипов (высокий ригидный контроль), с другой, о их нестабильности (чрезмерная гибкость).

Полученные результаты свидетельствуют о том, что когнитивные стили при шизофрении отличаются специфическими признаками и «утрированы», то есть тяготеют к полярным своим проявлениям. В исследуемой выборке проявляются эффект «крайних значений» и эффект расщепления когнитивных стилей, что соответствует теоретическим положениям, описанным в литературе (М.А.Холодная, 1997).

Таким образом, у больных шизофренией имеются существенные нарушения непроизвольного интеллектуального контроля, то есть регуляции процесса переработки информации на субсознательном уровне. Эти нарушения представлены крайними значениями показателей по каждому когнитивному стилю и могут быть описаны дихотомическими парами, при внешней разнице имеющими основой единую недостаточность непроизвольного интеллектуального контроля:

- нечувствительность к контексту – либо чрезмерная зависимость от средовых факторов (полезависимость/поленезависимость);

- чрезмерно фиксированное поведение – либо хаотичное поведение (ригидность/гибкость познавательного контроля);

- отсутствие установки на предварительный анализ стимула – либо замедление поиска без достаточной его систематичности и точности (импульсивность/рефлективность);

- образование или слишком большого, или слишком малого числа групп на основании низкообобщенных критериев (узкий/широкий диапазон

эквивалентности).

Рис. 1

Рис. 2


Рис. 3

Рис. 4


Половые различия в когнитивно-стилевой структуре.

Сравнение когнитивных стилей в группах мужчин и женщин показывает следующее. Больные женщины отличаются от больных мужчин большей полезависимостью. Больные мужчины более эмоционально уязвимы, больше подвержены стрессовым воздействиям, чаще прибегают к интеллектуализации в качестве психологической защиты, чем больные женщины. Так же, как и больные мужчины, больные женщины часто используют защиту «реактивные образования». Однако самооценка больных женщин отличается от самооценки здоровых женщин только по двум шкалам («счастливый-несчастный» и «сильный-слабый интеллект»), а у мужчин – по всем семи. Больные женщины так же более склонны к депрессии и социально замкнуты, как и больные мужчины, однако женщины более устойчивы к стрессам и лучше могут использовать свой интеллект для адаптации.

В контрольной группе женщины не отличаются по полезависимости, но отличаются по импульсивности (быстрее дают ответ в ситуации задачи), а также чувствуют себя более несчастными, чем здоровые мужчины, и чаще прибегают к защите «регрессия». В обеих группах - контрольной и больных - мужчины лучше предвосхищают результат своих действий в пространстве.

Измененность больных мужчин в сравнении со здоровыми мужчинами более выражена, чем у больных женщин в сравнении со здоровыми женщинами. Главным образом это касается самооценки (у больных мужчин самооценка более уязвима и изменяется по всем позициям) и личностных характеристик (у больных мужчин значимо увеличиваются подозрительность, влияние эмоциональных реакций на интеллектуальные действия, изменяется сила Эго, возможности антиципации). Категориальный контроль и мужчин, и женщин, больных шизофренией, ниже, чем у здоровых, и они делают больше интеллектуальных ошибок, но больные мужчины становятся к тому более импульсивными.

Полученные данные подтверждают: у мужчин более хрупкая и неустойчивая самооценка, меньшая устойчивость к стрессам и фрустрациям, их Эго менее стабильно, они менее психологически выносливы, чем женщины; в ситуации психической болезни личностные нарушения у мужчин сильнее.

Уровень социального функционирования у больных женщин связан в первую очередь с поленезависимостью и меньшей подверженностью помехам (то есть в психологическом плане — умением выделить главное). Для здоровых женщин важной в плане адаптации является координация сенсорно-перцептивных и вербально-словесных структур (показатель Т2/Т1).

Уровень социального функционирования у больных мужчин связан с мобильной поленезависимостью, точностью и высоким категориальным контролем. Для здоровых мужчин важны высокий категориальный контроль и рефлективность. Другими словами, более успешным будет поленезависимый мужчина, контролирующий свои аффекты и дающий себе время подумать в ситуации неопределенности.

^ В параграфе 3.3. «Анализ взаимосвязей когнитивных стилей и психологических характеристик личности» — проводится сравнительный анализ взаимосвязей когнитивных стилей больных шизофренией с механизмами психологической защиты, самооценкой, антиципацией и личностными характеристиками.

^ Взаимодействие механизма непроизвольного интеллектуального контроля и механизмов психологической защиты.

Механизмы психологической защиты являются важной составляющей системы социально-психологической адаптации личности.

В ходе корреляционного анализа были получены статистически значимые связи между некоторыми типами защит и показателями когнитивных стилей. Можно отметить, что психологические защиты в группе больных связаны преимущественно (на 70%) с когнитивным стилем импульсивность/рефлективность: чем выше импульсивность и ошибочность интеллектуальных действий, тем больше напряженность защит в целом, и в частности, таких видов, как «регрессия», «проекция», «отрицание» и «компенсация». Кроме того, проявление тенденции к образованию большого количества групп с низким коэффициентом категоризации (смещение на полюс «детализаторов») усиливает такие виды защиты, как «регрессия», «проекция» и «отрицание».

В контрольной группе система взаимосвязей когнитивных стилей и психологических защит предстает более разнообразной. У показателей психологических защит больше всего связей с показателем N стиля ПНЗ/ПЗ (отрицательные) и показателем Т2/Т1 стиля ригидность/гибкость познавательного контроля (положительные). Усиление общей степени напряженности защит связано с показателями N (количество правильно выделенных фигур), T2/Т1 (степень координации сенсорно-образных и вербально-словесных структур), количеством групп с одним словом и количеством ошибок.

Защита «вытеснение» у психически здоровых испытуемых имеет положительную связь с высоким коэффициентом категоризации. Действие такой примитивной защиты, как «реактивные образования», оказалось связанным с большим количеством ошибок в интеллектуальных действиях и полезависимостью.

Таким образом, усиление психологических защит: таких видов, как «вытеснение», «регрессия», «компенсация», «реактивные образования», - а также повышение общей степени напряженности защит у психически здоровых людей происходит при снижении способности к выделению значимых фигур и ослаблении интеграции вербально-словесных и сенсорно-перцептивных структур. И наоборот, чем лучше человек ориентируется в поле (правильно выделяет релевантные фигуры), чем меньше он подвержен эффекту интерференции и чем лучше координированы его сенсорно-перцептивные и вербальные структуры, тем меньше он нуждается в защитах.

Из литературы известно (Исаева Е.Р., 1999, Вид В.Д., 1993, и др.), что выраженность в структуре личности психологических защит приводит к ослаблению поисковой активности, формированию стиля «выученной беспомощности», переходу к более простым и привычным поведенческим стереотипам, что существенно обедняет общий арсенал преодоления стрессовых ситуаций и препятствует улучшению адаптации. Успешность попыток справляться с трудными ситуациями зависит от способности человека к адекватной когнитивной оценке. Основанием для когнитивной оценки является восприятие ситуации. В ходе заболевания шизофренией именно возрастание импульсивности и ошибочности интеллектуальных действий увеличивает трудности взаимодействия с реальностью и ведет к возрастанию напряженности и тревоги, а соответственно, напряженности защитных механизмов.

^ Взаимодействие механизма непроизвольного интеллектуального контроля и психологических характеристик личности.

Анализ взаимосвязи между когнитивными стилями и личностными характеристиками позволил выявить наличие определенных закономерностей. Корреляционные связи между показателями когнитивных стилей и личностными показателями целесообразно рассмотреть по каждому когнитивному стилю.

Полезависимость/поленезависимость. В контрольной группе поленезависимость взаимосвязана с оптимистичностью, уверенностью в себе, социальной активностью, включенностью в социальную среду. Поленезависимые лица обладают сильным Эго, демонстрируют лидерские качества и склонность к соперничеству. Полезависимые лица отличаются мягкостью, зависимостью от группы, сензитивностью, эмоциональной неустойчивостью, склонностью легко тревожиться.

В группе больных шизофренией личностные качества и поленезависимых, и полезависимых лиц получают оттенок болезненного усиления с сохранением общей тенденции. Поленезависимые больные, так же, как и здоровые, сохраняют склонность к соперничеству и определенность границ своего Я, но отличаются большей личной автономностью, закрытостью, при отсутствии враждебности к окружающим. Поленезависимые больные более способны к регуляции аффективных состояний и контролю интеллектуальных действий, чем полезависимые; они лучше могут использовать свои интеллектуальные возможности.

Полезависимые пациенты склонны к тревожной ажитации, повышенной подозрительности, отличаются эмоциональной неустойчивостью, быстро устают в ситуациях межличностного общения ввиду высокой эмоциональной истощаемости. Наличие у полезависимых больных гиперответственности, чувства долга и следования правилам имеет компенсаторный характер и, возможно, клинически соответствует так распространенному у этого типа больных чувству вины и беспокойству.

^ Ригидность/гибкость познавательного контроля. Во взаимосвязи личностных показателей с ригидностью познавательного контроля в нашем исследовании оказался представлен показатель координации словесно-вербальных и сенсорно-образных структур. И для контрольной группы, и для группы больных с увеличением рассогласованности этих структур увеличивается потребность соответствовать критериям окружения, сдерживать спонтанность и самовыражение, усиливается беспокойство, эмоциональная неустойчивость, требовательность, враждебность, снижается стрессоустойчивость, способность к контролю аффекта. Правила внешнего окружения как бы становятся заменой для ослабленной способности к координации информации разных уровней.

В группе больных эти тенденции усиливаются до проявлений эскапизма и гиперкомпенсаторной хаотической активности, а потребность соответствия правилам превращается в экзальтацию, обесценивание реальных трудностей, маниакальную убежденность в своей правоте.

^ Узкий/широкий диапазон эквивалентности. В группе здоровых испытуемых широкий диапазон эквивалентности соединен с настойчивостью в достижении цели, независимостью, решительностью, высоким уровнем притязаний. Одновременно, чем выше уровень категориального контроля, тем больше активность, стеничность и в то же время – сензитивность и тревожность. Если категориальный контроль снижается – усиливается тенденция к доминированию и чрезмерной жесткости границ.

В группе больных лица с широким диапазоном эквивалентности отличаются мнительностью, склонностью к тревоге, депрессивными и ипохондрическими тенденциями, зависимостью от внешней оценки. Однако при усилении категориального контроля увеличивается активность, стеничность, сила «Я», стремление к доминированию, возможности контроля аффекта. Лица с узким диапазоном эквивалентности менее тревожны и более оптимистично воспринимают окружающее.

Импульсивность/рефлективность. В контрольной группе рефлективность тесно связана с эмоциональной чувствительностью. Особенно влияют ошибки интеллектуальных действий, увеличивая эмоциональную напряженность, зависимость от внешних оценок, аффективную ригидность, подозрительность, снижают уверенность в себе, усиливают гиперсоциальные тенденции в поведении.

В группе больных шизофренией закономерность была такой же: чем выше точность интеллектуальных действий – тем выше сила Эго, уверенность в себе, ответственность. Сочетание точности и быстроты ответа у пациентов связано с хорошим контролем аффекта и продуктивным использованием своего интеллектуального потенциала.

Таким образом, можно видеть, что регуляторные аспекты когнитивной сферы играют особую роль в понимании организации личности больного человека.

^ Взаимовлияние самооценки и механизма непроизвольного интеллектуального контроля.

Результаты проведенного исследования подтвердили высказываемое в литературе положение о тесной связи самооценки с когнитивными процессами человека (Вид В.Д., 1993, Исаева Е.Р., 1999), поскольку при сопоставлении самооценки и показателей когнитивных стилей наблюдается высокая теснота связей.

Для больных шизофренией способность к правильной дифференциации поля связана с субъективным ощущением себя как умного. Сохранность категориального контроля и точность сканирования позволяют ощутить удовлетворенность собой и почувствовать себя самостоятельным. Ощущение счастья, здоровья и общего хорошего отношения к себе связано для больных с тенденцией к аналитичности, то есть к ориентации на специфические, частные признаки в классификации явлений, на подробность и обстоятельность в обследовании реальности. Обнаруженный нами факт изменения картины корреляционных связей в группе больных является важной компенсаторной тенденцией: самооценка начинает в большей степени зависеть от тщательности, подробности анализа, то есть за счет меньшей обобщенности категорий достигается улучшение точности дифференциации поля и компенсируется нарастание перцептивной недостаточности; при этом человек субъективно ощущает себя более счастливым и здоровым.

В контрольной группе самооценка отчетливо связана с качественной дифференциацией поля: чем быстрее и точнее выделяет человек релевантные фигуры, тем лучше чувствует себя, тем устойчивее его самооценка. Отметим, что у здоровых ощущение себя умным связано со скоростью обучаемости, а у больных – с сохранностью способности к выделению релевантных фигур.

Таким образом, проведенное исследование показало, что самооценка, являясь важным звеном в структуре адаптационной системы личности, тесно связана с механизмами когнитивной регуляции.

^ В параграфе 3.4. «Особенности когнитивно-стилевой структуры у больных параноидной и простой формой шизофрении» проводится сравнение когнитивных стилей у больных простой и параноидной формой.

В группе больных простой формой выражена поленезависимость, скорость имплицитной обучаемости ниже, больше нечувствительность к вербально-образному конфликту, выше скрытая враждебность, при более низких депрессии и аутизации.

В группе с параноидной формой выражена полезависимость, выше скорость имплицитной обучаемости, больше рассогласованность вербально-речевых и сенсорно-образных структур, более выражены эмоциональная неустойчивость, депрессия и аутизация.

Уровень социального функционирования и степень приспособления к болезни для больных простой формой связаны с увеличением ригидности познавательного контроля (то есть большей зависимостью от внешних интерферирующих воздействий и увеличением дискоординации вербальных и сенсорно-перцептивных функций). Кроме того, повышение уровня приспособления к болезни связано с рефлективностью (способностью сдерживать на время интеллектуальные действия) и поленезависимостью (сохранением способности правильно дифференцировать поле). Важным условием их обучаемости является достаточно выраженное снижение психической активности.

В группе параноидных больных скорость обучения связана с рефлективностью, с высокой координацией словесно-речевых и сенсорно-перцептивных функций.

Уровень социального функционирования и приспособление к болезни у больных параноидной формой связаны с тенденцией к аналитичности. То есть процессы адаптации легче у тех больных, которые попадают в группу «детализаторов» (с тенденцией объединять объекты в большое количество групп на основе ситуативных или жестких субъективных критериев и оценочных шкал с малой ценой деления). Напротив, тенденция к глобализации – укрупнению образуемых групп по формальным признакам – является маркером дезадаптивного процесса и соответствует клинически наблюдаемым изменениям в мышлении и поведении больных, которые описываются как аутистические.

Таким образом, при разных формах шизофрении задействованы разные компенсаторные механизмы. У больных простой формой приспособление происходит за счет увеличения влияния на них средовых воздействий и замедления скорости переключения, а у больных параноидной формой - за счет увеличения подробности и тщательности обследования поля. Но и в том, и в другом случае это – компенсирующие процессы, позволяющие больному человеку найти опору в мире, изменившемся для него через призму психической болезни.

^ В параграфе 3.5. «Влияние когнитивных стилей и психологических характеристик на уровень социального функционирования» представлены результаты исследования системы показателей, влияющих на социальное функционирование пациентов.

По всем четырем когнитивным стилям выявлены значимые различия в группах испытуемых с высоким и низким показателем социального функционирования. Испытуемые с низким уровнем социального функционирования более полезависимы, более импульсивны, отличаются более ригидным познавательным контролем, их категориальный контроль ниже. В целом механизм непроизвольного интеллектуального контроля у них более нарушен, чем у испытуемых с высоким уровнем социального функционирования. Кроме того, в группе низкоадаптированных больных существенно выше степень напряженности защит в целом и, в особенности, регрессии и проекции. Существенно отличаются показатели самооценки – в группе высокоадаптированных больных ниже общая самооценка и самооценка по параметру «здоровый-больной» (высокоадаптированные больные оценивают себя как более больных).

В плане различий психологических личностных показателей низкоадаптированные больные значимо отличаются большей враждебностью и параноидной настроенностью, они более подозрительны и насторожены, склонны к субъективным трактовкам воспринимаемых событий, отрицают свои трудности и проблемы не только перед другими людьми, но и перед самим собой. Они более формальны и дистанцированы, чем больные из высокоадаптированной группы. Они избегают соперничества и первенства, что позволяет им субъективно лучше себя чувствовать. Кроме того, у этих больных внутриличностная ситуация менее оптимальна для эффективного использования своего интеллекта, в силу слабости торможения аффектов.

Прогностически благоприятным для успешного функционирования больных являются поленезависимость, рефлективность, высокий категориальный контроль.

Четвертая глава отражает интерпретацию результатов и сопоставление их с описанными в литературе феноменами (параграф 4.1).

В параграфе 4.2. «Алгоритмы прогнозирования приспособительного процесса у больных шизофренией» описывается диагностический алгоритм, позволяющий прогнозировать качество социально-психологической адаптации больных с учетом диагностируемых когнитивных стилей.

Результаты проведенного исследования позволяют сделать вывод, что когнитивные стили влияют на успешность социального функционирования совместно с другими личностными факторами.

Для успешного социального функционирования значимы более высокое социальное положение пациента и удовлетворенность семейно-бытовыми аспектами жизни, что подтверждает возрастание роли семьи и ближайшего социального окружения для этих больных.

Уровень социального функционирования отрицательно связан как с общей степенью напряженности психологических защит, так и с такими видами ее, как вытеснение и регрессия.

У больных шизофренией существенно расширяется круг характеристик, самооценка по которым оказывает влияние на уровень социального функционирования. По-видимому, это говорит об увеличении влияния на адаптацию субъективных оценочных мнений и уменьшении значимости реальных интеллектуальных и регуляторных возможностей, что имеет защитный характер.

У больных уровень социального функционирования повышается, если человек способен регулировать свои аффекты, достаточно бодр и активен, не слишком враждебно относится к окружающим, не слишком пессимистичен и готов принимать реальность такой, какая она есть. Большая выраженность депрессии, ригидности, аутичности и неконструктивность попыток справиться с высокой тревогой более всего ухудшает адаптацию больных шизофренией. Преобладание в структуре личности черт стенического регистра и способность к оттормаживанию аффективных реакций, напротив, ведет к повышению уровня социального функционирования.

Уровень социального функционирования выше, если больной шизофренией человек сознает свое заболевание, и если его отношение к болезни является конструктивным: он поддерживает контакт с врачом и остальным персоналом, принимает лекарства, способен к адекватным отношениям в отделении с другими больными. Осложняющими адаптацию обстоятельствами являются непрерывно-прогредиентный тип течения болезни, выраженность эмоционально-волевого дефекта, длительность срока инвалидности. Таким образом, подтверждаются имеющиеся в литературе данные о важности инсайта (осознания болезни) для больных шизофренией (В.Д.Вид, 1993).

С помощью системы WizWhy подтверждены гипотезы о связи метакогнитивных свойств интеллекта с состоянием психического здоровья и с уровнем социального функционирования. Выделенные в ходе обработки данных логические правила легли в основу когнитивно-стилевых конфигураций, отличающих больных шизофренией от здоровых испытуемых.

Сформированность таких стилевых характеристик, как мобильная поленезависимость, рефлективность и гибкость познавательного контроля, предполагает высокий уровень социального функционирования.

Нарушенность стилевых свойств (ригидность познавательного контроля, ошибочное и медленное выделение фигур) препятствует социальному функционированию.

Согласно полученным данным, прогноз высокого уровня функционирования с высоким уровнем достоверности описывается через показатели поленезависимости (T/N - время поиска одной правильной фигуры), защит «регрессия» и «проекция» (в процентилях) и показатель «приспособление к болезни». Обученная нейронная сеть реализована в виде независимого exe-файла.

^ В параграфе 4.3. «Обоснование положений психологической коррекции больных шизофренией» производится обоснование положений психологической коррекции больных шизофренией с учетом полученных в исследовании данных.

Определение когнитивно-стилевой конфигурации пациента позволяет рекомендовать наиболее эффективные для него виды реабилитации и психотерапии. Когнитивное обучение в комплексе с реабилитационными мероприятиями открывает возможности поддержания и развития возможностей пациентов к произвольной регуляции интеллектуального поведения, что помогает решить важную задачу третичной профилактики рецидивов.

ВЫВОДЫ.

1. Для больных шизофренией характерны общие изменения когнитивно-стилевой структуры, отражающие значительные нарушения непроизвольной регуляции интеллектуальной деятельности. Специфика выявленных нарушений выражается в смещении показателей к полюсным значениям по каждому когнитивному стилю, при том, что результаты психически здоровых людей группируются в середине континуума.

2. Нарушения когнитивно-стилевой структуры представлены дихотомическими парами, при внешней разнице имеющими основой единую недостаточность непроизвольного интеллектуального контроля:

- нечувствительность к контексту – либо чрезмерная зависимость от средовых факторов (полезависимость/поленезависимость);

- чрезмерно фиксированное поведение – либо хаотичное поведение (ригидность/гибкость познавательного контроля);

- отсутствие установки на предварительный анализ стимула – либо замедление поиска без достаточной его систематичности и точности (импульсивность/рефлективность);

- образование или слишком большого, или слишком малого числа групп на основании низкообобщенных критериев (узкий/широкий диапазон эквивалентности).

3. Когнитивно-стилевые свойства являются важными компонентами системы психической адаптации и находятся в тесной взаимосвязи с механизмами психологических защит и личностными характеристиками больных, при которой функционирование определенных когнитивных стилей соотносится с выраженностью определенных типов защиты и личностной структуры.

4. Картина изменений когнитивно-стилевой структуры отличается в группах больных простой и параноидной формой шизофрении, и эти различия влияют на особенности компенсаторно-приспособительных процессов. Нарушения непроизвольного контроля интеллектуальной деятельности у больных простой формой более грубые (выше ригидность познавательного контроля, дезинтеграция вербально-образных структур, глобализация восприятия).

5. Установлены половые различия в когнитивно-стилевой структуре больных шизофренией. Доказано, что у больных мужчин высокий уровень социального функционирования связан с рефлективностью (способностью тормозить аффективные импульсы) и высоким уровнем категоризации, а у больных женщин — с достаточной гибкостью познавательного контроля (устойчивостью к интерференции).

6. Успешность социального функционирования пациентов находится в прямой зависимости от сохранности метакогнитивных навыков в непроизвольной регуляции интеллектуальной активности (мобильная поленезависимость, гибкость познавательного контроля, рефлективность).

7. Глобализация восприятия и нечувствительность к контексту представляются наиболее дезадаптивным нарушением механизма непроизвольного интеллектуального контроля.

8. Выделенные в результате исследования семь вариантов когнитивно-стилевых конфигураций у больных шизофренией позволяют прогнозировать динамику приспособительного процесса. Наиболее благоприятными для успешной социальной адаптации являются сочетания мобильной поленезависимости с рефлективностью и мобильной поленезависимости со скоростью ответа.

9. Характерные для больных шизофренией расстройства базовых механизмов регуляции активности, затрудняющие адекватное восприятие жизненных событий и себя самого, указывают на необходимость проведения психокоррекционной работы с этими пациентами. Большое значение имеет восстановительное развитие способности к сознательной произвольной регуляции своей активности в различных формах, расширение способов восприятия, оценки и интерпретации ситуаций, обучение навыкам сознательного и произвольного управления собственным поведением.


Список работ, опубликованных по теме диссертации.


1. Коробова Е.Л., Алехин А.Н. Когнитивные стили как предикторы течения шизофрении // Вестник Балтийской Педагогической Академии - СПб: 2005. - Вып.61, стр. 41- 44.

2. Коробова Е.Л. Когнитивные стили как фактор социальной адаптации больных шизофренией: интегративные представления // Вестник Санкт-Петербургской государственной академии им. И.И.Мечникова / Материалы 111 Национального конгресса / Под общ. ред. А.В.Шаброва, С.А.Парцерняка, П.И.Юнацкевича. – СПб: Санкт-Петербургская государственная академия им. И.И.Мечникова, 04. 2006. – стр. 71-73.

3. Коробова Е.Л. Когнитивные стили и социальное функционирование у больных шизофренией // Вестник Балтийской Педагогической академии – СПб: 2006. - Вып.71, стр. 62-80.





Похожие:

Когнитивные стили у больных шизофренией iconМетапредметные результаты
Метазнания знания о получении знаний, т е приёмы и методы познания (когнитивные умения)
Когнитивные стили у больных шизофренией iconСтили современной одежды
Они в той или иной степени всегда остаются в употреблении. Обращение к стилю отнюдь не предполагает его точного воспроизведения....
Когнитивные стили у больных шизофренией iconОб индивидуальном обучении больных детей на дому
Гос­комитета СССР по народному образованию от 25. 10. 88 г. №93-01-703/11-14 уве­личено количество часов учебного плана, утвержденного...
Когнитивные стили у больных шизофренией iconПоложение об индивидуальном обучении больных учащихся на дому
РФ» от 24. 11. 1995 №181-фз, Письмом мо рсфср от 14. 11. 1988. №17-256-6 «Об индивидуальном обучении больных детей на дому», Письмом...
Когнитивные стили у больных шизофренией iconПоложение об организации индивидуального обучения больных детей на дому
Министерства народного образования рсфср от 14. 11. 87 г. №17-253-6 «Об индивидуальном обучении больных детей на дому», постановлением...
Когнитивные стили у больных шизофренией iconПротокол №2 от 24. 12. 2011 г. Утверждаю Директор мобу сош №23 /Ануфриева В. Н./ Приказ №1/3 от 20. 01. 2012 г. Положение
Ссср от 05. 1978 №28-м «Об улучшении организации индивидуального обучения больных детей на дому»; Письма мно рсфср от 14. 11. 1988...
Когнитивные стили у больных шизофренией iconПротокол № положение об организации индивидуального обучения больных детей на дому по М
Рсфср 28 июля 1980 17-13-186 “Перечень заболеваний, по поводу которых дети нуждаются в индивидуальных занятиях на дому и освобождаются...
Когнитивные стили у больных шизофренией iconКурсовая работа Программа элективного курса в 10-11 классах Функциональные стили русского языка
Программа курса «Функциональные стили русского языка» предназначена для изучения языковых явлений в тексте. Программа предполагает...
Когнитивные стили у больных шизофренией iconМузыкальные жанры и стили

Когнитивные стили у больных шизофренией iconВремя влияет на дни и события, Давит, диктует форматы и стили

Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©lib2.podelise.ru 2000-2013
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы