Сценарий полнометражного художественного фильма icon

Сценарий полнометражного художественного фильма



НазваниеСценарий полнометражного художественного фильма
страница9/10
Дата конвертации14.12.2012
Размер1.35 Mb.
ТипСценарий
источник
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10

- Марина! Марина! Марина! - отчаянно кричал я, почти уже теряя рассудок. - Марина! Марина! - все слабее твердил я, бессильно опустившись на пол и прижавшись спиной к холодной стене.

- Марина... - я закрыл лицо руками. Марина.

Если бы не доктор - трудно сказать, какое будущее бы меня ждало. Он как-то сумел, нашел нужные фразы и нужное лекарство, чтобы меня успокоить.

- Она там, - я выпил залпом уже третью рюмку коньяка.

- Она там, док. Он ее вновь похитил. Она на яхте, Бережнов. И мы туда немедленно, сию же минуту отправимся! - я стукнул кулаком по столу так, что посуда зазвенела.

- Конечно отправимся, - с готовностью согласился доктор. Он уже понял, что с потерявшим рассудок, лучше не спорить. - Но для этого, во-первых, ты должен позавтракать, чтобы набраться сил. А во-вторых, успокоиться, чтобы не напороть глупостей.

Я с жадностью набросился на еду. И в одно мгновение все проглотил, забыв поделиться с товарищем. Затем выпил еще две рюмки. И устало откинулся в кресле. И перевел дух.

- Ну, Тим. По-моему, ты теперь в полном порядке.

- Угу, - промычал я.

- Главное, чтобы ты стоял на ногах.

- Ах, оставьте, док. Я выпивал в два раза больше. И мог запросто пройти по карнизу!

- Ну-ну, - улыбнулся Бережнов. - Я, конечно, же вам верю.

- Еще бы! - и я попытался вскочить с места. Но опрокинул стул. И пошатнулся. - Фу-у-у, - я встряхнул головой. - Идемте, док.

- Вы уверены?

- Уверен! Свежий морской воздух - лучшее лекарство от всех болезней. Не тем вы лечите, людей, Бережнов! - и я поднял указательный палец вверх.

И мы выскочили на воздух. Я оказался прав. Вскоре, подойдя к морю, я полностью пришел в себя. И уже был готов с новыми силами проделать этот трудный путь. Путь в поисках разгадки бесконечных тайн, поселившихся в этом приморском поселке.

Погода благоприятствовала нам в поисках. Солнце своим ярким светом озаряло нам путь. И море притихло, словно боясь пошелохнуться, чтобы не навредить нам, не помешать свободно и легко плыть на моторке. Мы знали примерное направление. Марина успела как можно подробно описать место, где ее держали в заточении. И это нам крайне облегчило задачу. Но мы отлично понимали, какая опасность подстерегает нас. Неизвестный похититель вполне мог быть вооружен. И одно неосторожное движение - и мы легко могли угодить в ловушку.

- Если сердце меня не обманывает, а глаз не подводит, это где-то здесь, - и я указал рукой на высокие скалы, молчаливые и неприступные, тесно прижавшиеся друг к другу и омывающиеся со всех сторон морскими волнами.

Мы выключили мотор и вплотную приплыли к ним. Сердце мое действительно не подвело. И глаз тоже. Что ж. Лучшего места для укрытия и не подыщешь.

Над узким входом в этот залив так густо нагромоздились скалы, что не зная о его существовании, никто ничего и не замечал. Мы осторожно проплыли между острых осколков и вошли в небольшой, окруженный базальтовыми «стенами» залив. В этот затерянный мир казалось, не проникал ни единый звук. Скалы бдительно охраняли его.

В центре залива возвышалась, словно грациозный дворец, белоснежная яхта. Мы подплыли к ней, и, соблюдая осторожность, забрались на нее.

- А теперь, Бережнов, нам нужно быть крайне внимательными. Мы огляделись. Да, Марина была права. И все же ее описания, не шли ни в какое сравнение с тем, что мы увидели. Яхта была действительно, прекрасна. Она была отделана красным деревом и бронзой. Во всем чувствовалась необычайная элегантность и тончайший вкус. И сразу было заметно невооруженным глазом, что это дело рук очень богатого человека.

Мы крадучись пробирались по длинному коридору, устланному турецким ковром. Было кругом удивительно тихо. И казалось, что здесь нет ни души. И все же мы не поддавались обману этой гнетущей тишины. Мы по очереди открывали каюты и мельком вглядывались в них, чтобы убедиться, что там никого нет. И все-таки мы успевали заметить царившую в каждой каюте роскошь и уют. Но у нас не было времени наслаждаться всей этой красотой. И все-таки, заглянув в одну из кают, я не мог не задержаться. И присвистнул от удивления. Строгим порядком здесь и не пахло. Она была загромождена многочисленными картинами, холстами, наборами красок и кистей. Это была явно мастерская художника. И у меня не было сил преодолеть искушение, чтобы не зайти в эту каюту.

- Зайдем, Бережнов. Возможно, именно здесь мы увидим много любопытных вещей.

- Не стоит, Тим, - попытался удержать меня доктор, - нас в любую минуту могут застать врасплох.

Но удержать меня было уже невозможно. Я уже рылся в картинах, рассматривал внимательно пейзажи, натюрморты, портреты.

- А он неплохой художник, - наконец заключил я. - Однако ему не хватает свободы. Такое ощущение, что что-то удерживает его высказаться до конца.

- У нас времени, Тим, на твои искусствоведческие замечания. Какими бы глубокими они не казались, - саркастически заметил доктор.

Но я его уже не слушал. Я заметил кучу картин, небрежно прислоненных к стене. И вытащил одну из них. И присвистнул от удивления. Я вытаскивал одну за другой картины, внимательно всматриваясь в них и уже начисто забыв об опасности. В моих руках были незаконченные портреты Марины.

- М-да, - протянул я, - а вот это совсем никуда не годится.

- Он это и сам прекрасно понимал. И без ваших умных замечаний, Тим. А теперь нам нужно срочно уходить. Мы должны как можно скорее отыскать Марину. И увезти ее.

Слова доктора заставили меня очнуться. И я уже решительно направился к выходу и нечаянно споткнулся о какой-то холст. И едва взглянул. И мои руки ослабли. И холст упал на пол. А мое лицо исказил ужас.

- Этого не может быть, док, - прошептал я побелевшими губами. - О, Боже! Что это, док? - и я схватился за потяжелевшую голову. И слегка покачнулся.

Бережнов, испугавшись за меня, поднял картину. И, взглянув на нее, часто заморгал ресницами и наморщил свой лоб.

- Я тоже ничего не понимаю... Я тоже, Тим, ничего... - бормотал растерянно он.

Перед нами, во все своей красе, стояла моя картина. Моя драгоценная работа, которую я делал на одном дыхании, одержимо выливая на холст все свои мысли, фантазии, весь свой придуманный мир. И луна повисла над морем, отражаясь в нем золотистым шаром. И море - утопающее в слезах. И примирение жизни и смерти... И... Нет. Что было самым потрясающим - на этой картине не было Марины. Только контуры ее тела. В остальном - пустота, воздух, прозрачное пятно вместо тела, ужасающе выглядевшее среди лунной ночи.

Я закрыл лицо руками, не в силах поверить, не в силах понять.

- Этого не может быть, док, - как заученный текст твердил я. - Этого не может быть...

И он не в силах был мне отвечать.

- Тим, это просто фантастика! Еще час назад ты оставил картину в моем доме! Как ее могли украсть!

- Ее не могли украсть, док! В том-то и дело! Даже если предположить самое невероятное! Что ее успели вынести из дома и раньше нас доставить на яхту, ее никаким образом не могли успеть изменить, закрасить!

И я стал лихорадочно принюхиваться к прозрачному пятну на холсте. Оно ничем не пахло. Я провел пальцем по нему - никаких следов на руке.

- Бережнов! Я даже понятия не имею, что это за краска! Такой краски просто не существует! Приглядитесь, док, эти контуры словно наполнены воздухом!

Доктор пожал плечами. Он ничего не понижал в атрибутах живописи.

- М-да, - протянул неуверенно он. - Даже абсолютно ничего не понимая в живописи, я тоже думаю, что это не краска. Но, Тим, в науке существует масса самых различных специальных растворов, о которых вы даже можете и не подозревать. И все-таки, я настаиваю, чтобы мы немедленно отсюда удалились. Ответ на этот вопрос мы обязательно найдем, Тим. Но только не сейчас. Сейчас мы обязаны отыскать Марину.

Но его убедительные слова уже никаким образом не отражались на мне. Смутное предчувствие прокрадывалось и моему сердцу. И мое сердце сжималось от непонятного страха.

- Нет, доктор, - решительно отрезал я. - Здесь что-то не так. И мне кажется, что мы должны начать именно с разгадки этой тайны.

- Ну, в этом случае, я вам не помощник. Так вы не идете со мной, Тим?

Я отрицательно покачал головой.

- Пока я останусь здесь, док. Вы продолжайте осмотр яхты. И сразу же возвращайтесь сюда.

Он молча приблизился к двери. И обернулся. И мы столкнулись с ним взглядами. И в наших взглядах одинаково прочитывались и страх и сомнение.

- Будьте осторожны, Бережнов, - и я отвел взгляд.

- Вы тоже, Тим, - и он плотно прикрыл за собой дверь.

А я остался стоять напротив картины, наморщив лоб. И самые невероятные мысли приходили в мою голову. Но ни одной из них я не мог разумно воспользоваться. Я вглядывался и вглядывался в пустые контуры дорогой мне женщины. М меня не покидало ощущение, что я ее больше не увижу. И мне становилось горько и одиноко от этих неотвязных мыслей. И я их гнал прочь от себя. И списывал их на потрясение, на усталость. Но они, как неотвязные мухи, осаждали меня со всех сторон, заполняя всю комнату.

Я до боли сжал виски.

- Это неправда, Марина. Я обязательно тебя скоро увижу. И я решил взять себя наконец в руки. И больше не распускаться. И со злостью схватил холст и стал рассматривать его со всех сторон, принюхиваться к нему, словно таким образом надеялся разгадать тайну.

И вдруг я заметил на обратной стороне слабую подпись карандашом. Она была дочти стерта. Но я не терял надежды и бросился к окну. И стал рассматривать ее на свету.

- Са... й... ов. Всего пять букв. Буквы в середине стерты. Но я не был настолько глуп, чтобы не догадаться.

- Самойлов, - прошептал я, - Господи, причем тут Самойлов? - Доктор! - закричал со всей силы я. - Бережнов! Док! - мой звонкий голос разбивался о стены каюты и, казалось, уносился куда-то вдаль, в море. И я бросился к выходу. - Док!!!

И, едва открыв дверь, меня кто-то кулаком сшиб с ног. Я покачнулся, но устоял на ногах. И лицом к лицу столкнулся с бородатым человеком в широкополой шляпе и темных очках. И скорее машинально, чем осознанно, я со всей силы въехал ему в челюсть. Мы повалились на пол. Его очки отскочили в сторону. И мне до боли показался знакомым его взгляд. Но время на воспоминания у меня не оставалось. Я дрался отчаянно, используя все приемы на свете, хотя яд один из них не знал. Пожалуй, мое отчаяние позволило на время взять верх и я прижал незнакомца к долу. Его шляпа давно отскочила и я заметил его форму головы. И мне она показалась тоже до боли знакомой. И эти мысли ослабили мою хватку. И он воспользовался этим и перехватил мою руку. Но я второй рукой вцепился ему в бороду. И закричал от ужаса. Я тут же вскочил на ноги, отпустив своего соперника, и стал медленно, пятясь придвигаться к выходу, судорожно сжимая в руках его бороду. Передо мной стоял немой. Передо мной стоял Слон. И его губы скривились в презрительной усмешке.

- Слон! Это неправда! - шептал я. - Тебя вчера похоронили, Слон. Я сам тебя видел мертвыми Слон! Боже, это неправда, - и я медленно стал опускаться на пол. И уткнул голову в колени.

Я долго оставался неподвижным. И мне казалось, что я медленно схожу с ума. Но мое помешательство для меня было более реальным, чем сама действительность. И мне оно показалось даже самым лучшим выходом из этой ситуации. Нет, я просто схожу с ума. В конце концов - это не самая худшая участь художника, - попытался даже я пошутила. Но вышло совсем не смешно. Мои руки дрожали. И я по-прежнему не мог посмотреть в лицо правде.

- Перестаньте же, Тим, - услышал я звонкий довольно приятный голос. - Вы чувствительны, как девица. Что ж, возможно, для художника это даже и необходимо. Возможно, по этой причине я так и не стал художником. Я не умею и не хочу распускаться, в отличие от вас.

Его мягкий, спокойный голос подействовал на меня отрезвляюще. И я поднял голову, наконец решившись оторвать руки от лица.

Нет, к сожалению, я не сошел с ума. К сожалению, это была действительность. Передо мной стоял Слон. Его дорогой белый костюм и черный галстук скрывали его полную неуклюжую фигуру. И все-таки несмотря на изящный вид, его лицо оставалось безобразным. Его глаза были жестки и холодны и так непохожи на беспомощный взгляд несчастного человека которого я когда-то знал.

Я постепенно приходил в себя. И украдкой перевел взгляд на выход. Но он успел перехватить мой мимолетный взгляд. И спокойно, без лишних слов, вытащил револьвер. И, не выпуская его из рук, закрыл дверь на ключ.

- Вот и все, Тим. Это так просто, - его глаза несмешливо блеснули.

- Доктор!!! - закричал я, насколько позволили мои голосовые связки.

Он пожал плечами.

- Вы напрасно тратите силы, Тим. Мы на корабле вдвоем. И ваш драгоценный доктор нам не помеха.

- Что вы с ним сделали? - вскочил я и сделал рывок в сторону Слона.

Но дуло пистолета заставило меня остановиться на полпути.

- Еще один шаг - и вы будете разговаривать уже с господом Богом. Наверняка он обрадуется вам, Тим. И прямиком отправит в рай. Вас ждет прекрасное будущее, - и он улыбнулся своим безобразным ртом.

И я содрогнулся от его улыбки.

- Сядьте, - и он указал мне на кресло. - И не делайте глупостей. Вы и так уже наделали порядком.

Мне ничего не оставалось, как повиноваться. Он не выпускал из рук пистолет, а второй рукой ловко разлил коньяк в рюмки.

- Выпьем, Тим, - и не дожидаясь моего согласия он залпом осушил рюмку.

- Что вам надо от меня... Слон?

- Слон!?? Ха-ха-ха! Слон! - хохотал искренне он и его пистолет покачивался в руке. И его глаза оставались безжизненны и холодны. - Бедняга Слон! Это не вы ли когда-то из благотворительных целей собирались мне купить лаковые ботинки и приличный костюм? Вы так милосердны, Тим... - он откровенно издевался надо мной. Но я не реагировал на его вопли.

- Так что вам надо от меня? - мрачно переспросил я.

- Самую малость! - с готовностью ответил он. - Мне нужна ваша последняя работа.

- Если не ошибаюсь, она у вас, - и я кивнул на полотно.

- Ошибаетесь, мой дорогой. Очень даже ошибаетесь. Это вовсе не ваша картина. Разве вы не заметили на обратной стороне холста подпись? Вы так ненаблюдательны, Тим. Эго работа Самойлова. Он был не менее вас талантлив, поверьте.

- Этого не может быть! Я никогда не видел картину Самойлова! У меня не было даже возможности ее срисовать! Это моя работа!

- В этой жизни все может быть, Тим. Вы, я думаю, за последнее время смогли в этом убедиться. Стоит только чуть-чуть пошевелить мозгами.

- Мои мозги уже не в состоянии шевелиться, - огрызнулся я. - Может быть, вы им поможете? И объясните, наконец, что все это значит.

- А почему бы и нет? В вашем лице, думаю, я найду достойного почитателя своего таланта. Поймите, сделать потрясающее открытие века и все время скрывать - это выше человеческих сил. И я вам с удовольствием все расскажу. С условием, что вы мне без лишних слов отдадите картину. Мне опасно появляться в поселке, поймите. Слишком дело зашло далеко. К тому же я узнал, что ваш милый друг уже выписался из больницы. На нем раны заживают, как на собаке. Ищейка проклятая. Не хотелось мне бы вновь с ним встретиться.

- Вы отпускаете меня в поселок? - удивился я.

- Ну, не считайте меня таким идиотом.

- А я и не считаю, - искренне ответил я.

- Ну и прекрасно! Значит мы с вами легко сговоримся. Я даю вам определенное время, за которое вы обязаны будете успеть доставить работу на яхту. А в свою очередь, я позабочусь, чтобы с вашим доктором ничего не случилось. Он пожилой человек...

- Где он? - вновь не выдержал я и вскочил с места.

- В одном безопасном местечке, Тим. Он мне пока просто необходим. Для залога своей безопасности. Но учтите - одно неосторожное слово, одно неосторожное движение - и с доком покончено. Мне поверьте, терять нечего. Но, я думаю, у вас не останется времени ни на лишнее слово, ни на лишнее движение. Я все рассчитал до секунды. Вы вернетесь в то время, которое я вам укажу. И ни минуты позже. И вернетесь совершенно один. Тогда у вас будет шанс спасти Бережнова.

- И что потом?

- Вы так за меня беспокоитесь? Напрасно. Я возьму вашу картину. И сохраню вашу жизнь. Мне она не интересна. Я не профессиональный убийца и жажда крови меня не мучит. Вы вернетесь к себе, а я уже через час буду совершенно в другой стране, если хотите, в другом мире, если хотите, на другой планете. Поверьте, с моими деньгами, это вполне осуществимо.

- И все же... Все же зачем вам моя картина?

- Так вы привезете мне ее или нет? - его глаза сузились. И стали еще холоднее. - Отвечайте, Тим, - и пистолет качнулся в его твердой руке.

Но я его уже не боялся. Он выдал свое слабое место. Не знаю почему, но ему позарез нужна была эта работа. И без нее он не мог сдвинуться с места. И я решил во что бы то ни стало затянуть время. И инстинктивно понял, что пока могу диктовать условия я.

- Я привезу ее, Слон, - и нарочно подчеркнул его прозвище. Он вздрогнул, услышав его, но уже не сопротивлялся.

- Я обязательно ее привезу. Мне жизнь доктора, не менее дорога, чем своя.

Он непонимающе пожал плечами. Его ничего не интересовало кроме своей жизни.

- Но с одним условием, - продолжал я твердым голосом.

Он недовольно поморщился.

- Ты еще смеешь диктовать мне условия?

- Не смею, - тут же согласился я. - Но это условие слишком простое. Ты мне должен немедленно все объяснить. Здесь происходят невероятные вещи. И я не могу даже сдвинуться с места, видя здесь, в твоей комнате свою работу, но с подписью Самойлова, за которой я тому же ты меня отправляешь в деревню на свой страх и риск. Это же абсурд!

- Я понимаю твое нетерпение, - он улыбнулся своей чудовищной улыбкой. - Я хотел сделать это позднее. Ну что ж. Я попытаюсь все вкратце тебе объяснить. К тому же я ничем не рискую. Мы совершенно одни и ты не сможешь ничего доказать. Да и доказать практически невозможно. Мало кто поверит в эту фантастику.

«Немой» разместился в кресле напротив меня. Выпил еще и закурил. Но пистолет так же уверенно был направлен в меня. Я последовал его примеру и выпил тоже. Он встряхнул головой, глубоко затянулся и пустил дым в потолок, самодовольно улыбаясь безобразной улыбкой. Он себя бесконечно любил. И конечно недооценил свои возможности, утверджая, что сможет вкратце все изложить. На это я и рассчитывал. Он слишком себя любил, чтобы быть кратким. И я приготовился его слушать, не пропуская ни единого слова. И я не ошибся. Он начал сначала. Потому что не позволил себе возвести свою жизнь в краткие рамки.

- Единственное, что мне далось без труда - это бесконечное богатство. И ты скажешь, это немало. Это, действительно немало, Тим! Я получил блестящее образование и не менее блестящее наследство. Мать умерла еще при родах. Красавица и умница, но довольно истеричная и эксцентричная женщина, она родила двух уродливых сыновей...

Я вскочил с места, уже начиная догадываться, о чем пойдет речь.

- Сидите спокойно, Тим. Вас впереди ждет еще масса сюрпризов. Так вот. Вы правильно мыслите. Она родила близнецов. Один из которых был хотя и уродом, но способным и здравомыслящим юношей, считающим долгом сделать свою жизнь исключительной. Он перед вами, - и Слон галантно поклонился. - Второй - этой мой несчастный брат был просто больным уродцем, не способным даже к элементарному мышлению. Что ж. Так было Богу угодно распределить между нами роли. И я свою роль сыграл до конца. Мне с детства легко давались любые науки и любые искусства. И я, пожалуй, в любой из них, сделал бы высочайший успех. Но... Но мне крайне мешала моя внешность. Да! И я этого не скрываю! Люди, разговаривая со мной, никогда не смотрели в глаза. И я часто улавливал на их лицах подобие жалости. И я возненавидел людей. Конечно, у меня было достаточно средств для пластической операции. Но гордость не позволяла мне на это пойти. Я ненавидел свою внешность, но я не хотел ее изменять в угоду людям. И я понял, что деньги - это далеко не все. И я посчитал своим долгом совершить нечто такое, что смогло бы перевернуть мир. Вот тогда бы я имел полное право пожалеть этих жалких людишек и возвыситься над их жалким миром. Я мог сочинять прекрасную музыку, прекрасные стихи, мог прекрасно играть в театре. Но более всего меня увлекала живопись. И я писал не менее прекрасные картины. Но я чувствовал, что это далеко не все, на что я способен. Что этим занимаются тысячи людей. И это не дает возможность удивить мир и подчинить его себе. И подолгу глядя на картины, в моем мозгу стал зарождаться невероятный и почти неосуществимый план. Но я его сумел воплотить в жизнь! Впервые я задумался над этой идеей, когда побывал на выставке Самойлова. Я сразу отметил, что это необыкновенно талантливый художник. Особенно меня увлекла его манера письма. Чистейшая достоверность. Казалось, он не пишет, а в мельчайших подробностях копирует мир. И в то же время сколько своего, лично им сочиненного мира! И я потихоньку стал заниматься своей идеей. Я купил шикарную яхту и устроился недалеко от поселка, где жил Самойлов. Но местонахождение было трудно разгадать. Вы, думаю, в этом сами убедились. Я захватил с собой своего ненормального брата. Мне он тоже был необходим для осуществления замысла. Я уже, кажется, упоминал, что мог бы сделать блестящую актерскую карьеру? Я стал копировать жесты, мимику, походку своего брата. Поверьте, это нелегкое дело. Мне необходимо было даже копировать его взгляд! И мне это удалось! Я и не подозревал тогда, чем это может закончиться. И тогда еще мне нужен был брат исключительно для поддержания своей роли. Роли несчастного юродивого немого. И когда почувствовал силы довести эту роль до конца, я и появился в поселке. И сам не ожидал такого успеха. В деревне сразу поверили в этого убогого нищего и не только поверили, но и полюбили настолько, что каждый мог доверить мне самые сокровенные тайны. Поверьте, это было крайне забавно. Изображать на лице неполноценность и ясным умом анализировать факты. Самойлов, как и все, мгновенно доверился мне. Он часами болтал о себе, выливал свою душу. Показывал свои картины. Я имел возможность наблюдать за его творчеством. И часто признавался себе, что это, действительно, прекрасно. Но все-таки я ждал другого. И сам по ночам работал до изнемождения в лаборатории, на яхте, вычисляя нужную мне формулу, испытывая новые и новые вещества, которые должны были меня привести к цели. Мое терпение и мои труды были вознаграждены. И однажды художник признался, что принялся за самую важную работу в его жизни. Он полностью сочиняет ее, сочиняет натуру, но формы и линии натуры он хочет воспроизвести крайне достоверно, довести до того максимума, когда человек на портрете выглядел бы живым, - немой перевел дух и перевел взгляд за окно, за которым шумело, волновалось море.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10




Похожие:

Сценарий полнометражного художественного фильма iconСценарий полнометражного художественного фильма
Повесть в журнальном варианте была опубликована в журнале «Подвиг», №11, 2006 г
Сценарий полнометражного художественного фильма iconСценарий полнометражного художественного фильма
По одноименному роману «Циркачка или Страна желтых одуванчиков», впервые опубликованном в 1995 г латвийском журнале «Даугава». В...
Сценарий полнометражного художественного фильма iconСценарий полнометражного фильма
Эльфрида (модельер, лет 45) и галина (главная героиня лет 23-25) примеряют платье
Сценарий полнометражного художественного фильма iconСценарий творческого отчета под музыку из детского фильма «Новогодние приключения Маши и Вити» выходят мальчик и девочка. Маша: Нам с тобой ведь скоро, Витя, Скажут: «Профиль подберите»
Под музыку из детского фильма «Новогодние приключения Маши и Вити» выходят мальчик и девочка
Сценарий полнометражного художественного фильма iconСценарий фильма на следующие этапы: Вступление
Камера захватывает вещи, которые могут охарактеризовать молодого человека: книги, гитара, футбольный мяч
Сценарий полнометражного художественного фильма iconСценарий классного часа
Учитель (после просмотра). Почему поведение героев фильма вызывает смех? Какие еще эмоции у вас возникают при виде пьяных людей?
Сценарий полнометражного художественного фильма iconКак работать с dvd shrink 2?
Вот представьте: есть 100 dvd дисков по 2-3 фильма и нужно некоторые скопировать, а с некоторых дисков вырезать по 1-2 фильма. Сколько...
Сценарий полнометражного художественного фильма iconРецензия на художественный фильм. Когда был снят фильм? На основе какого произведения? Кто режиссер? Какие его работы вам известны?
Что нового вносит режиссер в содержание фильма? От чего он отходит в сценарии фильма? Удачны ли эти изменения?
Сценарий полнометражного художественного фильма iconПриказ №2024 о проведении городского конкурса детского художественного творчества «Свет Рождества Христова»
Рождества, воспитания в детях любви к искусству и красоте, выявления и поддержки талантливых в области художественного творчества...
Сценарий полнометражного художественного фильма iconОб итогах проведения районного конкурса художественного слова «Мой край – родная Белгородчина»
«О проведении областного фестиваля детского художественного творчества «Белгородские жемчужинки», 9 января 2013 года в мбоу дод «Дом...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©lib2.podelise.ru 2000-2013
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы