Сценарий полнометражного художественного фильма icon

Сценарий полнометражного художественного фильма



НазваниеСценарий полнометражного художественного фильма
страница1/6
Дата конвертации14.12.2012
Размер0.77 Mb.
ТипСценарий
источник
  1   2   3   4   5   6


Елена Сазанович

ПЕРЕВЁРНУТЫЙ МИР


Сценарий полнометражного художественного фильма


(Повесть в журнальном варианте была опубликована в журнале «Подвиг», №11, 2006 г.)


Весеннее солнце освещало кроны высоких елей и сосен. Радостно галдели птицы. Молоденькая, ярко зеленая трава колыхалась на ветру.

По лесной тропе бодрым уверенным шагом идет высокий бородатый парень в зеленой ветровке. Гладко начищенное ружье переброшено через плечо. Рюкзак на спине. В одной руке – топорик лесника. В другой – мешок для мусора.

Позади него, чуть отставая, бежит старенький рыжий пес Чижик, весело виляя хвостом.

- Чижик, не отставай! - кричит парень собаке.

Иногда парень останавливается и топориком обрубает засохшие ветви елей.

За лесником и собакой, прячась за деревьями, крадется молоденькая девушка. Похожая на мальчишку. Маленькая, крепкая, со взъерошенными волосами и россыпью веснушек на круглом лице. На ней резиновые сапоги и цветастый сарафан, поверх которого наброшена фуфайка.

Галдят птицы. Парень запрокидывает голову, улыбается и кричит вслед за ними, подражая их голосу.

Девчонка так же кричит, умело имитируя птичий голос.

Собака громко лает.

- Ну что, Чижи-и-к! – звонко кричит парень.

В лесу раздается эхо.

-Жик, жик.

- Ну что, старый дружище, пальнем?

Парень делает три выстрела в воздух.

Чижик залаял еще громче.

Птицы шумно взлетели с веток.

Парень и собака выходят на пригорок. На пригорке – непогашенный костер. Легкий дымок уносится ветром вдаль.

- Вот варвары! Опять не затушили!

Парень тушит костер. Собирает разбросанный мусор в рюкзак.

Чижик бегает вокруг кучи золы и принюхивается.

Девчонка стремглав спускается с пригорка. Падает, чешет разбитую коленку и вновь бежит.

Внизу блестит на солнце озеро. В нем плавают утки.

Девушка бежит вдоль него, к огромному почерневшему дубу, одиноко стоящему в стороне.

Даник приближается к озеру. Бросает крошки хлеба уткам. Направляется к дереву. Садится у его подножья, на землю.

Вытаскивает из рюкзака хлеб, соленые огурцы. И ножом аккуратно нарезает ровными кусочками свежее розовое сало.

Чижик громко лает на дерево.

- Ты обнаглел, друг. Я, между прочим, голоден не меньше тебя.

Вдруг прямо с дерева прыгивает перед ним конопатая девчонка.

Даник от неожиданности вскакивает.

- Фу-у, Валька, как ты напугала, - он проводит ладонью по лбу. – И когда ты только повзрослеешь? Вон, все коленки побила, ну, честное слово, как ребенок.

Валька хохочет, бухается на землю и тащит парня за собой.

- А я не хочу взрослеть, Данька! И не собираюсь! – она прикасается к травинке, на которой примостилась букашка. – Смотри, Данька, этому жучку жить всего лишь один день! Интересно, за этот день он повзрослеть может?

- Повзрослеть – вряд ли. Но понять жизнь может. Для него один день – это вся жизнь.

- Фу, какой ты нудный! Это потому, что ты всю жизнь в лесу живешь. Только с птицами и зверушками болтаешь. В лесу люди лысеют, Данька, а в людях людеют. Гляди, скоро у тебя на макушке лысина засветится. – Валька с аппетитом набросилась на сочное сало, подбрасывая кусочки Чижику.

- На людях люди становятся людоедами.

Девушка поперхнулась и закашлялась.

Даник легонько постучал по ее спине.

Чижик благодарно лизнул ее руку.

- Ты плохо знаешь людей, Даник, - сказала девушка и совсем тихо добавила, - и меня тоже.

- А мне необязательно их знать. Моя работа совсем другая. Защищать природу. А на природе один не бываешь. Один бываешь только в большом, очень большом городе. Мне иногда кажется, что большие города и защищать не нужно. От них нужно, скорее защищаться.

- Что ты знаешь о больших городах, дурачок? Да тебе и знать не нужно. Ты же лесной бог!

- А город в богах и не нуждается. Богом себя человек может почувствовать лишь на природе. Среди людей он – ничто.

- Ты, Данька, скоро сам озвереешь. Вон, все время в одном оперенье, сколько тебя помню. Хоть бы когда костюм какой одел, тебе бы пошло.

- Зачем, Валька? Люди так часто меняют одежды, потому что в себе не уверены. А звери, птицы, деревья в одежде не нуждаются. Они и так совершенны. Но ты, Валечка, ошибаешься, я далеко не Бог и далеко не совершенство.

- Но роль Маугли тебе бы пошла! И играть ничего не нужно!

- Эх, Валька! А зачем мне во что-либо играть! Ты вот замечаешь, когда мы смотрим фильм, ну, или смотрим на картину, природа не позирует и ни во что не играет. Но ее роль получается лучше всего. Люди так редко хорошо получаются.

- Люди вообще редко получаются! – Валька покрутила пальцем у виска. - Вот ты, Данька, так и не получился. Но ты ведь не человек, тебе простительно!

Они расхохотались. Даник вскочил с места и бросил в Вальку шишкой. Она пролетела мимо и ударилась о ствол дерева. Валька тут же ее подобрала и швырнула в Даника. Шишка угодила ему прямо в лоб.

Они бегали друг за дружкой вокруг дерева. Чижик, громко лая, бежал за ними.

Валька зацепилась сарафаном о корявую ветку, оступилась и упала.

Даник помог ей подняться. Валька прильнула к нему. Но лесник осторожно освободился из ее объятий.

- Неугомонная ты, Валька, как ребенок. Сколько тебя помню – все время в ссадинах и синяках.

Валька обвила ствол дуба руками, прильнула к нему и запрокинула голову вверх.

- А вот его я могу обнимать, сколько душе угодно. И все время за него цепляюсь. Вернее – он за меня. Удержать что ли хочет?

- Или что-то сказать?

- Дерево не разговаривает. И что оно может понять?

- Ну, дерево, если хочешь знать, понимает гораздо больше нашего. Потому что больше видит. И больше живет.

- Но опять же – молчит.

- Откуда ты знаешь? Может быть, это мы его не слышим. А, может быть, молчим мы для него.

- Эх ты, ботаник. Все-то ты знаешь. И про деревья, и про птиц, и даже про Маугли. Только одного не так и не понял. – Валька не отрывала от парня синих больших глаз.

Даник принялся поспешно собирать в рюкзак остатки хлеба, избегая откровенного взгляда Вальки.

- Чего ты так испугался, ботаник? – девушка легонько толкнула Даника. – Разве ты не знал про легенду? Все в деревне про нее знают!

- Про какую еще легенду? – буркнул в ответ Даник.

- Эх, ты! Наверняка слышал, а вот услышать не захотел! Старожилы рассказывают, что это дерево приносит счастье.

- Да ну? – Даник изобразил удивление. – И всех оно осчастливило?

- Не-а! Только тех, кто влюблен по-настоящему. Можешь не верить, дурак! Но это - истинная правда! Вот ты, веришь, что дерево может говорить, а не веришь, что на нем могут вырасти зеленые листочки! Да, да! Именно! И не делай такие глаза! Я прекрасно знаю, что оно погибло в прошлом веке от молнии. Зато однажды, когда под ним целовались влюбленные, на засохших черных ветках выросли зеленые листочки. И эти парень и девушка были счастливы до конца жизни. Вот многие сюда и приходят, чтобы удостовериться в настоящей любви. И ждут, когда появятся листики. Или ты не веришь нашим старикам? – Валька подперла руки о бока. И вызывающе встряхнула лохматой стрижкой.

- Вообще-то, я больше верю в науку. И в школе проходил биологию. Мертвое не рождает живое.

- Извини, но у тебя какие-то допотопные сведения. Если живое может породить мертвое, то почему не может быть наоборот?

- Потому что, - Даник почесал за ухом. – Хотя бы потому, что еще в школе я проходил литературу. Вот ответь, разве кто-нибудь может быть счастлив в любви целую жизнь?

Валька растерянно заморгала ресницами. И сильнее прижалась к дереву. Ее взгляд забегал по почерневшим ветвям в поисках листиков.

- Не знаю…

Воцарилось молчание. Даник обернулся в сторону леса.

Ели и сосны, погруженные в сумрак, сильно раскачивались на порывистом ветру. Кричал филин. Черные вороны тревожно кружились над самыми кронами деревьев.

Даник схватил Вальку за руку.

- Как говорится, ходить в такую погоду в лесу – видеть смерть на носу, – он скорчил страшную рожу.

- Я боюсь, Данька!

Они бежали по мокрой траве, грязь растекалась под ногами, резкие струи дождя хлестали их по лицу. Кричали птицы, ели шатались из стороны в сторону. Становилось все темнее и темнее.

- Не бойся, Валька! Все будет хорошо! Здесь нас ничего не тронет!


Простенькая комната в сторожке. Ситцевые занавески. Круглый деревянный стол. Белый буфетик. На плите – чайник в горошек.

Девушка сидела на стареньком диване, скрестив по-турецки ноги. На ней – мужской свитер не по размеру, в руках чашка в горошек. Она осторожно отпивает горячий чай.

- Какой вкусный чай! – причмокивает с наслаждением Валька.

- Сочетание чабреца и мяты дает удивительный вкус.

- А почему, Данька, ты был уверен, что нас ничего не тронет? Любое дерево запросто могло свалиться на нас!

- Неужели не понятно? – Даник стоял у плиты, мешая что-то в кастрюле. – Своих не трогают. А я в лесу – свой. К тому же, Валька, запомни хорошенько, беда не по лесу ходит, а по людям. Вот я уверен, что здесь бы выжил в любых условиях, и при пожаре, и при урагане, и даже при встрече с медведем. А вот в городе… Я бы мог погибнуть на ровном месте, на заасфальтированной, вымытой дороге. Вот так!

- Я тоже, - вздохнула Валька. – Ты бы знал, как я часто жалею городских. Они все такие несчастные. Ведь ничего не знают, не понимают. Они думают, что жизнь так и может пройти: в квартирах, в машинах, в магазинах и в этих… как их… жакузи… Боже, как все это грустно!

- Грустно. Про машины и магазины я понял. Но вот что такое жакузи?

Валька открыла рот, словно хотела ответить, но тут же закрыла. И пожала плечами.

- Понятия не имею. Но нам разве не все равно?

- Все равно, Валька, все равно.

За окном гудел ветер. Громко и настойчиво барабанил в окно дождь. Чижик лежал у двери и жалобно скулил в такт дождевым ударам.

Валя ежится и слегка дрожит.

- Холодно, Даник.

Даник смотрит на нее подозрительно.

- От горячего чая?

- Нет, я вижу за окном холод, и мне становится холодно.

Даник приближается к окну, плотно занавешивает его

Клетчатым пледом укрывает девушку.

Валька ловит его руки и притягивает к себе. Находит его губы.

Даник резко выворачивается из ее объятий и подходит к окну. Вновь раздвигает занавески. Капли дождя расплываются по стеклу. Гибкий куст сирени стучит ветвями в окно.

Чижик прыгает на диван, кладет голову на колени девушки и лижет ее руки.

Даник, не оборачиваясь, говорит:

- А мне все кажется, что ты ребенок, Валя. Я и не заметил, как ты выросла. Знаешь, здесь, в лесу, на природе, я совсем не замечаю времени. Оно словно для меня застывает. Словно ничего не взрослеет, не стареет, не умирает. Только рождается. А ведь это далеко не так.

- Увы, не так, Данька, - на глазах у Вальки выступили слезы. – Но взрослеть, стареть, умирать легче вдвоем, да? И счастливыми быть легче вдвоем, да?

- Да, Валечка, да. И ты обязательно встретишь человека, с которым легче.

- А ты?

- А на моем мертвом дубе, видимо, еще не распустились листочки. А, возможно, я просто не верю в сказки. Я больше верю в природную стихию. И пока… Пока мне вообще легче уживаться с природой, чем с людьми. Хотя я не спорю, что могу ошибаться. – Даник резко обернулся.

Чижик соскочил с дивана и со всех ног бросился к нему. Лизал его руки, прыгал на месте, вилял хвостом.

Даник поцеловал его в узкую рыжую морду.

Валька криво усмехнулась.

- Ошибаешься, Данька. Еще как ошибаешься. Я допускаю, что собака может быть другом. Но не могу себе представить, чтобы она стала лучшим другом. Потому что так нельзя.

- Еще как можно. Ну же, Валька, вспомни хотя бы своих школьных друзей. Сколько раз они тебя предавали? А сколько обманывали? А Чижик про меня ни одного слова дурного не сказал. Зато как умеет слушать!

- Все проще, Чижик не умеет разговаривать. А ты просто боишься людей. Вот и вся твоя философия. Ты боишься правды. Такой большой и сильный, ты боишься, что тебя могут предать. Потому и выбрал себе того, кто не предает только потому, что предавать не умеет. А не потому, что не хочет.

Чижик лег у ног Вальки.

- Не обижай его, он ведь все понимает, - тихо сказал Даник. – Теперь даже больше обычного.

- Почему? Больше видит?

- Наоборот. Посмотри на его глаза. Я давно заметил, что он видит хуже. Недавно даже в дерево врезался. Конечно, для собаки зрение не главное. У него даже нюх стал острее, и слух. Но я все равно переживаю. Может, твой отец что посоветует.

Валька крепко прижала Чижика к себе. Взъерошила его рыжую шерстку.

- Ну же, прости, прости дружище. Я тебя никогда не обижу. Ты это знаешь. Просто я хочу чуть-чуть украсть у тебя любовь. Чтобы любили не только тебя. Разве у лесного бога такое маленькое сердце? Разве оно не может вместить и любовь ко мне?

- Может, Валечка, может. Просто… Просто… - Даник запнулся.

- Не продолжай. Все действительно очень просто. Просто ты… Ты не любишь меня! – Валька заплакала, вскочила с места и бросилась к двери.

- Валька! Ты не понимаешь, Валька, погоди! Я не сказал, что не люблю, я просто… - Даник схватил ее за плечи, пытаясь удержать.

- Опять все просто! Любишь, но любишь, как свою собаку. Ни больше и не меньше! – Валя со всей силы оттолкнула Даника, на ходу набросила фуфайку и резиновые сапоги и распахнула дверь.

Ветер ворвался в комнату.

- Валька, погоди, пусть закончится дождь! – Даник, схватив сапоги, выбежал на крыльцо. Стал их натягивать на ходу.

- Он уже закончился! – кричала девушка уже на улице.

Она побежала. Чижик побежал за ней. Валька подскользнулась, упала. Вскочила на ноги. Заплакала, как ребенок. Грязными кулачками стала вытирать слезы на лице, размазывая грязь.

Даник осторожно стал приближаться к девушке.

Она попятилась назад.

- Валька, девочка, погоди, только не плачь. – Даник произносил отчетливо каждое слово, протягивал к ней руки. – Давай вернемся в дом и поговорим. Я сделаю чай…

– Не приближайся ко мне! Не приближайся! Никогда! Уходи, Данька, уходи. Дождь уже закончился! И все уже закончилось! Только ты этого не заметил!

Даник сделал резкий рывок в сторону Вальки. Но она стремглав побежала, прямо по лужам, и скрылась в густом лесу. Только слышался приглушенный лай собаки.


Уютный дом доктора Кнутова. Чистота и порядок. По всем стенам расставлены высокие, прямо до потолка, стеллажи с книгами. В углу стоит старинная инкрустированная конторка с множеством ящичков и полок. На ней аккуратно сложенные листы с записями и картонные папки.

На большом мягком диване сидит Даник с Чижиком на руках.

Пожилой человек с острой бородкой и залысиной на макушке сидит за столом и что-то записывает. Рядом лежит слуховая трубка и стетоскоп.

- Конечно, я не ветеринар, но вы, думаю, Даниил, мне как доктору доверять вполне можете, – Кнутов снял очки в роговой оправе, бережно положил их в футляр и обернулся к Данику.

- О чем вы, доктор. Конечно, я прекрасно знаю, что вы спасли жизнь не одному зверю.

- Поверьте, лечить животных бывает гораздо труднее, чем людей. Потому что не несешь должную ответственность. Ведь за животных не судят. И врачебные ошибки легко допускаются. Долг, он вот где! – доктор постучал по своей груди.

- Вы говорите об операции? – Даник подался вперед, тревожно глядя на Кнутова.

- Ах, нет, Даниил, вы неверно истолковали мои слова. Я говорил фигурально. Но если конкретно… Не думаю, чтобы Чижику понадобилась операция. Во-первых, он стар, и для него любое хурургическое вмешательство небезопасно. Во-вторых… Даже если бы это было нужно, я бы на подобную операцию не решился. Оперировать ногу, желудок, это еще в моей компетенции. Но глаза…

- Что же нам делать, доктор? – Даник погладил испуганного Чижика по шерстке.

- Сейчас медицина достигла таких высот… Существует одно замечательное лекарство. Правда, импортное. И до нашей глуши оно вряд ли дошло. Но в Москве, думаю , купить его очень даже вероятно. В Москве можно что угодно купить.

- В Москве, - разочарованно протянул Даник и откинулся на спинку дивана. – Это не про нас с Чижиком.

- Вы так говорите, Даниил, словно живете во времена, когда в распоряжении людей имеются только повозки с лошадьми.

- Мне было бы жить так легче.

- Не скажите. Вот вы обожаете свою собаку, утверждаете, что она ваш единственный друг. Но ради нее не способны сдвинуться с места. Жить в лесу замечательно. И умереть не страшно. Здесь каждый день что-то рождается и умирает. Но вам не кажется, что вы ограничиваете свою жизнь. Жизнь не всегда прощает подобные ограничения. В конце концов, вы можете устать от однообразия и все послать к черту.

- Это не про меня, - резко ответил Даник.

- А вам не кажется, если бы вы съездили в Москву, то вернулись бы с новыми силами. И в тысячу раз больше полюбили бы и свою работу, и природу и весь мир!

- Я не понимаю, к чему вы клоните, доктор.

- К тому, что у вас на носу отпуск. А ваша собака нуждается в редких лекарствах.

Доктор вновь нацепил очки и что-то быстро стал записывать в блокноте. Вырвал оттуда листок и протянул Данику.

- Вот, название этого препарата. В аптеке поймут.

- Значит, вы ничем не можете помочь Чижику?

- Увы, я не господь Бог. И я многим не могу помочь. Даже самым близким. Я не только не умею возвращать зрение, но и не умею лечить души.

Вдруг из соседней комнаты раздалось громкое покашливание.

- Валька дома? – Даник встрепенулся. – А я и не знал. Я вот тут ей орехов принес. Они прошлогодние, но еще очень сочные, Валька их обожает. – Даник обернулся в сторону закрытой комнаты. – Валька! – громко позвал он.

Доктор осторожно взял его под локоть и подтолкнул к двери.

- Валечка приболела, - тихо сказал он. – Вчера пробегала целый день под дождем. Вы же знаете, какая это озорница.

- Можно мне к ней? Проведать?

- Не советую ее теперь тревожить. Пусть поспит. А я вас с удовольствием провожу.

Они вышли на порог дома. Вечерело. Солнце медленно уплывало вниз, за горизонт, оставляя красные полосы на лиловом небе.

- Я вас очень уважаю, Даниил, - тихо сказал доктор. - У вас были очень честные, порядочные родители. Вы унаследовали их профессию. И я надеюсь, не только. Поэтому… В общем, Валечку я очень люблю. Очень. И, конечно, хотел бы, чтобы она пошла по моим стопам. Но вы знаете, какая это упрямица. Она мне как-то заявила, что хочет жить в лесу, с вами. И ничего больше ей в жизни не нужно. Впрочем, я уважаю ее мнение, которое, кстати, может перемениться. Ведь жизнь не стоит на месте. К тому же она неважно закончила школу и вряд ли сможет осилить такую сложную науку как медицина. В общем, Даниил, как вы решите. Я, знаете ли, человек старой закалки и, возможно, по нынешним временам, устаревших взглядов. Поэтому – только если вы на ней женитесь…

- Мне нравится ваша дочь, Андрей Леонидович, - в унисон ему тихо ответил я. – Но она слишком еще молода. Для меня она вообще ребенок. Я ее знаю только по детству. А тогда все было по-другому. И мир был совсем другим.

- Как я понял, вы уже все решили. И Валечка теперь болеет.

- Не обижайтесь на меня, Андрей Леонидович.

- Вы никогда ничего не обещали, Даниил. Абсолютно ничего. Вы всегда поступали честно.

- И все же… Я все равно чувствую за собой вину.

- Вы не можете себя винить, за то, что ее не любите. И ее не можете винить, что она любит вас. За любовь и нелюбовь вообще не судят.

- Вы все понимаете. И все же… Как Валька?

- Я слишком долго живу на свете, чтобы не понимать, что все проходит. И первой, возможно, проходит первая любовь. Но Валя еще слишком молода, чтобы это понять. Поэтому ей тяжело. И все же, думаю, это к лучшему. Эмоции, трагедии, разочарования легче переживаются в молодости. Зачастую они идут на пользу человеку. Вырабатывают, так сказать, иммунитет. Моя дочь обязательно выздоровеет. Но лучшее лекарство в подобном случае – разлука. Хотя бы на время.

- Вы поэтому завели разговор о Москве?

- Не только. У вас же болен лучший друг. И у меня тоже. Разве мы не можем договориться?

- Можем, Андрей Леонидович.

Даник вытащил из рюкзака заполненный пакет.

- Передайте орехи Вальке. Пусть выздоравливает.

Даник уверенным шагом направился к высоким деревянным воротам. За ним бежал Чижик.

Валька прильнула к окну. По ее лицу текли слезы.


В комнате Даника на диване стоит рюкзак. Даник проверяет ружье, вешает его на стену. Отключает газ. Чайник, кастрюли, убирает с плиты, кладет в ящик. Чашки ставит в буфет.

Раздается телефонный звонок. Даник берет трубку.

- Да, да, говорите громче! Ну что вы, я же совсем ненадолго! Я просто не выдержу надолго! Что? Незаменимых людей нет! Что вы говорите? Да это в шутку меня так прозвали! – Даник смеется. – Ну какой я лесной бог! Но даже лесного бога можно заменить. В лесу много богов. Что? Да, до скорого! Главное, чтобы лес без меня не спалили. И деревья не повырубали. Нет, нет, не успеют! Я вот-вот вернусь! Ну, если не вернусь, значит меня уже нет в живых, только так!
  1   2   3   4   5   6




Похожие:

Сценарий полнометражного художественного фильма iconСценарий полнометражного художественного фильма
По одноименному роману, впервые напечатанному в 1994 г в литературном журнале «Юность», №5, а затем вышедшему в авторском сборнике...
Сценарий полнометражного художественного фильма iconСценарий полнометражного художественного фильма
По одноименному роману «Циркачка или Страна желтых одуванчиков», впервые опубликованном в 1995 г латвийском журнале «Даугава». В...
Сценарий полнометражного художественного фильма iconСценарий полнометражного фильма
Эльфрида (модельер, лет 45) и галина (главная героиня лет 23-25) примеряют платье
Сценарий полнометражного художественного фильма iconСценарий творческого отчета под музыку из детского фильма «Новогодние приключения Маши и Вити» выходят мальчик и девочка. Маша: Нам с тобой ведь скоро, Витя, Скажут: «Профиль подберите»
Под музыку из детского фильма «Новогодние приключения Маши и Вити» выходят мальчик и девочка
Сценарий полнометражного художественного фильма iconСценарий фильма на следующие этапы: Вступление
Камера захватывает вещи, которые могут охарактеризовать молодого человека: книги, гитара, футбольный мяч
Сценарий полнометражного художественного фильма iconСценарий классного часа
Учитель (после просмотра). Почему поведение героев фильма вызывает смех? Какие еще эмоции у вас возникают при виде пьяных людей?
Сценарий полнометражного художественного фильма iconКак работать с dvd shrink 2?
Вот представьте: есть 100 dvd дисков по 2-3 фильма и нужно некоторые скопировать, а с некоторых дисков вырезать по 1-2 фильма. Сколько...
Сценарий полнометражного художественного фильма iconРецензия на художественный фильм. Когда был снят фильм? На основе какого произведения? Кто режиссер? Какие его работы вам известны?
Что нового вносит режиссер в содержание фильма? От чего он отходит в сценарии фильма? Удачны ли эти изменения?
Сценарий полнометражного художественного фильма iconПриказ №2024 о проведении городского конкурса детского художественного творчества «Свет Рождества Христова»
Рождества, воспитания в детях любви к искусству и красоте, выявления и поддержки талантливых в области художественного творчества...
Сценарий полнометражного художественного фильма iconОб итогах проведения районного конкурса художественного слова «Мой край – родная Белгородчина»
«О проведении областного фестиваля детского художественного творчества «Белгородские жемчужинки», 9 января 2013 года в мбоу дод «Дом...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©lib2.podelise.ru 2000-2013
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы