Роль прессы в формировании патриотического подъема в годы Первой мировой войны icon

Роль прессы в формировании патриотического подъема в годы Первой мировой войны



НазваниеРоль прессы в формировании патриотического подъема в годы Первой мировой войны
Гуржий Юрий Анатольевич
Дата конвертации06.10.2012
Размер103.86 Kb.
ТипДокументы
источник

Роль прессы в формировании патриотического подъема в годы Первой мировой войны.


Автор: Гуржий Юрий Анатольевич

Образование: высшее, Московский Государственный Областной Гуманитарный институт, специальность — отечественная история

Должность и место работы: аспирант очного отделения кафедры истории МГОГИ, преподаватель кафедры гуманитарных дисциплин РОСНОУ, учитель истории МОУ «Озерецкая СОШ»

Почтовый индекс: 142602

Адрес: РФ, Московская область, город Орехово-Зуево, дом 29, квартира 112

^ Телефон: 8(926)2538924

Адрес электронной почты: Disciplin1@yandex.ru


Аннотация. В данной статья исследуется вопрос формирования общественного мнения средствами массовой информации в годы Первой мировой войны. Рассматривается роль СМИ в росте патриотических настроений в России в период с 1914 по 1915 годы. В работе использованы материалы периодической печати тех лет, позволяющие проследить накал страстей в обществе по отношению к внутренним немцам, немецким военнопленным и немецкой военщине. Отдельно рассмотрен вопрос о реакции московской прессы на погромы в мае 1915 года.

^ Ключевые слова: Первая мировая война, пресса, общественное настроение

Abstract. In given article is investigated a question of formation of public opinion by mass media in days of the First World War. The role of mass-media in growth of patriotic sentiments in Russia during the period with 1914 for 1915 is considered. In work materials of periodicals of those years are used, allowing to track heat in a society in relation to internal Germans, German prisoners of war and German soldiery. The question on reaction of the Moscow press on pogroms in May, 1915 is separately considered.

^ Key words: The First World War, the press, public mood.


Огромную роль в формировании общественного мнения в годы Первой мировой войны сыграла российская пресса. Цель данной работы в том, чтобы попытаться показать важнейшее значение средств массовой информации в складывании патриотических настроений в годы той войны. Учитывая непрекращающиеся попытки различных сил в государстве осуществлять влияние на общество через СМИ, тема представляется нам достаточно актуальной сегодня.

Общим толчком к началу интенсивной пропаганды в столичной печати стала речь Николая II, произнесенная 4 августа 1914г. перед гласными Московской городской думы., через несколько дней после начало Первой мировой войны. Во время визита Николая II в Москву на улицы города вышли на национально-патриотическую манифестацию около миллиона москвичей.1 С этого времени столичные газеты и журналы усилили агитацию под патриотическими лозунгами, которые обосновывались «тевтонской опасностью» и жестокостями немцев в отношении населения оккупированных территорий, а позднее и военнопленных.

Появились рассказы тех русских, которые к моменту объявления войны оказались в Германии и вынуждены были возвращаться в Россию уже по враждебной территории. Например, слух о том, как выезжавшую после объявления войны из Берлина вдовствующую императрицу Марию Федоровну били «палками и зонтиками».2 Справедливости ради стоит сказать, что императрица тогда вообще была не в Германии, а в Лондоне и возвращалась в Россию через Скандинавию. Тем не менее, в Германии, испытывавшей не меньший патриотический подъем, чем в России, отношение к русским было тоже враждебным. До российского обывателя доходили слухи и об избиениях, и о заключениях в тюрьму этнических русских. 24 августа о «жестоком обращении» с русскими в Германии было объявлено официально.

Чуть позже произошел наиболее знаковый «антинемецкий» жест первых дней войны – переименование Петербурга в Петроград высочайшим повелением от 3 сентября 1914 года. Реакция на патриотическую печать тех дней была неоднозначной. Часть населения Москвы, нашла в этом повод для грабежа и разбоя в отношении немецкого населения. Первые погромы произошли в Москве еще в 1914г.

В городах России началась нарастающая цепная реакции антинемецкой пропаганды.

Командующий войсками Одесского военного округа М.И. Эбелов в октябре 1914 года приказал выслать ряд немцев русского подданства за встречи с иностранцами и разговор на немецком языке. Екатеринбургский губернатор В.А. Колобов постановлением от 28 февраля 1915г. запретил скопление немецких мужчин «более двух», даже если они являлись подданными России.3

Поиск внутреннего врага особенно усилился с осени 1914 года. Когда начались первые военные неудачи русских войск. С этого момента словосочетания «внутренний немец» и «внутренний враг» становятся синонимами. Ответственность за поражение в Восточной Пруссии целиком и полностью легла на командующего 1-й армией П.К. Ренненкамифа. Это поражение и последующее отступление лишило общество надежды на быстрое парадное окончание войны к Рождеству в Берлине. «Военные понимали, что гораздо большую вину несет не Ренненкамиф, а его непосредственный начальник, генерал Жилинский, не сумевший организовать взаимодействие русских армий в решающие дни боев в Восточной Пруссии. Но Жилинский свалил свою вину на генерала с немецкой фамилией».4 Вспомнилась и старая десятилетней давности ссора Ренненкамифа и Самсонова. «Ренненкамиф предал Самсонова» - этот слух мгновенно подхватили в массах. Николай II лично распорядился о проведении расследования, которое показало, что генерал действительно совершал ошибки стратегического характера. Ренненкамиф был отправлен в отставку и с 1915г. жил в Петрограде. Позже он был расстрелян в Таганроге группой солдат-дезертиров.

На апрель 1914г. среди 1,5 тыс. российских генералов немцев было более 20%. Не менее 15% среди высших чинов (1-5 классов по «Табелю о рангах») российской армии также имели немецкие корни. В среднем, 1/3 командных должностей в российской гвардии была замещена немцами. Даже среди военных моряков немецкие выходцы составляли 20%. Что же касается свиты самого Николая II, то из 177 свитских офицеров 37 (21%) также являлись этническими немцами.5 Подсчеты современных ученых говорят о трехстах тысячах немцев в составе русской армии.

С начала войны начались приниматься меры против подобного процентного соотношения в армии. Так, начальник штаба Верховного главнокомандующего генерал Н.Н.Якушевич рекомендовал главному начальнику Киевского военного округа генерал-адъютанту В.И.Троцкому уволить из действующей армии всех этнических немцев. Лиц с немецкими фамилиями стали отчислять в строевые части. Главнокомандующий, великий князь Николай Николаевич отказался от идеи назначения генерала Плеве командующим фронтом, ввиду того, что фамилия у него была немецкая, понимая , что подобное назначение не может быть понято в войсках.6

Широкомасштабное наступление немецких войск в первой половине 1915 года еще более усилило подозрительность по отношению к офицерам и генералам, носившим немецкие фамилии. В самой армии активно ходили слухи о том, что «немцы примазываются к штабам», что «помимо Ренненкампфа есть еще генералы-изменники Шейдеман, Сиверс, Эберхардт…».7 Благоразумие главного командования все же брало верх над накалившимся патриотическим подъемом в армии - частям разослали специальный приказ для успокоения «брожений». Главнокомандующий предписывал «не верить необоснованным слухам и обвинениям». Реакция совершенно разумная, так как подобная обстановка в российской армии вряд ли способствовала боевому духу солдат. Меры по предотвращению процесса разложения дисциплины были достаточно успешными. Хотя с каждой новой неудачей в армии начинался новый виток шпиономании и приходилось вновь охлаждать воспаленные умы.

Весьма подробная книга Николая Яковлева «1 августа 1914» выдержавшая с 1974 по 1993 годы три издания, может быть очень полезна исследователям как раз потому, что опирается именно на пропагандистскую литературу времен Первой мировой войны. Вот как автор цитирует и переосмысливает выводы агитационных брошюр 1914-1915гг: «Люди 1914года были потрясены, вести о чудовищных зверствах потоком шли из Бельгии, Франции, России – отовсюду, куда вступал кованый сапог немецкого солдата».8

Достаточно интересно провести сравнение строк автора с воспоминаниями очевидцев Первой мировой войны, одним из которых являлся поэт и храбрый кавалерист9 Николай Гумилев. В своих письмах Анне Ахматовой и в послевоенных воспоминаниях он рассказывает: «Ни в Литве, ни в Польше я не слыхал о немецких зверствах, ни об одном убитом жителе, изнасилованной женщине. Скотину и хлеб они действительно забирают, но, во-первых, им же нужен провиант, а во-вторых, им надо лишить провианта нас; то же делаем и мы, и поэтому упреки им косвенно падают и на нас, а это несправедливо. Мы, входя в немецкий дом, говорим «gut» и даем сахар детям, они делают то же, приговаривая «карошь». Войско уважает врага, мне кажется, и газетчики могли поступать также. А рождается рознь между армией и страной. И это не мое личное мнение, так думают офицеры и солдаты, исключения редки и труднообъяснимы или, вернее, объясняются тем, что «немцеед» находился все время в глубоком тылу и начитался журналов и газет».10

В «Записках кавалериста» того же Гумилева мирное немецкое население, с которым он сталкивается в ходе боевых действий 1914 года, разное. Есть те, кто рад встретить русского солдата, но есть и другие, в страхе бегущие. Неуместное, на наш взгляд в период войны, лояльное отношение к противнику показывают такие строки Гумилевских воспоминаний: «Какой-то хитрый немец, очевидно хороший стрелок, забрался нам во фланг…. Ишь ловок, - безо всякой злобы говорили о нем солдаты».11

Субъективное восприятие войны поэтом Гумилевым, пожалуй, не выдерживает критики. Шла война и любой «дружеский, человеческий взгляд на врага» мог быть гибельным.

Патриотические клише, используемые газетчиками, о которых почему-то с горечью говорит Гумилев, мы решили проиллюстрировать на примере популярного в годы войны сатирического журнала «Новый Сатирикон».12

Начав работу еще до Первой мировой, в 1913 году, «Новый Сатирикон» и раньше вспоминал «русского немца»: подтрунивал над его излишней практичностью, рациональностью, деловито обустроенному укладу жизни. На подобной тональности авторов журнала застает начало войны – они еще стараются (но с трудом) выдержать юмористическую тональность. Анекдот начала войны звучит следующим образом: «Слышали? Немцы одержали крупную победу при Чемодане». – «Чемодан? Разве есть такой город?» - «Это не город, а обыкновенный чемодан. Немецкие солдаты избили русских путешественников и при криках «ура!» вступили в русский чемодан».13

Поражение на фронте возрождает к жизни сатиру более едкую. Сам глава издания Аркадий Аверченко, «золотое перо», остроумнейший и умнейший Аверченко выступает с фельетоном «Немецкий заступник». Это диалог Брюнета и Блондина. Один вроде бы нападает, другой защищает немцев:

«Блондин: Ну и скоты же эти немцы!

Брюнет: Ну за что же это Вы так… Просто озверелый народ, на котором пленка культуры была тоньше папиросной бумаги… Подуло ветром – она и слетела… Просто люди опились пивом, завалили сердце жиром и чувствуют себя превосходно со своим толстоногим кайзером. Ведь у них шкура толще гипопотамовой, мозги совсем заспиртовались в угаре своей безнаказанности и миражного владычества над миром… А немка глупа, холодно-развратна, продажна без темперамента и приторного сентиментализма.

Блондин:… Если бы при вас кто-то стал ругать меня, то – будьте добры, не заступайтесь.»14

Аверченко сменяет более озлобленный Георгий Ландау. На материалах петроградских газет он размышляет о том, что было бы неправильно убрать немецкий язык из программ средних учебных заведений. «Напрасно! Можно было бы ввести сокращенный курс в один день из трех слов: 1) дикари, 2) жулики, 3) лгуны…»15 В следующих номерах у Ландау есть такие строчки: «… Я пришел к твердому решению, что немцы – низшая раса, … Свиньи в идеально чистых уборных».16

Патриотическая пропаганда на страницах «Нового Сатирикона» достигает апогея в 1915 году. В № 9 за этот год проходит убийственный материал под видом «обзора немецкой печати». Здесь читатель узнает о последних изобретениях в Германии, в частности, об изобретении автоплуга, в скоростном режиме роющего могилы.

Образцы сатирических статей и карикатур времен Первой мировой войны безусловно воздействовали на читателя. Но это были своеобразные отражения того всплеска патриотизма, который охватил общество. Не менее серьезная патриотическая работа велась на страниц обычных газет.

Набравшая силу патриотическая пропаганда преследовала цель создать образ немца-врага, понятный любому читателю. В прессе появляются расследования на тему «внутреннего» врага. «Если в многочисленных листовках и плакатах «внешние» немцы изображались, как страшные чудовища или свита Антихриста (обязательно с лицом Вильгельма II), то «внутренние» чаще всего представлялись как шпионы, паразиты и нахлебники русского народа».17 Московский издатель Машистов выпустил даже серию лубков и почтовых открыток с народными поговорками о немцах, сделав упор на недостаточности нравственных идеалов «тевтонов» и их умственных способностей.18

В авангарде патриотически настроенных журналов шли издания братьев А.А. и Б.А. Сувориных «Новое время» и «Вечернее время». Бульварная пресса также поддержала атинемецкий настрой журналистов. Лидеры партий и организаций помогали патриотической работе средств массовой информации речами и докладами на устраиваемых ими многолюдных собраниях и лекциях.

Эмоции, однако, порой захлестывали и патриотическая пропаганда переходила границы приличия. Такие моменты подмечают безусловные сторонники запретительных мер против немцев. Вот мнение петроградского градоначальника А.Оболенского в письме от 31 января 1915 года князю А.Н. Трубецкому в Ашхабад: «Ты пишешь, что я напрасно штрафую Суворина (редактор «Нового времени» - Ю.Г.), но ведь он ведет шантажную войну, требуя денег с разных немцев и вообще лиц с немецкими фамилиями».19 И все же, конфискация немецкоязычных газет и книг весной 1915 года была, на наш взгляд, совершенно оправдана. Первая мировая показала, что война уже ведется не только на полях сражения, но и на страницах газет. «Газетный шпионаж немцев носит совсем неуловимый характер. Вот почему закрытие газет, издающихся в России на немецком языке, учитывая при этом выяснившееся отношение русских немцев к настоящей войне, является мерой положительно необходимой, для избежания могущих быть печальных неожиданностей…»20

В результате мощной патриотической пропаганды в периодической печати города России превратились в «пороховую бочку», готовую взорваться от малейшего сотрясения. Гонениям в российской печати подверглись и формально полноправные граждане России немецкого происхождения, проживающие в стране со дня своего рождения. Широкомасштабной компанией по борьбе с немецким засилием с начала 1915 года будет охвачена вся Москва.

Всплеск патриотического негодования привел к погромам в Москве. В одном из ресторанов Охотного ряда были вывешены призывы к активным выступлениям против московских немцев. Почва для массового взрыва недовольства была подготовлена – оставалось только поднести спичку.

1 Деннингхаус В. Немцы в общественной жизни Москвы… - М., 2004. С329.

2 Цит. по: Олейников Д. «Вы, господа, не знаете немца…» - Родина, 2002. №10.

3Там же. С. 9.

3 Деннингхаус В. «Немцы в общественной жизни Москвы… - М., 2004. С.324-324..

4 Олейников Д. «Вы, господа, не понимаете немца…» - Родина., 2002., № 10. С.9.

5 Меленберг А.А. Немцы в российской армии накануне Первой мировой войны. – Вопросы истории. 1998. № 10. С.128-130.

6 Олейников Д. «Вы, господа, не понимаете немца…» - Родина., 2002., № 10. С.9.

7 Там же.

8 Яковлев Н.Н. 1 августа 1914. – М., 1993. С.76-78.

9 Н. Гумилева был награжден двумя Георгиевскими крестами.

10 Лукницкая В. Николай Гумилев. Жизнь поэта по материалам домашнего архива семьи Лукницких. – Л., 1990. С.173.

11 Гумилев Н. Собр. Соч. в 4т. Т.4 – М., 1991. С. 451.

12 Подробней см.: Филиппова Т. «Аспиды и готтентоты» - Родина, № 10, 2002. С.31-40.

13 Цит. по: Филиппова Т. «Аспиды и готтентоты» - Родина, № 10, 2002. С.32.

14 Цит. по: Филиппова Т. «Аспиды и готтентоты» - Родина, № 10, 2002. С.33.

15 Там же.

16 Там же.

17 Деннингхаус В. Немцы в общественной жизни Москвы – М., 2004. С.325.

18 Там же (подробнее см. стр. 408).

19 «Окончание с внутренними немцами». Русские письма после погромов 1915 года: перлюстрация мнений. – Независимая газета, 1998, 27 ноября.

20 Рязанов А.С. Немецкое шпионство. Книга составлена по данным судебной практики и другим источникам. – Пг., 1915. С.172.




Похожие:

Роль прессы в формировании патриотического подъема в годы Первой мировой войны iconОбщественные настроения в период Первой мировой войны (на материалах Московской губернии)
Отношение к Германии в высших слоях российского общества накануне Первой мировой войны. 13
Роль прессы в формировании патриотического подъема в годы Первой мировой войны iconСовременный Opel
В годы первой мировой войны компания наладила выпуск грузовиков для нужд армии. В 1939 году был выпущен армейский грузовик Opel Blitz....
Роль прессы в формировании патриотического подъема в годы Первой мировой войны iconМеждународные отношения в 20-е годы Особенности Версальско-Вашингтонской системы Первая попытка создать систему гармоничного развития мира
Катастрофические последствия Первой мировой войны для стран-участниц (людские потери, экономические проблемы)
Роль прессы в формировании патриотического подъема в годы Первой мировой войны iconКонтрольная работа По дисциплине: «Отечественная история» Тема: «Сталинградская и Курская битвы. Перелом в ходе второй мировой войны»
В годы второй мировой войны Германия в союзе с Японией пыталась установить господство над народами мира. Борьба против агрессоров...
Роль прессы в формировании патриотического подъема в годы Первой мировой войны iconУрок тема: «1941 год в отечественной и мировой истории»
Объяснительная записка: данный медиа урок проводится в рамках изучения темы «ссср в годы Второй мировой войны»
Роль прессы в формировании патриотического подъема в годы Первой мировой войны iconНачало Второй мировой войны. Военные действия до июня 1941 г
Внешнеполитические интересы и деятельность государств накануне Второй мировой войны
Роль прессы в формировании патриотического подъема в годы Первой мировой войны iconПрактическая работа №1 Россия в первой мировой войне в преддверии войны Европа накануне войны
Тройственного союза, включавшего в себя Германию, Австро-Венгрию и Италию, и Антанты, состоявшей из России и Франции. Лишь одна из...
Роль прессы в формировании патриотического подъема в годы Первой мировой войны iconПолучила война двух противостоящих блоков в середине XX века?
Накануне первой мировой войны Англия, Франция, Россия входили в какой военный блок?
Роль прессы в формировании патриотического подъема в годы Первой мировой войны iconНаправления работы школьного музея
«Служили три товарища» (Воины-земляки в годы 1 мировой войны с исп презентации)
Роль прессы в формировании патриотического подъема в годы Первой мировой войны iconВходной контрольно-измерительный материал для 10 класса по истории
Найдите соответствие между странами-участницами Первой мировой войны и целями, которая каждая из них ставила
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©lib2.podelise.ru 2000-2013
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы