Р. Л. Стайн Кошмар Слэппи icon

Р. Л. Стайн Кошмар Слэппи



НазваниеР. Л. Стайн Кошмар Слэппи
страница1/5
Дата конвертации09.01.2013
Размер0.78 Mb.
ТипДокументы
источник
  1   2   3   4   5

Р.Л. Стайн – Кошмар Слэппи





Аннотация

Слэппи изумленно таращился на лежащего в ящике навытяжку деревянного болванчика. Кукла была его точной копией. «Где ты раздобыл этот хлам?» - спросил он саркастически, однако глаза его тревожно заметались из стороны в сторону. Джимми О'Джеймс аккуратно взял в руки новую куклу и пачку пожелтевшей бумаги. «Я нашел его в волшебной лавке. А это инструкция, как привести к жизни вот этого, другого болванчика, и как заставить тебя заснуть навечно!»

ISBN 5-353-02017-0


1


Джимми О'Джеймс поддернул рукава черного свитера с воротником-хомутом. Нервно пригладил тыльной стороной ладони свои короткие кашта­новые волосы. Рука была холодной и влажной.

Через дырочку в занавесе он посмотрел на публику в зрительном зале. Там царил полумрак, но ему видны были полные предвкушения ли­ца, хлопающие руки. Дети тянулись вперед на своих креслах, подталкивали друг друга локтями, тихонько перешептывались, готовые к началу представления.

Джимми отступил на шаг от занавеса, усадил поудобнее у себя на руке чревовещательскую куклу — деревянного болванчика, смахнул какую-то ниточку с его яркой, в красно-белую клетку курточки, поправил красный галстук-бабочку.

— Убери от меня свои волосатые лапы, — скрипучим голосом буркнул деревянный чело­вечек. — Только притронься ко мне еще раз — и тебе конец!

— Послушай, Слэппи... — сердито проши­пел Джимми, не разжимая зубов. Он увидел, как помощник режиссера машет ему. Занавес вот-вот должен был подняться.

Пора начинать представление.

Через усилитель грянула музыка фанфар. Де­ти в зрительном зале начали успокаиваться.

Джимми О'Джеймс крепко сжал куклу.

  • Предупреждаю тебя, Слэппи... — шепнул он.

  • Чем это воняет? — прервал его деревян­ный человечек. При разговоре его губы посту­кивали, холодные голубые глаза стреляли на­право и налево. — Это у тебя изо рта? Или ты во что-то вляпался за кулисами?

  • Зззаткнись! — прошипел Джимми. Он рез­ко встряхнул ухмыляющегося болванчика. — Это твой последний шанс!

Слэппи, откинув голову, издал резкий пре­зрительный смешок.

  • Это твой последний шанс, Джимми, — проскрипел он. — Твой последний шанс быть забавным.

По щеке Джимми ползла большая капля по­та. Он стер ее свободной рукой.

Украдкой бросил взгляд назад. И увидел, что два молодых парня из труппы таращатся на не­го, глядя, как он препирается с деревяшкой.

  • Э... Просто разогреваюсь, — пояснил он им.

  • У меня есть для тебя одно упражнение по разогреву, Джимми, — пробурчал Слэппи. — Ступай прыгни с обрыва.

На сцене конферансье уже начал представ­лять их:

«Леди и джентльмены... Мальчики и девоч­ки... Давайте как следует поприветствуем лучше­го в мире чревовещателя — Джимми О'Джеймса и его славного маленького приятеля Слэппи!»

Зрительный зал разразился аплодисментами.

  • Славный маленький приятель?! — возопил деревянный человечек. — Меня сейчас вырвет!

Джимми вцепился в деревянный затылок кук­лы.

  • Не пакости, Слэппи, — еще раз предупре­дил он. — Я не шучу. Это твой последний шанс.

По деревянной физиономии расползлась на­рисованная красная ухмылка. Болванчик захи­хикал.

  • Не волнуйся. Я тебя не подведу.

Снова грянули аплодисменты.

Занавес раздвинулся.

Обняв смеющегося Слэппи, Джимми выбе­жал на сцену, чтобы начать представление.


2


По лбу Джимми катились крупные капли по­та. Но он должен был признать, что представ­ление шло очень неплохо. Он провел на сцене уже пятнадцать минут, и пока никакой катаст­рофы не произошло.

  • Ты что, забыл, что это комический но­мер? — спросил Слэппи. — Здесь есть только одна забавная вещь — твоя физиономия.

Публика взвыла от смеха. Дети колотили ла­донями по коленкам и по ручкам кресел.

Им нравились грубые реплики Слэппи, нра­вилось то, как он оскорблял Джимми. Им каза­лось, что более смешного представления они в жизни не видели!

«Если бы только они знали, — с горечью ду­мал Джимми. Его рука тряслась, когда он взял стакан, чтобы отпить глоток воды. — Если бы только они знали, что это не представление!»

  • Джимми, какой рукой ты ешь суп, правой или левой? — спросил Слэппи.

  • Правой рукой, — ответил Джимми.

  • Вот странно. А я пользуюсь ложкой.

И снова смех.

Голос болванчика снизился до рычания:

  • А что ты скажешь, Джимми, если я ткну тебя вилкой в глаз?

  • Э? — Джимми громко сглотнул. Пот катил­ся по его щекам, ярко поблескивая в свете про­жекторов.

  • Что ты скажешь, если я ткну тебя вилкой и глаз? — угрожающе повторил Слэппи.

  • Я... Я не знаю, — заикаясь, пробормотал Джимми. — Прошу тебя, Слэппи, не надо...

  • Ты скажешь «Ай!», — провозгласил дере­вянный человечек, и, откинув назад голову, за­лился жестоким пронзительным смехом.

Несколько детей в зрительном зале тоже за­смеялись. Однако многие промолчали.

  • Это совсем не смешно, Слэппи, — сказал Джимми. Голос его дрожал. — Давай не будем злыми, ладно?

  • А вот загадка, — объявил Слэппи. — Ка­кая разница между тобой и кучей желтой соба­чьей блевотины в шесть футов высотой?

  • Слэппи, прекрати! — резко вскрикнул Джимми. — Это нехорошая загадка!

  • Это плохая загадка, — воскликнул Слэп­пи, — потому что разницы нет никакой! Хии-хии-хии!

На сей раз из всех присутствовавших в зале смеялся один Слэппи.

В публике прокатился обеспокоенный шумок. Дети начали перешептываться друг с другом.

Джимми встряхнул Слэппи.

— Я тебя предупреждал, — прошипел он.

Джимми кашлянул. Горло у него пересохло, как будто было засыпано песком. Он снова по­тянулся за стаканом с водой и опрокинул его.

Дети ахнули, когда стакан вдребезги разбил­ся о доски сцены.

Джимми соскочил с табурета и быстрыми ша­гами направился к краю рампы.


  • Эй, ребятишки, а мне пришла в голову од­на идея! — обратился он к публике, заставляя себя улыбнуться. — Кто хочет подняться ко мне сюда и познакомиться со Слэппи?

Молчание. Добровольцев не находилось.

  • Эй! Давайте, лезьте сюда, ребята! Я не ку­саюсь! — прокричал Слэппи.

  • А у меня есть замечательный приз для то­го, кто выйдет на сцену, чтобы поговорить со Слэппи, — объявил Джимми.

Несколько малышей подняли руки.

Джимми выбрал мальчугана в третьем ряду. Все приветственно зашумели и зааплодировали, ког­да парнишка стал подниматься по ступенькам.

  • Веди себя как следует, Слэппи, — шепнул Джимми.

В ответ Слэппи лишь рассмеялся.


3


Мальчик вскарабкался на сцену. Он был крупный, плотный, с короткими светлыми волосами и круглой розовой физиономией. На нем была надета синяя майка с карманом спереди, растя­нутая настолько, что спускалась чуть не до ко­лен его мешковатых штанов цвета хаки.

  • Как тебя зовут? — спросил Джимми, по­додвигая микрофон поближе к розовой рожице паренька.

  • Фредди, — ответил тот.

  • Ну-ка, Фредди, поздоровайся со Слэп­пи, — ободряюще произнес Джимми.

  • Тебе никогда не случалось нырять в тарел­ку со спагетти? — поинтересовался Слэппи, на­клоняясь до тех пор, пока его физиономия не оказалась совсем рядом с лицом Фредди.

Тот нервно усмехнулся:

  • Э? Спагетти? С какой стати мне нырять в спагетти?

  • Уж больно ты похож на жирную мясную тефтелю, на мой взгляд, — язвительно проскри­пел Слэппи.

Кое-кто из ребятишек засмеялся, кое-кто ах­нул.

  • Слэппи, веди себя прилично... — взмолил­ся Джимми.

  • Ну-ка, проверим, какова на вкус эта боль­шая тефтеля, — крикнул Слэппи.

Его голова метнулась вниз. Рот, оказавшись возле розового уха мальчишки, приоткрылся.

Все присутствующие в театре услышали гром­кое «хрусть!», когда деревянные челюсти куклы плотно сомкнулись на ухе мальчика.

  • Ооой-ооой-ооой! — взвыл Фредди от боли.

  • Слэппи, отпусти! Отпусти его! — завопил Джимми.

Мальчик, спотыкаясь, рванулся вперед.

Слэппи, вывернувшись из рук Джимми, не отцеплялся от Фредди, его деревянные губы крепко сжимали ухо визжавшего ребенка.

  • ПОМОГИТЕ! БОЛЬНО!!! Оой-оой! Больно!

  • Слэппи! Я тебя предупреждал! — выкрик­нул Джимми. Он схватил деревянного болвана за воротник его спортивной курточки в красно- белую клетку и сдавил ему шею.

  • Отпусти! Сейчас же отпусти его, Слэппи!

Детвора в зрительном зале орала и визжала.

Водители вопили. Несколько человек бросились к сцене.

  • Ооой-ооой! УБЕРИ ЕГО! — Фредди завы­вал, так ему было больно, его лицо стало теперь ярко-красным. Он хлопал по болвану руками, пытаясь сбросить его с себя.

  • Слэппи, ну пожалуйста... — беспомощно умолял того Джимми.

Теперь уже все дети были на ногах. Кресла скрипели и хлопали. От стен эхом отдавался гул­кий топот ребятишек, бросившихся к выходу из зала.

  • Ооой-ооой! — выл Фредди в агонии.

В конце концов нарисованный красной крас­кой рот Слэппи медленно приоткрылся.

Фредди рухнул на доски сцены.

Слэппи откинул голову назад, его голубые глаза дико метались из стороны в сторону. Он разинул рот, и оттуда понесся пронзительный вой.

Громче любой пожарной сирены, любой си­рены «скорой помощи» — оглушительный свист перекрыл все крики и вопли зрительного зала.

Громче... Еще громче...

  • Двери заперты! — взвизгнула какая-то женщина, ее восклицание было почти заглуше­но невыносимым для слуха звуком, исходившим из раскрытого рта Слэппи.

  • Мы не можем выйти!

  • Выпустите нас! Выпустите нас!

  • Мои уши! Мне словно нож в уши вонзили!

  • Велите ему перестать! Велите ему пере­стать!

  • Ооой-ооой! Мои уши! Мои уши, они сей­час лопнут!

  • Ох... Больно! До чего же больно!


4


Джимми О'Джеймс пинком распахнул дверь гримерки и с силой швырнул Слэппи внутрь.

Слэппи проехался по полу и остановился, ут­кнувшись в облупившуюся зеленую стену.

Войдя, Джимми с размаху захлопнул за собой дверь, но он шарахнул ею так сильно, что она снова отскочила, приоткрывшись. Он этого не заметил.

Он ураганом ринулся через всю крошечную комнатку и вздернул деревянного человечка в воздух за отвороты курточки.

  • Последний раз... — Джимми задыхался, да­вясь словами, он был так зол, что едва мог гово­рить, он трясся всем телом, сердце в груди бе­шено колотилось. — Говорю тебе... Это послед­ний раз, когда ты испортил мне представление, Слэппи! — И шваркнул куклу на гримироваль­ный столик.

Голова Слэппи звонко стукнулась о мутное зеркало.

Он рассмеялся кудахтающим смешком.

  • Испортил представление, Джимми! Ты что, рехнулся? После сегодняшнего дня ты про­славишься!

Джимми вздохнул:

  • Я больше никогда не получу работу. Ты погубил мою карьеру, Слэппи. Мне конец! Конец! Ну что, теперь ты рад? Доволен собой?

Слэппи закинул ногу за ногу.

  • Тебе стоит пойти проветриться, Джим­ми, — сказал он ободряюще. — Ты ужасно вы­глядишь.

  • Закрой свой рот! — взвизгнул Джимми. Он сделал глубокий вдох и задержал дыхание, скрес­тил руки поверх своего черного свитера, креп­ко сжав их.

«Держи себя в руках, — приказал он себе. — Держи себя в руках».

Но это было не просто. У Джимми до сих пор в ушах стоял исполненный ужаса крик детей в зрительном зале. До сих пор маячили перед глазами их искаженные страхом лица, их руки, зажимающие уши. Он до сих пор видел и само­го себя, умоляющего Слэппи прекратить это не­выносимое для слуха завывание сирены.

Джимми уронил голову в ладони.

  • Не видать мне больше работы, — повторял он прерывающимся от волнения голосом. — Ни один театр никогда в жизни не наймет меня!

  • Это же шоу-бизнес, — усмехнулся Слэппи.

Джимми поднял голову и через всю комнату

глянул на болванчика.

  • Тебе тоже никогда впредь не работать. Я говорил всерьез, Слэппи, можешь мне пове­рить. Тебе конец. Это был твой шанс.

Деревянная голова куклы отрицательно кач­нулась.

  • Тебе без меня не обойтись.

Глаза Джимми сердито сверкнули.

  • Да ну?

  • Без меня у тебя нет номера, — настаивал Слэппи. — Без меня у тебя нет ничего. Ты деше­вый чревовещатель, который шевелит губами. И который не способен отличить хорошую шут­ку, если услышит ее. Чего с тобой никогда не бы­вало.

Слэппи соскочил с гримировального столи­ка. Его блестящие черные ботинки громко стук­нули об пол.

  • Ты убожество, — сказал Слэппи. — Убо­жество во всем. Но смотри, что я нынче для те­бя сделал: завтра ты появишься во всех газетах страны.

  • Послушай... — начал было Джимми.

  • Я нужен тебе, Джимми, старина, — про­должал Слэппи. — Как еще придурок вроде те­бя смог бы попасть во все газеты? Ну, подума­ешь, заставили мы эту мелюзгу повопить и по­плакать чуток. Ну, подумаешь, лопнули кой у ко­го барабанные перепонки. Велика беда! А ты прославишься!

  • НЕТ!!! — вскричал Джимми, тяжело ды­ша. — Нет! Впредь такого не будет! С тобой по­кончено, Слэппи! Вот. Взгляни на это. Я пока­жу тебе, почему с тобой покончено.

Слэппи раскрыл было деревянные губы, что­бы что-то ответить. Но ничего не сказал и мол­ча глядел, как Джимми выдвинул ящик грими­ровального столика.

  • Вот почему тебе конец. Вот почему ты ни­когда больше мне не понадобишься!

Слэппи осторожненько приблизился на шаг поближе.

Его холодные голубые глаза не отрывались от ящика.

  • Ну вот, изволь. Смотри внимательнее, — приказал он деревянному человечку.

Слэппи уставился в ящик.

Из его глотки вырвался пискливый звук удив­ления:

  • Нет! Нет! Не могу в это поверить!


5


Слэппи изумленно таращился належавшего в ящике навытяжку деревянного болванчика. Ошибки быть не могло. Кукла была его точной копией.

Слэппи наклонился и коснулся деревянного лица. Впился взглядом в глаза болванчика — хо­лодные, голубые, точь-в-точь как его собствен­ные. Покрутил из стороны в сторону его голову.

Схватил за запястье его безжизненную руку и приподнял. Потом позволил ей упасть обрат­но в ящик.

  • Где ты раздобыл этот хлам? — спросил Слэппи, закончив осмотр.

Джимми О'Джеймс аккуратно взял в руки но­вое чучело.

  • Его зовут Уолли. Я нашел его в волшебной лавке.

  • Надо же, какой красавчик, — сострил Слэппи.

Джимми не засмеялся.

  • Он тебе никого напоминает, Слэппи? Он был сделан тем же злобным кукольником, который смастерил и тебя.

  • Не говори «злобным»! — вспыхнул Слэппи.

— Злобным, — повторил Джимми. — Сделав­ший тебя кукольник был злым волшебником. Иначе о нем и не скажешь. Он смастерил тебя из доски от гроба и...

  • И с тех пор я твой до гробовой доски, — воскликнул Слэппи. Он разинул рот и залился

резким, пронзительным смехом.

Выражение лица Джимми оставалось торжес­твующим.

  • Я не шучу, — спокойно сказал он. — Воз­можно, Уолли — это более ранняя модель.

  • Да какая разница, — сердито вскричал Слэп­пи, пнув ящик тяжелым черным ботинком. — Ты не можешь использовать его в своем представлении, Джимми! У него нет моего шарма!

  • Зато к нему прилагается кое-что интерес­ное, — ответил Джимми. — И это кое-что сде­лает мою жизнь лучше — и покончит с твоей.

  • Тра-ля-ля, болтовня, — саркастически проце­дил Слэппи, однако глаза его тревожно забегали. На всякий случай он отступил, пока Джимми тща­тельно укладывал нового болванчика в коробку.

Потом Джимми открыл маленькую дверцу в днище ящика и вытащил оттуда стопку измя­тых пожелтевших листков.

  • Ты что, бутерброды в них заворачивал? — съязвил Слэппи.

Джимми не удостоил вниманием это замеча­ние. Он торопливо перебирал страницы. Затем поднял на Слэппи глаза.

  • Это инструкция, — сказал он, — написан­ная мастером-кукольником, собственноручно.

Слэппи воззрился на листки в руках Джим­ми и ничего не сказал.

  • Это, — продолжал Джимми, — инструк­ция о том, как контролировать злую силу, все­лившуюся в твое тело. На этих страницах ска­зано, как привести к жизни второго болвана и как заставить тебя заснуть навечно!

У Слэппи аж челюсть отвисла. Нарисован­ная на его лице ухмылка стала блекнуть, глаза с негромким щелчком широко распахнулись.

Слэппи тряс головой, переводя взгляд с Джимми на своего лежащего в ящике близнеца и обратно.

  • Скажи «до свидания», Слэппи, — холод­но произнес Джимми.


6


- Никогда! — взвизгнул Слэппи в ответ. — Никогда! Никогда!!!

С яростным воплем он ринулся на болванчи­ка. Ухватился за него обеими руками и вывер­нул из ящика.

Свирепо рыча, крутанулся и с размаху шарахнул безжизненной марионеткой о стену. Изо всех сил. И еще раз. И еще.

При каждом ударе о стену голова болванчи­ка издавала гулкий стук. Его деревянные ручки беспомощно болтались вверх и вниз, в то время как Слэппи боролся с ним.

— Прекрати, — приказал Джимми. — Отдай мне эту куклу, Слэппи, сейчас же!

Но Слэппи лишь еще шире разинул рот в но­вом крике ярости. Он прижал коленом грудь бол­ванчика, покрепче обхватил руками его тонкую шейку и... оторвал ему голову.

Он швырнул голову на гримировальный сто­лик. Та угодила в зеркало и, отскочив от него, грохнулась на пол.

Затем Слэппи скинул безголовое тело обратно в ящик и, вытянув руки, раскрыв в хриплом зве­рином рыке рот, коршуном ринулся на Джимми.

Не ожидавший этого чревовещатель попя­тился и споткнулся о ножку стола.

Прежде чем он успел коснуться пола, жест­кие руки Слэппи вцепились ему в глотку.

— Не беспокойся насчет этого болвана, Джимми, — прошипел Слэппи, едва переведя дух. — Я приделаю ему отличную новую голо­ву — твою!

Деревянные ладони все сильнее сдавливали горло Джимми, и с нечеловеческой силой, со всей своей злобой Слэппи начал откручивать ему голову.


7


— Ххх... — Джимми издал сдавленный стон. — Воздуха... воздуха...

Свет в его глазах начал меркнуть...

Комната куда-то поплыла...

Деревянные руки все глубже впивались в его горло, сжимая его, не давая дышать.

В ушах зазвенел громкий тоненький смех.

Не смех Слэппи.

Что это, ему уже мерещится? У него слуховые галлюцинации?

Нет.

Руки марионетки соскользнули с его шеи.

Хватая ртом воздух, ощущая, как колотится сердце, Джимми повернулся к двери. И увидел девочку.

Девочку лет двенадцати или тринадцати, с темными волнистыми волосами и зелеными глазами. На ней был ярко-желтый джемперок навыпуск поверх потертых вылинявших джин­сов с заплатками на коленках.

Она опять рассмеялась.

— Это ужасно забавно, — объявила она. — До чего ж у вас здорово выходит, умора! По-моему, вы замечательный чревовещатель, мистер О'Джеймс.

Джимми резко крутанулся. Появление девоч­ки заставило Слэппи мгновенно рухнуть на пол и теперь он лежал на спине, безо всякого выра­жения таращась в потолок.

  • Как это у вас получается? — спросила гостья.

Джимми потер ноющую шею. «Не заметит ли она на ней синяков, оставленных деревянными пальцами?» — подумал он.

Прокашлялся.

Его прервал пронзительный визгливый го­лосок из коридора:

  • Ну же, Джорджия, дай мне тоже посмот­реть!

Другая девочка, ростом поменьше, с ярко-ры­жими курчавыми вихрами, торчавшими из-под, сиреневой панамки с мягкими полями, и с усы­панной веснушками круглой физиономией, втолкнула первую в гримерку.

  • Хватит мне все загораживать, жиртрестина, — пропищала она.

  • А ты не толкайся, — вспыхнула первая.

Рыжая девчонка снова толкнула ее:

  • Давай, двигайся!

Та, что повыше, закусила нижнюю губу.

  • Прошу прощения, мистер О'Джеймс. Моя сестра ужасно невоспитанная.

— А сама-то ты какая? — вопросила ее сест­ра. Она покрепче нахлобучила панамку на голову, так что поля почти закрыли ей глаза. — Ты тоже невоспитанная. Да еще и уродина!

Слэппи, распростертый навзничь на полу, издал нетерпеливое рычание.

— Чем могу быть полезен вам обеим? — поинтересовался Джимми, растирая ноющую шею. — Как вы вообще сюда попали?

Темноволосая девчушка залилась краской.

— Я прошу прощения, честное слово. Меня зовут Джорджия Буншофт. Я пропустила пред­ставление. Мама перепутала время, и вот...

  • Эй, назови ему и мое имя, свинья этакая! — со злобой вмешалась ее сестра. — Считаешь, что ты такая уж важная?! Вздумала, что можешь делать вид, что меня тут и нет?!

  • Я как раз собиралась, — пробормотала Джорджия. Она закатила глаза. — Это моя сестра Стелла, — сказала она Джимми. После чего снова по­вернулась к сестре и прошептала сквозь стиснутые зубы: — Теперь ты помолчишь хоть немного?

  • Попробуй заставь меня, — злобно париро­вала Стелла.

  • Мы со Стеллой часто ссоримся, — замети­ла Джорджия, по-прежнему краснея.

  • Ухти-тухти, — пробурчала Стелла.

  • Мне очень жаль, что мы побеспокоили вас, мистер О'Джеймс, — мягко произнесла Джор­джия.

— Ну так проваливайте! — злобно крикнул Слэппи.

Джорджия засмеялась.

  • Ну как это у вас получилось?! Полное впе­чатление, что звук идет от куклы!

  • Годы практики, — ответил Джимми, пос­пешно пнув Слэппи в бок.

  • Ну, теперь мы можем идти? — спросила Стелла, нетерпеливо дергая сестру за руку.

Джорджия высвободилась.

  • Мы опоздали на представление, — повто­рила она, обращаясь к Джимми. — Поэтому ма­ма уговорила директора театра пустить нас за кулисы. Надеюсь, вы не против. Я просто хоте­ла познакомиться со Слэппи.

  • Ну, мы можем уже идти? — продолжала ныть Стелла своим противным пронзительным голоском.

Джорджия по-прежнему игнорировала ее.

  • Видите ли, мистер О'Джеймс, я всю жизнь интересовалась марионетками и куклами. Я де­лаю своих собственных кукол и устраиваю с ни­ми представления.

  • Такие убогие! — ввернула Стелла, закаты­вая глаза под своей сиреневой панамкой. — Все, что ты делаешь, — все убого!

Джорджия сердито сверкнула на сестру гла­зами и обратилась к Джимми:

— Можно, я поздороваюсь со Слэппи за ру­ку? — попросила она. — Вы можете сделать так, чтобы он поговорил со мной? Я люблю таких болванчиков.

— Потому что ты сама чучело вроде них! — заявила Стелла и расхохоталась.

— А твоим-то ртом кто управляет? — обратился к Стелле Слэппи с пола.

— Прошу прощения?! — Стелла резко обернулась.

— Ты так и родилась с этой сиреневой поганкой на голове или это просто какое-то отвратительное кожное заболевание? — снова спросил у Стеллы Слэппи.

— Потрясающе, мистер О'Джеймс! — воскликнула Джорджия. — Ваши губы совершен­но неподвижны!

— Он шевелит губами, только когда читает, — съязвил Слэппи с пронзительным злобным смешком.

  • Ну все, хватит, Слэппи, — оборвал его Джимми. Прищурившись, он посмотрел на Джорджию. — Ты в самом деле любишь марио­неток и кукол?

Та кивнула.

  • Я хотела бы когда-нибудь показать вам мо­их собственных кукол.

Он пригладил тыльной стороной ладони свои короткие каштановые волосы. Выражение ли­ца у него было задумчивое.

— Подожди-ка пару минут в коридоре, — попросил он Джорджию. — Возможно, у меня будет для тебя сюрприз.

  • Сюрприз?! — воскликнула она. — Какой?!

  1   2   3   4   5




Похожие:

Р. Л. Стайн Кошмар Слэппи iconДокументи
1. /ь62 - Кошмар Слэппи.doc
Р. Л. Стайн Кошмар Слэппи iconРоберт Лоуренс Стайн я – твой злобный близнец
Поэтому жизнь ни о чем не догадывающегося мальчика скоро превращается в настоящий кошмар, выбратъся из которого оказывается очень...
Р. Л. Стайн Кошмар Слэппи iconДокументи
1. /Второй кошмар.doc
Р. Л. Стайн Кошмар Слэппи iconДокументи
1. /Первый кошмар.doc
Р. Л. Стайн Кошмар Слэппи iconДокументи
1. /Лагерь Ночной кошмар.doc
Р. Л. Стайн Кошмар Слэппи iconДокументи
1. /Ночной кошмар Железного Любовника.txt
Р. Л. Стайн Кошмар Слэппи iconБочарников Евгений. Сны о чем-то большем
И резкое пробуждение. Кошмар предвестник страданий. Мысли вложенные в мою голову чьими то чужими руками
Р. Л. Стайн Кошмар Слэппи iconПролог… Эти стены, заляпанные грязной ржавчиной, эти оконца забитые пылью, эти облезшие от сырости потолки. Этот кошмар который не передать словами произошёл в летнем лагере «Семь ветров». Осень 19 сентября 1996 год
Эти стены, заляпанные грязной ржавчиной, эти оконца забитые пылью, эти облезшие от сырости потолки. Этот кошмар который не передать...
Р. Л. Стайн Кошмар Слэппи iconР. Л. Стайн Как убить монстра
Гретхен, тебе уже три раза объясняли, — вздохнул папа. — Мы с мамой должны уехать в Атланту. По работе!
Р. Л. Стайн Кошмар Слэппи iconРоберт Лоуренс Стайн Предательство
Пламя шумело, словно буря. Небо, скрытое мрачными тучами черного дыма, освещали зловещие алые всполохи
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©lib2.podelise.ru 2000-2013
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы