Реферат по литературе Тема: Выполнила ученица 11 «а» класса Новосёлова Дарья Учитель icon

Реферат по литературе Тема: Выполнила ученица 11 «а» класса Новосёлова Дарья Учитель



НазваниеРеферат по литературе Тема: Выполнила ученица 11 «а» класса Новосёлова Дарья Учитель
Новосёлова Дарья
Дата конвертации04.02.2013
Размер332.64 Kb.
ТипРеферат
источник


Муниципальное общеобразовательное учреждение «Средняя общеобразовательная школа №1»


Экзаменационный реферат

по литературе

Тема:




Выполнила

ученица 11 «а» класса

Новосёлова Дарья


Учитель:

Бараковская

Татьяна Ивановна


Г. Осташков, 2008 г.

Оглавление


Введение


Главная часть

Глава 1. История русской дуэли

  1. Что есть дуэль

  2. Причина дуэли

  3. Цель дуэли

  4. Обязательное условие дуэли

  5. Роды оскорблений

  6. Новые правила дуэли во второй половине-конце XIX века

Глава 2. Поединки в произведениях А.С. Пушкина

Изображение дуэли в

  1. повести «Выстрел»

  2. романе «Евгений Онегин»

  3. повести «Капитанская дочка»


Глава 3. Последняя дуэль А.С. Пушкина


Глава 4. Отношение А.С. Пушкина к дуэли


Заключение


Список литературы

Введение


Время дуэли - важный период в истории русского народа, который нашёл соответствующее отражение в литературе.

В своём реферате я хочу проследить историю русской дуэли, выявить её особенности и стиль проведения, а также изучить сцены поединка в произведениях А.С. Пушкина («Капитанская дочка», «Выстрел», «Евгений Онегин»). Изучая их, я обращу внимание на поведение героев, на их преддуэльные размышления и переживания, состояние во время поединка, которые несомненно помогают понять и причину дуэли и её последствия.

Задачи:

Выяснить, что такое дуэль. Рассмотреть, как изменялись правила дуэли и психология дуэлянтов с течением времени. Изучить роды дуэли, а также её причины, цели и условия. Проанализировать сцены дуэли в произведениях А.С. Пушкина. Изучить характер главного героя и причины произошедшей дуэли в повести «Выстрел». Рассмотреть дуэль в романе «Евгений Онегин», понять смысл дуэли между Онегиным и Ленским, проанализировать поведение секундантов и самих героев во время поединка. Узнать отношение А.С. Пушкина к дуэли, отражённое как в повести «Капитанская дочка», так и на примере его собственной жизни. Сделать вывод.

В своём реферате я буду опираться на работы следующих авторов: Никулина И. , Дурасова В., Щеголева П. Е. , Герцена А.И. , Эйдельмана Н. , Набокова В. , Лотмана Ю. М.


 


^ Глава I. История русской дуэли


История русской дуэли XIX века – это история человеческих трагедий, мучительных смертей, высоких порывов и нравственных падений. И все это многообразное и яркое явление было результатом сокрушительного психологического перелома – перехода от Московской Руси к петербургской России.


Трудно представить себе быт и нравы России двух предреволюционных столетий без такого явления, как дуэль. Словно в зеркале с увеличительным стеклом, в этом явлении выпукло отразились характерные черты нормативного поведения тогдашнего русского общества, дворянско-чиновничьей среды, прежде всего.


Дуэль имеет свою историю. Ее истоки отыскивают в рыцарских турнирах, типичных для европейского средневековья; тогда рыцари затевали поединки ради демонстрации мужества и силы - и, как правило, во имя “Прекрасной Дамы”. Противники большей частью не испытывали друг к другу никакой вражды, мало того: они могли быть незнакомы между собой и выступать инкогнито, в масках. Победителя увенчивали наградой.


С течением времени рыцарство утратило свой авторитет, но обычай открытого поединка сохранился - хотя функция его изменилась. В XVII-XVIII вв. уже не требовалось совершать подвиги с именем Дианы или Лауры на устах, зато возникла потребность, как мы бы сегодня сказали, выяснять отношения, связанные с понятиями чести, достоинства, благородства, провоцируемые к тому же спором, ссорой, взаимной неприязнью.


Из Европы дуэль перешла в Россию, для русского XVIII века дуэлянт (тогда говорили “дуэлист”) - уже достаточно симптоматичная фигура. За французским “заимствованием” тянулся кровавый след, что вызвало беспокойство властей; Петр I категорически запретил поединки и повелел их участников “смертию казнить и оных пожитки описать”. Позднее Екатерина II подтвердила запрет Петра, и потом ситуация не претерпела изменений. В XIX веке смертная казнь дуэлянтам не угрожала, но офицер мог поплатиться разжалованием в солдаты и ссылкой на Кавказ, в зону боевых действий - наказание достаточно суровое. Тем не менее, россияне “стрелялись” и в столице, и в провинции, и непросто указать на случай отказа от дуэли по причине официального запрета. С другой стороны, восприятие и оценка явления были неоднозначными, громкие “за” и резкие “против” чем дальше, тем чаще смешивались, переплетались. Официальный запрет сопровождался и противодействием, и поддержкой общественного мнения.

Русская дуэль была жесточе и смертоноснее европейской. И не потому, что французский журналист или австро-венгерский офицер обладали меньшей личной храбростью, чем российский дворянин. Отнюдь нет. И не потому, что ценность человеческой жизни представлялась здесь меньшей, чем в Европе. Россия, вырвавшаяся из феодальных представлений одним рывком, а не прошедшая естественный многовековой путь, обладала совершенно иной культурой регуляции человеческих отношений. Здесь восприятие дуэли как судебного поединка, а не как ритуального снятия бесчестия, оставалось гораздо острее.


Отсюда и шла жестокость дуэльных условий – и не только у гвардейских бретеров (неоправданно кровожадных), а и у людей зрелых и рассудительных, - от подспудного сознания, что победить должен правый. И не нужно мешать высшему правосудию искусственными помехами.


Тогда же, наряду с холодным оружием, стали применять пистолеты; это еще более упростило ход события, но заставило твердо определить правила поединка: так сложился дуэльный кодекс.


^ Что есть дуэль?

Дуэль есть единоборство между двумя лицами по обоюдному их соглашению, со смертоносным оружием, при заранее определенных условиях и в присутствии свидетелей с обеих сторон.


^ Причина дуэли

Причина ее – вызов одного лица другим за нанесенное оскорбление.


Цель дуэли

Цель дуэли – получение силою оружия удовлетворения за оскорбление. Оскорбленный дерется, чтобы получить удовлетворение; оскорбитель – чтобы дать удовлетворение

.

^ Обязательное условие дуэли

Если единоборству не предшествовало предварительного соглашения в условиях и если оно произошло не в присутствии свидетелей, то оно не дуэль и не признается ею ни общественным мнением, ни законами.


Предел, когда именно известные действия теряют характер обыкновенного, неважного, и становятся оскорблениями, вообще трудно определим и находится единственно в зависимости от степени обидчивости того лица, на которого эти действия были обращены. Этот взгляд, конечно, может применяться только к оскорблениям легкого свойства, между тем как все, разделяющие с обществом, вкоренившиеся в нем понятия о чести, должны относиться к оскорблениям более серьезным с одинаковой щепетильностью. Исходя из этого предположения, различают три рода оскорблений.


1.       Оскорбление легкое. Невежливость не есть оскорбление. Кто был оскорблен за оказанную другому невежливость, тот считается всегда оскорбленным. Если за легкое оскорбление будет отвечено тоже оскорблением легким, то все-таки сперва затронутый останется оскорбленным.


2.       Оскорбление обруганием. Оно может быть вызвано как произнесением ругательных слов, так и обвинением в позорных качествах. Кто за легкое оскорбление был обруган, тот считается оскорбленным. Если обруганный ответит обруганием же, то все-таки он будет считаться оскорбленным.


3.       Оскорбление ударом. Под ударом подразумевается всякое преднамеренное прикосновение. Кто за обругание был побит, тот считается оскорбленным. Если после получения удара будет оплачено тем же, то все-таки сперва побитый останется оскорбленным. Последний не становится ответственным за то, что он, будучи взбешен полученным ударом и не помня себя, воздал равным за равное. Это правило не изменилось бы и в том случае, если второй удар был бы сильнее первого или имел последствием поранение. К оскорблению ударом обыкновенно приравнивают и те оскорбления, которые грозят уничтожить каким-либо образом нравственно человека, как-то: обольщение жены или дочери, несправедливое обвинение в шулерстве, обмане или воровстве.


Дуэль, ставшая страстью, породила тип бретера - человека, щеголявшего своей готовностью и способностью драться где бы то ни было и с кем бы то ни было. Риск у бретера носил показной характер, а убийство противника входило в его расчеты. И, опять же, бретерство оценивали по-разному. Одни видели в нем максимальное проявление дуэльной традиции, другие - смесь позерства и жестокости.


^ Новые правила дуэли во второй половине XIX века

Во второй половине XIX века, с появлением в культурной сфере разночинца-радикала, отвергавшего нормы, установки дворянской морали, престиж дуэли заметно понижается. Уменьшается их число, редкостью становится смертельный исход. Прежде дуэлянтов разводили на 25-30 шагов, а расстояние между "барьерами" (условно обозначенными брошенной наземь шинелью или просто чертой) не превышало 10-12 шагов, т.е. противники имели право идти навстречу друг другу и стрелять либо на ходу, либо, дойдя до "барьера"; в случае ранения дуэлянт мог потребовать "к барьеру" своего противника - за раненым сохранялась возможность ответного выстрела. Смертью заканчивались не десятки, а сотни дуэлей. В конце же XIX века "барьеры" устанавливались на расстоянии 20-30 шагов, а исходная дистанция равнялась 40-50 шагам; результативность стрельбы, ясно же, понизилась. А главное - поединок перестает быть мерилом чести, его чаще расценивают как дань то ли условностям, то ли предрассудкам. Кроме того, возникают общественные движения (народовольчество, эсеры), вводящие в свою программу террор; волна террористических актов оттеснила на второй, на третий план дуэльные события.


Дуэль, во всем многоразличии своих проявлений, запечатлена в русской литературе XIX - начала XX веков, от Бестужева-Марлинского и Пушкина до Чехова и Куприна. Писатели сосредотачивают свое внимание на психологии дуэлянта, на его преддуэльных размышлениях и переживаниях, на его состоянии и поведении во время поединка; художественные характеристики существенно дополняют документальное знание.


^ Глава II. Поединок в произведениях А.С. Пушкина

Негативные варианты дуэли изображены в повести “Выстрел”, в романе “Евгений Онегин”. А в повести «Капитанская дочка» поединок изображён сугубо иронически.


^ Изображение дуэли в повести «Выстрел»


Повесть "Выстрел" была поведана Белкину подполковником И. Л. П. Главным ее героем является некий Сильвио. Он "принадлежал нашему (офицерскому) обществу не будучи военным... Какая-то таинственность окружала его судьбу; он казался русским, а носил иностранное имя... Искусство (стрельбы) коего он достиг было неимоверно. ... нам и в голову не приходило подозревать в нем что-нибудь похожее на робость". "Есть люди, коих одна наружность удаляет подобные подозрения".

Изначально образ Сильвио загадочен и привлекателен. Этот человек серьезен, даже суров, немногословен, не жаден. Стрельба из пистолета была любимым его увлечением и, постоянно упражняясь, он достиг чрезвычайной меткости. Кажется, что ни крутой нрав, ни злой язык не могут испортить имидж этого "настоящего мужчины". Не будучи военным, Сильвио вызывал неизменное уважение у офицеров расквартированного в городе полка, для которых он держал открытый стол. И все же странное поведение этого человека, выражающееся в нежелании защитить свою честь, изменило привычное к нему отношение многих окружающих.

Перед отъездом (а не сразу же при получении) Сильвио показал И. Л. П. это самое письмо и рассказал таинственную историю, чтобы объяснить, почему недавно он отказался от поединка

Оказывается, что еще несколько лет назад Сильвио служил в гусарском полку, отличаясь храбростью, острым языком и безудержным буйством: "...я привык первенствовать, но смолоду это было во мне страстию". И вот в полку появляется молодой человек, который своими достоинствами и манерой поведения завоевывает еще больший успех в полку и у женщин, чем сам Сильвио. Кажется, что этот "блистательный счастливец" безупречен: у него есть громкое имя, деньги, ум, красота, беспечная храбрость и бешеная веселость, он дружелюбен и общителен. Самолюбие и гордость тщеславного Сильвио уязвлены настолько, что он не только отталкивает руку дружбы, протянутую ему графом Б***, но и откровенно ищет с ним ссоры. В конце концов, в порыве ревности он говорит графу какую-то грубость, за что и получает пощечину и вызывает противника на дуэль.

«Это было на рассвете. Я стоял на назначенном месте с моими тремя секундантами. С неизъяснимым нетерпением ожидал я моего противника… Я увидел его издали. Он шел пешком,… сопровождаемый одним секундантом. Мы пошли к нему навстречу. Он приближался, держа фуражку, наполненную черешнями… Мне должно было стрелять первому: но волнение злобы во мне было столь сильно, что я не понадеялся на верность руки и, чтобы дать себе время остыть, уступал ему первый выстрел; противник мой не соглашался. Положили бросить жребий: первый нумер достался ему, вечному любимцу счастия. Он прицелился и прострелил мне фуражку. Очередь была за мною. Жизнь его наконец была в моих руках; я глядел на него жадно, стараясь уловить хотя одну тень беспокойства... Он стоял под пистолетом, выбирая из фуражки спелые черешни и выплевывая косточки, которые долетали до меня. Его равнодушие взбесило меня. Что пользы мне, подумал я, лишить его жизни, когда он ею вовсе не дорожит? Злобная мысль мелькнула в уме моем. Я опустил пистолет. «Вам, кажется, теперь не до смерти, — сказал я ему, — вы изволите завтракать; мне не хочется вам помешать». — «Вы ничуть не мешаете мне, — возразил он, — извольте себе стрелять, а впрочем, как вам угодно: выстрел ваш остается за вами; я всегда готов к вашим услугам». Я обратился к секундантам, объявив, что нынче стрелять не намерен, и поединок тем и кончился.»


Как видно из этого эпизода поведения Сильвио и графа очень отличались друг от друга. Совершенно спокойный, сохраняющий самообладание и чувство собственного достоинства граф и злобный, нервный, сделавший достаточно подлое предложение Сильвио. Взбешенный равнодушным спокойствием противника, он не стал стрелять, оставив за собой право выстрела до того момента, когда жизнь будет графу дорога больше, чем сейчас.


Разгадка этой тайны безусловно открывает нам завесу того, какие нелицеприятные черты: мелочность, зависть, мстительность, неумение уступать кроются в сильном и мужественном образе Сильвио


Эпизод с черешнями автобиографичен. В Кишиневе некто Зубов вызвал Пушкина на дуэль. "Пушкин явился с черешнями и завтракал ими, пока тот стрелял. Зубов стрелял первый и не попал... Вместо того, чтобы требовать ответного выстрела, Зубов бросился с объятиями. "Это лишнее" — заметил ему Пушкин и, не стреляя, удалился" (Липранди)


Несколько лет ждал Сильвио своего часа, пока не получил известие, что граф женится на молодой и прекрасной девушке. И Сильвио решил, что настало время, когда можно увидеть страх смерти в глазах своего противника. Однако и здесь граф оказался на высоте. Конечно, умирать ему не хотелось, но боялся он лишь того, что с минуты на минуту войдет его молодая жена и испугается этого страшного поединка. Сильвио же смалодушничал. Ему так хотелось припугнуть графа, что он постоянно тянул время, дождавшись, пока в комнату не вбежала графиня и, узнав в чем дело, бросилась к его ногам с мольбой. В смятении граф пристыдил жену и гневно поторопил Сильвио, на что тот ответил отказом стрелять: "...я доволен: я видел твое смятение, твою робость..."


Здесь Сильвио перед нами предстаёт тоже не с лучшей стороны. Само Значение имени "Сильвио" (лат. , фр. "лесной") есть антитеза понятию — "культурный". Дуэль превращена им в какой-то спектакль. Ведь поединок должен быть поединком, на нём должна защищаться честь оскорблённого, вне зависимости от поведения обидчика. Зачем откладывать дуэль, зачем устраивать все эти представления. В Сильвио нет ни капли благородства, он думает о собственной выгоде. Это видно ещё в начале повести, где Сильвио предпочитает защите чести дальнейшее мщение


^ Изображение дуэли в романе «Евгений Онегин»


Дуэль Онегина и Ленского — самый трагичный и самый загадочный эпизод романа. Онегин — в лучшем случае «ученый малый, но педант», однако не хладнокровный убийца и бретер. В романе нет указаний на это. Владимир Ленский — наивный поэт и мечтатель, также не производит впечатления завзятого стрелка. Но трагичный финал нелепого события, пережитый героем романа как драма личного порядка, да, пожалуй, искреннее сожаление автора о гибели «юного поэта» заставляют более внимательно рассмотреть шестую главу романа. В связи с этим возникает два вопроса: во-первых, в чём причина столь отравного и порой необъяснимого поведения Евгения Онегина перед дуэлью и во время ее и, во-вторых, почему герой романа, личность независимая и даже дерзкая, признает навязанное ему Зарецким поведение, теряет волю и становится куклой в руках безликого ритуала дуэли?

Дуэль — это поединок, парный бой, происходящий по определенным правилам и имеющий целью снятие позорного пятна, оскорбления и восстановление чести. Строгость выполнения правил достигалась обращением к знатокам и арбитрам в вопросах чести. Эту роль в романе исполняет Зарецкий, в дуэлях классик и педант», и, как видно из романа, ведет дело с большими упущениями. Точнее, он сознательной игнорировал все, что могло устранить кровавый исход. При первом посещении Онегина для передачи вызова он и не подумал обсудить возможность примирения. А это было прямой обязанностью секунданта. Далее, непосредственно перед поединком он . опять ничего не предпринимает, хотя всем, кроме восемнадцатилетнего Ленского, ясно, что никакой кровавой обиды не существует.

Вместо этого он «встал без объяснений... Имея дома много дел». Далее было еще как минимум две причины остановки или вообще прекращения дуэли. Во-первых, Онегин опаздывает более чем на час. В этом случае, согласно дуэльному кодексу, противник объявляется появившимся. Во всяком случае, в «Герое нашего времени» Печорин абсолютно точно приходит к месту дуэли, устраняя малейший повод для ее отмены.

Во-вторых, в качестве секунданта Онегин приводит своего лакея, француза Гильо, мотивируя тем, что тот по крайней мере «честный, малый»:


"Я не предвижу возражений

На представление мое:

Хоть человек о неизвестный,

Но, уж конечно, малый честный" (глава VI, строфа XXVII).


А это было уже явным и недвусмысленным оскорблением Зарецкого, Ведь секунданты должны были быть равны, то есть оба должны иметь дворянское звание.

Итак, Зарецкий развел противников на 32 шага, поставив барьеры на «благородном расстоянии», видимо шагов десять, а то и меньше, и не оговорил в условиях дуэли остановку противников после первого выстрела. Таким образом, «знаток» дуэльной этики ведет себя не столько как сторонник строгих правил дуэльного искусства, а как лицо, крайне заинтересованное в скандальном, шумном, а применительно к дуэли - смертельном исходе.

Правила дуэли нарушают и Зарецкий, и Онегин. Первый — потому что видит в ней возможность приобрести скандальную известность, второй — чтобы продемонстрировать презрение к истории, в которую он попал против собственной воли и в серьезность которой не верит. Все поведение Онегина на поединке свидетельствует о том, что автор хотел его сделать убийцей поневоле.

И для Пушкина, и для его современников, знакомых с дуэлью не понаслышке, было очевидно, что тот, кто желает противнику гибели, не стреляет сходу, с дальней дистанции и под отвлекающим внимание дулом чужого пистолета, а, идя на риск, дает по себе выстрелить, требует противника к барьеру и с короткой дистанции расстреливает его как неподвижную мишень.

Однако почему же Онегин стрелял в Ленского, а не мимо?

Ответ кроется в том, что демонстративный выстрел в воздух или в сторону вряд ли мог способствовать примирению. Скорее это было бы расценено как оскорбление. И потом, известно, что в случае безрезультативной дуэли она перестреливалась до получения первой раны или гибели одного из дуэлянтов.

Также дуэльная этика допускала такой поступок только после выстрела, произведенного противником; первый выстрел в воздух, обязывающий другого дуэлянта поступить аналогично, считался проявлением трусости. (Известны случаи, когда, например, Пушкин и Лермонтов стреляли в воздух, — но только выдержав направленный в них выстрел противника.)


Дуэль в онегинскую эпоху имела строгий ритуал. Люди, участвующие в ней, давали некое представление. Они действовали не по своей воле, подчиняясь установленным правилам. Так случилось, что общество, которое презирал Онегин, все-таки употребило его. Оно оказалось властно над его поступками и душой. Онегин боится показаться смешным, стать темой провинциальных сплетен.

Евгений Онегин не заботится о первенстве и не ведет игру, более того, ему понятна легковесность вызова, сделанного Ленским - разгоряченным юношей-романтиком; тем не менее, он берет в руки пистолет - берет, подчиняясь нравам “большого света”, опасаясь сплетен, “хохотни глупцов”, иначе говоря, уступая тому, что в душе презирает. “Пружина чести” здесь играет роль ложного стимула, предопределяющего неизбежность бессмысленного убийства.


Онегин – характер действительный, в том смысле, что в нем нет ничего мечтательного, фантастического, что он мог быть счастлив или несчастлив только в действительности и через действительность.


В Ленском Пушкин изобразил характер совершенно отвлеченный, чуждый действительности. Тогда это было совершенно новое явление, и люди такого рода тогда действительно начали появляться в русском обществе.


С душою прямо геттингенской

………………………………

Поклонник Канта и поэт,

Он из Германии туманной

Привез учености плоды:

Вольнолюбивые мечты,

Дух пылкий и довольно странный,

Всегда восторженную речь

И кудри черные до плеч.

………………………………

Он пел любовь, любви послушный,

И песнь его была ясна,

Как мысли девы простодушной,

Как сон младенца, как луна

В пустынях неба безмятежных,

Богиня тайн и взоров нежных;

Он пел разлуку и печаль ,

И нечто , и туманну даль ,

И романтические розы ;

Он пел те дальние страны,

Где долго в лоне тишины

Лились его живые слезы;

Он пел поблеклый жизни цвет

Без малого в осьмнадцать лет .


Ленский был романтик и по натуре и по духу времени. Это было существо, доступное всему прекрасному, высокому, душа чистая и благородная. Но в то же время “он сердцем милый был невежда”, вечно толкуя о жизни, никогда не знал ее. Действительность на него не имела влияния: его радости и печали были созданием его фантазии.

Такие люди как он или перерождаются в совершенных филистеров, или, если сохранят навсегда свой первоначальный тип, делаются устарелыми мистиками и мечтателями, которые большие враги прогресса, нежели люди просто.


Онегин и Ленский по-разному мыслят, по-разному чувствуют, по-разному говорят. Онегин трезв во взглядах, он судит о мире, как законченный циник, защищенный непробиваемой бронёй эгоизма. Он, по определению Белинского ,"страдающий эгоист". Ведь как человек может быть счастлив, если он не верит в любовь. Он лишь играет в неё. Она неведома Онегину - поклоннику "науки страсти нежной"


Ленский - полная противоположность Онегину. Пушкин относится к нему с иронией и нежностью. Герцен так сказал о нём: "Это одна из тех целомудренных натур, которые не могут акклиматизироваться в развращенной и безумной среде; приняв жизнь, они больше ничего не могут принять от этой нечистой почвы, разве только смерть".


Ленский - это звезда, которая вспыхнула, чтобы погаснуть. Мне кажется, что он должен был погибнуть. Такая душа не могла принять условий жизни и трезво видеть мир, не могла, как пишет Белинский, "развиваться и идти вперёд". Иначе Ленский стал бы копией Онегина, а это недопустимо. Но, всё-таки, при всей их непохожести было что-то, что их объединяло. Они выделялись из толпы. Они - "белые вороны" того времени. Это их отличие от всего света.


Ленский полюбил Ольгу. Он украсил ее достоинствами и совершенствами, приписал ей чувства и мысли, которых в ней не было и о которых она и не заботилась. Существо доброе, милое, веселое, Ольга была очаровательна, как все “барышни”, пока они еще не сделались барышнями, а Ленский видел в ней фею, сильфиду, романтическую мечту, нимало не подозревая будущей барышни. Он написал “надгробный мадригал” старику Ларину, в котором, верный себе, без всякой иронии, умел найти поэтическую сторону. В простом желании Онегина подшутить над ним он увидел и измену, и обольщение, и кровавую обиду. Результатом всего этого была его смерть, заранее воспетая им в туманно-романтических стихах. Подробности дуэли Онегина с Ленским – верх совершенства в художественном отношении.


Описание Онегина и Ленского проникнуты декабристскими настроениями. И они подходят для роли декабристов, но не один из них им не становится. Почему же? Да потому, что Онегин индивидуалист, не представляющий себе жизнь рядом с кем-то, сосредоточенность на самом себе, а не на общем быте - вот разница, которая отделила Онегина от декабристов.


Ленский же к ним был ближе, однако тоже им не стал:


Он верил, что друзья готовы


За честь принять его оковы


И что не дрогнет их рука


Разбить сосуд клеветника...


Смерть Ленского была написана уже после гибели декабристов. Это не случайно. Его гибель описана в таких тонах, что заставляет нас думать о громадной катастрофе. Он умирает слишком рано. Этим подчёркивается его схожесть с декабристами.


Поэт любил Ленского и в прекрасных строфах оплакал его падение:


Друзья мои, вам жаль поэта:

Во цвете радостных надежд,

Их не свершив еще для света,

Чуть из младенческих одежд,

Увял! Где жаркое волненье,

Где благородное стремленье

И чувств и мыслей молодых,

Высоких, нежных, удалых?

Где бурные любви желанья,

И жажда знаний и труда,

И страх порока и стыда,

И вы, заветные мечтанья,

Вы, призрак жизни неземной,

Вы, сны поэзии святой!

Быть может, он для блага мира

Иль хоть для славы был рожден;

Его умолкнувшая лира

Гремучий, непрерывный звон

В веках поднять должна. Поэта,

Быть может, на ступенях света

Ждала высокая ступень.

Его страдальческая тень,

Быть может, унесла с собою

Святую тайну, и для нас

Погиб животворящий глас,

И за могильною чертою

К ней не домчится гимн времен,

Благословение племен.


До самого конца XVIII века в России еще не стрелялись, но рубились и кололись. Дуэль на шпагах или саблях куда меньше угрожала жизни противников, чем обмен пистолетными выстрелами. (“Паршивая дуэль на саблях”, - писал Пушкин.)


^ Изображение дуэли в повести «Капитанская дочка»


В “Капитанской дочке” поединок изображен сугубо иронически. Ирония начинается с княжнинского эпиграфа к главе:


- Ин изволь и стань же в позитуру.

Посмотришь, проколю как я твою фигуру!


Хотя Гринев дерется за честь дамы, а Швабрин и в самом деле заслуживает наказания, но дуэльная ситуация выглядит донельзя забавно: “Я тотчас отправился к Ивану Игнатьичу и застал его с иголкою в руках: по препоручению комендантши он нанизывал грибы для сушенья на зиму. “А, Петр Андреич! – сказал он, увидя меня. – Добро пожаловать! Как это вас Бог принес? по какому делу, смею спросить?” Я в коротких словах объяснил ему, что я поссорился с Алексеем Иванычем, а его, Ивана Игнатьича, прошу быть моим секундантом. Иван Игнатьич выслушал меня со вниманием, вытараща на меня свой единственный глаз. “Вы изволите говорить, - сказал он мне, - что хотите Алексея Иваныча заколоть и желаете, чтоб я при том был свидетелем? Так ли? смею спросить”. – “Точно так”. – “Помилуйте, Петр Андреич! Что это вы затеяли? Вы с Алексеем Иванычем побранились? Велика беда! Брань на вороту не виснет. Он вас побранил, а вы его выругайте; он вас в рыло, а вы его в ухо, в другое, в третье – и разойдитесь; а мы уж вас помирим. А то: доброе ли дело заколоть своего ближнего, смею спросить? И добро б уж закололи вы его: Бог с ним, с Алексеем Иванычем; я и сам до него не охотник. Ну, а если он вас просверлит? На что это будет похоже? Кто будет в дураках, смею спросить?””.


Эта речь в своем роде замечательна. Прежде всего, оскорбление чести кривой поручик не отличает об обычной ссоры, а в дуэли видит не ритуал восстановления оскорбленной чести, а простой выход злобы на обидчика. Грубая брань или кулачные удары для него ничем не отличаются от поединка. Во-вторых, он дает резкую нравственную оценку дуэлям, но она мирно и нелогично соседствует с чисто практическими соображениями, что на дуэли можешь быть убит ты, а не твой обидчик. Точка зрения Ивана Игнатьича оттенена комически благодаря абсурдности замечания о "третьем" ухе.


Эта сцена и все дальнейшее выглядит как пародия на дуэльный сюжет и на саму идею дуэли. Это, однако же, совсем не так. Пушкин, с его удивительным чутьем на исторический колорит и вниманием к быту, представил здесь столкновение двух эпох. Героическое отношение Гринева к поединку кажется смешным потому, что оно сталкивается с представлениями людей, выросших в другие времена, не воспринимающих дуэльную идею как необходимый атрибут дворянского жизненного стиля. Она кажется им блажью. Иван Игнатьич подходит к дуэли с позиции здравого смысла. А с позиции бытового здравого смысла дуэль, не имеющая оттенка судебного поединка, а призванная только потрафить самолюбию дуэлянтов, несомненно, абсурдна.


“Да зачем же мне тут быть свидетелем? – вопрошает Иван Игнатьич. – С какой стати? Люди дерутся; что за невидальщина, смею спросить? Слава Богу, ходил я под шведа и под турку: всего насмотрелся”.        


Для старого офицера поединок ничем не отличается от парного боя во время войны. Только он бессмыслен и неправеден, ибо дерутся свои.


“Я кое-как стал изъяснять ему должность секунданта, но Иван Игнатьич никак не мог меня понять”. Он и не мог понять смысла дуэли, ибо она не входила в систему его представлений о нормах воинской жизни.


Вряд ли и сам Петр Андреич сумел бы объяснить разницу между поединком и вооруженной дракой. Но он – человек иной формации – ощущает свое право на это не совсем понятное, но притягательное деяние.


С другой же стороны, рыцарские, хотя и смутные, представления Гринева отнюдь не совпадают со столичным гвардейским цинизмом Швабрина, для которого важно убить противника, что он однажды и сделал, а не соблюсти правила чести. Он хладнокровно предлагает обойтись без секундантов, хотя это и против правил. И не потому, что Швабрин какой-то особенный злодей, а потому, что дуэльный кодекс еще размыт и неопределен.


Поединок окончился бы купанием Швабрина в реке, куда загонял его побеждающий Гринев, если бы не внезапное появление Савельича. И вот тут отсутствие секундантов позволило Швабрину нанести предательский удар.


Именно такой поворот дела и показывает некий оттенок отношения Пушкина к стихии “незаконных”, неканонических дуэлей, открывающих возможности для убийств, прикрытых дуэльной терминологией.


^ Глава III. Последняя дуэль А.С. Пушкина


22 - летний корнет Кавалергардского полка, чужеземец, у которого было два имени и три отечества, Дантес ворвался в мирную, полную творческого труда жизнь Пушкина еще за два с половиной года до катастрофы.

Француз по происхождению, Дантес приехал в Россию через несколько лет после июльской революции во Франции. Здесь он стал приемным сыном голландского посланника в Петербурге барона Геккерена.

Дантес обладал безукоризненно правильными, красивыми чертами лица, но ничего не выражающими, что называется, стеклянными глазами. Ростом он был выше среднего, к которому очень шла полу рыцарская, нарядная, кавалергардская форма. К прекрасной внешности следует прибавить неистощимый запас хвастовства, самодовольства, пустейшей болтовни... Дантесом увлекались женщины не особенно серьезные и разборчивые, готовые хохотать всякому вздору, излагаемому в модных салонах.

Уже в 1834 году Дантес встретился с Пушкиным. Поэт иногда смеялся, слушая его каламбуры, но Дантес был ему противен своей развязной манерой, своим невоздержанным с дамами языком. Дантесу нравилась Наталья Николаевна. Он стал оказывать ей исключительное внимание, а ей, легкомысленной и кокетливой, льстило ухаживание блестящего кавалергарда.

Это даже не вызывало ревности Пушкина. Он любил жену и безгранично доверял ей. Не приходится удивляться, что, при царивших тогда в свете нравах, Наталья Николаевна простодушно и бездумно рассказывала мужу о своих светских успехах, о том, что Дантес обожает ее.


Дантес между тем открыто ухаживал за женой Пушкина. Злорадные усмешки и перешептывания за спиной Пушкина усиливались. Он ни на минуту не подозревал жену, но положение его в обществе с каждым днем становилось все более трудным.


Пушкин видел, как росло и крепло увлечение жены Дантесом, знал из ее доверенных и простодушных рассказов подробности их встреч на балах и вечерах, но, убежденный в ее чистоте, до времени лишь наблюдал и не принимал никаких решений. Равнодушным он конечно оставаться не мог. Но до удобного момента откладывал свое вмешательство.

4 ноября 1836 года момент этот наступил. Группа светских бездельников занималась тогда рассылкой анонимных писем мужьям-рогоносцам - так шутливо называли мужей, чьи жены изменяли им. Пушкин получил по почте три экземпляра анонимного клеветнического письма, оскорбительного для чести его самого и жены.

Такое же письмо получили в тот день в двойных конвертах, для передачи Пушкину, семь - восемь его друзей и знакомых. Текст всех этих писем был одинаков: «Кавалеры первой степени, командоры и кавалеры светлейшего ордена рогоносцев, собравшись в Великом Капитуле под председательством достопочтенного великого магистра ордена, его превосходительства Д. Н. Нарышкина, единогласно избрали г-на Пушкина коадъютором великого магистра ордена рогоносцев и историографом ордена. Непременный секретарь граф И. Борх».


На другой день после получения письма, 5 ноября, Пушкин послал вызов Дантесу, считая его виновником нанесенной ему обиды.

В тот же день к нему явился приемный отец Дантеса, барон Геккерен, с просьбой отсрочить дуэль на 24 часа, а на следующий день был у него снова и просил об отсрочке уже на две недели. Пушкин оставался непоколебимым, но, тронутый слезами и волнением Геккерена, согласился.


Но через несколько дней выяснилось, что еще до вызова на дуэль Дантес намеревался жениться на сестре Натальи Гончаровой Екатерине Гончаровой. Это новое обстоятельство Дантес и Геккерен довели до сведения Пушкина, но он считал его невероятным. Всем было известно, что Екатерина Гончарова влюблена в Дантеса, но тот был увлечен ее сестрой, женой Пушкина.

Геккерен содействовал усилиям друзей Пушкина отстранить дуэль, но Пушкин увидел в этом трусливое стремление Дантеса вообще уклониться от поединка. Такой образ действий был ему противен, он афишировал низость Дантеса и ни на какие компромиссы не шел.

Геккерен между тем стал настаивать на необходимости встречи Пушкина с Дантесом, чтобы выяснить, не расценивается ли желание Дантеса жениться на сестре жены Пушкина трусливой попыткой избежать дуэли. Пушкин, однако, от встречи с Дантесом отказался.


Встретившись вечером 16 ноября у Карамзиных с Соллогубом, он попросил его завтра же зайти к д'Аршиаку, секунданту Дантеса, и условиться с ним относительно материальной стороны дуэли.

- Чем кровавее, тем лучше. Ни на какие объяснения не соглашайтесь! - подчеркнул Пушкин.

Он говорил резко, был настроен решительно, и Соллогуб так объяснил впоследствии его поведение: «Он в лице Дантеса искал или смерти, или расправы с целым светским обществом».


Однако обстоятельства сложились так, что Пушкин вынужден был отказаться от дуэли. Но Дантес требовал, чтобы Пушкин письменно сообщил причины отказа, не касаясь при этом его намерения жениться на Екатерине Гончаровой. Пушкин написал письмо, удовлетворившее секунданта Дантеса, и вопрос о дуэли отпал.

Дантес полагал, что после этого он будет иметь возможность бывать у Пушкина и встречаться с Натальей Николаевной.

Напрасно, - запальчиво сказал Пушкин. - Никогда этого не будет.

Никогда между домом Пушкина и домом Дантеса ничего общего быть не может.

Встречаясь с Натальей Николаевной на балах и вечерах он по-прежнему оказывал ей исключительное внимание, и сама Наталья Николаевна вела себя легкомысленно. Раздражению и возмущению Пушкина не было предела. Поэт хотел публично оскорбить Дантеса на балу у Салтыкова, но Дантеса предупредили и он на бал не явился.


Как-то вечером Наталья Николаевна возвращалась из театра. Шедший позади Геккерен спросил ее, когда же она наконец оставит своего мужа. Наталья Николаевна тогда же рассказала об этом Пушкину, и тот решил действовать.

Пушкин переписал набело подготовленный черновик письма и отправил его по назначению - барону Геккерену, в здание голландского посольства. В письме этом, по выражению Вяземского, Пушкин излил все свое бешенство, всю скорбь раздраженного, оскорбленного сердца своего. Дуэль становилась неизбежной.


Поздно ночью к Пушкину явился д'Аршиак, секундант Дантеса, и передал ему письмо с вызовом на дуэль. Оно было подписано Геккереном, а внизу была приписка Дантеса: «Читано и одобрено мною». Пушкин принял вызов даже не прочитав письмо.

Жуковский кратко обозначил в своем дневнике состояние Пушкина в день роковой дуэли, причем особенно подчеркнул его настроение: «Встав весело в 8 часов - после чаю много писал - часу до 11-го. С 11 обед - ходил по комнате необыкновенно весело, пел песни... « Веселое настроение Пушкина в день дуэли, конечно, не отражало внутреннего состояния готовившегося к дуэли поэта. Это было нервное возбуждение, безмерная усталость, стремление любым путем выйти из создавшегося положения и большая выдержка, позволявшая ему за несколько часов до дуэли работать над статьями для «Современника», писать ответные письма.

Секунданты выработали и подписали условия дуэли. Один экземпляр остался у д'Аршиака для Дантеса, второй Данзас взял с собой для Пушкина.


Условия дуэли:

1. Противники становятся на расстоянии двадцати шагов друг от друга и пяти шагов (для каждого) от барьеров, расстояние между которыми равняется десяти шагам.

2. Вооруженные пистолетами противники, по данному знаку, идя один на другого, но ни в коем случае не переступая барьера, могут стрелять.

3. Сверх того принимается, что после выстрела противникам не дозволяется менять место, для того, чтобы выстреливший первым огню своего противника подвергся на том же самом расстоянии.

4. Когда обе стороны сделают по выстрелу, то в случае безрезультатности, поединок возобновляется как бы в первый раз...

5. Секунданты являются непременными посредниками во всяком объяснении между противниками на месте боя.

6. Секунданты, нижеподписавшиеся и обличенные всеми полномочиями, обеспечивают, каждый за свою сторону, своей честью строгое соблюдение изложенных здесь условий».


Помимо того, во избежание новых распрей, секунданты не должны были допускать никаких объяснений между противниками и одновременно не упускать возможности к их примирению.

Пушкин принял условия дуэли, даже не ознакомившись с ними. Выпив стакан лимонада, он вышел с Данзасом на улицу, оба сели в сани и отправились через Троицкий мост к месту дуэли, за Черной речкой, близ так называемой Комендантской дачи. На дворцовой набережной они встретили ехавшую в санях жену Пушкина, Наталью Николаевну. Встреча эта могла предотвратить дуэль, но жена Пушкина была близорука, а Пушкин смотрел в другую сторону.

Подъехали к Комендантской даче одновременно с Дантесом и д'Аршиаком. Пока выбирали площадку для дуэли, Пушкин сидел на сугробе и равнодушно смотрел на эти приготовления, но выражал нетерпение. Когда Данзас спросил его находит ли он удобным место дуэли, он ответил: «Мне это решительно все равно, только, пожалуйста, делайте все это поскорее...

... Все было готово. Противники встали на свои места. Данзас махнул шляпой, и они начали сходиться. Пушкин сразу подошел вплотную к своему барьеру. Дантес выстрелил, не дойдя одного шага до барьера.

Пушкин упал.

· Я ранен, - сказал он.

Пуля, раздробив кость верхней части правой ноги у соединения с тазом, глубоко ушла в живот и там остановилась, смертельно ранив.

Секунданты бросились к Пушкину, но когда Дантес хотел подойти, он остановил его: - Подождите! Я чувствую достаточно сил, чтобы сделать свой выстрел...

Дантес стал на свое место боком, прикрыв грудь правой рукой. На коленях, полулежа, опираясь на левую руку, Пушкин выстрелил. Пуля, не задев кости, пробила Дантесу руку и, по свидетельству современников, ударившись в пуговицу, отскочила. Видя, что Дантес упал, Пушкин спросил у д'Аршиака: - Убил я его?

- Нет, - ответил тот, - вы его ранили в руку.

- Странно, - сказал Пушкин. - Я думал, что мне доставит удовольствие его убить, но я чувствую теперь, что нет.

Дантес хотел сказать несколько слов примирения, но Пушкин перебил его словами: - Впрочем все равно. Как только поправимся снова начнем...

Вскоре поэт умер.


^ Глава VI. Отношение А.С. Пушкина к дуэли


Судя по тому, что знаем мы о дуэлях Пушкина, он достаточно презрительно относился к ритуальной стороне поединка. Об этом свидетельствует и последняя его дуэль, перед которой он предложил противной стороне самой подобрать ему секунданта – хоть лакея. И это не было плодом особых обстоятельств. Это было принципом, который он провозгласил еще в “Евгении Онегине”, заставив его, светского человека и опытного поединщика, взять в секунданты именно слугу, и при этом высмеял дуэльного педанта Зарецкого. Идеальный дуэлянт Сильвио в “Выстреле” окончательно решает свой роковой спор с графом, тоже человеком чести, один на один, без свидетелей.


Для Пушкина в дуэли главным были суть и результат, а не обряды. Пушкин- человек чести и дуэль для него лишь способ её защиты. Как мы видим из последней его дуэли, для Пушкина неприемлемы никакого рода поблажки и уговоры в этом деле. Он от начала и до конца остаётся верен своему решению.

Всматриваясь в бушевавшую вокруг дуэльную стихию, он ориентировался на русскую дуэль в ее типическом, а не в ритуально-светском варианте…


                                   Невольник чести беспощадный,

                                   Вблизи он видел свой конец,

                                   На поединках твердый, хладный,

                                   Встречая гибельный свинец.

                                                                                  Пушкин


Отношение Пушкина к дуэли противоречиво: как наследник просветителей XVIII века, он видит в ней проявление “светской вражды”, которая “дико… боится ложного стыда”. В “Евгении Онегине” культ дуэли поддерживает Зарецкий – человек сомнительной честности. Однако в то же время дуэль – и средство защиты достоинства оскорбленного человека. Она ставит в один ряд таинственного бедняка Сильвио и любимца судьбы графа Б***. Дуэль – предрассудок, но честь, которая вынуждена обращаться к ее помощи, - не предрассудок.  


 


Заключение


Дуэль можно отнести к типичному, хотя и запрещенному, явлению XIX века. Она являет собой поединок, происходящий по определенным правилам парный бой, имеющий целью восстановление чести, снятие с обиженного позорного пятна, нанесенного оскорблением. Таким образом, роль дуэли социально-знаковая. Дуэль представляет собой определенную процедуру по восстановлению чести и не может быть понята вне самой специфики понятия «честь» в общей системе этики русского европеизированного послепетровского дворянского общества. Естественно, что с позиции, в принципе отвергавшей это понятие, дуэль теряла смысл, превращаясь в ритуализованное убийство.


Поединки осуждаются с точки зрения религиозной. О них как о грехе говорит комендантша, именуя дуэль с участием Петра Гринева и Швабрина словом "смертоубийство" (а потом и словом "душегубство", применяемым в первую очередь по отношению именно к разбойным убийствам) и завершающий назидание Гринева сентенцией: "Добро Алексей Иваныч: он за душегубство и из гвардии выписан, он и в Господа Бога не верует; а ты-то что? туда же лезешь?" (глава V).


Ситуация дуэли была впервые изображена не Пушкиным (так в повести «Выстрел» он сознательно ориентируется на знаменитую новеллу Бестужева-Марлинского «Вечер на бивуаке», опубликованную еще в 1823 году), но у Пушкина эпизод дуэли возвышается до поединка морального, становится эпизодом художественно универсальным.

В романе «Евгений Онегин» всё начинается с игры.

Евгений не подозревает, какую бурю чувств вызвал в душе Ленского. Игра с чувствами, так привычная Онегину, для Ленского превращается в игру с судьбами. Оскорблённый он вызывает друга на дуэль. Онегин удивлён. Он не видит для дуэли оснований, однако без раздумий соглашается. Лишь после смерти Ленского, он понимает, что натворил, но уже поздно. Он "сражён". Однако потрясением для Онегина становится не смерть Ленского, а понимание того, что чувство превосходства, которым он так гордился, вдруг исчезло, оставив его беззащитным. Здесь нельзя с уверенностью сказать, кто виноват в дуэли и её трагическом исходе. Онегин? Да, он хотел лишь досадить Ленскому, отомстить непонятно за что. Онегин не подозревал во что это выльется. Пушкин так описывает его состояние после смерти Ленского:

Им овладело беспокойство

Охота к перемене мест

(Весьма мучительное свойство;

Немногих. Добровольный крест).


Он мог отменить дуэль, но не сделал этого, потому что был слишком подвержен влиянию того времени. И в этом его вина.


Вина Ленского в том, что он очень вспыльчив и ревнив, но разве это вина? Тогда вина в том, что он, уже раскаявшись в своём порыве не отменил роковую встречу. А может здесь виноват Пушкин, что свёл их вместе? Но кто бы не был виноват, смерть Ленского является главным событием всего романа, его переломным моментом.


В онегинскую эпоху нерезультативные дуэли вызывали ироническое отношение. При отсутствии твердо зафиксированных правил резко возрастало значение атмосферы, создаваемой вокруг поединков бретерами — хранителями дуэльных традиций. Эти последние культивировали дуэль кровавую и жестокую. Человек, выходивший к барьеру, должен был проявить незаурядную духовную самостоятельность, чтобы сохранить собственный тип поведения, а не принять утвержденные и навязанные ему нормы. Поведение Онегина определялось колебаниями между естественными человеческими чувствами, которые он испытывал по отношению к Ленскому, и боязнью показаться смешным или трусливым, нарушив условные нормы поведения у барьера.


Любая, а не только «неправильная» дуэль была в России уголовным преступлением. Каждая дуэль становилась в дальнейшем предметом судебного разбирательства. И противники, и секунданты несли уголовную ответственность. Суд, следуя букве закона, приговаривал дуэлянтов к смертной казни, которая в дальнейшем для офицеров чаще всего заменялась разжалованием в солдаты с правом выслуги (перевод на Кавказ давал возможность быстрого получения снова офицерского звания). Онегин, как неслужащий дворянин, вероятнее всего, отделался бы месяцем или двумя крепости и последующим церковным покаянием. Однако, судя по тексту романа, дуэль Онегина и Ленского вообще не сделалась предметом судебного разбирательства. Это могло произойти, если приходской священник зафиксировал смерть Ленского как последовавшую от несчастного случая или как результат самоубийства. Строфы XL-XLI шестой главы, несмотря на связь их с общими элегическими штампами могилы «юного поэта», позволяют предположить, что Ленский был похоронен вне кладбищенской ограды, то есть как самоубийца.


Герой повести «Выстрел» представлен лихим бретером, попадающим из пистолета в муху на обоях; его образ (данный, впрочем, в двойном восприятии – устного рассказчика полковника И. Л. П. и мнимого автора Ивана Петровича Белкина) наделен ультраромантическими чертами: "какая-то таинственность окружала его судьбу"; "мрачная бледность, сверкающие глаза и густой дым, выходящий изо рту, придавали ему вид настоящего дьявола". О себе в прошлом Сильвио говорит: "Дуэли в нашем полку случались поминутно: я на всех бывал или свидетелем, или действующим лицом". Причиной дуэли является непомерная гордыня героя, утерявшего после появления графа первенствующее положение в полку: Сильвио "сказал ему на ухо какую-то плоскую грубость".


В поведении Онегина ничего подобного не прослеживается, его участие в дуэли вынужденное ("Но дико светская вражда / Боится ложного стыда", Онегин оказывается "мячиком предрассуждений" – гл. VI, строфа Х), он ощущает свою вину за неосмотрительное поведение у Лариных ("Он обвинял себя во многом", "Он мог бы чувства обнаружить, / А не щетиниться, как зверь; / Он должен был обезоружить младое сердце" – гл. VI, строфы Х и ХI). Страх прослыть трусом делает для Евгения дуэль неизбежной. Онегин отличается от Сильвио и молодого Пушкина, который, впрочем, по мнению Я.А. Гордина, не был бретером и культивировал дуэль как средство защитить собственную честь и отомстить обидчику. Действия Евгения носят зеркальный характер по отношению к поступкам Ленского: за картелем – вызовом на дуэль следует ответ – согласие; видя, что Владимир начал поднимать пистолет, Евгений стреляет. Онегин равнодушен.

Взгляд на дуэль как на средство защиты своего человеческого достоинства не был чужд и Пушкину, как показывает его биография.


Не зря говорят, что по произведениям А. С. Пушкина можно изучать психологию человеческой души. Замечательный поэт и писатель создал целую галерею образов, каждый из которых со своим характером, темпераментом, даже речью. Часто Пушкин помещает своих героев в сложные ситуации, когда возникает необходимость бороться, защищая честь и достоинство. В зависимости от того, как они поведут себя, проявят ли храбрость, решительность или трусость, неуверенность зависит не только дальнейший ход сюжета, но и наше к ним отношение.


Список использованной литературы.


  1. Пушкин А. С. “Выстрел”. Пушкин А. С. П-91 Проза. - М.: Правда, 1985. – 368 с.

  2. Пушкин А. С. “Евгений Онегин” Пушкин А. С. П-91 Проза. - М.: Правда, 1985. – 368 с.

  3. Пушкин А. С. “Капитанская дочка” Пушкин А. С. П-91 Проза. - М.: Правда, 1985. – 368 с.

  4. Лотман Ю. М. Роман А. С. Пушкина "Евгений Онегин": Комментарий: Пособие для учителя / Изд. 2-е. Л., 1983. С. 293

  5. Набоков В. Комментарий к роману А.С. Пушкина "Евгений Онегин" / Пер. с англ. СПб., 1998. С. 443

  6. Дуэль Пушкина с Дантесом-Геккереном. Подлинное военно-судное дело 1837 г. СПб., 1900, с. 133.

  7. Эйдельман Н. О гибели Пушкина. (По новым материалам). — Новый мир, 1972, № 3, с. 201—226.

  8. Герцен А.И. Собр. соч.: В 30 т. М., 1956. Т. 7. С. 206).

  9. Щеголев П. Е. Дуэль и смерть Пушкина. Исследования и материалы. Изд. 3-е. М.—Л., 1928, с. 371—417 (далее: Щеголев)

  10. Дурасов В. Дуэльный кодекс. СПб., 1908. С. 56

  11. Никулин И. Пособие для ведения дел чести в офицерской среде. СПб., 1912. Ч. 1. С. 176-201






Похожие:

Реферат по литературе Тема: Выполнила ученица 11 «а» класса Новосёлова Дарья Учитель iconРезультаты городской олимпиады по литературе 2011 года I место Сидоренко Дарья, ученица 7 класса муниципального общеобразовательного бюджетного учреждения «Средняя общеобразовательная школа №1»
...
Реферат по литературе Тема: Выполнила ученица 11 «а» класса Новосёлова Дарья Учитель iconВыполнила ученица 10 класса мбоу сош с. Бахтыбаево Байгузина Ирина
Выполнила ученица 10 класса мбоу сош с. Бахтыбаево Байгузина Ирина Дисахариды (простейшие олигосахариды) образуются при конденсации...
Реферат по литературе Тема: Выполнила ученица 11 «а» класса Новосёлова Дарья Учитель iconТема: история улуса Бутухей Выполнила ученица 7 класса
Дата выезда последнего жителя 1980-тые годы, Табитуева Л. Н., Степанов П, Мардаев Р. Е
Реферат по литературе Тема: Выполнила ученица 11 «а» класса Новосёлова Дарья Учитель iconИсследовательская работа Выполнила ученица 10 «б» класса Терехина Вероника Руководитель учитель биологии Любовникова Е. В
Сбор данных о почётных донорах г. Камня-на-Оби в кцрб, отделении переливании крови
Реферат по литературе Тема: Выполнила ученица 11 «а» класса Новосёлова Дарья Учитель iconСписок исследовательских проектов, выполненных учащимися в период с 2005 по 2010 год «Санитарно-гигиеническое состояние кабинетов физики и химии» выполнила ученица 10 «Б» класса Кандибеева Анна. 2005г
«Санитарно-гигиеническое состояние кабинетов физики и химии» выполнила ученица 10 «Б» класса Кандибеева Анна. (2005г.)
Реферат по литературе Тема: Выполнила ученица 11 «а» класса Новосёлова Дарья Учитель iconРаботу выполнила Ученица 9 класса

Реферат по литературе Тема: Выполнила ученица 11 «а» класса Новосёлова Дарья Учитель iconИсследовательская работа Выполнила ученица 4 класса моу «Общеобразовательная Малодорская средняя школа» Шукшина Анна учитель начальных классов Гладышева Галина Сергеевна
I. Почему кошка удостоилась таких необыкновенных почестей?
Реферат по литературе Тема: Выполнила ученица 11 «а» класса Новосёлова Дарья Учитель iconЭссе на тему «Мой любимый учитель». Выполнила ученица 10 класса моу сош №3 Кириллова Анастасия
Для каждого из нас слово «учитель» достаточно значимо. Это человек, который даёт новые знания, делится опытом и открывает дорогу...
Реферат по литературе Тема: Выполнила ученица 11 «а» класса Новосёлова Дарья Учитель iconНаш родной Красноярск Выполнила ученица 4 «Б» класса

Реферат по литературе Тема: Выполнила ученица 11 «а» класса Новосёлова Дарья Учитель iconВыполнила ученица 2 «в» класса моу гимназии №1 Сячинова Юлия

Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©lib2.podelise.ru 2000-2013
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы