Харьковская областная газета \"столица будущего\" icon

Харьковская областная газета "столица будущего"



НазваниеХарьковская областная газета "столица будущего"
страница6/18
Дата конвертации24.10.2012
Размер1.96 Mb.
ТипДокументы
источник
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   18
В-третьих, две предыдущие ошибки большевиков, подтолкнули их на заключение сепаратного, аннексионистского со стороны Германии, постыдного Брестского мира, что нанесло удар в спину зреющей тогда всемирной Социалистической Революции.
Если бы Ленин и его единомышленники понимали, что «диктатура пролетариа-та» - это уже не «государство». Если бы они действительно понимали разницу между «государством» и диктатурой пролетариата (народовластием), то им бы не понадо-бился никакой Брестский мир. Вооруженный трудовой народ (рабочие и крестьяне) от-стояли бы свою революцию. Основанием для этого утверждения является массовый ге-роизм рабочих и крестьян в годы гражданской войны. «Брестский мир» является ошиб-кой большевиков вовсе не потому, что «Мир» это, само по себе, плохо. Нет! «Мир» - это хорошо! Нет ничего дороже подлинного мира. Ошибка большевиков состоит в том, что они связались с мирным договором, который не мог и соответственно не принес ми-ра, а только, на многие-многие десятилетия посеял и продолжает сеять сегодня в умах рабочих и крестьян пагубную для революционного Социализма (рабоче-крестьянской диктатуры) мысль о возможности мирного сосуществования «тигра и ягненка». Этот «мирный» договор, не давший мира, внес раскол в революционные массы, развел рабочих и крестьян по разные стороны баррикад. Очень дорого, в конечном итоге, обошлась для рабочих и крестьян попытка большевиков «купить» мир у буржуазии, в то время как дос-тичь подлинного мира рабочие и крестьяне могут только объединенными (Интернацио-нальными) революционными усилиями, уничтожив источник войн - международный капитал. Пока существуют классы, не следует даже и пытаться перековывать «мечи на орала». Невозможно остановить грабительские, братоубийственные войны, «воткнув штык в землю» в одностороннем порядке. Такой подход к решению вопросов войны и ми-ра только облегчает буржуазным хищникам грабеж и аннексию. Об этом очень красноре-чиво говорят итоги Брестского мирного договора. Заключив сепаратный, аннексионист-ский со стороны Германии, постыдный Брестский «мирный» договор, большевики, тем самым, предали рабочих и крестьян, населявших территорию более 150 тысяч квад-ратных километров: Польш и, Литвы, части Эстонии и Латвии, а также Украины и Бело-руссии. Кроме этого, Ленин и его единомышленники, своей попыткой самоизолировать-ся от мировой войны, по сути дела, помогли Германии раздавить Социалистическую ре-волюцию в Финляндии, которая, кстати, первой проявила свою солидарность с Россией (большевиками) и по призыву руководства Социал-демократической партии Финляндии, 27 января 1918 года, начала Социалистическую революцию. Финская красная гвардия 28 января 1918 года заняла столицу Финляндии - Гельсингфорс. Буржуазное правительство, было свергнуто, власть перешла в руки рабочих, и 29 января 1918 года было создано ре-волюционное правительство Финляндии - Совет народных уполномоченных. Как гово-рится, процесс пошел, было положено начало перерастанию мировой войны во всемирную Социалистическую революцию. Но, на момент ратификации большевиками Брестского мира, революция в Финляндии, к сожалению, успела победить только в южных, промыш-ленных районах страны. Свергнуто е правительство, не арестовали (не обезвредили), ему удалось бежать и оно, укрепившись на севере страны, где стали сосредотачиваться все контрреволюционные силы, обратилось за помощью к германскому кайзеровскому пра-вительству. Большевики, своим позорным «миром», дали Германии все карты в руки и в результате беспрепятственного вмешательства германских вооруженных сил 2 мая 1918 года, после ожесточенной гражданской войны, продолжавшейся три месяца, Социа-листическая революция в Финляндии была подавлена. В стране наступил белый тер-рор, тысячи революционных рабочих и крестьян были казнены и замучены в тюрьмах.
О том, что Брестский мир является предательством, Ленин прекрасно понимал. Он говорил буквально следующее: «Подписывая мир, мы, конечно, предаем самоопреде-лившуюся Польшу, но мы сохраняем социалистическую Эстляндскую республику и даем возможность окрепнуть нашим завоеваниям. Конечно, мы делаем поворот направо, который ведет через весьма грязный хлев, но мы должны его сделать» 43. Как Вам, нра-вится откровенное высказывание вождя «мирового» пролетариата? Я лично, не нахожу оснований для восторга. Очень неприятно звучит из уст интернационалиста, откровен-ное, хладнокровное заявление о том, что мы предаем своих соседей, таких же обездо-ленных рабочих и крестьян, но зато даем возможность окрепнуть «нашим» завоеваниям. Вот так интернационализм! В моём понимании это - скорее национализм или шови-низм, чем интернационализм. В заключение своей речи, Ленин, сказал, как отрезал: «Под-писывая мир теперь, мы воочию показываем широким массам, что империалисты (Гер-мания, Англия и Франция), взявши Ригу и Багдад, продолжают драться, а мы развиваем-ся, развивается социалистическая республика» 44. Ленин и его единомышленники не уга-дали! Не удалось им отсидеться в кустах до лучших времен, окрепнуть (жир нагулять) за счет предательства братских, соседних народов, что называется, отдав их на заклание. К тому же, из грязного хлева правого оппортунизма выхода не оказалось. Буквально, 15 мар-та 1918 года, в день ратификации Советским правительством «мирного» договора с Гер-манией, подписанного в Брест - Литовске 3 марта1918 года, Лондонская конференция глав правительств и министров иностранных дел стран Антанты (бывших союзников Рос-сии по блоку), официально одобрила интервенцию против республики Советов. Сбылось буквально все, от чего пытались уберечь Ленина и его сторонников, их однопартийцы: Троцкий (Л.Д. Бронштейн) и «левые коммунисты», требовавшие разрыва сепаратных пе-реговоров с Германией. Остается сегодня только сожалеть о том, что Ленин не пожелал прислушаться к мнению большинства членов партии, а настоял на предательстве, ко-торое он считал компромиссом. Не знаю как Вам, а лично мне вовсе не хотелось бы стать жертвой подобного «компромисса». Этот ленинский компромисс привел к тому, что республика Советов взамен одного фронта получила «огненное кольцо фронтов». В те суровые дни Демьян Бедный правильно писал:
«Еще не все сломили мы преграды,
Еще гадать нам рано о конце.
Со всех сторон теснят нас злые гады.
Товарищи, мы - в огненном кольце!».
Как гласит, всем известная поговорка: «Как аукнется, так и откликнется». В начале марта 1918 года, то есть, сразу после подписания сепаратного «мирного» договора, ко-ваный сапог чужеземного солдата ступил на советскую землю на севере: в Мурманском порту с английского крейсера «Глория» высадился первый отряд интервентов. Вскоре там же появились американский крейсер «Олимпия», французский «Генерал Об» и другие су-да. Воспользовавшись предательством эсеров и меньшевиков, входивших в состав руко-водства Мурманского Совета, интервенты оккупировали этот район. На севере страны было создано марионеточное белогвардейское правительство во главе с эсером Чайков-ским. Против республики Советов началась вооруженная интервенция капиталистических держав. Вскоре, в апреле 1918 года, во Владивостоке высадились японские войска. Они вторглись в пределы Приморья и Сибири. Чуть позднее сюда прибыли отряды американ-ских, английских, французских и итальянских интервентов. Подняли голову за севшие здесь белогвардейские банды во главе с атаманом Семеновым (Забайкалье), Гамовым и Кузнецовым (Амурская область), Калмыковым (Приморье). Этого можно было избежать, если бы Ленин прислушался к мнению наркома по иностранным делам – Троцкого и «ле-вых коммунистов». Они предупреждали, что если Ленин настоит на подписании сепарат-ного мира, то неизбежна интервенция, по крайней мере, японцев и американцев. Но Ленин отметал любые доводы и заявил: «Говорят, что, заключая мир, мы этим самым развя-зываем руки японцам и американцам, которые тот час завладеют Владивостоком. Но пока они дойдут только до Иркутска, мы сумеем укрепить нашу социалистиче-скую республику 45. Ход событий показал, что Ленин явно недооценил противника. В кон-це мая начался мятеж чехословацкого корпуса, состоявшего из военнопленных австро-венгерской армии. Действуя против безоружного населения, они быстро захватили многие города Поволжья и Сибири. Вероломно повела себя в это время и Германия. Не разрывая офиц иально Брестского мира, она решила воспользоваться начавшейся интервенцией, чтобы расширить зону оккупации, то есть территорию, которая отошла к ним по итогам «мирного» договора. Стоит ли этому удивляться? Конечно же, нет. Обман – это обычный стиль жизни капитала, на то он и хищник. Как говорится: «На то и щука в реке, чтобы ка-рась не дремал». Возникли и другие контрреволюционные очаги. Белоказачьи банды ата-мана Дутова захватили Оренбург. В Закаспийской области свирепствовали английские войска, которые совместно с буржуазно-националистической контрреволюцией свергли там Советскую власть, затем захватили Баку. На Северном Кавказе бесчинствовали бело-гвардейские войска Корнилова, Деникина, Алексеева, а на Дону - Краснова и Мамонтова. Республика переживала тяжелое время. Ей одновременно пришлось вести войну с внут-ренней контрреволюцией и вооруженной иностранной интервенцией. Она оказалась отре-занной от важнейших продовольственных, сырьевых и топливных районов. Враги за хва-тили: Украину, Белоруссию, Прибалтику, Молдавию, Кавказ, Урал, Сибирь, Дальний Вос-ток. Вот вкратце, далеко не все, «достижения» Брестского мира. А стоило Ленину при-слушаться к мнению большинства членов партии и этого не случилось бы. Но Ленин не признал свою ошибку даже тогда, когда уже сам вынужден был писать: «Все знают, что против нас пошли белогвардейцы на западе, на юге, на востоке только благодаря помощи Антанты» 46. Сам по себе напрашивается вопрос, а кто виноват, что Антанта из «союзни-ка» превратилась в открытого врага? Безусловно, Брестский «мирный» договор это ленин-ская ошибка. Из протокольной записи выступления Ленина на заседании ЦК РСДРП (б), 11 (24) января 1918 года47, нам известно, что ленинская идея подписания сепаратного ми-ра с Германией не поддерживалась большинством членов партии. На совещании членов ЦК партии с видными партийными работниками, когда Ленин впервые огласил свои «Те-зисы по вопросу о немедленном заключении сепаратного мира»48, из пр исутствующих 63 человек, за эти его тезисы, проголосовало всего лишь 15 участников совещания, а 32 че-ловека поддержали позицию «левых коммунистов» и 16 человек поддержали позицию Троцкого. Особо обращаю ваше внимание на то, что на этом совещании присутствовали не случайные люди, делегаты с провинции (с глубинки), у которых не хватало достовер-ной информации, которые, как сегодня любят говорить, прибыли на совещание, как на шоу

. Нет и еще многократно нет. Милые мои, на том совещании присутствовали видные партийные работники, политически грамотные, как и Ленин, профессиональные револю-ционеры, прошедшие за свои убеждения, тюрьмы, ссылки, каторги, то есть, революционе-ры, которые были в курсе всех событий, прекрасно ориентировались в сложившейся тогда нелегкой обстановке. Поэтому Ленину, невзирая на то, что он «Ленин», безусловно, сле-довало прислушаться к их мнению, а не стоять на своей, по сути, капитулянтской пози-ции и, что называется брать ЦК партии измором. Позиция Троц кого была близка к пози-ции «левых коммунистов». По существу разница между ними сводилась только к форме. «Левые коммунисты» выступали против заключения аннексионистского мира с Германи-ей открыто, выдвигая лозунг «революционной войны», а Троцкий подходил к этому вопро-су дипломатично (хитро) - под прикрытием своей двусмысленной формулы «ни войны, ни мира». Троцкий предложил объявить войну прекращенной, демобилизовать армию, но аннексионистского мира не подписывать. Его позиция была настолько близка с позицией «левых коммунистов», что когда происходило обсуждение вопроса о войне и мире, то часть «левых коммунистов» (Ломов (Г.И.Оппоков), Н.И.Бухарин, М.С.Урицкий) пошли на компромисс, поддержали позицию Троцкого – «ни мира, ни войны», показав тем самым, рамки допустимого для революционеров компромисса.
Все знают, по крайней мере, советское поколение, что первым актом Советской власти было принятие ленинского Декрета о мире. Поэтому многие не вникая в подроб-ности, считают Брестский мирный договор, чуть ли не образцом последовательного во-площения в жизнь ленинской миролюбивой политики, в то время как это только кажу-щаяся последовательность. На самом деле, Брестский мир в идеологическом плане не имеет ничего общего с ленинским Декретом о мире. Если сравнить ленинский «Доклад о мире», и его «Тезисы по вопросу о немедленном заключении сепаратного и аннексио-нистского мира», то есть, сравнивая ленинские слова на съезде Советов, с реальными де-лами через два месяца после захвата большевиками государственной власти, вы увиди-те, что сравнивать абсолютно нечего, как говорится: «Шли по шерсть - вернулись стри-женными». Поэтому нет ничего удивительного в том, что 22 февраля 1918 года, в знак протеста подписанию сепаратного «мирного» договора с Германией, группа «л евых коммунистов» (членов ЦК и народных комиссаров): Ломов (Г.И. Оппоков), М.С. Уриц-кий, Н.И. Бухарин, А.С. Бубнов, В.М. Смирнов, М.Н. Покровский, М.Г. Бронский, В.Н. Яковлева, А.П. Спундэ, И.Н. Стуков, Г.Л. Пятаков, подала заявление в ЦК РСДРП(б) об уходе со всех ответственных партийных и советских постов, оставляя за собой полную свободу агитации как внутри партии, так и вне её. На следующий день (23фераля 1918года) на заседании ЦК партии Троцкий выступив против подписания сепаратного мира, заявил, что в связи с несогласием с позицией Ленина он уходит с поста наркома по иностранным делам. А во время обсуждения вопроса о посылке делегации в Брест для подписания сепаратного мирного договора с Германией, на заседании ЦК РСДРП(б) 24 февраля 1918 года, А.А. Иоффе категорически отказываясь ехать в Брест, вполне справед-ливо заявил, что «подписание мира - это смерть всей брестской политики»49. Сегодня с полной уверенностью можно (и следует) говорить о том, что Брестский мирный до говор похоронил не только политику большевиков, о которой очень деликатно сказал А.А. Иоффе - он похоронил всю большевистскую революционную идеологию. Ленин «забыл» о существовании специальных решений международных социалистических конгрес-сов: Штутгартского, 1907 года, и Базельского, 1912 года, которые призывали, в случае возникновения войны, использовать её кризисы, для борьбы против капиталистического строя.
Товарищи, не было, нет, и не будет никогда при господстве капитала, условий для справедливого, демократического мира. Ленинский Декрет о мире, посеял в умах рабочих и крестьян пагубную для Социалистической Революции иллюзию о возможности мирного сосуществования «тигра и ягненка». Брестский «мирный» договор - это ошибка не толь-ко морально - этическая, но и стратегическая. Потому что, например, предав рабочих и крестьян Польши, большевики, кроме всего прочего, не учли, что, как указывал Ф.Энгельс: «Польша играет совершенно особую роль в истории европейских революций. Любая западная революция, которой не удается увлечь за собой Польшу и обеспечить ей независимость и свободу, осуждена на поражение. … Воистину, Польша, не похожа ни на какую иную страну. В революционном аспекте это краеугольный камень европейского здания: сумеет ли удержаться в Польше революция или реакция, – та или другая оконча-тельно победит и во всей Европе. Именно эта особенность придает Польше то зн ачение, которое она имеет для всех революционеров и которое заставляет нас и теперь восклик-нуть: Да здравствует Польша!»50. Эта речь Ф.Энгельса, которую он произнес 22 янва-ря1876 года, на митинге посвященном годовщине польского восстания 1863 года, не поте-ряла своей актуальности и сегодня.
В-четвертых, ошибочной была и ленинская «новая экономическая политика» (НЭП), не имевшая ничего общего с научной марксистской формулой экономического преобразования общества: «присвоение средств производства, подчинение их ассоции-рованному рабочему классу, следовательно, уничтожение наёмного труда, капитала и их взаимоотношения». НЭП – это реформирование государства, чуждое подлинной революционной рабоче-крестьянской диктатуре.
В-пятых, в корне неверной была советская политика воинствующего атеизма. В вопросе свободы совести и вероисповедания, большевикам следовало проявить последо-вательность – поступать так, как обещали до захвата государственной власти. Ленин, на-пример, в 1903 году в работе «К деревенской бедноте» правильно писал, что ни один чи-новник не должен даже иметь права спрашивать, кого бы то ни было, о вере: это дело со-вести, и никто тут не смеет вмешиваться. Не должно быть никакой «господствую-щей» веры или церкви. Все веры, все церкви должны быть равны перед законом 51.
В заключение следует отметить, что все ошибки большевиков взаимосвязаны и своими корнями уходят в непонимание задачи рабочих и крестьян в революции по отношению к государству. Большевики не поняли, что, как указывал К.Маркс: «Комму-на была революцией не против той или иной формы государственной власти – легити-мистской, конституционной, республиканской или императорской. Она была революцией против самого государства, этого сверхъестественного выкидыша общества; … Коммуна не была революцией с целью передать государственную власть из рук одной части господствующих классов в руки другой, это была революция с целью разбить саму эту страшную машину классового господства. Это была не одна из мелочных стычек между парламентской формой классового господства и классового господства в форме исполнительной власти, а восстание против обеих этих форм, восполняющих друг дру-га...» 52.
Подытожу все вышесказанное, буквально одним предложением. Марксизм учит, что коммунизм, то есть социально – справедливое общество, построят те, кто взорвет всю военно-бюрократическую машину; заменит «государство» народовластием, то есть вместо взорванной диктатуры буржуазии установит революционную рабоче-крестьянскую диктатуру и в условиях этой диктатуры (революционного Социализма) организует производство на основе свободной и равной ассоциации производителей».
^ РАБОЧИЕ И КРЕСТЬЯНЕ ВСЕХ СТРАН, ОБЪЕДИНЯЙТЕСЬ! ДА ЗДРАВСТВУЕТ ВСЕ-МИРНАЯ, СВОБОДНАЯ И РАВНАЯ АССОЦИАЦИЯ ПРОИЗВОДИТЕЛЕЙ!

ПРИМЕЧАНИЕ :

1. К.Маркс и Ф.Энгельс. Сочинения. Издание второе.-----------т.28, стр.427;
2. ---------------------------------------------------------------------------т.7, стр.91 3.--------------------------------------------------------------------------- т.17, стр.546; т.4, стр.438;
4. ---------------------------------------------------------------------------т.7, стр.40;
5. ---------------------------------------------------------------------------т.22, стр.200;
6. ---------------------------------------------------------------------------там же;
7. ---------------------------------------------------------------------------т.21, стр.173;
8. ---------------------------------------------------------------------------т.4, стр.438;
9. ---------------------------------------------------------------------------т.4, стр.459;
10. --------------------------------------------------------------------------там же;
11. ----------------------------------------------------------------------------т.4, стр.426;
12. ---------------------------------------------------------------------------т.21, стр.173;
13. ---------------------------------------------------------------------------т.4, стр.446;
14. --------------------------------------------------------------------------т.21, стр.173;
15. В.И.Ленин. Полное собрание сочинений. Издание пятое. т.34, стр.321;
16. К.Маркс и Ф.Энгельс... --------------------------------------------т.19, стр.27; т.7, стр.91;
17. --------------------------------------------------------------------------т.4, стр.437-438;
18. --------------------------------------------------------------------------т.4, стр.448;
19. -----------------------------------------------------------------------------т.4, стр.345;
20. В.И.Ленин… -----------------------------------------------------------т.41, стр.185;
21. К.Маркс и Ф.Энгельс... --------------------------------------------т.8, стр.205;
22. ----------------------------------------------------------------------------т.8, стр.206;
23. --------------------------------------------------------------------------т.33, стр.172-173;
24. --------------------------------------------------------------------------т.33, стр.38;
25. --------------------------------------------------------------------------т.22, стр.199-200;
26.---------------------------------------------------------------------------т.19, стр.5;
27. --------------------------------------------------------------------------т.17, стр.339;
28. --------------------------------------------------------------------------т.22, стр.200-201;
29. --------------------------------------------------------------------------т.17, стр.339;
30. --------------------------------------------------------------------------т. 22, стр.201;
31.------------------------------------------------------------------------------т.22, стр.200,
32. «КПСС в резолюциях …». Издание восьмое..----------------т.6, стр.327;
33. --------------------------------------------------------------------------т.6, стр.415-416;
34. К.Маркс и Ф.Энгельс… ------------------------------------------- т.28, стр.424-427;
35. ----------------------------------------------------------------------------т.4, стр.437-438;
36. --------------------------------------------------------------------------т.7, стр.86;
37. --------------------------------------------------------------------------т.7, стр.40;
38. ---------------------------------------------------------------------------т.7, стр.91;
39. В.И.Ленин… -----------------------------------------------------------т.33, стр.159;
40. «КПСС в резолюциях…». Издание восьмое. -----------------т.8, стр.273;
41. К.Маркс и Ф.Энгельс… -------------------------------------------т.7, стр.91;
42. --------------------------------------------------------------------------т.19, стр.18;
43. В.И.Ленин… -----------------------------------------------------------т.35, стр.257;
44. ------------------------------------------------------------------------------там же;
45. --------------------------------------------------------------------------там же;
46. -----------------------------------------------------------------------------т.38, стр.51;
47. ---------------------------------------------------------------------------т.35, стр.255;
48. --------------------------------------------------------------------------т.35, стр.243-254;
49. --------------------------------------------------------------------------т.35, стр.385;
50. К.Маркс и Ф.Энгельс... --------------------------------------------т.19, стр.35-36;
51. В.И.Ленин... ------------------------------------------------------------т. 7, стр.173;
52. К.Маркс и Ф.Энгельс... --------------------------------------------т.17,стр.546.

19 ноября 2006 года.
г. Луганск. Украина.

E-mail: viktor948@ukr.net

Лещешин Юрий Степанович


«Светлой памяти бессмертного подвига Парижских коммунаров - посвящается!».
5-й вопрос: «Тов. Лещешин ставит в пример большевикам «Парижскую Коммуну», но разве «Парижская Коммуна» не потому погибла, что не сумела создать свой государственный аппарат, свою мощную государственную машину диктатуры пролетариата и направить её на слом государственной машины буржуазии?».
Ответ: Александр Иванович, я действительно ставлю в пример Парижскую Коммуну, но не только большевикам, а и всем остальным кто так и не понял задачу трудящегося класса в революции по отношению к государству. И что касается причин гибели Парижской Коммуны, то тут всё далеко не так как вы пишете. Наоборот, Парижская Коммуна только и смогла продержаться 72 дня благодаря тому, что она заменила государственную машину (диктатуру буржуазии) своей машиной (диктатурой пролетариата), которая не была уже государственной машиной в собственном смысле этого слова 1. Это не я придумал, это писали К.Маркс и Ф.Энгельс.
Не бывает, Александр Иванович, «государственной машины диктатуры пролетариата». Этот словесный конгломерат – ошибка большевиков. Может быть или «государственная машина, то есть диктатура буржуазии, капитала», или «рабоче-крестьянская, пролетарская диктатура, то есть машина народовластия». Эти две машины, две диктатуры – антагонисты. Главная заслуга Парижских коммунаров как раз и заключается в том, что они первые в истории и, к сожалению пока единственные, сумели установить диктатуру пролетариата и создать по истине народное правительство. «Коммуна сделала правдой лозунг всех буржуазных революций, дешевое правительство, уничтожив две самые крупные статьи расходов: постоянную армию и чиновничество»2. Большевики, в отличие от Парижских коммунаров, об этом только мечтали.
В «Гражданской войне во Франции», К.Маркс указал, что: «Париж мог сопротивляться только потому, что вследствие осады он избавился от армии и заменил её национальной гвардией, главную массу которой составляли рабочие. Этот факт надо было превратить в установленный порядок, и потому первым декретом Коммуны было уничтожение постоянного войска и замена его вооруженным народом»3.
Парижская Коммуна - сложное историческое явление. Действительная её сущность, к сожалению, осталась не понятой большинством современников. Одни из них видели в революционных событиях во Франции марта - мая 1871 года продолжение и завершение Великой французской буржуазной революции конца 18 века. Другие рассматривали Коммуну 1871 года как возрождение средневековых городских коммун. Третьи считали её первым шагом к замене крупного централизованного государства мелкими самоуправляющимися общинами. Были и такие, которые утверждали, что Парижская Коммуна стремилась к ликвидации всякой власти, к полному безвластию. Критикуя эти и другие ошибочные толкования сущности парижской Коммуны, исходившие от различных, буржуазных или мелкобуржуазных деятелей, К.Маркс и Ф.Энгельс доказывали полную несостоятельность подобных концепций, основанных на отожествлении сходных лишь по внешнему виду политических терминов. Вскрывая подлинное значение П арижской Коммуны, К.Маркс характеризовал её как принципиально новый, не государственный аппарат власти, то есть аппарат власти без органов, построенных по принципу систематического и иерархического разделения труда: постоянной армии, полиции, бюрократии, духовенства и судейского сословия4 .
К. Маркс отмечал, что восставшие рабочие Парижа взяли на себя двойную задачу – задачу национального возрождения Франции и задачу социального освобождения трудящегося класса. Он, в «Гражданской войне во Франции», цитировал заявление Центрального комитета национальной гвардии, где давалась именно такая оценка событий: «Парижские пролетарии, видя несостоятельность и измену господствующих классов, поняли, что для них пробил час, когда они должны спасти положение, взяв в свои руки управление общественными делами… Они поняли, что на них возложен этот повелительный долг, что им принадлежит неоспоримое право стать господами собственной судьбы, взяв в свои руки правительственную власть» 5.
Что касается причин гибели Парижской Коммуны, то следует отметить, что она потерпела поражение вследствие многих причин как объективного, так и субъективного характера.
Основная объективная причина гибели Парижской Коммуны заключалась в недостаточно высоком уровне развития крупной промышленности во Франции того времени. Следствием этого явились недостаточная подготовленность и закаленность её рабочего класса, отсутствие у него политической партии, вооруженной учением о классовой борьбе, пролетарской революции и диктатуре пролетариата.
Хотя промышленный переворот во Франции к тому времени уже завершился, но большая часть французского пролетариата была еще занята на средних и мелких предприятиях. Это задерживало рост классовой сознательности рабочих, затрудняло высвобождение их из-под влияния мелкобуржуазных идей и представлений, носителями которых были радикалы, правые прудонисты и неоякобинцы.
Передовые слои парижских рабочих шли за революционными социалистами (коллективистами), но они не представляли единой, сплоченной группы, а принадлежали к нескольким различным течениям: левым прудонистам, бакунистам, бланкистам, необабувистам и марксистам (последних было среди деятелей Коммуны всего несколько человек). Эта неоднородность политического состава Парижской Коммуны, наличие значительных теоретических и тактических разногласий среди её членов препятствовали выработке у руководства единой революционной тактики.
В письме к немецкому социалисту Л. Кугельману, от 12 апреля 1871 года, К. Маркс отмечал две допущенные коммунарами крупные тактические ошибки. Первая ошибка, сыгравшая роковую роль в судьбе Коммуны, состояла в том, что её руководители не организовали немедленного похода на Версаль, куда после событий 18 марта отступили войска Тьера. В результате благоприятный момент для полного разгрома контрреволюционных сил был упущен – «упущен из–за совестливости», подчеркивал К. Маркс. «Не хотели начинать гражданской войны, как будто бы чудовищный выродок Тьер уже не начал гражданскую войну своей попыткой обезоружить Париж!». Вторая ошибка Парижских коммунаров заключалась в том, что Центральный комитет национальной гвардии «слишком рано сложил свои полномочия, чтобы уступить место Коммуне. Опять – таки благодаря «честности», доведенной до мнительности!» 6.
Деятели Коммуны не взяли под свой контроль огромные фонды Французского банка, недооценили необходимости беспощадной борьбы против подрывных действий контрреволюционных элементов внутри Парижа. Коммунары не использовали, в полной мере, наличные материальные ресурсы и людские резервы для укрепления обороноспособности революционной столицы и достижения победы в гражданской войне, навязанной Парижу версальцами.
Далеко не все руководители Парижской Коммуны, верно, оценивали вопрос о союзниках пролетариата в революции. Коммуна в целом не сумела добиться установления прочных связей с трудящимися массами провинции, в частности с крестьянством. Она не уделяла достаточного внимания разоблачению лжи и клеветы, которую распространяла буржуазная пресса.
Однако решающее влияние на судьбу пролетарской революции1871 года оказало присутствие во многих районах страны, в том числе и в окрестностях Парижа, немецких оккупационных войск. Поддержка, оказанная французской контрреволюционной буржуазии иноземными оккупантами, не дала развернуться движению в поддержку Парижской Коммуны, начавшемуся во многих провинциальных городах, помешала осуществлению боевого союза между парижскими трудящимися и революционными элементами всей нации. Отсутствие такого союза явилось одной из главных причин поражения Коммуны.
В заключение ответа на этот вопрос, хочу поздравить Вас уважаемый Александр Иванович, с приближающейся 138-й годовщиной Парижской Коммуны, пожелать крепкого здоровья, успехов в работе и радости от побед в борьбе за светлое будущее трудящегося класса.
И ещё, было бы здорово – дожить нам с Вами до тех дней, когда, действительно, все народы Земли будут праздновать 18 марта (31 марта), как всенародный праздник трудящихся. Помните, как писал Ф. Энгельс? « …Праздником пролетариата всегда и всюду будет 18 марта… Да здравствует Коммуна! Да здравствует международная Социальная Революция!»7.

Примечания:
1.К.Маркс и Ф.Энгельс. Сочинения. Издание второе. т.19, стр.5;
2----------------------------------------------------------------- т.17, стр.345;
3. ---------------------------------------------------------------- т.17, стр.342;
4. ---------------------------------------------------------------- т.17, стр.339;
5. ---------------------------------------------------------------- там же;
6. ---------------------------------------------------------------- т.33, стр.172;
7.----------------------------------------------------------------- т.22, стр.291-292.

17 марта 2009 года.
Продолжение следует.
г . Луганск. Украина.

viktor948@ukr.net


Ответы на вопросы А. И. Будило по
«Манифесту Рабоче-крестьянского авангарда»


1-й вопрос: «Считает ли т. Лещешин, что «Манифест Коммунистической партии» написанный Марксом и Энгельсом, безнадежно устарел и поэтому, назрела необходимость вооружить пролетариат принципиально новым документом, вобравшим в себя опыт полутора вековой борьбы за коммунизм?».
Ответ: Александр Иванович, спасибо за вопросы. Чувствуется, что вопросы поставлены от души и поставлены так, что исключается простой однозначный ответ типа: «да» – я так считаю, или «нет» – я так не считаю. Такому ответу, например на первый вопрос, мешают три слова: «безнадежно», «принципиально» и «пролетариат». Если бы в этом вопросе не было этих трех слов, то я вполне бы мог сказать: «Да» – я так считаю! Но в данном случае, при такой постановке вопроса, я не могу так сказать. Потому, что я не считаю безнадежно устаревшим «Манифест», написанный К.Марксом и Ф.Энгельсом, и не вижу необходимости в принципиально новом документе, несмотря на то, что необходимость вооружить трудящийся класс 21 века, новым программным документом (с исправлениями, изменениями и дополнениями), действительно давно назрела. Кстати сказать, на мой взгляд, именно на это и обращали внимание читателей сами авторы «Манифеста» в предисловии к его новому немецкому изданию 1872 года.
Они писали: «Как ни сильно изменились условия за последние двадцать пять лет, однако развитые в этом «Манифесте» общие основные положения остаются в целом совершенно правильными и в настоящее время. В отдельных местах следовало бы внести кое-какие исправления. Практическое применение этих основных положений, как гласит сам «Манифест», будет повсюду и всегда зависеть от существующих исторических условий, и поэтому революционным мероприятиям, предложенным в конце второго раздела, отнюдь не придается самодовлеющего значения. В настоящее время это место во многих отношениях звучало бы иначе. Ввиду огромного развития крупной промышленности за последние двадцать пять лет и сопутствующего ему развития партийной организации рабочего класса; ввиду практического опыта сначала февральской революции, а потом, в еще большей мере, Парижской Коммуны, когда впервые политическая власть в продолжение двух месяцев находилась в руках пролетариата, эта программа теперь местами устарела. В особенности Коммуна доказала, что «рабочий класс не может просто овладеть готовой государственной машиной и пустить её в ход для своих собственных целей»1. Далее, понятно само собой, что критика социалистической литературы для настоящего времени является не полной, так как она
доведена только до 1847 года; так же понятно, что замечания об отношении коммунистов к различным оппозиционным партиям (раздел 4), если они в основных чертах правильны и для сегодняшнего дня, то все же для практического осуществления устарели уже потому, что политическое положение совершенно изменилось и большинство перечисленных там партий стерто историческим развитием с лица земли.
Однако «Манифест» является историческим документом, изменять который мы уже не считаем себя вправе. Быть может, следующее издание удастся снабдить введением, охватывающим промежуток от 1847 года до настоящих дней; настоящее издание было предпринято настолько неожиданно для нас, что у нас не было времени для этой работы»2.
Кто знаком с этим предисловием К.Маркса и Ф.Энгельса, тот не скажет, что «Манифест» совсем не устарел и не нуждается ни в каких исправлениях, изменениях, дополнениях и, что в настоящее время он не может звучать иначе. Однако, с моей точки зрения, у нас нет оснований говорить, что он устарел безнадежно и, что нужен документ принципиально новый. Нельзя так говорить, потому что и сегодня, спустя 160 лет, по-прежнему, общие основные положения, развитые в этом первом программном документе научного коммунизма, остаются в целом совершенно правильными.
Поэтому я считаю, что трудящемуся классу 21 века, безусловно, нужен новый программный документ, строго отвечающий революционным марксистским принципам построения социально - справедливого общества, учитывающий изменившиеся общественно-экономические условия, политическое положение и опыт прошлых революций.
Кроме этого, отвечая на вопросы, я не могу оставить без внимания часто встречающееся в вопросах слово «пролетариат». Хочу выяснить: является пролетариатом трудящийся класс 21 века или нет. Это, на мой взгляд, очень важно и нужно для того, чтобы определить, кого и как в наше время, следует вооружать новым программным документом, вобравшим в себя опыт борьбы классов. Непонимание этого вопроса, безусловно, влечет за собой неверную оценку расстановки классовых сил общества, что в свою очередь чревато последствиями неверного принятия решений, потому что бытие определяет сознание. Соответственно, психология класса пролетариев, коренным образом отличалась от психологии ныне существующих трудящихся классов. Скажу прямо: лично я, по меньшей мере, у нас на Украине, в настоящее время уже не вижу того революционного класса пролетариев, о котором К.Маркс и Ф.Энгельс писали, как о решающей революционной силе 19 века. Я, откровенно говоря, уже не вижу в подавляющем большинстве тех, совершенно не имущих наемных рабочих (пролетариев) которым, действительно, в революции было нечего терять кроме своих цепей 3. Другими словами, исходя из общественно-экономической и политической ситуации, я считаю нецелесообразным дальнейшее упование на спасительную миссию пролетариата, который в силу изменившейся исторической фазы развития производства, прекратил своё существование в роли главной (решающей) революционной силы. С моей точки зрения, марксистам следует обратить внимание на рабочих и крестьян, то есть реально существующий в подавляющем большинстве, трудящийся класс 21 века.
Кто такие пролетарии? Что писали об этом, чему учили нас основоположники марксизма?
Во-первых, в работе «Принципы коммунизма», составленной в форме катехизиса (в виде вопросов и ответов), Ф.Энгельс писал:
««Пролетариатом называется тот общественный класс, который добывает средства к жизни исключительно путем продажи своего труда, а не живет за счет прибыли с какого-нибудь капитала, - класс, счастье и горе, жизнь и смерть, все существование которого зависит от спроса на труд, то есть от смены хорошего и плохого состояния дел, от колебаний ничем не сдерживаемой конкуренции. Одним словом, пролетариат, или класс пролетариев, есть трудящийся класс 19 века».
«Бедные и трудящиеся классы существовали всегда, и обычно трудящиеся классы пребывали в бедности. Но такие бедняки, такие рабочие, которые жили бы в только что указанных условиях, то есть пролетарии, существовали не всегда, так же как не всегда конкуренция была вполне свободной и неограниченной».
«Класс совершенно неимущих, которые вследствие этого вынуждены продавать буржуа свой труд, чтобы взамен получать необходимые для их существования средства к жизни. Этот класс называется классом пролетариев, или пролетариатом».
«Раб продан раз и навсегда, пролетарий должен сам продавать себя ежедневно и ежечасно. Каждый отдельный раб является собственностью определенного господина, и, уже вследствие заинтересованности последнего, существование раба обеспечено, как бы жалко оно ни было. Отдельный же пролетарий является, так сказать, собственностью всего класса буржуазии. Его труд покупается только тогда, когда кто-нибудь в этом нуждается, и поэтому его существование не обеспечено. Существование это обеспечено только классу пролетариев в целом. Раб стоит вне конкуренции, пролетарий находится в условиях конкуренции и ощущает на себе все её колебания. Раб считается вещью, а не членом гражданского общества. Пролетарий признается личностью, членом гражданского общества. Следовательно, раб может иметь более сносное существование, чем пролетарий, но пролетарий принадлежит к обществу, стоящему на более высокой ступени развития, и сам стоит на более высокой ступени, чем раб»»4.
Приведу и более позднее (через 41 год) высказывание Ф.Энгельса по этому же вопросу: «Под пролетариатом понимается класс современных наемных рабочих, которые, будучи лишены своих собственных, средств производства, вынуждены, для того чтобы жить, продавать свою рабочую силу»5.
Что это значит? С моей точки зрения, это значит, что далеко не каждый наемный рабочий, лишенный своих собственных средств производства, как и далеко не всякий бедный, являются пролетариями. Настоящий же пролетарий - это совершенно не имущий наемный рабочий, добывающий средства к существованию исключительно путем продажи своего труда. Бедность, в общем, понятие относительное. Бедность пролетария - это безысходная нищета, когда жизнь и смерть, все существование зависят сугубо от спроса на труд в условиях ничем не сдерживаемой конкуренции. Обратите внимание! Ф.Энгельс указал, что бедные и трудящиеся классы существовали всегда, и обычно трудящиеся классы пребывали в бедности. Но такие бедняки, такие рабочие, которые жили бы в только что указанных условиях, то есть пролетарии, существовали не всегда, также как не всегда конкуренция была вполне свободной и неограниченной. А, отвечая на вопрос: чем отличается пролетарий от раба, он подчеркнул, что раб может иметь б олее сносное существование, чем пролетарий. Приведу еще один пример классического пролетария. Ф.Энгельс, в работе «К жилищному вопросу» указал, что рабочий, владеющий домиком (имеющий собственную квартиру) уже не пролетарий, не смотря на то, что его никак нельзя назвать капиталистом 6. Вот каких, то есть, до какой степени бедных рабочих, мы должны иметь в виду, когда употребляем слово пролетариат (класс пролетариев). Пожалуйста, посмотрите внимательно вокруг себя. Много ли Вы найдете сегодня не виртуальных, а настоящих классических пролетариев, то есть тех кому, действительно, в революции нечего терять, кроме своих цепей?
И еще, когда речь идет о пролетариате, нельзя упускать из виду свойственный пролетарской эпохе фактор вполне свободной и неограниченной конкуренции которая, как указывал Ф.Энгельс, «необходима для начального периода развития крупной промышленности, потому что она представляет собой единственное состояние общества, при котором может вырасти крупная промышленность»7.
В настоящее время, в отличие от эпохи массовой пролетаризации общества, рынок уже не является вполне свободным и неограниченным. Он находится под контролем не только отдельно взятого государства, но и международного сообщества. Для этого созданы всевозможные фонды, банки, биржи, в том числе и биржи труда, то есть государственные посреднические учреждения по найму рабочей силы. Современные государства, что называется, держат руку на пульсе. Бедным и малоимущим выплачиваются различные пособия. И, конечно же, только конченый филистер может усматривать в этих актах, заботу государства о человеке труда. В действительности, это забота государства о своем капитале. Государство, как было, так и осталось: комитетом, управляющим общими делами всего класса буржуазии8. Сущность государства абсолютно не изменилась, а эта видимость заботы, ни что иное, как результат тех уроков, которые буржуазия извлекла из революционных событий 1917 года. Буржуазия поняла, что в условиях кру пной промышленности способной исключить бедность, ей не следует играть с огнем, доводя массы до крайней (пролетарской) нищеты. В её интересах, исключить возможность накопления критической массы пролетариев, при наличии которых может из искры возгореться пламя социальной революции.
Во-вторых, К.Маркс доказал: «что существование классов связано лишь с определенными историческими фазами развития производства»9.
Неужели кто-то из марксистов станет это отрицать или, в 21 веке возьмется доказывать, что производство застыло в той фазе, на той ступени развития, которая во второй половине 18 века вызвала к жизни класс пролетариев?
В «Толковом словаре русского языка» мы найдем, что: «Фаза»10 - это момент, отдельная стадия в ходе развития и изменения чего-нибудь.
Ни для кого сегодня не секрет и не новость, что производство давным-давно вступило в новую фазу своего развития. Давно наступила эпоха империализма, а это значит, что на смену пролетарской эпохе пришла эпоха других производительных сил, как это было при возникновении пролетариата и предшествовавших ему трудящихся классов. Вспомним, что писал Ф.Энгельс: «Трудящиеся классы, в зависимости от различных ступеней общественного развития, жили в различных условиях и занимали различное положение по отношению к имущим и господствующим классам. В древности трудящиеся были рабами своих хозяев,… В средние века они были крепостными дворян-землевладельцев,… Кроме того, в городах в средние века, вплоть до промышленной революции, существовали ремесленные подмастерья, работавшие у мелкобуржуазных мастеров, а с развитием мануфактуры стали постепенно появляться мануфактурные рабочие, которых нанимали уже более крупные капиталисты»11. А потом, в результате промышленной революции во вто рой половине 18 века, возник пролетариат.
Все вышесказанное, в какой-то мере, обусловило и название моего документа,- «Манифест Рабоче-крестьянского авангарда». Соответствует ли содержание документа его названию? Да, вполне! Потому что: «Манифест» 12 - это письменное обращение, воззвание, изложение каких-нибудь положений программного характера; «Авангард»13 - это передовая, ведущая часть какой-нибудь общественной группы. Назвал я документ манифестом, именно, «Рабоче-крестьянского», а не какого-то другого авангарда, потому что:
- во-первых, основу трудящегося класса 21 века, составляют рабочие и крестьяне (трудящиеся промышленного и аграрного секторов общественного производства);
- во-вторых, сила трудящегося класса в тесном рабоче-крестьянском союзе.
Впервые, к выводу, о необходимости тесного рабоче-крестьянского союза, К.Маркс, пришел в результате глубокого анализа классовой борьбы во Франции с 1848 по 1850 год. Он показал, «что эксплуатация крестьян отличается от эксплуатации промышленного пролетариата лишь по форме. Эксплуататор тот же самый - капитал. Отдельные капиталисты эксплуатируют отдельных крестьян посредством ипотек и ростовщичества; класс капиталистов эксплуатирует класс крестьян посредством государственных налогов. Право крестьянской собственности является талисманом, при помощи которого капитал до сих пор держал в своей власти крестьян, предлогом, которым он пользовался, чтобы натравливать их против промышленного пролетариата. Только падение капитала может поднять крестьянина, только антикапиталистическое, пролетарское правительство может положить конец его экономической нищете и общественной деградации» 14.
У рабочих и крестьян один общий враг - капитал и, соответственно, общая цель - освобождение от ига капитала. Анализ исторического опыта борьбы классов говорит о том, что одной из главных причин поражения трудящихся во время восстаний и революций, было и остается: отсутствие единства между рабочими и крестьянами (между городом и деревней). Убеждён, что избежать этого, можно только, если не ждать «когда гром грянет», а прямо сейчас, заблаговременно позаботиться о тесном рабоче-крестьянском союзе, создав партию и движение «Рабоче-крестьянского авангарда». Несомненно, будущее за рабоче-крестьянским авангардом, потому что это: передовая, прогрессивная, мыслящая по-новому, неравнодушная, наиболее активная и организованная часть рабочих и крестьян (трудящегося класса 21 века).
Прежде, чем подвести черту, должен ещё сказать, что я не мог назвать свой «Манифест» не только пролетарским, руководствуясь вышеизложенным. Но и коммунистическим или социалистическим, потому что под именем коммунистов и социалистов, существуют ныне, всевозможные социальные знахари, обещающие устранить все социальные бедствия с помощью всякого рода заплат в государственной системе, без вреда для капитала и прибыли, без революции и установления социализма, то есть рабоче-крестьянской диктатуры. Тем, кто забыл, напоминаю, что: Социализм есть объявление непрерывной революции, классовая рабоче-крестьянская диктатура как необходимая переходная ступень к уничтожению классовых различий вообще, к уничтожению всех производственных отношений, на которых покоятся эти различия, к уничтожению всех общественных отношений, соответствующих этим производственным отношениям, к перевороту во всех идеях, вытекающих из этих общественных отношений15.
Примечания:
1 К.Маркс и Ф.Энгельс. Сочинения. Издание второе. т.17, стр.339;
2 ------------------------------------------------------------------ т.18, стр.89-90;
3 ------------------------------------------------------------------ т.4, стр.459;
4 ------------------------------------------------------------------ т.4, стр.322-325;
5 ------------------------------------------------------------------ т.4, стр.424;
6 ------------------------------------------------------------------ т.18, стр.235;
7 ------------------------------------------------------------------ т.4, стр.327;
8 ------------------------------------------------------------------ т.4, стр. 426;
9 ------------------------------------------------------------------ т.28, стр.427;
10 «Толковый словарь русского языка». Ожегов С.И
и Шведова Н.Ю. Издание четвертое, дополненное. стр.847;
11 К.Маркс и Ф.Энгельс … --------------------------------- т.4, стр.324-325;
12 «Толковый словарь русского языка». … ------------- стр.341;
13 ----------------------------------------------------------------- стр.16;
14 К.Маркс и Ф.Энгельс … --------------------------------- т.7, стр.85-86;
15 ----------------------------------------------------------------- т.7, стр.91.

30 октября 2008 года.


2-й вопрос: «Какие объективные предпосылки и основания существуют для построения «социально-справедливого общества»? Не является ли сама постановка такой задачи просто благим пожеланием, очередной социальной утопией, учитывая трагический опыт 20 века, в частности опыт строительства социализма в СССР?».
Ответ: Александр Иванович, спасибо. Это действительно очень интересный и актуальный вопрос. Но он настолько всесторонне и глубоко изучен основоположниками научного коммунизма (К.Марксом и Ф.Энгельсом), что любая попытка сочинить сегодня что-то принципиально новое, непременно будет выглядеть смешно и глупо. Поэтому мне ничего не остаётся кроме, как только напомнить читателям то о чем писал Ф.Энгельс в своей замечательной работе «Принципы коммунизма»1, которую он рассматривал, как предварительный набросок программы Союза коммунистов 2.
Чтобы ответить на Ваш вопрос, что называется в двух словах, то достаточно отметить, что во второй половине 18 века в Англии, а после во всех цивилизованных странах мира произошла промышленная революция, которая была вызвана изобретением паровой машины. В результате той промышленной революции, основанная на ручном труде промышленность была целиком разрушена и заменена машинным производством. Машинное производство позволило создать крупную промышленность, а крупная промышленность, в конечном итоге, открыла простор для построения «социально-справедливого общества».
Но такой, чисто схематический ответ на этот вопрос, удовлетворит далеко не каждого, поэтому я вынужден остановиться на нем более подробно.
Итак, как было сказано выше, крупная промышленность создала, в виде паровой и других машин, средства, позволяющие в короткое время и с небольшими затратами до бесконечности увеличивать промышленное производство. Благодаря этому свободная конкуренция, являющаяся необходимым следствием этой крупной промышленности, вскоре приняла чрезвычайно острый характер; масса капиталистов бросилась в промышленность, и очень скоро товаров было произведено больше, чем можно было продать, в результате этого наступил так называемый торгово-экономический кризис. Фабрики должны были остановиться, фабриканты обанкротились, рабочих выбросили на улицу и их семьи лишились хлеба. Повсюду наступила ужасная нищета. По истечении некоторого времени избыточная продукция была продана, фабрики начали работать, заработная плата поднялась, и постепенно дела пошли лучше, чем когда-либо. Но не надолго, ибо вскоре снова было произведено слишком много товаров, и наступил новый кризис, протекавший совершенн о так же, как и прежний, бросивший на дно нищеты трудящийся класс.
Какие выводы следует сделать из этих, вот уже два столетия периодически повторяющихся торгово-экономических (финансовых) кризисов?
Следует признать, что хотя крупная промышленность в первую эпоху своего развития сама создала свободную конкуренцию, но в настоящее время она уже переросла эту свободную конкуренцию настолько, что конкуренция и вообще ведение промышленного производства отдельными лицами превратились для крупной промышленности в оковы, которые нужно непременно разбить. Другого не дано. Потому что пока крупная промышленность ведется на нынешних началах, то есть отдельными конкурирующими между собой частными собственниками - она не может существовать, не приводя к повторяющимся, каждые пять - семь лет кризисам, а это всякий раз ставит под угрозу всю цивилизацию, бросая на дно нищеты трудящийся класс. Чтобы избежать этого необходимо либо отказаться от крупной промышленности,- а это равносильно безумию,- либо признать, что крупная промышленность порождает безусловную необходимость создания совершенно новой организации общества, при которой руководство производством будет ос уществляться не отдельными конкурирующими между собой индивидуумами, а всем обществом по твердому плану и соответственно потребностям всех членов общества. Так же, бесспорно следует признать, что мощности современной крупной промышленности позволяют создать такой общественный строй, в котором всех необходимых для жизни предметов и продуктов будет производиться так много, что каждый член общества будет в состоянии совершенно свободно развивать и применять все свои силы и способности. Следовательно, именно то свойство крупной промышленности, которое в современном обществе порождает все эти капиталистические кризисы и нищету, явится при новой общественной организации как раз тем свойством, которое уничтожит приносящие бедствия колебания экономики и соответственно нищету.
Таким образом, Ф. Энгельсом в 1847 году, было убедительно доказано:
1) что уже тогда все бедствия трудящегося класса были объяснимы только существованием общественного строя, который не соответствует условиям времени;
2) что уже тогда имелись средства для устранения бедственного положения трудящегося класса, путем создания нового (социально-справедливого) общественного строя;
3) что уничтожение частной собственности является самым кратким и наиболее обобщающим выражением того преобразования всего общественного строя, которое вследствие развития крупной промышленности, стало не только возможным, но даже совершенно необходимым 3.
Александр Иванович, для меня, марксиста по убеждению, этого вполне достаточно, для того чтобы утверждать, что уже есть все объективные предпосылки и основания для построения «социально-справедливого общества» и что сама постановка задачи его построения не является просто благим пожеланием, очередной социальной утопией. Но, к сожалению, успешное решение этой задачи, во многом зависит не только от объективных, но и от субъективных факторов таких как, например, правильный учет «трагического опыта 20 века» - о котором Вы пишете. На этом можно закончить ответ на этот вопрос и перейти к следующим вопросам, которые как раз касаются субъективных факторов, помешавших построить «социально-справедливое общество» в прошлом 20 веке.
Примечания: 1 К.Маркс и Ф.Энгельс. Сочинения. Издание второе. т. 4, стр.322 - 339;
2 ----------------------------------------------------------------- т. 4, стр.565 - 566;
3 ----------------------------------------------------------------- т. 4, стр.328 -330.

19 декабря 2008 года.


3-й вопрос: «Как вообще, в условиях враждебного, капиталистического окружения можно было обойтись без государственного аппарата, без государственной машины?».
Ответ: Александр Иванович, «обойтись без государственного аппарата, без государственной машины», большевикам было не только можно, но и, что самое главное, - было крайне нужно. Трудящемуся классу, вообще не нужен этот военно-бюрократический аппарат, который одним словом обычно называется «государство», а основоположники научного коммунизма называли его не иначе как - «ужасный организм- - паразит»1 или «сверхъестественный выкидыш общества»2. К. Маркс, в своей замечательной работе «Восемнадцатое брюмера Луи Бонапарта» доказал что, этот паразитирующий - выкидыш, является главной преградой на пути трудящегося класса; Парижская Коммуна это подтвердила и в «Гражданской войне во Франции» К. Маркс писал: «Но рабочий класс не может просто овладеть готовой государственной машиной и пустить её в ход для своих собственных целей»3. Другими словами можно сказать, что трудящийся класс, захватить эту военно-бюрократическую машину может, но приспособит ь потом её к своим целям не может. Интересы «государства» (комитета, управляющего общими делами всего класса буржуазии)4 и интересы трудящегося класса не совместимы. На данный момент, подтверждением этому является уже не только Парижская Коммуна, но в еще большей мере, крушение СССР и так называемого лагеря социализма. Большевики, КПСС семьдесят четыре года пытались реформировать этот «ужасный организм-паразит», но в конечном результате мы - «от чего в 1917году ушли, к тому в 1991году и пришли». А до чего мы докатились за истекшие семнадцать лет «государственной независимости»? Посмотрите, что творится сейчас в «нашем» парламенте?; «слуги народа», в лице партии Регионов, особенно, вообще всякое приличие потеряли. А, что вытворяет «наш» Президент, и его администрация? До какого маразма дошел Киевский градоначальник? Ужас! Позор! Мы, в моральном и идеологическом плане, скатились ниже уровня средневековья в «нашем цивилизованном государстве». И нравится это или нет, н о справедливости ради следует все же признать что это, результат реформирования Советской государственной машины. Нам же этих стяжателей («слуг общества») с другой планеты не прислали, они вскормлены Советским государством. Это «наш родной советский спрут», который сегодня обвивает словно сетью, все тело общества и затыкает все его поры. И то, что у нас Советских граждан, тогда в 1991 году никто не спросил, желаем мы таких преобразований или нет, - только лишний раз подтверждает, что любое государство - есть зло. Немедленное отсечение этого зла - ключ к успеху5.
Александр Иванович, обойтись без государственной машины (без шайки этих стяжателей), можно только заменив её рабоче-крестьянской (пролетарской) диктатурой, как это сделали в своё время Парижские коммунары. Я, часто ссылаюсь, именно, на их опыт потому, что это, на мой взгляд, пока что единственный в истории случай, установления такой диктатуры. К сожалению, все остальные попытки, оказались пародией на эту диктатуру. Ф. Энгельс писал: «Хотите ли знать, милостивые государи, как эта диктатура выглядит? Посмотрите на Парижскую Коммуну. Это была диктатура пролетариата»6. Остается только сожалеть, что большевики, КПСС, тем более постсоветские «коммунисты и социалисты», не говоря уже о «марксистах», по сей день так и не поняли, что заключается в словах К.Маркса: «Все перевороты усовершенствовали эту машину вместо того, чтобы сломать её. Партии, которые, сменяя друг друга, боролись за господство, рассматривали захват этого огромного государственного здания, как главную добычу при своей победе»7. А это высказывание есть главное, основное в марксистском учении о государстве. Те, кто не способен этого понять, ни когда не станут настоящими марксистами. Они даже и не задумаются над тем, для чего Ф.Энгельс в письме от 18-28 марта 1875 года, к А.Бебелю, вождю немецкой рабочей партии, от своего и К. Маркса имени, писал: «Следовало бы бросить всю эту болтовню о государстве, особенно после Коммуны, которая не была уже государством в собственном смысле слова. … Мы предложили бы, поэтому поставить везде вместо слова «государство» слово «община», прекрасное старое немецкое слово, соответствующее французскому слову «коммуна» 8.
Уважаемый Александр Иванович, а тем «революционерам», которые просто боятся «враждебного капиталистического окружения», посоветовать можно только лишь одно: не начинать революцию первыми, - «подождать», когда они окажутся на «капиталистическом острове», - в социалистическом окружении. Как говорится: «Не в свои сани - не садись!».
Примечания:
1 К. Маркс и Ф. Энгельс. Сочинения. Издание второе. т. 8, стр.206;


2 ------------------------------------------------------------------- т. 17, стр.546;
3 ------------------------------------------------------------------- т. 17, стр.339;
4 ------------------------------------------------------------------- т. 4, стр.426;
5 ------------------------------------------------------------------- т. 22, стр.201;
6 ------------------------------------------------------------------- там же;
7 ------------------------------------------------------------------- т. 8, стр.206;
8 ------------------------------------------------------------------- т. 19, стр.5.

22 декабря 2008 года.


4-й вопрос: «Как может вообще трудящийся класс, осуществить социалистическую революцию, не создавая свои политические организации: партии, советы, ревкомы и т.п., реализующие его политическую волю, т. е. осуществляющие его власть?».
Ответ: Александр Иванович, на этот Ваш вопрос можно ответить одним словом: «Никак!». Но сразу же должен отметить, что я никогда не предлагал того, о чем Вы сейчас спрашиваете. Наоборот, в самом начале «Манифеста Рабоче-крестьянского авангарда», в разделе «Наша цель и путь, предлагаемый для её достижения», буквально в третьем абзаце сверху, я указал что: «На данном историческом этапе развития производства, воплотить в жизнь марксизм можно только, создав партию и движение «Рабочее - крестьянского авангарда» - другого пути нет!». Я, вижу необходимость и предлагаю, создать не только партию «Рабоче-крестьянского авангарда», но и движение, то есть объединение таких партий на международном уровне, разумеется, после их создания в других странах мира. Эта необходимость обусловлена: той же крупной промышленностью, существованием транснациональных корпораций и мировым рынком. На основании этих объективных факторов, Ф. Энгельс уж е в 1847 году пришел к выводу о том, что социалистическая революция, а значит и контрреволюция, будут иметь международную арену. Он, отвечая на вопрос:- может ли социалистическая революция победить в одной какой-нибудь стране? Ответил однозначно: «Нет. Крупная промышленность уже тем, что она создала мировой рынок, так связала между собой все народы земного шара, в особенности цивилизованные народы, что каждый из них зависит от того, что происходит у другого…»1.
Это, пожалуй, и всё что следует сказать, не забегая вперёд, - руководствуясь тем, что реально имеем. А подробное обсуждение вопросов касающихся создания других революционных органов, реализующих политическую волю трудящегося класса, на данном этапе, я считаю преждевременным, не целесообразным, если не вредным. Всему свой черед!
Примечания:
1. К. Маркс и Ф. Энгельс. Сочинения. Издание второе. т.4, стр. 334.

24 декабря 2008 года.


«Светлой памяти бессмертного подвига Парижских коммунаров - посвящается!».

5-й вопрос: «Тов. Лещешин ставит в пример большевикам «Парижскую Коммуну», но разве «Парижская Коммуна» не потому погибла, что не сумела создать свой государственный аппарат, свою мощную государственную машину диктатуры пролетариата и направить её на слом государственной машины буржуазии?».
Ответ: Александр Иванович, я действительно ставлю в пример Парижскую Коммуну, но не только большевикам, а и всем остальным кто так и не понял задачу трудящегося класса в революции по отношению к государству. И что касается причин гибели Парижской Коммуны, то тут всё далеко не так как вы пишете. Наоборот, Парижская Коммуна только и смогла продержаться 72 дня благодаря тому, что она заменила государственную машину (диктатуру буржуазии) своей машиной (диктатурой пролетариата), которая не была уже государственной машиной в собственном смысле этого слова 1. Это не я придумал, это писали К.Маркс и Ф.Энгельс.
Не бывает, Александр Иванович, «государственной машины диктатуры пролетариата». Этот словесный конгломерат – ошибка большевиков. Может быть или «государственная машина, то есть диктатура буржуазии, капитала», или «рабоче-крестьянская, пролетарская диктатура, то есть машина народовластия». Эти две машины, две диктатуры – антагонисты. Главная заслуга Парижских коммунаров как раз и заключается в том, что они первые в истории и, к сожалению пока единственные, сумели установить диктатуру пролетариата и создать по истине народное правительство. «Коммуна сделала правдой лозунг всех буржуазных революций, дешевое правительство, уничтожив две самые крупные статьи расходов: постоянную армию и чиновничество»2. Большевики, в отличие от Парижских коммунаров, об этом только мечтали.
В «Гражданской войне во Франции», К.Маркс указал, что: «Париж мог сопротивляться только потому, что вследствие осады он избавился от армии и заменил её национальной гвардией, главную массу которой составляли рабочие. Этот факт надо было превратить в установленный порядок, и потому первым декретом Коммуны было уничтожение постоянного войска и замена его вооруженным народом»3.
Парижская Коммуна - сложное историческое явление. Действительная её сущность, к сожалению, осталась не понятой большинством современников. Одни из них видели в революционных событиях во Франции марта - мая 1871 года продолжение и завершение Великой французской буржуазной революции конца 18 века. Другие рассматривали Коммуну 1871 года как возрождение средневековых городских коммун. Третьи считали её первым шагом к замене крупного централизованного государства мелкими самоуправляющимися общинами. Были и такие, которые утверждали, что Парижская Коммуна стремилась к ликвидации всякой власти, к полному безвластию. Критикуя эти и другие ошибочные толкования сущности парижской Коммуны, исходившие от различных, буржуазных или мелкобуржуазных деятелей, К.Маркс и Ф.Энгельс доказывали полную несостоятельность подобных концепций, основанных на отожествлении сходных лишь по внешнему виду политических терминов. Вскрывая подлинное значение П арижской Коммуны, К.Маркс характеризовал её как принципиально новый, не государственный аппарат власти, то есть аппарат власти без органов, построенных по принципу систематического и иерархического разделения труда: постоянной армии, полиции, бюрократии, духовенства и судейского сословия4 .
К. Маркс отмечал, что восставшие рабочие Парижа взяли на себя двойную задачу – задачу национального возрождения Франции и задачу социального освобождения трудящегося класса. Он, в «Гражданской войне во Франции», цитировал заявление Центрального комитета национальной гвардии, где давалась именно такая оценка событий: «Парижские пролетарии, видя несостоятельность и измену господствующих классов, поняли, что для них пробил час, когда они должны спасти положение, взяв в свои руки управление общественными делами… Они поняли, что на них возложен этот повелительный долг, что им принадлежит неоспоримое право стать господами собственной судьбы, взяв в свои руки правительственную власть» 5.
Что касается причин гибели Парижской Коммуны, то следует отметить, что она потерпела поражение вследствие многих причин как объективного, так и субъективного характера.
Основная объективная причина гибели Парижской Коммуны заключалась в недостаточно высоком уровне развития крупной промышленности во Франции того времени. Следствием этого явились недостаточная подготовленность и закаленность её рабочего класса, отсутствие у него политической партии, вооруженной учением о классовой борьбе, пролетарской революции и диктатуре пролетариата.
Хотя промышленный переворот во Франции к тому времени уже завершился, но большая часть французского пролетариата была еще занята на средних и мелких предприятиях. Это задерживало рост классовой сознательности рабочих, затрудняло высвобождение их из-под влияния мелкобуржуазных идей и представлений, носителями которых были радикалы, правые прудонисты и неоякобинцы.
Передовые слои парижских рабочих шли за революционными социалистами (коллективистами), но они не представляли единой, сплоченной группы, а принадлежали к нескольким различным течениям: левым прудонистам, бакунистам, бланкистам, необабувистам и марксистам (последних было среди деятелей Коммуны всего несколько человек). Эта неоднородность политического состава Парижской Коммуны, наличие значительных теоретических и тактических разногласий среди её членов препятствовали выработке у руководства единой революционной тактики.
В письме к немецкому социалисту Л. Кугельману, от 12 апреля 1871 года, К. Маркс отмечал две допущенные коммунарами крупные тактические ошибки. Первая ошибка, сыгравшая роковую роль в судьбе Коммуны, состояла в том, что её руководители не организовали немедленного похода на Версаль, куда после событий 18 марта отступили войска Тьера. В результате благоприятный момент для полного разгрома контрреволюционных сил был упущен – «упущен из–за совестливости», подчеркивал К. Маркс. «Не хотели начинать гражданской войны, как будто бы чудовищный выродок Тьер уже не начал гражданскую войну своей попыткой обезоружить Париж!». Вторая ошибка Парижских коммунаров заключалась в том, что Центральный комитет национальной гвардии «слишком рано сложил свои полномочия, чтобы уступить место Коммуне. Опять – таки благодаря «честности», доведенной до мнительности!» 6.
Деятели Коммуны не взяли под свой контроль огромные фонды Французского банка, недооценили необходимости беспощадной борьбы против подрывных действий контрреволюционных элементов внутри Парижа. Коммунары не использовали, в полной мере, наличные материальные ресурсы и людские резервы для укрепления обороноспособности революционной столицы и достижения победы в гражданской войне, навязанной Парижу версальцами.
Далеко не все руководители Парижской Коммуны, верно, оценивали вопрос о союзниках пролетариата в революции. Коммуна в целом не сумела добиться установления прочных связей с трудящимися массами провинции, в частности с крестьянством. Она не уделяла достаточного внимания разоблачению лжи и клеветы, которую распространяла буржуазная пресса.
Однако решающее влияние на судьбу пролетарской революции 1871 года оказало присутствие во многих районах страны, в том числе и в окрестностях Парижа, немецких оккупационных войск. Поддержка, оказанная французской буржуазии иноземными оккупантами, не дала развернуться движению в поддержку Парижской Коммуны, начавшемуся во многих провинциальных городах, помешала осуществлению боевого союза между парижскими трудящимися и революционными элементами всей нации. Отсутствие такого союза явилось одной из главных причин поражения Коммуны.
В заключение ответа на этот вопрос, хочу поздравить Вас уважаемый Александр Иванович, с приближающейся 138-й годовщиной Парижской Коммуны, пожелать крепкого здоровья, успехов в работе и радости от побед в борьбе за светлое будущее трудящегося класса.
И ещё, было бы здорово – дожить нам с Вами до тех дней, когда, действительно, все народы Земли будут праздновать 18 марта (31 марта), как всенародный праздник трудящихся. Помните, как писал Ф. Энгельс? «…Праздником пролетариата всегда и всюду будет 18 марта. … Да здравствует Коммуна! Да здравствует международная Социальная Революция!»7.
Примечания:
1.К.Маркс и Ф.Энгельс. Сочинения. Издание второе. т.19, стр.5;
2----------------------------------------------------------------- т.17, стр.345;
3. ---------------------------------------------------------------- т.17, стр.342;
4. ---------------------------------------------------------------- т.17, стр.339;
5. ---------------------------------------------------------------- там же;
6. ---------------------------------------------------------------- т.33, стр.172;
7.----------------------------------------------------------------- т.22, стр.291-292.

17 марта 2009 года.

6-й вопрос: «Тов. Лещешин считает, что «в СССР не удалось построить коммунизм только лишь потому, что строили модель не научного, а домарксового, доктринёрского социализма», но разве его «Манифест» не представляет собой типичный пример доктринёрского социализма?».
Ответ: Александр Иванович, на первую часть Вашего вопроса отвечу утвердительно, - я действительно так считаю! То, что 74 года строили в СССР, не было революционным социализмом, о котором писали К.Маркс и Ф.Энгельс. Советский доктринёрский социализм, другими словами, Александр Иванович, вполне можно ещё назвать и государственным капитализмом. Потому что в СССР, функцию эксплуататора и угнетателя, вместо капиталистов и помещиков, выполняло само «Советское государство». Поэтому тот факт, что в СССР не было частной собственности на средства производства, сам по себе ещё не социализм. И то, что в СССР «не было буржуазии» – ещё не социализм. Это только всего лишь отдельные элементы социализма. И многое другое, Александр Иванович, не социализм, если не ликвидировано само «государство»; если «Централизованная государственная власть с её вездесущими органами: постоянной армией, полицией, бюрократией, духовенством и судейским сословием, - органами, построенными по принципу сист ематического и иерархического разделения труда»1, не заменена настоящей рабоче-крестьянской диктатурой.
Трудящемуся классу, по большому счёту, нет и не должно быть разницы в том, кто именно его эксплуатирует. Толи, отдельно взятые капиталисты и помещики, толи это армия государственных чиновников (партийно-государственной номенклатуры). Для рабочих и крестьян, существенным является только факт эксплуатации и социального не равенства. Александр Иванович, не было у нас при Советской власти, настоящего социализма то есть рабоче-крестьянской диктатуры. Диктатура, безусловно, была, но не рабоче-крестьянская. Рабочие и крестьяне никому - ничего не диктовали, они были «винтиками». Советское государство могло их по своему усмотрению куда угодно «ввинтить» и «вывинтить». Вспомните хотя бы, для примера, депортацию целых народов СССР. Оттого, что большевики своё «государство» назвали «Советской диктатурой пролетариата», сущность государства не изменилась. «Хрен – редьки не слаще!». С таким же успехом мы и сегодня можем говорить, что у нас социализм потому что «Советская власт ь» на местах осталась (сельские, поселковые, городские, районные и областные «Советы»), которые с трудящимся классом не советуются. К тому же, как раз именно эти местные органы государственной власти диктуют сегодня свои, ничем не обоснованные тарифы на жилищно-коммунальные услуги, и взвинчивают цены на всё прочее. Подобие такого «социализма» (доктринёрского социализма), Александр Иванович, подробно описано К.Марксом в третьем разделе «Классовой борьбы во Франции». Он писал: «Мы шаг за шагом проследили, как крестьяне, мелкие буржуа, вообще средние слои общества становились на сторону пролетариата, приходили к открытому антагонизму по отношению к официальной республике, которая обращалась с ними, как с врагами. Возмущение против диктатуры буржуазии, потребность в преобразовании общества, сохранение демократическо-республиканских учреждений как орудий этого преобразования, сплочение вокруг пролетариата как решающей революционной силы – вот общие черты, характеризующие так наз ываемую партию социальной демократии, партию красной республики. Эта «партия анархии», как окрестили её противники, не в меньшей мере, чем партия порядка, является коалицией различных интересов. От ничтожнейшей реформы старого общественного беспорядка до ниспровержения старого общественного порядка, от буржуазного либерализма до революционного терроризма – так далеко отстоят одна от другой крайности, составляющие исходный и конечный пункт «партии анархии».
Отмена покровительственных пошлин – социализм! потому что она посягает на монополию промышленной фракции партии порядка. Приведение в порядок государственных финансов – социализм! потому что оно затрагивает монополию финансовой фракции партии порядка. Свободный ввоз заграничного хлеба и мяса – социализм! потому что он нарушает монополию третьей фракции партии порядка, крупного землевладения. Требования фритредеров, т. е. наиболее прогрессивной партии английской буржуазии, во Франции сплошь оказываются социалистическими требованиями. Вольтерьянство – социализм! потому что оно нападает на четвёртую фракцию партии порядка, католическую фракцию. Свобода печати, право союзов, всеобщее народное образование – социализм, социализм! Ведь всё это – покушение на общую монополию партии порядка!
В ходе революции положение так быстро созрело, что друзья реформы всех оттенков, что средние классы с их скромнейшими требованиями принуждены были объединяться вокруг знамени самой крайней партии переворота, вокруг красного знамени.
Но как ни различен был социализм главных составных элементов «партии анархии», смотря по экономическим условиям и вытекающим из них общим революционным потребностям того или другого класса или фракции класса, - в одном пункте он совпадал: он объявлял себя средством освобождения пролетариата и провозглашал это освобождение своей целью. Сознательный обман у одних, самообман у других, которые убеждены, что мир, переустроенный сообразно их потребностям, есть лучший из миров для всех, что он осуществляет все революционные требования и устраняет все революционные конфликты. … Таким образом, эти социалисты становятся эклектиками или сторонниками наличных социалистических систем, сторонниками доктринёрского социализма, который был теоретическим выражением пролетариата лишь до тех пор, пока пролетариат ещё не дорос до своего собственного свободного исторического движения.
Эта утопия, этот доктринёрский социализм, подчиняющий всё движение в целом одному из его моментов, заменяющий совокупное, общественное производство мозговой деятельностью отдельного педанта, а, главное, устраняющий в своей фантазии при помощи маленьких фокусов и больших сентиментальностей революционную борьбу классов со всеми её необходимыми последствиями, этот доктринёрский социализм в сущности лишь идеализирует современное общество, даёт лишенную теневых сторон картину его и старается осуществить свой идеал наперекор действительности этого же общества. И вот в то время как пролетариат уступает этот социализм мелкой буржуазии, а борьба между различными социалистическими вождями обнаруживает, что каждая из так называемых систем есть претенциозное подчеркивание одного из переходных моментов социального переворота в противоположность другим, - пролетариат всё более объединяется вокруг революционного социализма, вокруг коммунизма, который сама буржуазия окрестила име нем Бланки. Этот социализм есть объявление непрерывной революции, классовая диктатура пролетариата как необходимая переходная ступень к уничтожению классовых различий вообще, к уничтожению всех производственных отношений, на которых покоятся эти различия, к уничтожению всех общественных отношений, соответствующих этим производственным отношениям, к перевороту во всех идеях, вытекающих из этих общественных отношений» 2.
Поэтому что касается второй части Вашего вопроса, то я никак не могу с Вами согласиться. Потому что марксизм – это не догма, а наука. Соответственно, придерживаясь научной, марксистской точки зрения, я не являюсь доктринёром. «Доктринёр» - это: человек, упрямо следующий какой-нибудь догме, схоластике 3. В моём же «Манифесте» отсутствуют схоластические рассуждения и выводы. В нём лишь то, что научно обосновано (доказано) основоположниками научного коммунизма и проверено (испытано) временем.
Типичными же доктринёрами сегодня, Александр Иванович, являются как раз все те, постсоветские горе революционеры: «коммунисты», «социалисты», «марксисты», которые, не взирая ни на что продолжают носиться с «государством», как дурень со списанной торбой. Только конченые филистеры и догматики могут сегодня «думать, будто дела и интересы, общие всему обществу, не могут быть иначе выполняемы и охраняемы, как прежним способом, то есть через посредство государства и его награжденных доходными местечками чиновников»4. Иначе, как схоластическим, суеверным почтением к государству и всему тому, что имеет отношение к государству – это, действительно, назвать трудно. И пока это будет продолжаться, буржуазия может спать спокойно, её господству ничего не угрожает.

Примечания:
1. К.Маркс и Ф.Энгельс. Сочинения. Издание второе. ------ т.17, стр.339;
2. К.Маркс и Ф.Энгельс… ------------------------------------------ т.7, стр.89 - 91;
3. «Толковый словарь русского языка». Ожегов С.И. и
Шведова Н.Ю. Издание четвёртое, дополненное. --------- стр.172;
4. К.Маркс и Ф.Энгельс… ------------------------------------------ т.22, стр.200.

29 марта 2009 года.
г. Луганск. Украина.

E-mail: viktor948@ukr.net


1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   18




Похожие:

Харьковская областная газета \"столица будущего\" iconХарьковская областная газета "столица будущего" выходит еженедельно www stbudg ucoz ru спецвыпуск №14 от 04 февраля 2008 г
Справедливцев В. И., он же Председатель Совета Харьковской городской правозащитной организации Альянс "Квириты"
Харьковская областная газета \"столица будущего\" iconХарьковская областная газета "столица будущего"
Кастро повезло он дожил до суда, где произнес свою знаменитую речь. Был ли у Кастро другой путь? Конечно! Выходец из богатой
Харьковская областная газета \"столица будущего\" iconХарьковская областная газета «столица будущего» Спецвыпуск №3 от 08 октября 2007 Эрнесто Че Гевара спустя 40 лет
Вспороть ткань истории. Загрузить в матрицу смертельный вирус. Усомнится в благовествованиях велеречивого повелителя судеб. Переделать...
Харьковская областная газета \"столица будущего\" iconХарьковская областная газета "столица будущего"
Привожу его собственные слова, чтобы указать на основные, по моему мнению, высказанные им идеи, резюмируя таким образом его выступление...
Харьковская областная газета \"столица будущего\" iconХарьковская областная газета «столица будущего» Спецвыпуск №2 от 23 сентября 2007
За исключением наиболее апробированных временем и успевших устоятся сцеплений и связанностей,прогностика флуктуаций предельно хаотизированного...
Харьковская областная газета \"столица будущего\" iconХарьковская областная газета «столица будущего» Спецвыпуск №1 от 17 сентября 2007
Уже 9 лет в суровых тюремных условиях раздельного содержания в Соединенных Штатах Америки находятся 5 кубинских героев: Антонио Герреро...
Харьковская областная газета \"столица будущего\" iconХарьковская областная газета «столица будущего»
И, к сожалению, именно народ подсадил его в кресло Президента. И он нашел себе подобных. Под видом строительства независимого государства...
Харьковская областная газета \"столица будущего\" iconХарьковская областная газета "столица будущего"
«Мир без границ». В мероприятии участвовали школьники города Харькова и волонтеры из Китая и Грузии, а также представители aiesec...
Харьковская областная газета \"столица будущего\" iconХарьковская областная газета «столица будущего»
Ри харьковском городском совете на тему «Бедность харьковчан, развал промышленности города и массовое нарушение прав харьковчан,...
Харьковская областная газета \"столица будущего\" iconХарьковская областная газета «столица будущего» выходит ежемесячно сайт газеты: www stbudg ucoz ru №13 от 2 июня 2009 г. Информационное сообщение
Нпа, которые публикуются в этой газете, а также в предыдущем номере газеты сб (№12). Собрание избрало инициативную группу, а также...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©lib2.podelise.ru 2000-2013
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы