Олег и Нина два года регулярно посещали политзанятия Школы комсомольского актива, которые проводила ветеран Одесского комсомола, старая коммунистка и квалифицированный педагог Гладкая Лидия Всеволодовна icon

Олег и Нина два года регулярно посещали политзанятия Школы комсомольского актива, которые проводила ветеран Одесского комсомола, старая коммунистка и квалифицированный педагог Гладкая Лидия Всеволодовна



НазваниеОлег и Нина два года регулярно посещали политзанятия Школы комсомольского актива, которые проводила ветеран Одесского комсомола, старая коммунистка и квалифицированный педагог Гладкая Лидия Всеволодовна
Дата конвертации24.10.2012
Размер105.34 Kb.
ТипДокументы
источник




14. ОЛЕГ И НИНА


До начала известных событий, повлекших за собой арест всей нашей группы «коммунистов–революционеров», увечье и гибель некоторых моих товарищей в результате дикого произвола украинских властей, я знал одесского комсомольца Олега Алексеева и его подругу Нину Польскую, как обычных активистов местного молодежного коммунистического движения.

Олег и Нина два года регулярно посещали политзанятия Школы комсомольского актива, которые проводила ветеран Одесского комсомола, старая коммунистка и квалифицированный педагог Гладкая Лидия Всеволодовна. Впервые их обоих я увидел именно там, в один из своих приездов из Приднестровья в Одессу. Нина тогда была совсем молодой девчонкой и состояла в одесской пионерской организации.

На политзанятиях, которые Гладкая Л.В. вела очень увлекательно, ребята изучали наиболее актуальные для нашего времени труды Ленина и историю Коммунистической партии и комсомола, знакомились с новостями постсоветского и международного коммунистического движения, смотрели художественные видеофильмы советской эпохи (например, «Коммунист», «Ленин в октябре» и др.), а также документальные фильмы, посвященные современной классовой борьбе, например, «Октябрь–93». После просмотра очередной кинокартины участники политшколы, как правило, собирались у стола за чашкой чая, беседовали, горячо спорили по поводу просмотренного и вообще – на разные темы. Лидия Всеволодовна умело исполняла роль арбитра в наших дискуссиях, не давая молодым людям в своих еще незрелых рассуждениях зайти слишком далеко…

Наиболее частыми посетителями гладковской Школы политпросвещения, кроме Олега и Нины, были комсомольцы Андрей Яковенко, Сергей Бердюгин и Александр Герасимов. Андрей Яковенко часто сам готовил теоретические доклады к проводимым политзанятиям и выступал с ними перед молодежной аудиторией. Андрей был политически грамотным и очень эрудированным молодым коммунистом, прочел и усвоил все основные труды В.И. Ленина и советовал это сделать остальным. «Ленина читать надо!», – часто повторял Яковенко по любому поводу. Он был на тот момент первым секретарем Одесского обкома ЛКСМУ - и не только по должности. Андрей вообще был признанным молодежным лидером в городе. Одесса очень много потеряла с его арестом.

Позднее в Школу пришли я, Лера из Луганска и Таня Молдаванка из Приднестровья (её фамилию я не знаю). Этих девчат – комсомолок я упоминал и в других своих рассказах. После ареста основного актива учащихся гладковская Школа временно прекратила свою работу. А вышеназванные девчата еще долго носили нам в тюрьму передачи, за что им большое спасибо. Но, на мой взгляд, Олег и Нина недостаточно хорошо усвоили уроки Гладкой, что стало видно из дальнейших событий.


Следующая моя встреча с Олегом произошла в комсомольском «бункере» - это такое подвальное помещение в старой части города, где собирался местный комсомольский актив. Случилось это в мой последний перед арестом приезд в Одессу, в начале лета 2002 года. Кроме Олега, в «бункере» находилась его девушка Нина и молодой парнишка по имени Богдан, который со мной доброжелательно поздоровался, а также молодой коммунист Витя, который тоже потом будет возить нам передачи, нанимать адвокатов и ходить в тюрьму на свидание «по телефону». Богдана я хорошо узнал позже.…

В тот день я разыскивал Сашу Герасимова по какому-то важному делу. Но в «бункере» Саши не оказалось. Тогда я спросил Олега, можно ли найти «Герасима» на комсомольской секции каратэ? Олег ответил, что не знает, т.к. он туда вообще не ходит. Меня это несколько удивило: парень имел довольно спортивную внешность и мог вполне посещать тренировки. Однако Олег заявил мне, что он, якобы, вышел «на новый уровень борьбы», поэтому руководитель секции для него является «оппортунистом». Я его тогда не понял. А в принципе, дерзость и самоуверенность были определяющими чертами характера Олега на свободе, что и побудило его стать на тот «уровень борьбы», о котором я узнал позже. Нина была и осталась тихой, молчаливой девушкой, которая следовала везде за Олегом как тень.

Вечером того дня я все-таки нашел Герасима на тренировке, и он предложил мне принять участие в революционной агитации. На следующий день мы с Олегом, Герасимом и Богданом ходили к рабочим в трамвайное депо. С нами также был левый активист из России, называвший себя Артемом.


Потом я увидел Олега Алексеева только в конце осени 2002 года. Мы с ним и с Артемом должны были выехать в Николаев. Тогда я впервые узнал о наличии у него огнестрельного оружия. Когда мы втроем шли по улице города Николаева, нас заметили некие сотрудники местной милиции. Они нас остановили под предлогом проверки документов, а на самом деле, я думаю, просто решили нас «повязать», как подозрительных элементов. В ответ на их «наезд», Олег с Артемом вместо документов вытащили пистолеты и открыли огонь. Оба мента были ранены. Насколько мне известно, Олег стрелял в ментов, следуя примеру Артема, чтобы не быть схваченным (как говорил Артем – «чтобы не попасть в плен»), и Олег до сих пор не уверен, попал ли тогда в кого-нибудь…

Оружие стало любимым предметом Олега. Когда мы после того случая «отлёживались» на квартире в Николаеве, Олег постоянно начищал свой пистолет ТТ, а по утрам вставал раньше всех, уходил на кухню, где в течение часа и более щелкал курком, упражняясь в приемах стрельбы.

Все остальное мне пришлось узнать уже после нашего провала. А тогда я благополучно вернулся из Николаева в Одессу, забрав с собой пачку газет «Совет рабочих депутатов». Собственно говоря, за газетами я и ездил в этот город, а приключение со стрельбой совсем не входило в мои планы. Как и тюрьма.


За два дня до своего ареста я узнал от Сани Герасимова, что Олег, его друг Сергей Бердюгин и Нина скрылись из города в неизвестном направлении. Куда они исчезли – на эту тему меня просветил потом следователь киевского СБУ Коваленко, который радостно объявил, что они "всё про нас знают", что «мы все у них в руках», и что «Олег уже без глаза!». По-моему, комментарии здесь излишни…

Ребята были схвачены на той самой квартире в Николаеве, где я был три недели назад. Случилось это в «чёрную пятницу», 13 декабря 2002 года. Я долго не мог понять, какого беса наши снова туда сунулись?!

В том, что к Олегу и Нине были применены пытки, я не сомневаюсь. Сначала мне об этом хвастливо рассказывали сами николаевские опера из райотдела, с которыми я также имел несчастье познакомиться. Они ещё злились, что им не удалось довести Нину до слёз. Нина кричала от боли, но так и не заплакала. А на их вопрос о национальности Нина гордо отвечала: «Я – одесситка!». Нина до конца отказывалась давать показания против своего любимого парня, ради которого она оставила родной дом и уехала в неизвестность, совершенно не задумываясь о страшных последствиях, ожидающих молодых людей, вступивших в неравный бой с жестокой буржуазной системой. И проигравших – на данном этапе классовой борьбы. Зло оказалось гораздо сильнее, чем мы думали. Поэтому Нина в оправдании не нуждается.

Олега я видел при этапировании из николаевского ИВС в СИЗО. Вид его после перенесенных в райотделе истязаний был ужасен, особенно лицо, на которое не могли смотреть даже конвоиры. Наверное, поэтому они и натянули ему на лицо шапку. В тот день, 3 января 2003 года, тюрьма не приняла моих товарищей, Олега и Артема, из опасения, как бы эти арестанты не умерли в СИЗО. Чтобы потом не отвечать за них.

Позже я узнал от Олега, что менты грозились кинуть его в «пресс-хату» (камеру пыток) к зэкам-истязателям, откуда он живым не выйдет. Однако Олег «заехал» на больничный корпус Николаевского СИЗО, где его никто уже не убивал. Каким-то образом он даже передал мне в камеру привет.

В Николаевский СИЗО меня стал посещать адвокат Хомченко, с ним заключил договор Витя – о защите меня и Саши Герасимова. От адвоката я узнал, что СБУ нам готовит более чем серьезное обвинение, а на свободу вышла лишь Нина Польская. Так я узнал её фамилию. Только ей одной изменили меру пресечения с тюремного заключения на подписку о невыезде. Нина провела за решеткой десять дней, но для нее эти дни останутся кошмарным воспоминанием на всю оставшуюся жизнь. Только недавно стали известны некоторые подробности освобождения этой несовершеннолетней девушки.

Нину, всю избитую и окровавленную, доставили домой сотрудники Николаевского РОВД. Она совсем не могла самостоятельно передвигаться, т.к. ее ноги были разбиты. В Одессе Нину встретила мать и старшие товарищи-коммунисты. Когда они стали расспрашивать о случившемся, Нина только плакала…


Свою версию последнего боя в николаевской квартире Олег изложил мне в апреле 2003 года, когда нас стали вывозить всех вместе на следственные действия в Одесское УСБУ. После той уличной перестрелки с ментами, они с Артемом пытались скрыться в Днепре (так Олег называл Днепропетровск). Однако преследователи напали на их след и там. Пацанам пришлось уходить что называется «огородами». Они были вынуждены вернуться в Одессу, но в Одессе оставаться тоже было опасно. Тогда они решили надолго уехать в Россию. Но наступившие сильные морозы заставили их задержаться на той самой николаевской квартире, где Олег и Артем рассчитывали переждать полицейские облавы – обычные в то время после провала акции «Восстань, Украина!».

В декабре, вместе с Олегом и Артемом, из Одессы в Николаев выехали также Нина и Сергей Бердюгин. У тех имелись свои причины не оставаться дома, но не буду сейчас говорить об этом.

В Николаев четверка прибыла вечером, 12 декабря. Олег с Артемом в город уже не выходили. На рынок за продуктами ходили Сергей и Нина, а Олег и Артем «подстраховывали» их на выходе из квартиры и входе, держа дверь на прицеле. Морально пацаны были готовы к возможному штурму.

События не заставили себя долго ждать. Вечером следующего дня, когда все ребята находились на кухне, внезапно погас свет. Стало совсем темно – в начале зимы дни короткие. Артем услышал шорох за дверью и бросился в комнату за оружием. Олег хотел последовать за ним, но не успел. Раздался взрыв. Входная дверь вылетела в прихожую. В квартиру ворвались вооруженные до зубов спецназовцы. Они остановились и стали освещать квартиру фонариками, что позволило нашим выиграть время. Олег крикнул «Граната!» и запустил в них пустым стаканом. Спецназ отступил на лестничную клетку. Олег переместился в другую комнату и стал искать свой пистолет. Нина и Сергей спрятались на кухне под умывальник – оружия у них все равно никакого не было. Пока Олег искал в темноте свой ТТ, Артем отстреливался от врагов сразу из двух видов оружия: пистолета ПМ и обреза. А в тот момент, когда Олег, наконец, нашел свой пистолет, Артема уже скрутили. Олег понял, что все кончено, и решил застрелиться. Он поднес пистолет к виску и нажал на спуск. Два раза Олег спускал курок, не желая попасть в руки противника живым, - и два раза пистолет дал осечку. Ему не судьба была погибнуть в тот вечер.

Когда пленных везли в райотдел, Артем продолжал «наворачивать», т.е. кричал конвойным: «Мы вас все равно победим! Гражданская война продолжается!», и обзывал их нецензурными словами. Но самое страшное началось в райотделе. Всех схваченных товарищей сначала сильно избили, а потом учинили что-то вроде допроса. Нормальным допросом это, безусловно, назвать нельзя… Олег не хотел давать никаких показаний, ссылаясь на статью 63 Конституции Украины, дающую ему такое право. Хотя, можно было догадаться уже тогда, что Конституция Украины написана не для сотрудников Ленинского (вернее, Гитлеровского) райотдела города Николаева. В конце концов, ему все-таки пришлось ответить на вопросы по поводу стрельбы и по поводу своей комсомольской деятельности: мучения были невыносимы. Однако Олег рассчитывал, что так называемые «эксы» все-таки не всплывут, что им еще не известны факты его участия в нападениях на коммерческие объекты с целью добычи денег на партийные нужды. И он из последних сил молчал об этом. Однако один из дознавателей сам радостно сообщил Олегу, что им уже известно и это!

Олег сделал вид, что согласен написать «явку с повинной», и попросил ручку. Ручка была железная. Когда Олегу дали ручку и бумагу, он резко ударил ручкой себе в глаз. Таким образом он хотел покончить с собой, достав острием до мозга.… Но потерял только глаз.

Больше Олег не мог терпеть страдания молча. Редко кто выдерживает все пытки до конца, кроме тех, кому посчастливится быстро умереть. Кто не верит – пусть сам попробует! Они пытали даже Нину и Сергея, которые при задержании не оказали ни малейшего сопротивления. Последствия всем известны – от перенесенных пыток Сергей Бердюгин скончался.

Значительно позже, уже на свободе, мне стало доподлинно известно, как один наш бывший товарищ написал ментам «чистуху» на 29 страницах, в которой красиво «сдал» всех комсомольских боевиков за неделю до описанных здесь событий. Притом, без особого принуждения. Он был среди нас и в зале суда. О нем разговор будет особый…

Да, Олег Алексеев продолжал давать признательные показания и в зале суда, в то время, как большинство подсудимых из нашей группы отказывались от показаний, данных под пыткой во время следствия, или вообще не отвечали на провокационные вопросы судей и прокурора. Многие люди, присутствовавшие в зале суда, да и товарищи, сидевшие рядом с Олегом на скамье подсудимых, восприняли такое поведение, как предательское. Однако мало кто обратил внимание на последнюю реплику Олега: «Мне это все велел сказать следователь!». И никто не задумался над тем, ради кого Олег был вынужден вести себя именно так!

Нина являлась на заседания Одесского областного апелляционного суда в качестве обвиняемой и садилась недалеко от нашей решетки. Нина находилась на подписке о невыезде до конца процесса. Каждый раз Олег и Нина не отрываясь смотрели друг на друга и улыбались…

Часто рядом с Ниной усаживались наши комсомолки Лера и Таня. К счастью, хоть эти девушки не являлись участницами данного судебного процесса! Мы, из своей клетки, поздравляли наших девчонок с праздниками - 8 марта и 1 мая. Им это нравилось.

Я не могу согласиться с товарищем Губкиным и газетой «Ревком» за ноябрь 2004 г. по поводу «гадких судебных показаний» Алексеева и Польской. «Гадкие показания» дал другой человек. Его все знают. Именно на показаниях этого человека и был составлен окончательный приговор большинству из нас. Хорошо еще, что по свободе мы с ним не были знакомы. Почему-то Губкин ничего не говорит о нем – своём лучшем друге! А то, что называют «признательными показаниями» Алексеева, решающего значения не имело. Слишком много там не «срасталось». Впрочем, это уже другая тема.

Несчастная Нина показаний, можно сказать, и не давала. Ей вообще трудно было что-то «давать» – в таком угнетенном состоянии она находилась все это время. А вот «последнее слово» подсудимого Алексеева, на мой взгляд, было вполне по-мужски достойным. Олег, в частности, сказал: «Я не мог равнодушно слушать, как плачет моя любимая девушка от боли в желудке, потому что ей нечего кушать. А таких бедных людей в результате капитализации стало очень много – и все из-за обогащения кучки жлобов. Поэтому я и взял в руки оружие!».

Когда меня освободили из-под стражи в зале суда, Олег одним из первых поздравил меня с выходом на свободу.


Позже из достоверных источников я узнал, что Нина была не только избита, но и жестоко изнасилована сотрудниками Гитлеровского райотдела города Николаева, а затем подверглась шантажу со стороны СБУ. Собственно, работники СБУ не переставали шантажировать ее на протяжении всего следствия и суда. Нине постоянно угрожали изменить меру пресечения, то есть бросить ее снова в тюрьму. Олег не мог этого допустить. Вот почему он дрожал не за свою партийную репутацию, а за безопасность любимой девушки.

В настоящее время Нина отбывает условное наказание по месту жительства в Одессе. Олег скоро поедет «мотать срок на зону» – 13 лет. Обжаловать свой приговор он не стал. Конечно, строгий критик не преминет заметить, что Олег ошибался и не все делал правильно. Ну, а Нину интересовал только он. Сама она была далека от политики.

Кто знает, может быть, в лице Олега Алексеева страна потеряла не просто красивого молодого человека, но и талантливого физика? Олег успел до ареста закончить высшее образование, но уже не успел поехать на научный симпозиум в Швейцарию, куда его приглашали…




Похожие:

Олег и Нина два года регулярно посещали политзанятия Школы комсомольского актива, которые проводила ветеран Одесского комсомола, старая коммунистка и квалифицированный педагог Гладкая Лидия Всеволодовна iconГончарова Нина Ивановна ветеран труда. Нина Ивановна родилась в 1929 году, в Омской области закон
В декабре 2011 года стартовала областная акция «Вместе за безопасность дорожного движения». Обучающиеся нашей школы приняли активное...
Олег и Нина два года регулярно посещали политзанятия Школы комсомольского актива, которые проводила ветеран Одесского комсомола, старая коммунистка и квалифицированный педагог Гладкая Лидия Всеволодовна iconАнализ работы клуба «Поиск» за 2010-2011 учебный год
Великой Отечественной войны, ветеранами педагогического труда. Регулярно проводились экскурсии в комнате по истории школы, которые...
Олег и Нина два года регулярно посещали политзанятия Школы комсомольского актива, которые проводила ветеран Одесского комсомола, старая коммунистка и квалифицированный педагог Гладкая Лидия Всеволодовна iconТретьякова Нина Андреевна Дата рождения
Образование высшее, Томский государственный пединститут им. Ленинского комсомола,1975 год
Олег и Нина два года регулярно посещали политзанятия Школы комсомольского актива, которые проводила ветеран Одесского комсомола, старая коммунистка и квалифицированный педагог Гладкая Лидия Всеволодовна iconПлан работы ученического актива месяц заседания сентябрь Выборы актива школы октябрь утверждение плана работы актива школы создание рабочих комиссий

Олег и Нина два года регулярно посещали политзанятия Школы комсомольского актива, которые проводила ветеран Одесского комсомола, старая коммунистка и квалифицированный педагог Гладкая Лидия Всеволодовна iconНа первом уроке она познакомила ребят с художниками, которые иллюстрируют книги для детей
О второй четверти Лидия Михайловна провела во втором классе два библиотечных урока
Олег и Нина два года регулярно посещали политзанятия Школы комсомольского актива, которые проводила ветеран Одесского комсомола, старая коммунистка и квалифицированный педагог Гладкая Лидия Всеволодовна iconУрок: «гостеприимство и открытость» вступление лидия часто встречающееся имя имеет значение «покоряющаяся»
Лидия – часто встречающееся имя – имеет значение «покоряющаяся». Только два раза в Библии упомянута Лидия, и оба этих отрывка находятся...
Олег и Нина два года регулярно посещали политзанятия Школы комсомольского актива, которые проводила ветеран Одесского комсомола, старая коммунистка и квалифицированный педагог Гладкая Лидия Всеволодовна iconРабота школ профсоюзного актива (шпа)
Наиболее эффективно формой обучения многочисленного актива первичных профсоюзных организаций являются школы профсоюзного актива
Олег и Нина два года регулярно посещали политзанятия Школы комсомольского актива, которые проводила ветеран Одесского комсомола, старая коммунистка и квалифицированный педагог Гладкая Лидия Всеволодовна iconПриказ № о выезде группы обучающихся на районное заседание школы актива будущих лидеров в р п. Ардатов в связи с проведением в районного заседания школы актива будущих лидеров в мбоу дод цдод 20 декабря 2011 года
О выезде группы обучающихся на районное заседание школы актива будущих лидеров в р п. Ардатов
Олег и Нина два года регулярно посещали политзанятия Школы комсомольского актива, которые проводила ветеран Одесского комсомола, старая коммунистка и квалифицированный педагог Гладкая Лидия Всеволодовна iconНоминация «Педагог-методист»
С 12 января начался городской конкурс методических разработок, являющийся этапом областного конкурса «Педагогические таланты Кузбасса»....
Олег и Нина два года регулярно посещали политзанятия Школы комсомольского актива, которые проводила ветеран Одесского комсомола, старая коммунистка и квалифицированный педагог Гладкая Лидия Всеволодовна iconМихалева Нина Николаевна. Я училась в Пермском музыкальном училище. В 1974 году пришла работать в школу №5. Проработав два года, уехала в город Пермь и поступила в институт культуры.
Проработав два года, уехала в город Пермь и поступила в институт культуры. Вернулась обратно в школу 1988 году. Три года была организатором...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©lib2.podelise.ru 2000-2013
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы