3. стенографическая запись заседания верховного суда. Киев, 26 июля 2005 г icon

3. стенографическая запись заседания верховного суда. Киев, 26 июля 2005 г



Название3. стенографическая запись заседания верховного суда. Киев, 26 июля 2005 г
Дата конвертации24.10.2012
Размер159.96 Kb.
ТипЗаседание
источник




3. СТЕНОГРАФИЧЕСКАЯ ЗАПИСЬ ЗАСЕДАНИЯ ВЕРХОВНОГО СУДА.

Киев, 26 июля 2005 г.


Судебное заседание ведётся на украинском языке, но участникам процесса разрешается говорить по-русски.


У обвиняемого Смирнова новый адвокат – Харченко, у обвиняемого Зинченко – Кулаковский. Герасимов и Яковенко – без адвокатов. У Романова по-прежнему адвокат Албул, у Данилова – Тараненко. Сам Данилов не присутствует, но адвокат поддерживает его кассацию.

Из числа родственников приехали: мать Яковенко, мать Герасимова, мать Смирнова. Родители Зинченко приехать не смогли.

Присутствует представитель Комитета защиты политзаключённых (от Федюкова).

Присутствуют депутат Верховной Рады Андрей Полиит и с ним ещё двое товарищей, фамилий которых я не знаю, комсомольцы, члены НБП г. Киева, телевидение.

Трое судей в мантиях – двое мужчин и женщина, чьи фамилии объявляются неразборчиво. За прокурорским столом – две представительницы прокуратуры; одна из них – (то ли Волкова, то ли Зайцева) уже участвовала в суде первой инстанции.


Кассационные жалобы по нескольким уголовным делам рассматриваются в одном заседании; в зал запускают всех потерпевших, свидетелей и публику, желающих присутствовать, а в клетку засовывают всех обвиняемых. Сначала приводят двух уголовников. У одного из них – здоровенного детины с мрачным выражением лица на спине надпись: «пожизненно осужденный» (на украинском языке, естественно), он обвиняется в убийстве. Другой обвиняется в изнасиловании несовершеннолетней, за что получил десять лет. У него тоже физиономия мрачная. Видно, что эти двое ни на что не надеются, а кассацию подали просто из тех соображений, что, мол, «хуже не будет». Если тот пожизненно осуждённый действительно совершил зверское убийство, которое ему предъявлено, то это, конечно, ужасно…. Но интересно, что его защищает собственная жена, которую суд допустил в качестве защитника. (Отца Яковенко и отца Зинченко – не допустили). Жена – на вид приличная женщина и говорит очень убедительно…. Кто его знает!..

Потом приводят наших. Первые двое – РОМАНОВ и ЗИНЧЕНКО. Тут же, в клетке, оба демонстративно переодеваются: ЗИНЧЕНКО – в красную майку с серпом и молотом и с надписью «СССР», РОМАНОВ надевает поверх чёрной майки красную рубашку. Затем приводят ГЕРАСИМОВА, СМИРНОВА, ЯКОВЕНКО. Все – в наручниках, наручники снимаются только после водворения обвиняемых в клетку. Нашим товарищам тоже надеяться особенно не на что, тем не менее – улыбаются, даже смеются, жестами приветствуют зал. Совсем другое настроение, совсем другая категория – политические заключённые.

Конвой не очень строго пресекает попытки переговоров с обвиняемыми, но только на бытовые темы: получали ли передачи, переводы, что нужно принести и т.п. Зато категорически запрещают передавать что-нибудь съестное, хотя судебное заседание продолжается примерно до 16 часов и всё это время ребята сидят голодные, обед им не привезли. Мать Яковенко купила две шоколадки, просила, чтобы конвоиры сами проверили и передали в клетку, но те категорически отказались. Видно боятся получить по голове от начальства.

После того, как двум уголовникам оставили в силе их приговоры, и жена пожизненно осуждённого бросила в лицо судьям: «Будьте вы прокляты!» начинается рассмотрение апелляций по «Делу Одесских Комсомольцев».

Для начала ЗИНЧЕНКО заявляет отвод прокурору Зайцевой на том основании, что она ранее уже участвовала в суде, имеет сложившееся мнение по поводу данного уголовного дела и не может быть полностью объективной. Суд отвечает, что это, мол, ничего и отвод ЗИНЧЕНКО не принимает. Зайцева остаётся.

РОМАНОВ заявляет, что у него падает зрение, он страдает катарактой, которая прогрессирует и может привести к инвалидности. Просит изменить меру пресечения. Суд, как и следовало ожидать, ему в этом отказывает.

ЗИНЧЕНКО заявляет ходатайство о ведении процесса на русском языке с учётом того, что двое из обвиняемых – русские. Судья отвечает, что сам Зинченко – гражданин Украины, а если он хлопочет о своих друзьях, то пусть они сами заявят соответствующее ходатайство и им будет предоставлен перевод (или пусть Зинченко им переводит – конец фразы в зале плохо слышен). Судья говорит также, что не запрещает обвиняемым давать показания на русском языке.

Далее судья долго зачитывает из приговора на украинской мове, но кое-что понятно…. Бердюгина председательствующий и прочие судьи упорно именуют «лицом, уголовное преследование в отношении коего прекращено в связи со смертью», стараясь не называть вещи своими именами.

Затем слово предоставляется обвиняемым.


ГЕРАСИМОВ заявил, что поддерживает свою кассационную жалобу, и просил оправдать его по одной из статей обвинения за отсутствием состава преступления. Он обратил внимание суда на то, что после обнаружения у него листовок, уголовное дело вначале возбуждено не было, т.е. правоохранительные органы сами не были уверены, есть ли тут состав преступления….

По поводу призывов к свержению режима Кучмы – оправдать за изменением обстановки, ведь теперь уже и на официальном уровне режим Кучмы именуют преступным и утверждают, что его необходимо было убрать.

По эпизоду в магазине «Филин» – оправдать за отсутствием состава преступления. Потерпевшие никого из налётчиков на досудебном следствии не опознали. Не опознали они и Польскую, которая якобы перед нападением на магазин ходила туда на разведку и купила бутылку пива. Из материалов дела видно, что при расследовании применялась служебно-розыскная собака, но она не обнаружила места стоянки автомашины, на которой якобы приехали и уехали налётчики. По документам, применение розыскной собаки производилось в пять часов утра, ночью след перебить никто не мог…. Собака привела в один из подъездов, об этом есть акт в деле.

Далее ГЕРАСИМОВ заявил, что две другие экспроприации он действительно совершил, чтобы использовать деньги для целей политической борьбы за социальную справедливость. Народ, против которого режимом осуществляется геноцид, имеет право бороться с таким режимом. Но те две экспроприации даже по материалам дела выглядят иначе, чем налёт на магазин «Филин».

ГЕРАСИМОВ напомнил суду, что по факту нападения на магазин «Филин» ранее были задержаны другие люди, им предъявляли обвинение в данном преступлении, держали под стражей…. Только после ареста группы «Одесских Комсомольцев» тех людей отпустили. На предварительном следствии Герасимов вынужден был оговорить себя и признать этот эпизод в магазине «Филин», так как на допросах к нему применялись пытки.

ГЕРАСИМОВ также заявил: «Я по-прежнему настаиваю на том, что Яковенко не участвовал в экспроприациях и даже не знал о них. И «участие в банде» я отрицаю, так как банды никакой не было. Да и не может существовать банда, ставящая перед собой политические цели».


ЗИНЧЕНКО сказал, что поддерживает свою кассационную жалобу и желает дополнить: на досудебном следствии было допущено множество нарушений процессуального закона. В частности, следователь Порыбкин незаконно отказался допустить отца Зинченко в качестве защитника. А судья Тополев не дал обвиняемому Зинченко до конца ознакомиться с материалами дела (при ознакомлении была установлена «норма» прочтения – двести с лишним листов уголовного дела в день, включая материалы дела, составленные от руки, не всегда разборчивым почерком). К делу отказались приобщить материалы, касающиеся обвинения гр. Жевицкого и его подельника в нападении на тот самый магазин «Филин» (не говоря уж о том, чтобы вызвать бедолагу Жевицкого, отсидевшего энный срок, в качестве свидетеля!).

ЗИНЧЕНКО обратил внимание суда на то, что и срок его нахождения под стражей исчислен неправильно. На самом деле Зинченко был задержан не 20 декабря 2002 г., а раньше и при этом составлен был первый протокол задержания, который потом следователь куда-то дел.

По эпизоду нападения на магазин «Филин»: свидетели говорят, что не только не опознают Нину Польскую, а вообще в ту ночь ни одна женщина в магазин не входила. Но следствие упорно утверждает, будто Польская ходила на разведку в «Филин» перед налётом! При применении служебно-розыскной собаки собака привела от места происшествия во второй подъезд дома, расположенного неподалёку, на второй этаж и там потеряла след. А применялась собака, согласно акту, в 5 часов утра, т.е. по свежему следу. К тому же следствие утверждает, будто у Зинченко был нож…. Но из материалов дела видно: упоминание о ноже появилось после того, как дело передали в СБУ. До этого свидетели не упоминали о том, будто у кого-то из нападавших видели нож. По делу изъяты отпечатки пальцев, но даже не проведена дактилоскопическая экспертиза!

По эпизоду нападения на «Луком» Зинченко был признан виновным, несмотря на то, что в показаниях свидетелей имеются существенные противоречия.

По поводу поджога автомашины ЗИНЧЕНКО пояснил следующее: «По эпизоду с автомобилем, которого я не поджигал – ни один из свидетелей не слышал взрыва, только один свидетель слышал хлопок. И возле машины свидетели никого не видели. Из материалов дела следует, что в момент происшествия хозяйка машины – гражданка Кабанец – находилась в больнице, машину водил её муж. В суд этот гражданин не явился, но на предварительном следствии показал, что ещё за неделю до происшествия ощущал в салоне автомашины запах горелой проводки….

Суд игнорировал факт применения пыток, особенно по отношению к Данилову, Алексееву, Бердюгину…».


ПРЕДСЕДАТЕЛЬ СУДА (по-украински):

– А вы не говорите за других, вы говорите за сэбэ!..


ЗИНЧЕНКО: «Никакой банды у нас не было. Банды не занимаются политикой, не ставят своей целью свержение антинародного режима!».

В доказательство того, что не существовало никакой организации, которую можно было бы назвать «бандой», Зинченко поясняет, что отношения между Алексеевым и Яковенко были плохие, и поэтому Алексеев никак не мог быть в подчинении у Яковенко и выполнять поручения последнего. У подсудимых, проходящих по данному делу, вообще не было единой организации со строгой дисциплиной.

Конфискацию квартиры родителей Зинченко считает совершенно необоснованной, так как эту квартиру честно заработал его отец, получил от предприятия, впоследствии приватизировал. Квартира принадлежит отцу, который никаких преступлений не совершал.

В заключение ЗИНЧЕНКО просил суд возвратить дело на дополнительное расследование.


АДВОКАТ КУЛАКОВСКИЙ поддержал выступление своего подзащитного и также просил суд направить дело на дополнительное расследование в СБУ.


СМИРНОВ поддержал свою кассационную жалобу. Заявил, что судья Тополев злоупотребил своим служебным положением, его приговор неправосуден. В суде Тополевым было допущено много нарушений. А на досудебном следствии нарушений было допущено ещё больше! Начать хотя бы с того, что Смирнов и Плево были задержаны 5 декабря 2002 года (фактически – незаконно). Задержание произвели работники милиции Сладков и Марченко под предлогом проверки документов. У Смирнова и Плево изъяли документы и ценности, которые так и не вернули. 6 декабря 2002 года Смирнова избивали в РОВД следователь и ещё двое работников милиции. Били кулаками, обмотанными… (верёвкой, цепью – неразборчиво), надевали наручники и подвешивали за руки, душили, натянув полиэтиленовый пакет допрашиваемому на голову и т.д.…. Требовали признаться в убийстве какого-то Алексеева, угрожали, что иначе совсем убьют. Потом посадили в приёмник-распределитель как бомжа, при том продолжали регулярно избивать, отказывали в предоставлении адвоката.

10 декабря 2002 года Смирнов объявил голодовку в знак протеста против такого обращения с ним. А 11 декабря его этапировали в Каховский РОВД… в качестве свидетеля по делу Плево. Провели фиктивное медицинское освидетельствование и написали, будто телесных повреждений у Смирнова нет.

Это ложь, телесные повреждения были, их было видно. Освидетельствование (осмотр) производил Старченко, фальсификация этого документа – на его совести.


СУДЬЯ, до сего момента мирно дремавший в кресле, прерывает Смирнова:

– Вы лучше это письменно…. Не тратьте так много времени….


СМИРНОВ: «Эти пытки продолжались двадцать дней. Протокол следователя Незельского о моём задержании сфальсифицирован, число указано неправильно…».


СУДЬЯ опять его прерывает, требуя «говорить конкретно».


СМИРНОВ: «Я неоднократно писал заявления о нарушениях, допущенных правоохранительными органами. Суд же голословно утверждает, будто к нам не применялись пытки. Грубо нарушены наши права на защиту!

В основу моего обвинения положены показания, выбитые из меня с помощью пыток. Других веских доказательств против меня просто нет!

Следствие утверждает, будто я отправил сообщение по Интернету, получив по телефону соответствующее указание от Яковенко. У меня был изъят мобильник и сделана распечатка звонков…. Так вот – по распечатке видно, что именно в день «отправки сообщения по Интернету» никаких звонков не было. Мобильник, изъятый у Яковенко, вообще не проверялся на предмет звонков.

Показания обвиняемого Алексеева в протоколе искажены.

И подобные нарушения допущены не только в отношении меня, но и в отношении других моих товарищей…».


СУДЬЯ, не скрывая, что ему на всё наплевать, сонно спрашивает:

– Это ещё не всё?


СМИРНОВ: «Яковенко не мог знать номера купленной мною автомашины и адреса снятой мною квартиры….

Всё это свидетельствует о неполноте и необъективности судебного следствия.

Судом не было проверено моё алиби. 20 октября 2002 года я находился в Николаевской квартире, меня видел там свидетель Мартынов. Таким образом, в другом месте я в тот день находиться просто не мог. (В суде Мартынов давал уже несколько иные показания, но ведь прошло много времени, и он меня просто мог забыть).

Совершенно не доказано моё участие в какой-либо банде и вообще в каких-либо преступлениях. Если бы я был участником «банды», то суд должен был бы установить конкретно мою роль в деятельности «банды». Как известно, даже пособничество может иметь самые различные формы. Форма соучастия обвиняемого в преступлении всегда указывается в обвинении, поскольку от этого зависит степень вины. В моём случае это сделано не было, потому что никакой «банды» не было, никакого соучастия не могло быть и конкретизировать нечего. Все утверждения о моей осведомленности про действия какой-то «банды» – не более чем предположения суда.

Далее – в чём заключаются мои «призывы к свержению власти»? По Конституции власть принадлежит народу. Но существуют три ветви власти: исполнительная, законодательная и судебная. В газетах, распространявшихся мною, содержится много общих рассуждений о том, что необходима смена власти…. Однако, рассуждения эти носят риторический характер. И совершенно непонятно, какую из ветвей власти там предлагают свергнуть, и каким образом…. Сама газета «Совет рабочих депутатов» – вполне легальная, зарегистрирована в Российской Федерации и не запрещена официально на Украине.

Многие наши ходатайства о вызове свидетелей, которые могли бы доказать нашу невиновность, судом игнорировались.

В довершение ко всему вручённая мне копия приговора не имеет ни подписи судей, ни печати. Это – ещё один повод, пусть формальный, для отмены приговора.

С делом ознакомиться мне тоже не дали: судья Тополев составил график, согласно которому мы должны были читать по 250 страниц в день, а это просто нереально. Тополев также отказал мне в ознакомлении с технической записью процесса».


^ АДВОКАТ ХАРЧЕНКО О.В.:

– Изучив материалы дела вижу, что нарушены права моего подзащитного и что не доказана его вина.

Наверное, мой подзащитный говорит правду, рассказывая, что к нему были применены пытки. Это подтверждают и другие подсудимые, проходящие по данному делу.

(Судья дремлет).

Что касается газеты «Совет рабочих депутатов» («СРД»), то она не является подпольной, она зарегистрирована и издаётся легально в Российской Федерации. В чём же вина моего подзащитного, если даже он и привёз несколько экземпляров этой газеты на Украину? И где доказательства его соучастия в банде?

В основу приговора положены не показания, данные Смирновым в суде, а показания, выбитые на следствии.

Учитывая вышеизложенное, прошу возвратить дело на дополнительное расследование.


РОМАНОВ поддерживает свою кассационную жалобу и тоже указывает, сто в деле допущено много фальсификаций и нарушений закона. Так, по эпизоду, громко именуемому «теракт», – фальсификация, касающаяся использования Интернета. Указаны электронные адреса якобы двух разных серверов, а цифры – одинаковые.

Фальсификации и нарушения прав обвиняемых являются основанием для отмены приговора.

Вообще создаётся впечатление, что приговор писал один судья Тополев, а остальные судьи подписали его, не читая.

Как поясняет РОМАНОВ далее: «Моё объяснение и мои первые показания, от которых я потом отказался – результат применения пыток. Врач Малета в СИЗО зафиксировал у меня тогда телесные повреждения, но медицинская карточка с этой записью потом исчезла неизвестно куда.

Видеокамера, установленная возле здания УСБУ, меня не зафиксировала, а зафиксировала совсем другую фигуру, нисколько на меня не похожую.

Чем именно взорвана урна возле УСБУ суд так и не установил и в приговоре написал просто: «использовано взрывчатое вещество», которое якобы изготовил я в домашних условиях. Мог ли я его изготовить?

И ни малейших доказательств моего участия в какой-то «банде» в деле тоже нет!

Не проводилась дактилоскопическая экспертиза пистолета якобы изъятого у меня в Каховке. Я это оружие своим никогда не признавал, а свидетели Михальцев и Леонов дали по этому эпизоду ложные показания….

(судья то ли спит, то ли притворяется)

Кстати, обвиняемый Плево дал показания, что он имеет отношение к этому пистолету, тем не менее, пистолет упорно вешают на меня! Из двух понятых, присутствовавших при изъятии пистолета, один уже скончался…. Ни один из свидетелей не мог чётко пояснить, откуда именно был изъят пистолет, боеприпасы и так называемый «тротил». Иные вообще говорят про «хозяйственное мыло»….

А как можно давать лишение свободы за распространение легальных двух газет?! Мне за них дали год. Впрочем, я его уже отсидел.

Прошу приговор в отношении меня отменить».


СУДЬЯ (облегчённо вздохнув):

Сидайте!


^ АДВОКАТ АЛБУЛ:

– Я полностью поддерживаю моего подзащитного. Всё обвинение в отношении моего подзащитного построено на показаниях его и его подельников, добытых на досудебном следствии, от которых эти люди впоследствии отказались. Что касается распространения газет «СРД», то здесь уже было сказано, что газеты эти – легально изданные.


ЯКОВЕНКО: «Наверное, надо начинать с выборов 2002 года, когда я баллотировался в Одесский горсовет. После этого за мной была установлена слежка, чем уже нарушены мои права человека! Я стал неудобной фигурой для режима.

Обвинение в отношении меня строится на показаниях нескольких подсудимых, проходящих по данному уголовному делу. Здесь стоит отметить, что закон не предусматривает ответственности обвиняемых за ложные показания, так что они могут говорить что угодно…. Тем более – какие меры воздействия к ним были применены!.. Плево оговаривал меня на допросе, потом отказывался от своих показаний, в отчаянии вскрывал себе вены, затем снова клеветал на меня…. Олега Алексеева довели до того, что он пытался покончить с собой, вогнав себе авторучку в глаз…. И суд не пожелал разобраться, что толкнуло Алексеева на этот поступок! А дело в том, что вместе с Олегом была задержана его девушка – Нина Польская…. Данилову буквально разрубили наручниками кисти рук: его подвешивали за наручники и избивали. Сергея Бердюгина замучили на допросах, разбили печень, от чего он впоследствии и скончался.

Да, я писал статьи, где говорилось, что режим Кучмы – это режим геноцида. Но разве сама жизнь не подтвердила, что я был прав? Разве политические изменения, произошедшие на Украине, не доказывают мою правоту?

В отношении меня, так же как и в отношении других обвиняемых по данному делу, допущено множество нарушений. Меня в СИЗО сначала нарочно посадили в камеру к рецидивистам, ранее неоднократно судимым…. Возможно, рассчитывали на то, что у меня возникнет с ними конфликт. Но конфликта не получилось. И сейчас я ничего плохого не могу сказать об этих нечастных людях. Они-то мне и объяснили, что я, как попавший в первый раз, должен сидеть совсем в другой камере! Кроме того, они мне честно сказали, что все страдают туберкулёзом, а у одного даже СПИД…. На что рассчитывали «правоохранители», помещая меня туда? На то, что я там подхвачу инфекцию, и, наконец-то они избавятся от такого неудобного элемента?!.. И только узнав, что приезжает комиссия, меня перевели в нормальную камеру».

Яковенко категорически отрицал существование «банды» как таковой. Заявил, что свою кассационную жалобу полностью поддерживает. Упомянул о том, что его отец не был допрошен как свидетель, но и не был допущен к участию в деле как защитник….


СУДЬЯ:

– Вашего отца вызывали в суд…. Да, через жену ему передавали…. Он не явился.


МАТЬ ЯКОВЕНКО, с места:

– Это ложь!

(её угрожают вывести из зала)


АДВОКАТ ТАРАНЕНКО: «Мой подзащитный Данилов считает, что он необоснованно обвинён по эпизоду нападения на магазин «Консул». Я полностью поддерживаю его позицию. Обвинение Данилова по этому эпизоду построено на показаниях Плево, который свои показания неоднократно менял.

Стрельбу по работникам милиции Данилов никогда не отрицал, но вот покушение на убийство работников милиции ему вменено необоснованно. Как показал в суде сам Данилов: «Если бы я хотел их убить – убил бы. А я хотел их просто вывести из строя». Полагаю, что, в самом деле, Данилов, при его опыте обращения с оружием мог бы, но не захотел убивать потерпевших, а решил их только ранить.

В ходе следствия Данилову сломано 7 рёбер. Есть видеозапись Данилова сразу после задержания и другая – спустя некоторое время. Из этих материалов видно, что при задержании Данилову не причинили серьёзных телесных повреждений. А вот на второй видеозаписи он сильно избитый, дышит с трудом, не может говорить, пока ему не нальют стакан воды…. Но суд принял версию СБУ и прокуратуры о том, что будто бы телесные повреждения Данилову причинены при задержании бойцами «Беркута» поскольку Данилов активно сопротивлялся. Хотя ни «Беркут», ни сам Данилов этого не подтверждают. Данилов даже настаивает на том, что люди из «Беркута» обошлись с ним достаточно гуманно и пытались защитить от работников милиции, а избили Данилова позже, в РОВД.

Я надеюсь, что Верховный Суд отменит постановление об отказе в возбуждении уголовного дела по факту причинения телесных повреждений Данилову и по данному факту будет принято справедливое решение.

Прошу суд обратить также внимание на мотивы, побудившие моего подзащитного и его товарищей совершить действия, за которые их судят. Да, они действительно считали, что режим Кучмы – это режим геноцида и говорили о необходимости смены режима. Сейчас, как мы знаем, режим действительно поменялся…. И многие обвинения в адрес прежнего режима теперь произносятся уже на официальном уровне.

Для осуществления борьбы с режимом Данилову и его соратникам нужны были деньги. Хочу обратить внимание суда на то, что мой подзащитный ничего не потратил на себя лично. Он по натуре – аскет, человек совершенно бескорыстный, характеристики у него положительные.

Данилов в своей кассационной жалобе не ставит вопроса о снижении ему срока наказания. Но я надеюсь, что суд сможет это сделать, учитывая всё, изложенное выше».


ПРОКУРОР ВОЛКОВА-ЗАЙЦЕВА в своём выступлении предложила в отношении Зинченко прекратить за недоказанностью эпизод с поджогом автомашины, остальную часть обвинения оставить без изменения.

По Данилову, по эпизоду нападения на «Консул», от которого Данилов отказывается, отметила, что, действительно, Плево менял свои показания, но участи Данилова подтверждается другими материалами дела.

Обвинение в покушении на жизнь работников милиции предложила оставить в силе.

По факту причинения Данилову телесных повреждений как считает представитель прокуратуры в возбуждении уголовного дела отказано обоснованно, на основании всех собранных материалов.

В отношении Яковенко, по мнению прокуратуры, никаких нарушений судом и следствием не допущено.

В отношении Романова, как сказала далее Зайцева, вина подтверждается первыми показаниями Романова и другими материалами дела. Однако Зайцева просит суд исключить из обвинения Романова «участие в банде». Остальное предлагает оставить.


После Зайцевой выступает другая представительница прокуратуры – на украинском языке.


Объявляется перерыв, суд удаляется на совещание. Но не надолго. Возвратившись в зал, судьи торжественно произносят свой вердикт: да, некоторые статьи из обвинения надо убрать, как вменённые необоснованно…. Но срока лишения свободы – оставить прежние!

Гул возмущения в зале. Публике предлагают очистить помещение. Обвиняемые все улыбаются, Зинченко – тот просто смеётся…. Кто-то из политзаключённых громко произносит в адрес судей: «Ничего! Вы ещё будете в аду гореть! А мы будем дрова подкладывать!».

На этом заседание заканчивается.




Похожие:

3. стенографическая запись заседания верховного суда. Киев, 26 июля 2005 г icon4. стенографическая запись судебных заседаний 09. 01. 04 и 10. 01. 04. Судебное заседание 01. 04
На вопрос суда, что он может пояснить по существу предъявленного ему обвинения, Данилов И. В. сказал
3. стенографическая запись заседания верховного суда. Киев, 26 июля 2005 г iconНазовите достопримечательность на фотографии. В какой стране и каком городе она находится? Чем знаменита?
Адостроительный центр округа Колумбия. Соединяется с Монументом Вашингтона и Монументом Линкольна 1800-метровой Национальной аллеей....
3. стенографическая запись заседания верховного суда. Киев, 26 июля 2005 г iconЗакон Российской Федерации об образовании
ФЗ, от 22 августа 2004 г. №122-фз, от 29 декабря 2004 г. №199-фз, от 9 мая 2005 г. №45-фз, от 18 июля 2005 г. №92-фз, от 21 июля...
3. стенографическая запись заседания верховного суда. Киев, 26 июля 2005 г iconПленум Верховного Суда Российской Федерации Постановление от 16 ноября 2006 г. N 52 о применении судами законодательства, регулирующего материальную ответственность работников за ущерб, причиненный работодателю
Пленум Верховного Суда Российской Федерации постановляет дать судам следующие разъяснения
3. стенографическая запись заседания верховного суда. Киев, 26 июля 2005 г iconПостановление От 1 июля 1996 года о некоторых вопросах, связанных с применением части первой гражданского кодекса российской федерации
Гражданского кодекса Российской Федерации, а также учитывая, что у судов возникли вопросы, требующие разрешения, Пленум Верховного...
3. стенографическая запись заседания верховного суда. Киев, 26 июля 2005 г iconЗакон о судебных приставах
Конституционного Суда Российской Федерации, Верховного Суда Российской Федерации, Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации,...
3. стенографическая запись заседания верховного суда. Киев, 26 июля 2005 г iconПостановление От 17 марта 2004 года n 2 о применении судами российской федерации трудового кодекса российской федерации (в ред. Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28. 12. 2006 n 63)
Трудового кодекса Российской Федерации, введенного в действие с 1 февраля 2002 года, Пленум Верховного Суда Российской Федерации...
3. стенографическая запись заседания верховного суда. Киев, 26 июля 2005 г iconОпределение ск по гражданским делам Верховного Суда РФ от 30 апреля 2009 г. N 21-В09-6

3. стенографическая запись заседания верховного суда. Киев, 26 июля 2005 г iconПостановление От 29 апреля 2010 года о некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав
...
3. стенографическая запись заседания верховного суда. Киев, 26 июля 2005 г iconДокументи
1. /Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 05_11_1998 N 14.rtf
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©lib2.podelise.ru 2000-2013
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы