4. стенографическая запись судебных заседаний 09. 01. 04 и 10. 01. 04. Судебное заседание 01. 04 icon

4. стенографическая запись судебных заседаний 09. 01. 04 и 10. 01. 04. Судебное заседание 01. 04



Название4. стенографическая запись судебных заседаний 09. 01. 04 и 10. 01. 04. Судебное заседание 01. 04
Дата конвертации24.10.2012
Размер287.43 Kb.
ТипЗаседание
источник




4. СТЕНОГРАФИЧЕСКАЯ ЗАПИСЬ СУДЕБНЫХ ЗАСЕДАНИЙ

09.01.04 и 10.01.04.


СУДЕБНОЕ ЗАСЕДАНИЕ 9.01.04.


ДОПРОС ОБВИНЯЕМОГО ДАНИЛОВА И.В.


На вопрос суда, что он может пояснить по существу предъявленного ему обвинения, Данилов И.В. сказал:

До ареста был знаком не со всеми обвиняемыми, а только с Алексеевым, Яковенко и Плево. Отношения с ними нормальные.

Я хочу сразу пояснить суду, что в настоящее время на Украине творится преступление, имя которому – геноцид...

СУДЬЯ ТОПОЛЕВ:

– Вам это не вменяется.

ДАНИЛОВ:

– Это вменяю я. Что касается деяний, вменяемых мне, то я совершил их лишь для того, чтобы предотвратить более тяжкое преступление против народа. О некоторых фактах я рассказывать не буду, отказываюсь, хотя, если бы я совершил и их тоже, совершил бы все то, что мне вменяется, то я бы только гордился этим. Но я не собираюсь облегчать работу следствия, пусть доказывают, и пусть при этом выявятся все их недостойные методы работы, – то, каким путем они получают от людей показания. Я совершил не все то, что мне инкриминируют. Да, я действительно распространял агитационные материалы...

ВОПРОС:

– Какие именно?

ДАНИЛОВ:

– Мне инкриминируют распространение газеты “Совет Рабочих депутатов” (“СРД”); следствием зафиксирован один факт – в Днепропетровске. На самом деле я распространял больше, и в других местах тоже, но рассказывать об этом не собираюсь. В Днепропетровске распространял это издание 7 ноября 2002 года.

ВОПРОС:

– Какие именно номера этой газеты вы распространяли?

ДАНИЛОВ:

– Какие именно номера – уже не помню. Распространял и листовки. Где еще это было, помимо Днепропетровска, отказываюсь говорить.
Далее: я действительно пересекал границу Украины с Россией 24 июня, а вовсе не 23, как утверждает следствие. И пересекали мы ее пешком. Я не буду говорить, несли мы что-нибудь или нет. Быть может, я нес пулемет, а может быть – шел пустой... Я признаю этот факт пересечения границы лишь для того, чтобы доказать, как следствием была допущена фальсификация... (В зал: “Товарищи, записывайте, пожалуйста!”).

СУДЬЯ:

– Обвиняемый, вы слишком много на себя берете! Рассказывайте по существу дела!

ДАНИЛОВ:

– По существу: в материалах уголовного дела указано, будто мы ехали в поезде, в купе, даже с указанием номера купе, и в дело вклеены железнодорожные билеты (копии билетов). Это фальсификация, не знаю, зачем совершенная правоохранительными органами. Я могу доказать, что мы шли пешком, подробно описав местность, по которой мы проходили, и даже события, которые мы при этом наблюдали...

И это не единственная фальсификация. В материалах нашего дела, в частности по эпизоду ограбления в Москве, есть, якобы, мои признательные показания, которых я не давал...

СУДЬЯ:

– Вам это не вменяется в вину.

ДАНИЛОВ:

– Но там фальсифицирована моя подпись, и на прошлом судебном заседании товарищ прокурор...

СУДЬЯ – прерывает обвиняемого с неудовольствием.

ДАНИЛОВ:

– Я просто хотел обратить внимание суда на факты фальсификации...

СУДЬЯ:

– Не надо обращать внимание. Давайте по существу обвинения, по обвинительному заключению.

ДАНИЛОВ:

– 22 ноября 2002 года мы с Алексеевым и Семеновым находились в г. Николаеве, в Николаев мы приехали 21 ноября. У меня при себе было оружие. 22 ноября, когда мы шли по улице, я услышал за спиной: “Граждане, стойте!” и увидел двух мужчин в штатском. Один из них достал какие-то желто-коричневые “корочки”, не похожие на милицейские, и объявил: “милиция”. Если бы они просто попросили предъявить документы, – а то они сразу потребовали вынуть руки из карманов! Я понял, что сейчас будут обыскивать. Пистолет находился у меня в нагрудном кармане. Я вынул руки из карманов брюк и полез в нагрудный карман за документами, а мне опять повелительным голосом говорят: “руки из карманов!”. Тут я достал из нагрудного кармана “ПМ” и снял пистолет с предохранителя. Патрон был уже в стволе. Ближайший ко мне милиционер (как потом выяснилось, по фамилии Крыгин) закричал что-то нечленораздельное и пытался убежать. Я подумал, что у этих двоих, наверное, есть оружие, и что сейчас они отбегут и издали нас обстреляют, - а длительная перестрелка в мои планы не входила. И я выстрелил в него. Как следует из материалов экспертизы – в этот момент он находился от меня в 18 метрах. В это время я услышал еще один выстрел и увидел второго убегавшего (Шевченко). Я в него выстрелил, не целясь (как потом оказалось – прострелил куртку). Он пытался бежать зигзагом, но неправильно – зигзаги надо было делать порезче. Я взял его на прицел и завалил...

РЕПЛИКА ОДНОГО ИЗ СУДЕЙ:

– Что-что?..

ДАНИЛОВ:

– Завалил. Он упал. В него попал не Алексеев, а именно я. Оба милиционера, лежавших на земле, были живы - потому что мертвые не орут...

ВОПРОС:

– От чего он кричал?

ДАНИЛОВ:

– Думаю, что не от боли. А от страха. Находился он (Шевченко) в этот момент в 38 метрах от меня – это тоже по данным экспертизы. Тут я почувствовал, что оружия у них, скорее всего, все-таки нет, и мы не стали их добивать, а просто убежали.

ВОПРОС:

– Кто “мы”?

ДАНИЛОВ:

– Это не важно. По данному эпизоду, пожалуй, все.


12 декабря 2002 года я, Алексеев, Польская и Бердюгин прибыли в Николаев по адресу: улица Николаевская, дом 5, квартира 70. Связано это было с тем, что за нами в этот период уже началась слежка – как в Одессе, так и в Днепропетровске. Велась она довольно топорно – мы ее быстро заметили. На этой николаевской квартире мы хотели некоторое время отсидеться, но вместе с тем и прекращать агитационную работу было нельзя. С этой целью мы и взяли с собой Польскую и Бердюгина. Польская должна была ходить за продуктами в магазин, чтобы нам с Алексеевым поменьше появляться на улице, а Бердюгин – знакомиться с местными коммунистами и комсомольцами, вести агитацию. О наличии у нас оружия ни Польская, ни Бердюгин не знали. У нас были “ПМ” (у меня), “ТТ” и боеприпасы к ним. В квартире еще находился обрез охотничьего ружья с десятью патронами, самодельное взрывное устройство в виде чугунного казанка, две, три или четыре самодельных гранаты и трехлитровая банка с перекисью ацетона, заполненная на 2/3. Изготавливал я сам.

Хочу обратить внимание суда на то, что эта банка нигде в уголовном деле не фигурирует, и даже акта об уничтожении ее – нет. Уж не прибрала ли ее к рукам СБУ для своих целей? В частности – для того, чтобы устроить провокацию, подсунув кому-нибудь из революционно настроенной молодежи?..

Казанок находился в комнате под трюмо, а вовсе не в кухне на холодильнике, как говорила тут Польская. Я его никогда бы не поставил на видное место, и не хотел, чтобы Бердюгин и Польская видели его и трогали.

Примерно в 17 час. 30 мин., когда мы ужинали на кухне, раздался взрыв и погас свет. Мы услышали крики: “Милиция, руки за голову!”. В темноте не было видно, милиция это или нет. А хотя бы и милиция, – какая разница!.. Я передернул затвор “ПМ” и дослал в ствол патрон. Всего у меня было 8 патронов. Экспертиза утверждает, что я сделал 9 выстрелов (якобы, девятый патрон уже был у меня в стволе), но бог с нею!..

СУДЬЯ:

– Не отвлекайтесь. Значит, вы утверждаете, что сделали только восемь выстрелов из пистолета “ПМ”?

ДАНИЛОВ:

– Я передернул затвор и открыл огонь по силуэтам работников МВД, но в темноте видно их было плохо. При этом я еще крикнул: “Давай гранату!”, хотя на самом деле гранаты находились в другой комнате, и я не мог их достать. Решил нападавших взять на испуг. Сделал три выстрела, потом завернул за угол коридора, увидел два силуэта и услышал, как они переговариваются: “гранату кидаем, осторожно!”. Я открыл по ним огонь и услышал, как они убегают вниз по лестнице. Догадался, что убитых и раненых там нет, так что оружие забирать не у кого. А у меня патроны к “ПМ” уже закончились. Что делал в это время Алексеев – не помню, но потом мы вместе с ним отступили в спальню. По дороге я захватил самодельное взрывное устройство, вытащил из сумки самодельные гранаты и разложил их, но пользоваться ими не стал из-за несовершенства конструкции (запал горит долго, противник успеет убежать).

Вокруг одной гранаты были (привязаны, обмотаны...) адреса людей, с которыми мы встречались... людей, причастных к коммунистическому движению. Так эти адреса потом попали в руки СБУ – чтобы люди были в курсе.

Спецназ, очевидно, опять получил команду атаковать нас, они стали стрелять. Всего с обеих сторон было сделано не менее 40 выстрелов (судя по количеству гильз на месте происшествия, упоминаемых в материалах дела). В квартире стали взрываться светошумовые гранаты. Я зарядил обрез. Где были в это время Алексеев, Бердюгин и Польская, я не видел. Из-за косяка двери показался фонарь, которым пытались нас высветить. Поскольку более достойной цели не было, я выстрели в этот фонарик, но не попал. Как потом оказалось – я взял слишком вбок (по данным экспертизы). Я уже понял, что уйти не удастся. Чтобы не попасть живым в плен к противнику и уничтожить как можно больше его живой силы, решил привести в действие взрывное устройство. Однако оно не сработало. Пытаясь его запустить, я нарушил там провода. В это время взорвалась светошумовая граната. В комнату ворвались спецназовцы, один из них сбил меня с ног, я стал с ним бороться, но безуспешно. Я услышал выстрел и сначала подумал, что это Алексеев убил кого-то из нападающих и сейчас придет мне на помощь. Но, когда меня скрутили, и никто мне на помощь не пришел, я подумал, что наоборот – это убили Алексеева. Когда меня скрутили, спецназовцы мне задали вопрос, не сработает ли взрывное устройство? Я им ответил, что теперь, к сожалению, уже не сработает. Потом я сам задал им вопрос, за который они мне могли разбить голову – но это ничего; я спросил: “Завалил ли я кого-нибудь?”. Они сначала ответили: “Тебе этого так хотелось?”. Я сказал, что интересуюсь с профессиональной точки зрения. Тогда мне ответили, что в одного из них я попал. Алексеева к тому времени тоже скрутили, он лежал рядом на полу. Дальше уже не так интересно.

Спецназовцы нас не тронули. Но потом, когда нас привезли в милицию, стали пытать и издеваться так, что Алексеев пытался покончить с собой, воткнув себе в глаз авторучку. Такой способ самоубийства описан в одной книге, которую Алексеев читал накануне. Но на самом деле человек таким способом покончить с собой не может.

Я признал сразу, что стрелял в работников МВД на улице и в квартире, но им этого было недостаточно. От меня требовали, чтобы я оговорил Яковенко и Романова: “признай, что Яковенко – ваш главный, и что Романов совершил взрыв возле СБУ в Киеве”. Про Семенова сильно не спрашивали, очевидно – он был им не нужен. Я просто сказал, что его не знаю, и все. Им нужны были Яковенко и Романов.

СУДЬЯ:

– Вам вменяются еще нападения на магазины.

ДАНИЛОВ:

– Да, мне вменяется четыре экса, о которых пока говорить...

СУДЬЯ:

– Такого термина, как “экс”, нет в юриспруденции. Вам вменяются четыре разбойных нападения...

ДАНИЛОВ:

– Об этих экспроприациях я говорить оказываюсь.

Объявляется перерыв до 10 января 2004 г.


СУДЕБНОЕ ЗАСЕДАНИЕ 10.01.04.


Предполагалось начать с продолжения допроса обвиняемого Данилова. Однако обвиняемый Романов до начала допроса успел обратиться к судье с заявлением о том, что накануне работниками конвоя – сержантом .... (фамилия, к сожалению, произнесена неразборчиво) был избит Плево. Заявление, подписанное Романовым, Даниловым, Яковенко, Алексеевым и др., в том числе самим Плево, было передано председательствующему Тополеву.

СУДЬЯ: суд не занимается вопросами конвоирования...

МНЕНИЕ ПРОКУРОРА: направить данное заявление военному прокурору гарнизона.

Вызван начальник конвоя. Он утверждает, будто Плево не били, а тот сам поскользнулся дважды и упал на лестнице. Поскольку руки обвиняемых при конвоировании скованы за спиной, то, понятно, упал лицом вперед... Почему конвойные, которые при конвоировании держат обвиняемых за скованные руки сзади, не удержали Плево именно тогда, когда надо было держать – не поясняют.

СУДЬЯ: суд по ныне существующему законодательству не может сам возбудить уголовное дело...

ПОЯСНЕНИЕ ПЛЕВО:

– Я не уверен, что это было сделано нарочно, нас просто очень быстро гнали по лестнице, все время подгоняли «скорее, скорее!», а руки у нас...»

ДАНИЛОВ:

– Это не случайно. Плево упал лицом вниз. Я был свидетелем...

СУДЬЯ:

– Данилов, перестаньте, вы не являетесь адвокатом своих товарищей, чтобы... и т.д.

ДАНИЛОВ:

– Но я был свидетелем...

СУДЬЯ:

– Перестаньте, Данилов!

(Это - не в первый раз. Ранее точно так же председательствующий обрывал и Семенова, когда тот пытался вступиться за товарищей, - прим. Ред.).


ЗАЯВЛЕНИЕ ЯКОВЕНКО:

– В уголовном деле есть документы о том, что я – сердечник. Однако все мои ходатайства об оказании мне квалифицированной медицинской помощи и о том, чтобы дать мне возможность пройти обследование в городской больнице, остаются без удовлетворения. Более того – в последнее время в отношении всех нас ужесточены методы конвоирования и содержания. Прошу суд решить вопрос...

СУДЬЯ:

– Я уже разъяснял, что суд не занимается вопросами конвоирования и условиями содержания арестованных. Обратитесь к администрации СИЗО, или, если хотите, напишите жалобу...

ЯКОВЕНКО:

– Разумеется, напишу. И ставлю вас об этом в известность. Но в настоящее время я лишен свободы и не могу ходить по инстанциям с различными жалобами. Я ЧИСЛЮСЬ ЗА СУДОМ. Из чего следует вывод, что суд несет ответственность за мою жизнь и за жизнь других обвиняемых по данному делу. Сергей Бердюгин уже умер. Неужели вы ждете, чтобы умер еще кто-то?

СУДЬЯ:

– Перестаньте, Яковенко!

Зачитывается телеграмма, направленная кем-то на имя президента Украины Кучмы, о том, что судья Тополев сделал, фактически, вместо открытого процесса закрытый, не пускает в зал публику, и даже родственников обвиняемых, творит произвол и т.п... Подписано – Тепляков и Смирнова. ТЕПЛЯКОВ, присутствующий в зале, на вопрос судьи говорит, что он не подписывал.

(На самом деле это - правда на 50%: идешь на процесс и никогда не знаешь заранее, пустят тебя в зал, или нет. Были случаи, особенно после смерти Бердюгина, когда людей не пускали в зал при наличии свободных мест, обращались крайне грубо даже с пожилыми гражданами... А иногда спокойно пускают всех, - прим. Ред.)


ХОДАТАЙСТВО АДВОКАТА ПЛЕВО:

– Прошу предоставить мне и моему подзащитному возможность ознакомиться с материалами дела, поступившими из прокуратуры России.

СУДЬЯ:

– Это попозже. Сейчас с некоторыми из тех материалов еще работают...

АДВОКАТ:

– Прошу дать возможность ознакомиться хотя бы с теми документами, которые есть...

СУДЬЯ:

– Позже!


ДАНИЛОВ:

– Так что все-таки решили насчет незаконных действий конвоя в отношении Плево?

СУДЬЯ:

– Заявление будет передано прокурору гарнизона.

ДАНИЛОВ:

– Я хочу дополнить свои предыдущие показания. Насчет банки со

взрывчаткой – банка не пропала, это ошибка, банка находится на складе вещдоков... Данная ошибка допущена потому, что у меня не было возможности внимательно ознакомиться со всеми материалами уголовного дела. Я ходатайствовал о предоставлении мне дополнительного времени для ознакомления, но...

(Тут судья опять произносит что-то на мотив «Перестаньте, Данилов!», Данилов делает снисходительное движение рукой – мол, бог с тобою! – и переходит к более серьезным вещам)

ДАНИЛОВ:

– 12 декабря я произвел восемь выстрелов, гильзы должны были остаться на месте происшествия. Но в спальню (имеется в виду – николаевской квартиры) мои гильзы от «ПМ» попасть не могли, или – не более одной, случайно... Да там и спецназовских гильз быть не должно. А в коридоре нет гильз от пистолета «ТТ». Следовательно, Алексеев не мог нанести ранения спецназовцам. Я расстрелял всю свою обойму в коридоре и на кухне – все гильзы должны были остаться там. Гильзы в спальню были принесены работниками, делавшими осмотр. Это – фальсификация.

Кроме того, на следующий день меня привезли туда на воспроизведение. Из протокола воспроизведения видно, что в тот момент в квартире уже проводится ремонт. Это, как я считаю, сделано для того, чтобы скрыть истинные обстоятельства дела, замазать следы от пуль и т.д. Я не знаю, зачем было работникам правоохранительных органов против самих себя создавать уголовное дело на пустом месте...

СУДЬЯ (делая вид, что не понимает):

– Гм... Это стрельба по работникам милиции – уголовное дело на пустом месте?..

ДАНИЛОВ:

– Я говорю о фальсификациях, допущенных ими, причем без всякой

необходимости...

СУДЬЯ:

– Говорите о своих собственных действиях.

ДАНИЛОВ (все-таки заканчивает фразу):

– ... потому что применение спецназом оружия против нас – было правомерно, любой суд признал бы это правомерным.

СУДЬЯ:

– Работники МВД не стреляли в вас.

ДАНИЛОВ:

– Не надо, перестрелка была обоюдной.

Далее: в деле есть протоколы обыска (в смысле – личного досмотра) меня, Алексеева, Бердюгина и Польской. У меня, как написано в протоколе, нашли несколько российских рублей и 45 украинских гривен. У Алексеева в паспорте, согласно протоколу, 100 долларов, и еще в кошельке 3 гривны... Не кажется ли вам, что четыре человека не могут жить нелегально на такую небольшую сумму?

На самом деле у меня было 100 долларов одной купюрой и около 150 гривен. Какую-то сумму взял из дома и Бердюгин – его деньги лежали на серванте. Были деньги и у Алексеева, и у Польской.

По результатам обыска не видно и того, что у нас у всех были изъяты наручные часы. Ни у кого! Не странно ли, что ни у одного из нас не было часов?

Лично у меня были дешевые часы, механические – даже не знаю, чего они на мои часы позарились, копеечники несчастные!..

СУДЬЯ:

– Данилов! Давайте по существу дела.

ДАНИЛОВ:

– На квартире, среди нашей агитационной литературы было также немножко макулатуры – буржуазные газеты, журналы... И среди них – два порнографических журнала. Уж не знаю, как они туда попали... Но именно они и исчезли – не числятся по протоколу обыска!

СУДЬЯ:

– Это не относится к делу.

ДАНИЛОВ:

– Я только хотел показать моральный облик тех людей, которые защищают строй... Ну, и позабавить зал!

(оживление в зале)

СУДЬЯ:

– Не надо забавить зал.

ПРОКУРОР:

– Где и когда вы познакомились с Яковенко?

ДАНИЛОВ:

– В Москве в 2001 году.

ПРОКУРОР:

– При каких обстоятельствах?

ДАНИЛОВ:

– По коммунистической работе.

ПРОКУРОР:

– Когда вам стало известно, что Яковенко коммунист?

ДАНИЛОВ:

– Во время знакомства и стало известно.

ПРОКУРОР:

– А после этого вы с ним встречались?

ДАНИЛОВ:

– После этого встречался уже в Одессе.

ПРОКУРОР:

– А с Алексеевым?

ДАНИЛОВ:

– Познакомился в Одессе. Когда и где – говорить отказываюсь.

ПРОКУРОР:

– А с Зинченко и Герасимовым?

ДАНИЛОВ:

– С Герасимовым – в Одессе.

ПРОКУРОР:

– Где именно?

ДАНИЛОВ:

– Да я вообще с ним не знакомился, просто знал, что это Герасимов...

ПРОКУРОР:

– Откуда знали?

ДАНИЛОВ:

– Какая разница!..

ПРОКУРОР:

– А с Зинченко?

ДАНИЛОВ:

– Просто видел его мельком.

ПРОКУРОР:

– С Романовым?

ДАНИЛОВ:

– Отказываюсь отвечать.

ПРОКУРОР:

– С Плево?

ДАНИЛОВ:

– В Москве, где он вел коммунистическую работу.

ПРОКУРОР:

– А вы лично какое отношение имеете к этой работе?

ДАНИЛОВ:

– Вопрос непонятен. Как это, «какое отношение»?..

ПРОКУРОР:

– Состояли ли вы в партии, что там делали?

ДАНИЛОВ:

– В партии я не состоял.

ПРОКУРОР:

– Но что вы делали, что вы называете коммунистической деятельностью?

ДАНИЛОВ:

– Готовил вооруженное восстание.

ПРОКУРОР:

– Теперь понятно. Пока присядьте.

(объявляется так называемый «технический перерыв», во время которого судейские и прокурорские, не выходя из зала, о чем-то шушукаются между собою, хихикают и пожимают плечами. А обвиняемые – откровенно улыбаются. В зале шепот: «Посмотрите!.. Сравните их лица – тех, кто за решеткой, и тех, кто за судейским столом!.. У Максима Горького в романе «Мать» есть что-то похожее!..»)

ПРОКУРОР (после паузы):

– Какие у вас отношения с вышеназванными людьми?

ДАНИЛОВ:

– Отношения нормальные. Никакой неприязни нет.

ПРОКУРОР:

– Гм, нормальные... Ну, и как вы считаете – могут ли они на вас наговаривать?

ДАНИЛОВ:

– По своей инициативе – нет. Из личной неприязни – не могут наговаривать. Но некоторых следствие могло заставить это сделать.

ПРОКУРОР:

– После знакомства с Яковенко – когда и зачем вы прибыли на Украину?

ДАНИЛОВ:

– Отвечать отказываюсь.

ПРОКУРОР:

– Сколько времени вы находились на Украине?

ДАНИЛОВ:

– Отвечать отказываюсь.

ПРОКУРОР:

– Находясь на Украине, встречались ли вы с Яковенко, Романовым, Плево (следует еще ряд фамилий, но неразборчиво).

ДАНИЛОВ:

– Я встречался только с некоторыми, в отношении других отвечать отказываюсь.

ПРОКУРОР:

– Где приобреталось оружие?

ДАНИЛОВ:

– Пистолет Макарова, ТТ и обрез приобретены мною.

ПРОКУРОР:

– Где?

ДАНИЛОВ:

– Пистолет «ПМ», как говорит следствие, я отобрал у милиционера...

ПРОКУРОР:

– «Как говорит следствие»... А вы что говорите?

ДАНИЛОВ:

– А я отвечать отказываюсь.

ПРОКУРОР:

– А «ТТ»?

ДАНИЛОВ:

– Про «ТТ» и обрез отвечать отказываюсь.

ПРОКУРОР (угрожающим тоном):

– Хорошо, хорошо... А другое оружие у вас или у ваших друзей... братьев... как там их... имеется?

ДАНИЛОВ:

– Следствие не располагает данными о том, что у кого-либо из подсудимых, кроме...

ПРОКУРОР:

– Но я спрашиваю лично вас!

ДАНИЛОВ:

– Нет.

ПРОКУРОР:

– А пистолет «ИЖ»?

ДАНИЛОВ:

– Я не знаю, откуда вообще он возник в уголовном деле.

ВОПРОС:

– С какой целью приобреталось вами оружие?

ДАНИЛОВ:

– Для защиты себя. Для будущих классовых битв.

ВОПРОС (председательствующего или прокурора):

– А что это такое?

ДАНИЛОВ:

– Ну, если уж это непонятно, то пояснять отказываюсь.

ВОПРОС:

– Вы говорили, что умеете обращаться с пистолетом. Но вы не служили в армии. Где и когда вы научились?

ДАНИЛОВ:

– Научился сам, примерно в 2002 году.

ВОПРОС:

– Где тренировались?

ДАНИЛОВ:

– Отвечать отказываюсь.

ВОПРОС:

– А где хранилось оружие?

ДАНИЛОВ:

– В разное время в разных местах.

ВОПРОС:

– Где именно?

ДАНИЛОВ:

– В частности, некоторое время хранилось на николаевской квартире... Остальное уточнять не буду.

ВОПРОС:

– А кто доставил на эту квартиру оружие?

ДАНИЛОВ:

– Я.

ВОПРОС:

– Что это за квартира вообще?

ДАНИЛОВ:

– Эту квартиру снимал Яковенко. Некоторое время я жил в Одессе у

Яковенко. Узнал, что он снимает квартиру в Николаеве, попросил у него ключи, потом сделал дубликаты – сначала себе, впоследствии – еще Польской.

ВОПРОС ПОЛЬСКОЙ:

– Было такое?

ПОЛЬСКАЯ:

– Да.

ПРОКУРОР:

– А где еще вы проживали, Данилов, у кого?

ДАНИЛОВ:

– Отвечать отказываюсь.

ПРОКУРОР:

– Вы говорите, что следствие обвиняет вас в разбойных нападениях...

ДАНИЛОВ:

– Не разбой, а революционная деятельность.

(Тут судья и прокурор вместе начинают сбивать обвиняемого различными репликами, наблюдается даже некоторый галдеж. Данилов пытается отвечать на реплики, объяснить, чем экспроприация отличается от грабежа, разбоя и любого другого корыстного преступления... Потом понимает, что это бесполезно – все равно перебьют, и просто стоит, скрестив руки на груди, и спокойно ждет, пока все это кончится)

ДАНИЛОВ (после паузы):

– Во всем мире это называется экспроприациями.

ВОПРОС:

– И сколько таких экспроприаций на вашем счету?

ДАНИЛОВ:

– Отказываюсь отвечать.

ВОПРОС:

– Как вы относитесь к показаниям Алексеева, Герасимова, Польской – о вашем участии в разбоях?

ДАНИЛОВ:

– Никак не отношусь. Тем более – к показаниям Польской.

ВОПРОС:

– Вам передавались ценности, деньги?

ДАНИЛОВ:

– Отказываюсь отвечать.


(В этот момент в зале судебного заседания обнаруживается молодой человек с фотоаппаратом, который потихоньку этим аппаратом щелкает. Судья внушает ему, что фотографирование в зале без разрешения суда запрещено... Да к тому же и обвиняемых снимать без их согласия нельзя – ведь это нарушает права арестантов! Арестант Яковенко возникает: «Да нас уже сколько раз снимали официальные СМИ, и ни разу никто нашего согласия не...» Но ему затыкают рот и быстренько объявляют перерыв.

После перерыва фотограф получает разрешение судьи на съемку. Судья, демонстрируя строгое соблюдение законности, по очереди спрашивает всех обвиняемых, согласны ли они. Они, разумеется, согласны.

^ Продолжается допрос Данилова).


ПРОКУРОР:

– Данилов, когда и зачем вы прибыли в Николаев?

ДАНИЛОВ:

– Мы прибыли 21 ноября с целью проводить там агитационную работу: организовывать профсоюзы, рабочую прессу, помогать рабочим в проведении забастовок и т.д.

ВОПРОС:

– Чья была инициатива, чтобы начать проводить эту работу?

ДАНИЛОВ:

– Инициатива была моя.

ВОПРОС:

– Когда вы приняли это решение?

ДАНИЛОВ:

– Точную дату назвать не могу. Эта идея витала давно... Работать надо было и в других местах... Затрудняюсь сказать, когда.

ВОПРОС:

– А как там оказались Алексеев и Семенов?

ДАНИЛОВ:

– Поехали со мной.

ВОПРОС:

– Они знали о предполагаемой работе?

ДАНИЛОВ:

– Да.

ВОПРОС:

– Кто-нибудь из вас до этого был в Николаеве?

ДАНИЛОВ:

– Да, я был.

ВОПРОС:

– А кто еще?

ДАНИЛОВ:

– Никто.

ВОПРОС:

– Яковенко знал о вашей поездке в Николаев?

ДАНИЛОВ:

– Нет. У меня был ключ, и я не видел необходимости ему сообщать, что еду туда.

ВОПРОС:

– Зачем Яковенко снял эту квартиру в Николаеве?

ДАНИЛОВ:

– Я ему этого вопроса не задавал.

ВОПРОС:

– Как же вы ему объяснили, зачем вам ключ?

ДАНИЛОВ:

– Объяснил необходимостью вообще проводить в Николаеве агитационную работу. Про конкретные случаи, когда мне туда надо будет ехать, я ему не говорил.

ВОПРОС:

– Как вам стало известно о существовании этой квартиры?

ДАНИЛОВ:

– Из разговора с Яковенко. Подробно отвечать отказываюсь (потому что прокурор опять начал сбивать его различными репликами при ответе).

ВОПРОС:

– Кто финансировал эту поездку?

ДАНИЛОВ:

– Я сам.

ВОПРОС:

– Где же вы взяли деньги на это все?

ДАНИЛОВ:

– Отказываюсь отвечать.

ВОПРОС:

– На чем вы ехали в Николаев?

ДАНИЛОВ:

– На маршрутке.

ВОПРОС:

– И когда приехали?

ДАНИЛОВ:

– Точно не помню... Приехали вечером.

ВОПРОС:

– В квартире кто-то был?

ДАНИЛОВ:

– Отказываюсь отвечать.

ВОПРОС:

– Как вы открывали квартиру?

ДАНИЛОВ:

– Ключом.

ВОПРОС:

– Было ли при этом у вас с собою оружие?

ДАНИЛОВ:

– У меня – да.

ВОПРОС:

– А у других?

ДАНИЛОВ:

– Нет.

ВОПРОС:

– Откуда вы знаете?

ДАНИЛОВ:

– Знаю, что не было.

ВОПРОС:

– Когда же вы передали оружие своим товарищам?

ДАНИЛОВ:

– Вообще не передавал. Просто показал Алексееву, где лежит пистолет, на случай, если придет хозяин квартиры - чтобы Алексеев не допускал, чтобы этот пистолет попался на глаза посторонним...

ВОПРОС:

– Когда вы с Алексеевым и Семеновым пошли на улицу – зачем вы взяли с собой пистолет и дали оружие Алексееву?

ДАНИЛОВ:

– Я не давал оружие Алексееву, он сам взял. Впрочем, я не возражал. А сам я взял оружие для самообороны. Патрон в стволе у меня был постоянно.

ВОПРОС:

– Был ли пистолет на предохранителе?

ДАНИЛОВ:

– Да. Кстати, очень надежная машина «ПМ»...

ВОПРОС:

– С какой целью вы вытащили из кармана пистолет на улице?

ДАНИЛОВ:

– Чтобы вывести из строя живую силу противника.

ВОПРОС:

– Вы же не служили в армии – где вы познакомились с армейскими терминами?

ДАНИЛОВ:

– Я воевал.

ВОПРОС:

– Где именно?

ДАНИЛОВ:

– В Приднестровье, в Абхазии, в 92-93 годах.

ВОПРОС:

– На улице Николаева, – с какой целью вы стреляли в Крыгина?

ДАНИЛОВ:

– Чтобы вывести из строя противника, я уже говорил. Чтобы он не открыл по мне огонь, не вызвал по рации подкрепление, и т.д.

ВОПРОС:

– Почему, как вы сами говорите, вы поняли, что стрелял, помимо вас, еще Алексеев, а не Семенов?

ДАНИЛОВ:

– У Семенова не было оружия. И не могло быть.

ВОПРОС:

– А самодельный пистолет?

ДАНИЛОВ:

– А это – подброшено. Я могу дать по этому поводу подробные показания...

СУДЬЯ:

– Не надо.

ДАНИЛОВ:

– Но я могу...

СУДЬЯ:

– Когда вы вернулись – был ли кто-то в квартире?

ДАНИЛОВ:

– Отвечать отказываюсь.

ВОПРОС:

– С какой целью вы открыли огонь по людям, которые ворвались в николаевскую квартиру?

ДАНИЛОВ:

– Чтобы вывести бойцов противника из строя.

ВОПРОС:

– Кому вы кричали «давай гранату»?

ДАНИЛОВ:

– Никому. Я уже говорил – просто психическое воздействие на противника. Никто мне эти гранаты в тот момент дать не мог.

ВОПРОС:

– Кто изготовил взрывное устройство?

ДАНИЛОВ:

– Я, на квартире в Николаеве.

ВОПРОС:

– Подробнее расскажите – если это действительно вы изготовили данное взрывное устройство.

ДАНИЛОВ:

– Это было в ноябре. Насыпал аммонала, вставил банку с перекисью

ацетона...

(в общем, Данилов, по настоянию суда, а главное – чтобы подозрение в изготовлении взрывного устройства не пало на его товарищей, рассказывает, как и чего он сыпал, и заканчивает свою лекцию такими словами: «Если кто-то хочет подробнее – поищите в Интернете!»)

ВОПРОС:

– Проводились испытания?

ДАНИЛОВ:

– Нет, не проводились.

ВОПРОС:

– Для чего вы приготовили взрывное устройство?

ДАНИЛОВ:

– Чтобы не попасть живым в руки противника. Чтобы, погибая, уничтожить их как можно больше...

СУДЬЯ (тоном доброго дяди):

– Но как же другие люди, которые тоже могли погибнуть?! Алексеев, Бердюгин, Польская?..

ДАНИЛОВ:

– Алексеев был не против такого варианта. А Бердюгину, как теперь выяснилось, лучше было бы погибнуть тогда – сразу...

ВОПРОС:

– Ну, а посторонние люди, соседи?..

ДАНИЛОВ:

– Эх, ну вот как с вами, с гражданскими?!.. Послушайте, на моих глазах был случай, когда артиллеристы прямой наводкой лупили по своему дому, по своему собственному дому – потому что там окопался противник! Да, людей жалко... Но – это война.

СУДЬЯ:

– Гм, гм... Так вы предотвращаете, значит, геноцид народа – убивая людей?

ДАНИЛОВ:

– Уничтожая противника – да. Могу процитировать товарища Губкина: «Мы не грабим – мы экспроприируем, мы не убиваем – мы казним...»

ВОПРОС:

– Вы заявили, что во время следствия от вас требовали показания против Яковенко и Романова... Вы их дали?

ДАНИЛОВ:

– Нет.

ВОПРОС:

– Кто, кроме Алексеева, знал о наличии у Вас оружия?

ДАНИЛОВ:

– Никто. После стрельбы еще узнал Семенов.

ВОПРОС:

– Запрещал ли вам кто-нибудь носить оружие?

ДАНИЛОВ:

– ?

ВОПРОС:

– Ну, запрещал ли вам кто-нибудь из ваших э-э... братьев, единомышленников или как там... ходить с оружием?

ДАНИЛОВ:

– Алексеев мне запретить не мог. Другие вообще не знали. А значит – не могли запретить.

ВОПРОС:

– На какие средства вы вели политическую деятельность?

ДАНИЛОВ:

– Я отказываюсь отвечать.

ВОПРОС:

– Источник получения вами средств был законным?

ДАНИЛОВ:

– Если я получал – значит, считал его законным.

(Шепот возмущения в зале: «А сколько эти буржуи сами воруют?!.. Им, значит, можно?!..» и т.п. Охранник требует соблюдения тишины – иначе будет удалять граждан из зала)

СУДЬЯ:

– И стрельбу по милиционерам вы считаете законной?

ДАНИЛОВ:

– Что поделаешь: война есть война!

СУДЬЯ:

– Какая война?

ДАНИЛОВ:

– Гражданская.

– Вот вы (очевидно, в смысле - коммунисты вообще) говорите о честности и правдивости, призываете нас верить каждому вашему слову, а между тем...

ДАНИЛОВ:

– Вовсе не призываю.

ВОПРОС:

– Зачем вы переходили границу пешком?

ДАНИЛОВ:

– Хотел посмотреть, как выглядит граница, на замке ли она. Оказалось – нет.

ПРОКУРОР:

– Когда вы изготавливали взрывное устройство, кто еще был в квартире?

ДАНИЛОВ:

– Я это делал, когда находился один. Никто не видел.

ПРОКУРОР:

– Но все-таки...

ДАНИЛОВ:

– Отказываюсь отвечать.

СУДЬЯ:

– Куда именно вы стреляли по убегавшему Шевченко?

ДАНИЛОВ:

– В корпус, в середину туловища. Но прострелил куртку.

ВОПРОС:

– Для чего вы стреляли в убегавших?

ДАНИЛОВ:

– Думал, что, отбежав, они откроют по нам огонь. На их месте я именно так и поступил бы.

ВОПРОС:

– Зачем стреляли в жизненно важные органы?

ДАНИЛОВ:

– Я хотел вывести их из строя – и вывел. Если бы хотел убить – убил бы.

СУДЬЯ (словно не понимая, с кем разговаривает):

– Но зачем же было стрелять? Разве не лучше было бы, если бы они вас задержали?.. Ну, обнаружили бы у вас пистолет, ну, отбыли бы вы наказание... Разве же это не лучше, чем стрелять по людям?

ДАНИЛОВ:

– Это противник. Это война.

СУДЬЯ:

– Никакой войны нет!

ДАНИЛОВ:

– Война уже идет.

СУДЬЯ:

– Но вот в вас, например, даже во время штурма николаевской квартиры никто не стрелял?

ДАНИЛОВ:

– Стреляли.

СУДЬЯ:

– Они бы тоже могли вас там застрелить, но не...

ДАНИЛОВ:

– А я бы не отказался!

СУДЬЯ:

– Но, когда они вас скрутили, они же вас не тронули!

ДАНИЛОВ:

– Если бы я их скрутил – я бы их тоже не тронул. Поверьте – такие случаи в моей жизни тоже бывали!

(Судья, уязвленный нравственным превосходством обвиняемого, допустил прокол: накануне он же пытался убедить представителей правозащитных организаций, что Данилова не пытали в милиции, подвешивая на дыбу и выбивая из него показания против Яковенко, а просто спецназовцы сломали ребра при задержании, поскольку он активно сопротивлялся. Данилов пытался объяснить, что те поступили с ним, как нормальные солдаты с нормальным военнопленным, а в гестапо он попал уже после... Но его не слушали. Теперь сам судья вступился за честь спецназа, тем самым косвенно подтвердив применение к задержанным пыток в милиции – уже после задержания).

ВОПРОС:

– Читали ли вы сами те статьи в газетах, которые распространяли?

ДАНИЛОВ:

– Конечно.

ВОПРОС:

– Каково их общее направление?

ДАНИЛОВ:

– Отказываюсь отвечать, поскольку это и так понятно.

СУДЬЯ:

– В каком году вы приобрели «ПМ»?

ДАНИЛОВ:

– Следствие утверждает, что...

СУДЬЯ:

– Нет, не следствие, а вы что скажете?

ДАНИЛОВ:

– Отказываюсь отвечать.

ВОПРОС:

– Сколько раз вы пересекали российско-украинскую границу?

ДАНИЛОВ:

– Точно не помню. Раза три.

ВОПРОС:

– Пистолет при этом был с вами?

ДАНИЛОВ:

– Отказываюсь отвечать.

ВОПРОС:

– Сколько, в общей сложности, вы жили в Одессе?

ДАНИЛОВ:

– Отказываюсь отвечать.

ВОПРОС:

– Жили ли вы на квартире у Яковенко?

ДАНИЛОВ:

– Да.

ВОПРОС:

– Сколько времени?

ДАНИЛОВ:

– Отказываюсь отвечать.

ВОПРОС:

– С кем из товарищей вы больше всего общались?

ДАНИЛОВ:

– Отказываюсь отвечать.

ВОПРОС:

– В Николаеве вы видели хозяев квартиры?

ДАНИЛОВ:

– Да. Хозяин заходил проверять трубы. У него был свой ключ.

ВОПРОС:

– Пистолет, когда вы жили у Яковенко, был при вас?

ДАНИЛОВ:

– Отказываюсь отвечать.

ВОПРОС:

– Из всех подсудимых с кем вы сначала познакомились?

ДАНИЛОВ:

– С Плево.


(объявляется перерыв до 12.01.04).




Похожие:

4. стенографическая запись судебных заседаний 09. 01. 04 и 10. 01. 04. Судебное заседание 01. 04 icon3. стенографическая запись заседания верховного суда. Киев, 26 июля 2005 г
Судебное заседание ведётся на украинском языке, но участникам процесса разрешается говорить по-русски
4. стенографическая запись судебных заседаний 09. 01. 04 и 10. 01. 04. Судебное заседание 01. 04 iconИ спорту в федеральной службе судебных приставов
В соответствии с Федеральным законом от 21 июля 1997 г. N 118-фз "О судебных приставах" и в целях дальнейшего совершенствования физической...
4. стенографическая запись судебных заседаний 09. 01. 04 и 10. 01. 04. Судебное заседание 01. 04 iconДокументи
1. /ПРОТОКОЛЫ ЗАСЕДАНИЙ ПРОФКОМА/зас ь1(7.09.11).doc
2. /ПРОТОКОЛЫ...

4. стенографическая запись судебных заседаний 09. 01. 04 и 10. 01. 04. Судебное заседание 01. 04 iconЗаседание Повестка: Утверждение плана работы наркопоста. Утверждение плана совместной работы с одн. Об участии в районном этапе краевого конкурса школьных наркопостов «Здоровье образ жизни», 2 заседание
План заседаний общественного формирования по профилактике наркомании, пропаганде здорового образа жизни
4. стенографическая запись судебных заседаний 09. 01. 04 и 10. 01. 04. Судебное заседание 01. 04 iconЗаседание №1.(август)
Тематика заседаний методического объединения учителей матемактики на 2012-2013 учебный год
4. стенографическая запись судебных заседаний 09. 01. 04 и 10. 01. 04. Судебное заседание 01. 04 iconВикторина по теме. Звучит гонг. Игра окончена. Арбитры объявляют итоги. Урок ведут ученики («Дублер начинает действовать»)
Через призму доставшейся роли учащийся готовится к данному уроку. Ход урока воспроизводит судебное заседание. Конструируя подобные...
4. стенографическая запись судебных заседаний 09. 01. 04 и 10. 01. 04. Судебное заседание 01. 04 iconЗаседание административной комиссии при сельской администрации (ноябрь 2011г)
Погорелой Елены Ивановны, социального педагога муниципального общеобразовательного учреждения «Свердловская средняя общеобразовательная...
4. стенографическая запись судебных заседаний 09. 01. 04 и 10. 01. 04. Судебное заседание 01. 04 iconИнструкция по делопроизводству в Федеральной службе судебных приставов I. Общие положения
...
4. стенографическая запись судебных заседаний 09. 01. 04 и 10. 01. 04. Судебное заседание 01. 04 iconМинистерство юстиции российской федерации федеральная служба судебных приставов приказ
Российской Федерации от 28. 12. 2006 n 1474 "О дополнительном профессиональном образовании государственных гражданских служащих Российской...
4. стенографическая запись судебных заседаний 09. 01. 04 и 10. 01. 04. Судебное заседание 01. 04 iconА и подраздела (если есть) в меню сайта школы
Протоколы заседаний (у нас он от сентября последний по причине того, что заседаний не было т к вопросов пока не возникало)
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©lib2.podelise.ru 2000-2013
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы