Лотаревская «Книга Судеб» дневник князя б. Л. Вяземского «1917 год» icon

Лотаревская «Книга Судеб» дневник князя б. Л. Вяземского «1917 год»



НазваниеЛотаревская «Книга Судеб» дневник князя б. Л. Вяземского «1917 год»
страница3/6
Дата конвертации19.09.2012
Размер0.81 Mb.
ТипКнига
источник
1   2   3   4   5   6
19 мая. Ясно, жарко. Утром сидели с Мама в ее домике в розовом саду. Лили и Дилька в первый раз купались. Днем ездили в степь к табунам. Цветут ландыши, бубенчики. Зацветают ирисы. Кончаются барашки.


20 мая. Ходили в табун на луку, где Коробовка и Падворки32 безобразно пасут свой скот.


^ ИЗ «ПРЕДСТАВЛЕНИЯ

ПРОКУРОРА ВОРОНЕЖСКОГО

ОКРУЖНОГО СУДА...»:


<...> [Крестьяне] стали сперва заявлять, что пойдут травить луга князя, а затем от слов перешли к делу и начали совершать потравы, принявшие беспорядочный характер, уничтожили 6 1/2 десятин молодых посадок, расхищали лес и загоняли даже свой скот на чистый двор в имении князя.


21 мая. Крестьяне арестовали студента Смирнова, помощника профессора Алехина.


25 мая. Читали с Асей и Маей «Историю французской революции» Герье.


27 мая. Служащие предъявили требование о прибавке жалования, грозя забастовкой. Беседа с ними. Днем косили с Асей и Маей.


29 мая. Днем косили в парке. Лили и Мая читали Тэна.


30 мая. Я и Мая ходили пешком в больницу.


31 мая. Я утром выехал в Тамбов с М.Охотниковым и Л.В.Бланком. Губернское земское собрание избрало меня единогласно председателем. Вечером выехал домой.


2 июня. Мая уехала в Москву. Встретился с ней в Грязях. Здесь ряд скандалов. Крестьяне требуют поденной платы в 3 раза выше — женщинам и в 5 раз — мужчинам. Собирались у нас в усадьбе по приглашению Комитета служащих.


3 июня. Переговоры с Комитетом служащих. Несогласия. Грозят забастовкой. Насилу уговорились решить дело Примирительной камерой (арбитражная инстанция - Г.В.).


^ ИЗ «ПРЕДСТАВЛЕНИЯ ПРОКУРОРА

ВОРОНЕЖСКОГО ОКРУЖНОГО СУДА...»:


<...> Все же, несмотря на такое отношение к себе, князь Вяземский, по словам Константина Попова, Григория Талицких и Милютина, не принимал репрессивных мер по отношению к злоупотреблявшим его терпением крестьянам и всегда одним лишь убеждением старался воздействовать на них, но это в конечном итоге ни к чему не приводило.


С 3 по 24 июня состоялся Первый Всероссийский съезд рабочих и солдатских депутатов. Вопреки мнению большинства делегатов, все же выступавших за сотрудничество с Временным правительством, Ленин объявил, что большевики уже готовы взять власть.


4 июня. Никифор Иванович33 предложил примирительное решение с Комитетом служащих (вместо 1200 рублей — 900 рублей прибавки в месяц по их распределению). Принято, но разошлись из-за домовой прислуги.


5 июня. Лотарево. Я с утра в Усмани — пересмотр белобилетников. Скандалили, кричали, не хотели идти. В Лотарево в час дня явилась огромная толпа крестьян с кольями и палками и устроили митинг у больших ворот. Никифор Иванович перетрусил — советовал Лили и Асе бежать. Они его успокоили и просили узнать, чего толпа хочет. Ему предъявлено требование немедленно уехать отсюда, иначе через сутки придут и устроят погром. Приказали нашим служащим бастовать, если не получат каждые 5 рублей и 3 рубля немедленно. Лили все это мне рассказала по телефону. Я в Усмани поднял бучу.


6 июня. Приехал из Усмани в 7 часов утра. Здесь полная забастовка. Утром переговоры со служащими и их Комитетом. После обеда приехал Бланк. Весь день помощник уездного комиссара с прапорщиком и солдатом из Усмани ораторствовали кругом по селам. В 4 часа позвали меня в контору. Там длинные, тягостные пересуды со служащими и крестьянами до 8 часов вечера. В результате — забастовка прекращена. Никифор Иванович уезжает после 26 лет службы.


^ ИЗ «ПРЕДСТАВЛЕНИЯ ПРОКУРОРА

ВОРОНЕЖСКОГО ОКРУЖНОГО СУДА...»:


<...> Уже в мае [1917 г.] в уездном Комиссариате в г. Усмани были получены тревожные известия о том, что толпа крестьян собирается громить имение князя Вяземского, который в это время находился в городе. По получении этих сведений на место происшествия вместе с князем выехал член уездной продовольственной управы Николай Милютин, который из разговоров с крестьянами выяснил, что окрестные крестьяне недовольны управляющим имением князя Кобышевым, по общему отзыву, человеком, действительно своим образом действий вызывавшим недовольство крестьян, на удалении коего они и настаивали. Об этом требовании крестьян Милютин тогда же сообщил князю, который, следуя совету Милютина и учитывая возбуждение тысячной толпы крестьян, собравшейся около его дома в имении и в течение целого дня толпившейся здесь, выйдя в гущу толпы, объявил о своем решении удовлетворить просьбу крестьян, после чего толпа разошлась.


8 июня. Выписал Фогельмана из Аркадака34.


11 июня. Уехал проживший 2 недели профессор В.В.Алехин.


19 июня. Аравийская жара. Днем поехали к Вельяминовым с Асей, Адишкой и Софи. У них сгорела рига.


22 июня. Утром обошли с Адишкой и Софи парк, были на птичнике, где инцидент с женой Горбачева (не желает уезжать). Днем Комитет служащих — снова переговоры — в результате она уехала.


^ ИЗ «ПРЕДСТАВЛЕНИЯ ПРОКУРОРА

ВОРОНЕЖСКОГО ОКРУЖНОГО СУДА...»:


<...> Впоследствии крестьяне стали предъявлять все новые и новые требования к князю, из-за которых с крестьянами возник у князя целый ряд недоразумений. Из них следует отметить отказ князя Вяземского уступить крестьянам одного из ближайших сел 60 десятин земли, на уступку 47 десятин из коей было первоначально изъявлено согласие, и для урегулирования этого недоразумения явился в имение князя инструктор губернской продовольственной управы Василий Хрунин. При содействии последнего князь опять пошел навстречу крестьянам и уступил им 47 десятин земли.


23 июня. Были с Адишкой в погребе — вопрос об его распродаже. Адишка и Софи уехали.

Лотаревский винный погреб так и не был вовремя распродан. При возникших в конце августа беспорядках он был разграблен крестьянами, что, вероятно, сыграло свою роль в происшедшем.


25 июня. Днем приехали Маруся и Оля Вельяминовы35 и рассказали, что к ним вчера приходили крестьяне и имели с ними неприятный разговор. Требовали удаления управляющего Сурова. Перед отъездом — с падворскими большевиками о Временном Правительстве и по другим вопросам.

Дописано Е.Д.Вяземской: ^ Один из мужиков на рассуждение Бориса ответил: «Как хотите, Ваше Сиятельство, но мы за Ленина и не отступим от него ни на шаг».


27 июня. Был Воронов (управляющий) с аркадакскими настроениями. Пал духом. Полная анархия. Вечером обошли парк. Бабы крадут хворост.


28 июня. Аравийская жара, пыль. С утра до вечера был в Усмани с Марусей Вельяминовой. Заседание комиссариата, Совета солдатских депутатов, продовольственной и земельной комиссий об охране Лотарева и Байгоры. Лили и Ася укладывались.


29 июня. Приехали делегаты четырех усманских комитетов наводить порядок, нашли 200 баб в саду и парке. К вечеру самум. Ураган, молния и тучи пыли. Мы с Асей выехали в Грязи и Москву.


^ ИЗ «ПРЕДСТАВЛЕНИЯ ПРОКУРОРА

ВОРОНЕЖСКОГО ОКРУЖНОГО СУДА...»:


<...> В июне в имение князя снова принуждены были выезжать означенный выше Милютин и Председатель Совета Солдатских и Рабочих Депутатов Соломаха, чтобы прекратить расхищение толпою подростков фруктов из сада князя Вяземского.


30 июня. Москва. Приехали в пятом часу утра. Томительно жарко. Обедали в «Эрмитаже» мы с Асей. Адишка и Софи, Дмитрий Оболенский36 и Мая, Саша Гудович37. Мы с Асей и Маей сидели вечером на балконе на Воздвиженке.


1 июля. Утром у меня на Воздвиженке полковник Донцов, отправляемый в Лотарево комиссаром Главного управления коннозаводства. Завтракали в «Праге» с Дмитрием Оболенским и Маей. К концу пришла тетя Сандра38. Я с 2.30 дня на съезде земельных собственников. Лили собиралась, но поехала на автомобиле в Михайловское39. Ночью у нас сидели Ю.Новосильцев и Борис Сабуров40. Очень жарко.


  1. июля. Москва. Съезд земельных собственников в Никитском театре. Речи Н.Н.Львова41 и Гурко42. Завтракали у Кривошеина43 с Беа44, Андреевским и графом Чапским. Лили сидела на съезде весь день.


3 июля. Москва. Съезд земельных собственников по секциям. Я — в юридической. Мой доклад, резолюции приняты. Обедали и завтракали в «Праге» с Борисом и Павлом Шереметевыми45, Сашей Гудовичем и Беа.


4 июля. Петроград. Приехали из Москвы в 1 час дня. На Аничковом мосту встретили толпу вооруженных рабочих и кронштадтских матросов. В 1.30 началась стрельба на улицах. Всюду пулеметы и плакаты: «Долой министров-капиталистов!». Пешком пробрались па Финляндский вокзал. Укрывались от вспыхнувшей снова стрельбы у Толстых на Моховой. К обеду приехали в «Осиновую рощу». Там все наши.


5 июля. «Осиновая роща». В городе продолжаются беспорядки и стрельба. Пропал Николай Васильчиков46. Весь день переговоры по телефону и поиски. К вечеру нашелся.


2 июля министры-кадеты, несогласные с политикой большинства Временного правительства по отношению к недавно объявившей свою автономию Украине, подали в отставку. В этот же день на улицах Петрограда возобновились вооруженные столкновения между рабочими, мятежными солдатами и матросами (которых после некоторого колебания поддержали и большевики), с одной стороны, и верными правительству войсками, с другой. 5 июля мятеж был подавлен. Ввиду того, что его начало совпало с наступлением генерала Брусилова в Галиции, зачинщиков обвинили в том, что они агенты Германии. Многие большевистские лидеры были арестованы. Ленин бежал в Финляндию, где скрывался до конца месяца.

Правительственный кризис вынудил уйти в отставку премьер-министра кн. Г.Е.Львова.


6 июля. «Осиновая роща». В городе правительственные войска взяли Петропавловскую крепость и дом Кшесинской без выстрела. Большевики сдались. Туда ездили Дилька и Лари47. У нас обедали Дмитрии Оболенский и Мая, приехавшие после свадьбы.


7 июля. «Осиновая роща». Обедали. Игорь, Костя48, я, Исаков49, Барклай и М.Охотников.


8 июля, с уходом кн. Львова, Временное правительство стал возглавлять А.Ф.Керенский, оказавшийся под давлением, а затем на поводу у теперь уже откровенно большевизанствующего Комитета рабочих и солдатских депутатов.


10 июля. Утром все поехали в город по разным делам. Завтракали у «Контана». Я был у Стаховича50 и у Гревса51 (духовное завещание).


12 июля. «Осиновая роща». Днем выехали в город. Обедали у «Контана»: Мама, Адишка и Софи, Игорь, Костя, Барклай, Мальцев52 и мы. Вечером мы уехали в Лотарево.


  1. июля. Приехали рано утром в Грязи. Из-за отсутствия лошадей поехали до Сенявки на наемной кляче и там встретили свой экипаж. Уборка пшеницы закончилась. Здесь стоят солдаты.


15 июля. Утром у обедни. Я крестил сына Григория (старшего конюха).


17 июля. Приехал представитель коннозаводства полковник Донцов.


19 июля. Крестьяне начинают снова травить отавы.


^ ИЗ «ПРЕДСТАВЛЕНИЯ ПРОКУРОРА

ВОРОНЕЖСКОГО ОКРУЖНОГО СУДА...»:


<...> Чем больше князем делалось уступок, тем требования окрестных крестьян, видимо, под влиянием чьей-то агитации росли и росли. Немалая доля вины в этом отношении лежала, по словам Григория Талицких и помощника уездного комиссара Бржозовского, и на Усманском уездном земельном комитете, который, удовлетворив ходатайство крестьян села Дебрей о предоставлении им 200 десятин земли из имения князя, тогда как у последнего паровой земли было 120 десятин, и не указав точно, какой именно земли, своим постановлением привел к тому, что крестьяне беззастенчиво стали травить луга князя, занятые травосеянием. Инструктор Василий Хрунин и начальник воинского патруля, находившегося в имении князя по распоряжению продовольственной управы, прапорщик Лукин лично убедились в производимых крестьянами потравах лугов князя, застав однажды ночью на лугу лошадей окрестных крестьян.


24 июля. Вечером в Тамбове.


25 июля. Тамбов. «Одемократизированное» Земское Собрание. Схватка с Давыдовым. Приложение (2 копии постановлений Усманской и Земской управ)53.


29 июля. Вернулся из Тамбова.


30 июля. Я с утра до вечера в Усмани. Заседание Союза земельных собственников. Первое — 80 человек. Прошло очень хорошо.


31 июля. Снова инцидент с Комитетом лотаревских служащих из-за увольнения механика и моего камердинера Петра. Вечером разговор с делегатами. Грозят забастовкой на завтра.


1 августа. Служащие смирились: никакой забастовки все работают.


Борис Вяземский пытался наладить хотя бы в рамках уезда профессиональное проведение реформы землепользования, что видно из его письма к матери от 2 августа 1917 г., еще более восстанавливая окружающих против себя:

«<...> Комяков председатель <земельного> комитета — учитель Усманского Высшего Начального Училища, человек, никогда не видавший земли, демагог и, кроме того, пьяница запойный. Он ужасен и крайне вреден для уезда. Вся цель посылки мною этих бумаг, — это, если возможно, добиться его увольнения свыше, или даже предания суду... Комякову лучшим наказанием было бы лишиться своего жалованья... Для всего уезда и для Лотарева было бы страшно важно, если бы удалось шарахнуть Комякова».


5 августа. «Il est temps que les bons se reassurent et que les mechants tremblent» (Napoleon III)*.

Вечером получили телеграмму, что скончалась тетя Ольга Вельяминова и что я избран на Всероссийское Совещание в Москве от Тамбовского Союза собственников. Пришлось отказаться.


* «Пришло время добрым успокоиться, а злым трепетать». Наполеон III (фр.).


^ ИЗ ПИСЬМА Б.Л.ВЯЗЕМСКОГО МАТЕРИ

ОТ 9 АВГУСТА 1917 ГОДА:


Теперь в Аркадаке к неладам со служащими прибавилось следующее: один из солдат воинской охраны казенного спирта пролез через слуховое окно и захотел черпнуть ведром спирт из цистерны; а так как было 11 часов вечера и темно, то он зажег спичку. Цистерна взорвалась, разрушено помещение, поднята крыша, солдат — на куски. Остальные солдаты охраны выбежали во двор и открыли стрельбу во все стороны со страху. Народ бежал кто куда мог, спасая скарб и ожидая дальнейших взрывов, а те, кто бежал на пожар, тушить, встречались выстрелами обезумевшей охраны, — словом, современная идиллия. Теперь идет следствие...


В надежде объединить все умеренные элементы страны для противоборства леворадикальным силам, Временное правительство созвало в Москве на 12 августа совещание 2500 представителей политических групп, общественных организаций со всех концов страны. На этом совещании Верховный Главнокомандующий генерал Корнилов предъявил ультиматум правительству с требованием принять самые жесткие меры по восстановлению дисциплины и пресечению массового дезертирства.

Затем, во второй половине августа, разуверившись в готовности Керенского порвать со своими крайнелевыми союзниками, Корнилов потребовал отставки правительства и вызвал с фронта кавалерийский корпус генерала Крымова и «Дикую дивизию» с приказом «восстановить порядок» в столице. Керенский сперва, казалось бы, его поддерживал, но затем, побоявшись, что военная диктатура явится угрозой его собственному положению, лишил Корнилова командования и призвал Петроградский Совет, кронштадтских матросов и железнодорожников «встать на защиту Революции». Продвижение войск Крымова было приостановлено у ворот столицы, сам Крымов застрелился, Корнилов вскоре был арестован.

Этим так называемому Корниловскому делу, которое совпало по времени с убийством Бориса Вяземского и разгромом Лотарева, был положен конец.

С этого момента начался ускоренный скат к захвату власти большевиками, а в Тамбовской губернии (как и везде) — к повальному разгрому помещичьих имений.


12 августа. Ездили с полковником Донцовым в стадо и табуны. На обратном пути гоняли крестьянских лошадей с травосеянки.


8—9 августа члены семьи Вяземских, находившиеся в Петрограде, собрались у Бабушки (М.В.Вяземской) в Осиновой Роще и обсудили, где же переждать восстановление «нормальной» жизни после постоянных тревог весенних месяцев: оставаться ли в Петрограде? Переехать ли к Воронцовым (родственникам тети Лили) в Алупку? В Лотареве нет топлива, писал дядя Борис матери в письме от 9 августа, поэтому там для приездов зимой приспосабливается один флигель усадьбы. Сам дядя зимовать в Лотареве не сможет, т.к. ему нужно быть в Петрограде, Тамбове и Усмани (по должности), в Саратовском имении Аркадаке и т.д. «На одном я стою твердо, — пишет он, — Лили не может остаться одна в Лотареве». Кроме того, «цель наша — помогать тебе (т.е. матери — Г.В.), где удобнее, нужнее, экономнее и спокойнее». Письмо заканчивается планами на будущее: «На конец октября по ноябрь я беру отпуск, и мы едем на юг, вероятно, в Кисловодск... Хотел выехать в Петроград уже 15—20 августа, но пришлось отложить - уборка, возня, потравы и перерубки, голодающий скот и лошади, которых боятся покупать, полный недостаток корма впереди, и цены на все, кроме хлеба, растут... Дай Бог до скорого свидания».

Но 24 августа Бориса Вяземского уже не было в живых.


^ ПИСЬМО Б.Л.ВЯЗЕМСКОГО МАТЕРИ, М.В.ВЯЗЕМСКОЙ:


13 августа 1917

Милая Мама, к кадрили Лотаревских управляющих прибавилась еще одна фигура, делающая лишь новое звено в цепи, на которой я здесь прикован.

^ Я описывал начало:

с 5 по 12 июня — я,

с 12 июня по 20 июля Фогельман,

с 20 июля по 2 августа - Якоби,

с 2 августа по 12 августа — Фогельман,

с 12 августа по 17 августа Якоби,

с 17 августа по 22 августа — я,

с 23 августа по 4 сентября — Якоби,

Фогелъман уехал и вернется, лишь когда его признают негодным к службе, а Якоби, который сидит здесь по дружбе к Фогелъману, не может сидеть здесь бесконечно. 16-го Фогелъман свидетельствуется, и 17-го или 18-го я узнаю результат, но и то до окончательного освобождения Фогельмана пройдет месяца три; вся надежда на то, чтобы его отпустили в отпуск немедленно по признании негодным и тогда, хотя и с такими же частыми отъездами, как Якоби, для переосвидетельствования, он сможет здесь жить. Доктора, частным образом, обещали его признать негодным, но удастся ли это наверное - неизвестно, и все это неопределенное положение несносно.

Я писал тебе о Шеремецинском, управляющем тети Софьи. Воронов не справляется с управлением никак. Ш<еремецинский> туда ездил и вчера вернулся. Много запущено и распущено, но он берется за дело умно и, по-моему, очень правильно, а главное, производит впечатление умного и интересующегося человека. Тетя Софья его безусловно рекомендует с точки зрения честности и оставляет под сомнением вопрос, умеет ли он ладить. Там ладить почти не придется, т.к. все дело в служащих, а среди них есть некто Шарапин, луговой мастер, поставленный Дмитриевым, который играет первую скрипку во всех комитетах и так занят пикировкой с Вороновым и политикой, что совершенно не делает дела. Ш<еремецинский> боится, что, если его просто прогнать, он набедокурит. Поэтому возникает предположение, что ему следует дать лучшее место, а уже с нового места либо его прогнать, либо спихнуть. Я должен сказать, что я очень неохотно предлагаю эту комбинацию в «Осиновую Рощу», хотя, конечно, Андреев более, чем кто-либо другой сумел бы его в самом скором времени выставить вон, но он может успеть и там набедокурить. Не знает ли Рындин каких-либо путей в М<инис-терство> Земл<еделия> для того, чтобы его там куда-либо устроить? Дмитриев так инертен, что я боюсь ему писать. Он может месяцами не отвечать, а потом вдруг потребовать Шарапина для объяснений в Москву и все ему там выложит, а тогда уже его не выкурить.

^ Итак, первая надежда на министерство. Шарапин — луговой мастер. Через Рындина. Вторая — постараюсь его устроить в Земство через Охотникова. Наконец третья «Осиновая Роща», но согласна ли ты и согласен ли Андреев?

Доверенности Фогелъману я еще не получил. Доверенность Шеремецинскому прошу тебя выслать заказным письмом на его имя в «Аркадак». Доверенность должна быть сводная из прилагаемых при сем трех доверенностях Фогельмана. Их лучше вернуть затем мне обратно. Слова А.А.Фогельман, нужно заменить словами Орест Ильич Шеремецинский.

Это письмо привезет полковник Донцов. Здесь не то, чтобы успокоилось, а начинает проходить горячая пора, и просто неловко было его задерживать здесь бесконечно. Может быть, его придется снова вызвать, а Бог даст — и не придется.

Твое последнее письмо к Лили снова утверждает старые планы, но удастся ли нам их выполнить? С одной стороны, здешняя неразбериха с управляющими, а с другой — запрещение выезда в Петроград.

^ Чем только все это кончится?

Крепко обнимаем тебя, милая Мама. Господь с тобою. Что-то давно ты не пишешь о том, как ты себя чувствуешь и прибавляешь ли или убавляешь в весе. Представляю же я себе, что ты донельзя затрепана.


Это последнее из сохранившихся писем дяди Бориса дает своего рода «летопись» разрушения отлаженного хозяйства.


1   2   3   4   5   6




Похожие:

Лотаревская «Книга Судеб» дневник князя б. Л. Вяземского «1917 год» iconКнига за 1917 год 1917 год о родившихся 1/1
Священник: Виктор Александрович Троицкий (супруга Мария Федорова)
Лотаревская «Книга Судеб» дневник князя б. Л. Вяземского «1917 год» iconМуниципальное бюджетное образовательное учреждение средняя общеобразовательная школа №20 г. Вяземского Вяземского муниципального района Хабаровского края описание проекта
Полное название учебного заведения: Муниципальное бюджетное образовательное учреждение средняя общеобразовательная школа №20 г. Вяземского...
Лотаревская «Книга Судеб» дневник князя б. Л. Вяземского «1917 год» iconУтверждаю Директор школы М. В. Корнелюк 2012г. Положение о проведении школьной кампании «Выборы наше дело!»
Муниципальное бюджетное общеобразовательное учреждение средняя общеобразовательная школа №2 г. Вяземского Вяземского муниципального...
Лотаревская «Книга Судеб» дневник князя б. Л. Вяземского «1917 год» iconДень белорусской письменности 2001 г. – г. Мстиславль
Мстиславовичем и назван в честь своего отца Мстислава Великого, последнего князя Киевской Руси. Первое упоминание в Ипатьевской летописи...
Лотаревская «Книга Судеб» дневник князя б. Л. Вяземского «1917 год» icon1. Церковь до октябрьского (1917) переворота
На всем протяжении истории России до октября 1917 г роль Церкви, и, прежде всего православной, в экономической и социальной жизни...
Лотаревская «Книга Судеб» дневник князя б. Л. Вяземского «1917 год» iconТренировочный тест по теме: «Свержение монархии». Когда началась Февральская 1917 г. Революция?
Какие изменения внесла в жизнь России Декларация Временного правительства, принятая 3 марта 1917 г.?
Лотаревская «Книга Судеб» дневник князя б. Л. Вяземского «1917 год» iconРазвитие революционного процесса весна-осень 1917 г
Приказ №1 петроградского совета рабочих и солдатских депутатов по гарнизону петроградского военного округа. 1 Марта 1917 г
Лотаревская «Книга Судеб» дневник князя б. Л. Вяземского «1917 год» iconВысокий уровень Средний уровень
Ведение дневника читателя в предложенном формате бумажный дневник, электронный дневник в Гугл-форме, личный дневник читателя в сервисе...
Лотаревская «Книга Судеб» дневник князя б. Л. Вяземского «1917 год» iconКалендарно-тематическое планирование уроков литературы Программа Г. С. Меркина, 5 класс 2010-2011 учебный год. Учитель С. В. Боровлёва № Тема, изученный материал тл 1
...
Лотаревская «Книга Судеб» дневник князя б. Л. Вяземского «1917 год» iconСеминарские занятия. Тема Россия в 1917 году. 1-е занятие. (2 часа) План. Отечественная и зарубежная историография о русской революции
...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©lib2.podelise.ru 2000-2013
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы