Министерство образования хабаровского края icon

Министерство образования хабаровского края



НазваниеМинистерство образования хабаровского края
страница4/5
Дата конвертации21.09.2012
Размер359.36 Kb.
ТипДокументы
источник
1   2   3   4   5
^


МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ ХАБАРОВСКОГО КРАЯ


ХАБАРОВСКИЙ КРАЕВОЙ ИНСТИТУТ ПЕРЕПОДГОТОВКИ И ПОВЫШЕНИЯ КВАЛИФИКАЦИИ ПЕДАГОГИЧЕСКИХ КАДРОВ


^

ПРИМЕРНЫЕ ТЕКСТЫ ЗАДАНИЙ ПО ЛИТЕРАТУРЕ


МУНИЦИПАЛЬНАЯ ОЛИМПИАДА 2008-2009 УЧЕБНЫЙ ГОД

11 класс


Задание 11.1. По портретной характеристике определите героиню, название произведения и его автора.


а) Под черной стоячей пылью коклюшкового шарфа смелые серые глаза. На упругой щеке дрожала от смущения и сдержанной улыбки неглубокая розовеющая ямка, под зеленой кофточкой, охватившей плотный сбитень тела, наивно и жалко высовывались, поднимаясь вверх и врозь, небольшие девичье- каменные груди, пуговками торчали остренькие соски.


б) Тотчас вслед затем в горницу вошла темноволосая, тоже чернобровая и тоже еще красивая не по возрасту женщина, похожая на пожилую цыганку, с темным пушком на верхней губе и вдоль щек, легкая на ходу, но полная, с большими грудями под красной кофточкой, с треугольным, как у гусыни, животом под черной шерстяной юбкой.


в) Моя незнакомка, высокая брюнетка лет около двадцати — двадцати пяти, держалась легко и стройно. Просторная белая рубаха свободно и красиво обвивала ее молодую, здоровую грудь. Оригинальную красоту елица, раз его увидев, нельзя было позабыть, но трудно было, даже привыкнув к нему, его описать. Прелесть его заключалась в этих больших, блестящих, темных глазах, которым тонкие, надломленные посередине брови придавали неуловимый оттенок лукавства, властности и наивности; в смугло- розовом тоне кожи, в своевольном изгибе губ, из которых нижняя, несколько более полная, выдавалась вперед с решительным и капризным видом.


г) На вид ей было не больше двадцати пяти лет. Мелкие веснушки густо крыли ее продолговатые щеки, пестрым лицом она напоминала сорочье яйцо. Но какая-то приманчивая и нечистая красота была в ее дегтярно-черных глазах, во всей сухощавой статной фигуре. Круглые ласковые брови ее всегда были чуточку приподняты, казалось, что постоянно ждет она что-то радостное; яркие губы в уголках на изготове держали улыбку, не покрывая плотно слитой подковы выпуклых зубов. Она и ходила-то, так шевеля покатыми плечами, словно ждала, что вот-вот кто-нибудь сзади прижмет ее, обнимет ее девичье узкое плечо.


^ Задание 11.2. Какие произведения заканчиваются так:

а) « К берегам священным Нила...»

б) -Не надо оваций! Графа Монте-Кристо из меня не вышло. Придется переквалифицироваться в управдомы.

в) И голубь тюремный пусть гудит вдали, и тихо идут по Неве корабли.

г) В белом венчике из роз –

Впереди — Иисус Христос.

д) - Жребий брошен! — говорил человек у карты, опираясь на кий, как на копье.- Мы за баррикадами боремся за наше и за мировое право — раз и навсегда покончить с эксплуатацией человека человеком.


Задание 11.3. Назовите имена русских поэтов второй половины 20 века, писавших сонеты.


Задание 11.4. Назовите известные вам стихотворения С. Есенина, ставшие романсами.


Задание 11.5. Соотнесите портреты персонажей произведений русской литературы названием произведения и автором. Назовите имя описанного персонажа.


1. "Худые, нервные пальцы... забегали по борту коричневого короткого пиджачка, застегивая и расстегивая пуговицы... Теперь он стал весь виден: очень бледный, с нежным девичьим лицом, с голубыми глазами и упрямым детским подбородком с ямочкой посредине; лет ему, должно быть, было около тридцати, тридцати пяти".


2. "А у нее красота была какая-то индийская, персидская: смугло-янтарное лицо, великолепные и несколько зловещие в своей густой черноте волосы, мягко блестящие, как черный соболий мех, брови, черные, как бархатный уголь, глаза; пленительный бархатисто-пунцовыми губами рот оттенен был темным пушком..."


3. Она была далеко не красавица... Необыкновенная гибкость ее стана, особенное, ей только свойственное наклонение головы, длинные русые волосы, какой-то золотистый отлив ее слегка загорелой кожи на шее и плечах и особенно правильный нос - все это было для меня обворожительно".


4."Длинный, костлявый, немного сутулый, он медленно шагал... поводя своим горбатым, хищным носом, кидал вокруг себя острые взгляды, поблескивая холодными серыми глазами... Его бурые усы, густые и длинные, то и дело вздрагивали, как у кота, а заложенные за спину руки потирали одна другую, нервно перекручиваясь длинными, кривыми и цепкими пальцами".


Авторы и названия произведения:


А) М.Ю. Лермонтов "Герой нашего времени"


Б) М. Горький "Челкаш"


В) И.А. Бунин "Чистый понедельник"


Г) А.И. Куприн "Гранатовый браслет"


Задание 11. 6. Назовите известные Вам литературные журналы 1-й половины 20 века.


Задание 11.7. По данному фрагменту определите автора и его произведение.



а) Русь моя, жизнь моя, вместе ль нам маяться?
Царь, да Сибирь, да Ермак, да тюрьма!
Эх, не пора ль разлучиться, раскаяться...
Вольному сердцу на что твоя тьма?

Знала ли что? Или в бога ты верила?
Что' там услышишь из песен твоих?
Чудь начудила, да Меря намерила
Гатей, дорог да столбов верстовых...




б) Не бывать тебе в живых,
Со снегу не встать.
Двадцать восемь штыковых,
Огнестрельных пять.
Горькую обновушку
Другу шила я.
Любит, любит кровушку
Русская земля.



в) Они глумятся над тобою,
Они, о Родина, корят,
Тебя твоею простотою,
Убогим видом чёрных хат...

Так сын, спокойный и нахальный,
Стыдиться матери своей -
Усталой, робкой и печальной
Средь городских его друзей.



г)… О Русь - малиновое поле

И синь, упавшая в реку,-

Люблю до радости и боли

Твою озерную тоску…



д)… Ах, боже мой, боже мой! Тогда было солнце, шум и грохот. И Максим тогда был не такой, как теперь, - белый, скорбный и голодный. У Максима на голове была черная сапожная щетка, лишь кое-где тронутая нитями проседи, у Максима железные клещи вместо рук, и на шее медаль величиною с колесо на экипаже... Ах, колесо, колесо. Все-то ты ехало из деревни "Б", делая N оборотов, и вот приехало в каменную пустоту. Боже, какой холод. Нужно защищать теперь... Но что? Пустоту? Гул шагов?.. Разве ты, ты, Александр, спасешь Бородинскими полками гибнущий дом? Оживи, сведи их с полотна! Они побили бы Петлюру.


^ Задание 11.8. Анализ литературного произведения малой формы.

Людмила Улицкая
   

 Перловый суп

    Почему ранняя память зацепилась трижды за этот самый перловый суп? Он был действительно жемчужно-серый, с розоватым, в сторону моркови, переливом и дополнительным перламутровым мерцанием круглой сахарной косточки, полузатопленной в кастрюле. Вечером, после запоздалого обеда, мама перелила часть супа в помятый солдатский котелок и дала его мне в руки. Я спускалась по лестнице со второго этажа одна, а мама стояла в дверях квартиры и ждала. Эта картина осталась у меня почему-то в этом странном ракурсе, сверху и чуть сбоку: по лестнице осторожно спускается девочка лет четырех в темно-синем фланелевом платье с клетчатым воротничком, в белом фартучке с вышитой на груди кошкой. Туфли на пуговицах немного скользят по стертым ступеням, и потому я иду младенческими приставными шагами, с большой опаской

    Внизу. Под лестницей, в каморе, живет пара нищих, костлявый носатый Иван Семенович и маленькая старушка по прозвищу Беретка. Я их боюсь и брезгаю, но мама, как мне кажется, об этом знать не должна.

    Под лестницей нет электричества, иногда у них горит керосиновая лампа, иногда совсем темно. Обыкновенно Иван Семенович лежит на какой-то лежанке, покрытой тряпьем, а Беретка, в вытертом бархатном пальто и серо-зеленой вязаной беретке, сидит у него в ногах. Я стучу. Никто не отзывается. Спиной я открываю дверь. Керосиновая лампа выдает мне Беретку, которую без головного убора я сначала не узнаю. Оказывается, она лысая, вернее, не совсем лысая: и лицо и голова ее покрыты одинаковыми редкими длинными волосами и крупными коричневыми родинками. Она жалко улыбается и суетливо натягивает на лысую голову берет: - Ой, детка, это ты, а я и не слышу.

    Я отдаю ей котелок, из кармана фартука вынимаю два куска хлеба и говорю почему-то "спасибо".

    Беретка переливает суп из котелка в банку и бормочет что-то неразборчивое, похожее на "мыло, мыло".

    Сухой, грязной рукой возвращает мне котелок. Старик кашляет. Беретка кричит ему:

    - Иван Семенович! Вам покушать прислали, вставайте!

    Пахнет у них ужасно.

    С облегчением бегу я вверх по лестнице, мама стоит на свету, в дверном проеме и улыбается мне. Она в белом фартуке, даже с кружевной ленточкой на груди. Мама красивая, как принцесса. Одно только смущает: кажется, у принцесс белокурые волосы, а у мамы веселые черные кудряшки, подхваченные сзади двумя заколками... нищие исчезли незадолго до праздника, который я запомнила очень хорошо. Отец вел меня за руку по нарядному городу, и повсюду были выставлены косые красные кресты. Я начинала тогда разбирать буквы и спросила у отца, почему всюду написано "ХА-ХА-ХА...". Он раздраженно дернул меня за руку, а потом объяснил, что эти косые кресты означают еще цифру тридцать.

    Вечером того же дня, уже лежа в постели, я слышала, как мама говорит отцу: - Нет. Не понимаю, отказываюсь понимать, кому они мешали...

    - Город к празднику почистили... - объяснил ей отец.

    Во второй истории перловый суп не был главным действующим лицом, а лишь скромно мелькнул на заднем плане.

    Воскресным утром в дверь позвонили. Один раз, а потом еще один. Дверь в нашу комнату была первой по коридору. Один звонок был общий, два - к нам, три - к Цветковым... восемь - к Кошкиным.

    - Вероятно, это общий, - пробормотала мама. Коленями она стояла на стуле, а локтями упиралась в стол. Таблицы с синими, красными и взятыми в кружок цифрами лежали перед ней.

    Она спрыгнула со стула и, все еще неся напряжение мысли на круглом умном лобике, пошла открывать.

    Огромная темная женщина стояля в дверном проеме. На ней был длинный военный плащ до полу, ярко белел пробор на круглой толстой голове. Мама смотрела на нее выжидающе, и тетка не обманула ожидания: она распахнула плащ и предъявила огромное голое тело.

    Погорельцы мы! Все-все погорело... как есть... - сказала женщина немосковским мягким голосом и запахнула лик своего тела. Ой, да вы заходите, заходите, - пригласила мама, и женщина, озираясь, вошла.

    Прихожая нашей многосемейной квартиры была заставлена сундуками, корытами, дровами и шкафами.

    - Я сейчас, сейчас, - заторопилась вдруг мама. - Да вы сядьте, - и мама сняла ящик с венского стула, который был втиснут между Цветковским сундуком и Тищенковской этажеркой.
    Мама кинулась в комнату, вытянула нижний ящик шкафа, села перед ним и стала выбирать из старого белья подходящее для погорелицы. Две длинноногие пары дедовых кальсон бросила она на пол и побежала на кухню. Разожгла примус, поставила на него кастрюлю и снова метнулась в комнату.

    Женщина сидела на стуле и все разглядывала рогатую вешалку Кудриных, на которой висели ватник и шинель. А мама выбросила все с полок шкафа и быстрыми пальчиками перебирала свои тряпки.

    Сосед Цветков высунулся в коридор.

    - Погорельцы вот, - сказала ему мама виноватым голосом, но он быстро захлопнул свою дверь.

    Мама налила большую миску переливчатого перлового супа, отрезала кусок серого хлеба и вынесла погорелице. - Вот покушайте пока, - попросила мама тетку, и тетка приняла миску. - Ой, да так неудобно, - всполошилась мама и притащила газету. Постелила ее на покрытый сине-красным ковром Цветковский сундук, усадила женщину как бы к столу.

    - Дай тебе Бог здоровья, - сказала женщина и принялась за суп. А я наблюдала сквозь щель неплотно прикрытой двери, как лениво она ест перловый суп, бросая в него кусочки хлеба, скучно водя ложкой в миске и посматривая по сторонам. Зубов у нее не было. "Видно, и зубы сгорели, - подумала я. И еще: - Она тоже не любит перловый суп". А мама засовывала в узел шелковое трико лососинового цвета с луковыми заплатами и говорила тихонько не то мне, не то самой себе: - Господи, ну надо же такое, чтоб прямо голой, на улицу... А женщина доела суп, поставила миску на пол... встала, распахнула плащ... глаз я не могла отвести от ее странных тихих движений. Наконец мама выволокла узел в коридор: - Вот собрала... Да вы оденьтесь, оденьтесь. У нас ванная комната есть, - предложила мама. Но женщина отклонила предложение: - Детки меня ждут. Мне бы деньжонок сколько-нибудь... - А мама уже вынимала сложенную в четыре раза тридцатку. - Спасибо, век вашу доброту не забуду, - поблагодарила женщина скороговоркой, и мама закрыла за ней дверь. Потом, собирая с полу разбросанные вещи, мама говорила мне в некотором недоумении: - А штаны сразу могла бы надеть, правда? Я не сразу ответила, потому что мне кое-что надо было обдумать и понять. - Штаны холодные, - сообразила я наконец, - а ковер теплый.

    Было солнечно и снежно, с детьми в такую погоду полагалось гулять. - Может, погуляешь сама под окошечком? - извиняющимся голосом предложила мама, кося на свои таблицы. Я согласилась великодушно. Меня снарядили, подвязали поясом желтую плюшевую шубу, сшитую бабушкой из старого покрывала, желтую шапку из того же самого покрывала застегнули под подбородком, дали лопату и синее ведрецо и вывели на улицу... Прямо перед нашей дверью лежала разворошенная куча маминых вещей. И бедные отвергнутые трико лежали сверху. - Ой, что же это... - пролепетала моя маленькая мамочка. Я же тебе говорю, штаны-то холодные, а ковер теплый... - все пыталась я объяснить маме положение вещей. - Да какой ковер? - наконец услышала меня мама. - Тот, что на сундуке лежал... Она его на себя надела, - объяснила я несмышленой маме. И тогда мама вдруг всплеснула руками и захохотала: - Ой, что же я наделала! Ну, Цветкова меня убьет!...

    Моя мама был биохимиком, и любовь ее к восхитительно стеклянной науке происходила, вероятно, из того же милого женского корня, откуда произрастает любовь к стряпне. Как мне нравилось в детстве бывать в маминой лаборатории, разглядывать на высоких столах штабеля пробирок с разноцветными растворами, стройные, с птичьими носами бюретки, толстые темные бутыли. И как же ловко мама управлялась со всем этим сверкающим стеклом... Готовила мама тоже преотлично. И соуса, и пироги, и кремы... Дался же мне этот перловый суп! Не так уж часто мама его варила. Но в тот день был как раз перловый... С колючим шарфом на шее я сидела в кухне на маленькой скамеечке и смотрела, как мама что-то химичит. Еще две соседки копошились у своих столов, мелко гремя посудой, звякали ножами. И тут в кухню вошла Надежда Ивановна. Странная была старуха, вся в разноцветных заплатах. И на одном глазу, тоже вроде неуместной заплаты, сидело бельмо. Молча потянула она маму за рукав, и мама, бросив морковку и вытирая на ходу руки, мелкой своей походочкой пошла за ней, встревоженно спрашивая: Что? Что? С Ниной?

    Нина была дочь Надежды Ивановны, взрослая девушка, тяжелая сердечница с ракушечными голубыми ногтями и синими губами, плохо закрашенными красной помадой. Я было двинулась за мамой, но она почти грубо махнула мне рукой: - Сиди здесь. И я осталась сидеть, обиженно перебирая кисточки кусачего шарфа. Соседки, на минуту оторвавшись от хозяйства, снова застучали и загремели. Я сидела довольно долго, успела сплести все кисточки в одну перепутанную косичку.

    А потом мама и Надежда Ивановна вернулись. Что-то переменилось. Они шли медленно. Мама, взявши соседку за плечо, усадила ее на табурет. Лицо Надежды Ивановны было неподвижное, белое, казалось, что у нее не одно больмо, а два. В руках она держала картонный футляр от градусника. Мама ей тихо говорила: - Мы сейчас валерьянки... валерьяночки... Надежда Ивановна... - А если "скорую", так ведь увезут... - не меняя неподвижного лица, говорила соседка. И совсем невпопад: - А я думаю, спит-то как спокойно... - Сейчас, сейчас... Позвоним... все сделаем, Надежда Ивановна, - торопливо говорила мама, громко капая в рюмку. А соседка в коридоре кричала в телефон: - Это тебе не отдел снабжения, Шура, ты имей в виду... Пусть заявку пишет, от меня не дождетесь!

    Надежда Ивановна отвела мамину руку с протянутой рюмочкой и с лицом, как будто вдруг проснувшимся, сказала маме: - Марина Борисовна, налей-ка ты мне тарелку супчику... Мама заметалась, вытащила из-под меня скамеечку, потому что красивые тарелки стояли на верхней полке и она до них не доставала. Налила в белую фаянсовую тарелку серебристого и переливчатого перлового супа, поставила тарелку на край кухонного стола. Вытерла серебряную ложку с тонким черенком свежим полотенцем и подала соседке. - И ты поешь со мной, Марина Борисовна, - попросила Надежда Ивановна, и мама протерла еще одну ложку и, придвинув вторую табуретку, села рядом с одноглазой старухой и запустила ложку в ту же самую тарелку.

    Мне очень хотелось сказать этой старухе, что мамочка моя никакая не Марина, что ее зовут Мириам, но сказать я не могла ничего, потому что они ели из одной тарелки, и слезы текли по лицу Надежды Ивановны, и не только из живого, но и из белого, неживого глаза, и по маминому лицу тоже текли слезы. - Вкусный ты суп варишь, Марина Борисовна, - сказала Надежда Ивановна. - И чего ты в него ложишь? Она последний раз облизнула ложку и положила ее рядом с тарелкой: - Спасибо тебе. Отмучилась моя доченька.

    ... Давно никого нет. Нины, Надежды Ивановны. Мамы уже двадцать лет как нет. И перловый суп я никогда не варю.


1   2   3   4   5




Похожие:

Министерство образования хабаровского края iconМинистерство образования хабаровского края
Хабаровский краевой институт переподготовки и повышения квалификации педагогических кадров
Министерство образования хабаровского края iconМинистерство образования хабаровского края
Хабаровский краевой институт переподготовки и повышения квалификации педагогических кадров
Министерство образования хабаровского края iconМинистерство образования хабаровского края
Хабаровский краевой институт переподготовки и повышения квалификации педагогических кадров
Министерство образования хабаровского края iconМинистерство образования хабаровского края
Хабаровский краевой институт переподготовки и повышения квалификации педагогических кадров
Министерство образования хабаровского края iconМинистерство образования хабаровского края
Хабаровский краевой институт переподготовки и повышения квалификации педагогических кадров
Министерство образования хабаровского края iconМинистерство образования хабаровского края
Хабаровский краевой институт переподготовки и повышения квалификации педагогических кадров
Министерство образования хабаровского края iconПостановление Правительства Хабаровского края
О программе развития воспитания в системе образования хабаровского края на 2009 – 2011 годы
Министерство образования хабаровского края iconПостановление Правительства хабаровского края
«О комплексе мер по модернизации региональной системы общего образования Хабаровского края на 2011 год»
Министерство образования хабаровского края iconМинистерство образования Хабаровского края Краевое государственное образовательное учреждение дополнительного образования (повышения квалификации) «Хабаровский краевой институт развития образования»
Требований Государственных образовательных стандартов высшего профессионального образования по соответствующим специальностям
Министерство образования хабаровского края iconИнформатизация системы образования
Организаторы мероприятия: министерство образования и науки Хабаровского края и краевое государственное бюджетное образовательное...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©lib2.podelise.ru 2000-2013
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы