Райчел Мид Последняя жертва Глава 1 icon

Райчел Мид Последняя жертва Глава 1



НазваниеРайчел Мид Последняя жертва Глава 1
страница1/36
Дата конвертации29.10.2012
Размер5.72 Mb.
ТипДокументы
источник
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   36

Райчел Мид Последняя жертва

Глава 1


Мне не нравятся клетки.

Мне даже никогда не нравилось ходить в зоопарк.

Когда я первый раз туда попала, я почувствовала приступ клаустрофобии, глядя на всех этих несчастных животных.

Я не смогла представить ни одно живое существо, способное так прожить.

Иногда я даже сочувствовала преступникам, осужденным на жизнь в клетке.

И конечно же я не ожидала провести свою жизнь в одной из таких.

Но в последнее время жизнь, казалось, бросала меня во много таких ситуаций, в которых я не собиралась участвовать, потому что вот она я, и я заперта.

— Эй! — закричала я, вцепившись в стальные прутья, изолировавшие меня от мира.

— Долго мне еще тут торчать? Когда мой суд? Не можете же вы держать меня в этом подземелье вечность!


Ну ладно, в общем-то это не было таким уж подземельем. Я не сидела в темноте, не было никаких ржавых цепей.

Я была внутри маленькой клетки с ровными чистыми стенами, ровным чистым полом, ну хорошо…

Здесь все было ровное.

Чистое.

Стерильное.

Холодное.

На самом деле все это выглядело куда более удручающе, чем любое затхлое подземелье.

Я кожей ощущала холодные прутья решеток, жесткие и неподатливые.

А флуоресцентное освещение придавало им такой металлический блеск, который, казалось, был слишком жизнерадостным для окружающей обстановки.

Я могла видеть только плечо человека, неподвижно стоявшего у входа в мою клетку и знала, что, вероятно, было еще 4 стража в коридоре вне моего поля зрения.

Я также знала, что никто из них не собирается отвечать на мои вопросы, что совершенно не мешало мне постоянно требовать от них ответа в течение последних двух дней.

Меня встретило привычное молчание, я вздохнула и откинулась на кровати в углу клетки.

Как и все остальное в моем новом "доме", кровать была совершенно бесцветной.

Да уж.

Я начинала по-настоящему жалеть, что меня не засунули в нормальное подземелье.

Крысы и паутина были бы хоть чем-то, на что можно было бы посмотреть.

Я посмотрела вверх и незамедлительно появилось полностью дезориентирующее чувство, которое постоянно заставало меня здесь: потолок и стены окружали меня.

Словно я не могла дышать.

Словно все в клетке сужалось, приближалось ко мне все ближе и ближе, пока места вокруг не осталось, выталкивая весь воздух.

Задыхаясь, я резко села.

"Не смотри на стены и на потолок, Роза" — приказала я себе.

Вместо этого, я посмотрела на свои сжатые в кулаки руки и попыталась понять, как я оказалась в такой ситуации.

Первоначальный ответ оказался тривиальным: кто-то обвинил меня в преступлении, которого я не совершала.

И это не было каким-нибудь мелким преступлением.

Это было убийство.

Они имели смелость обвинить меня в самом тяжком преступлении, которое морой или дампир мог совершить.

Это не означает, что я никогда не убивала прежде.

Я убивала.

Я также нарушала добрую часть правил (и даже законов).

Хладнокровного убийства, однако, не было в моем репертуаре.

И уж точно там не было убийства королевы.

То, что Королева Татьяна не была моим другом — это правда.

Она была хладнокровным, расчетливым правителем Мороев — расы живых, использующих магию вампиров, которые не убивали своих жерв ради крови.

У нас с Татьяной были тяжелые взаимоотношения по ряду причин.

Одна из них — то, что я встречалась с ее внучатым племянником, Адрианом.

Другая — мое осуждение ее политики относительно борьбы со Стригоями: злыми, не-мертвыми вампирами, которые преследовали всех нас..

Татьяна неоднократно обманывала меня, но я никогда не желала ее смерти.

Однако кто-то очевидно хотел этого и они оставили цепочку улик, ведущих именно ко мне, худшей из которых были мои отпечатки пальцев, найденные на серебреном коле, которым и убили Татьяну.

Конечно, это был мой кол, поэтому совершенно естественно, что на нем были мои отпечатки.

Но никому, кажется, не показалось это существенным.

Я снова вздохнула и вытащила небольшой скомканный лист бумаги из кармана.

Единственное, что я могла читать.

Я сжала его в руке, не имея необходимости смотреть на слова.

Я давно запомнила их.

Содержание записки заставляло меня задаваться вопросом — что я знала о Татьяне?

Оно заставляло задуматься о многих вещах.

Разочарованная своим собственным окружением, я выскользнула из него и оказалась в другом: моей лучшей подруги Лиссы.

Лисса была мороем, и мы были психически связаны. Это и позволяло мне проникать в ее сознание и видеть мир ее глазами. все морои обладали магией одной из стихий

Лисса обладала Духом, элементом, связанным с психической и целительной силой.

Это было редкостью среди Мороев, которые обычно использовали физические элементы, и мы едва понимали его способности — они были невероятны.

Она использовала Дух чтобы вернуть меня к жизни несколько лет назад, и это поспособствовало нашей связи.

Находясь в ее сознании, я не освобождалась от своего заключения, но это немного помагало мне справиться с моей проблемой.

Лисса упорно трудилась, чтобы доказать мою невиновность с тех пор, как услышала об уликах, доказывающих мою вину.

Мой кол, использованный для убийства, был только началом.

Мои оппоненты быстро напомнили всем о моей вражде с королевой и также нашли свидетеля, который дал показания о моем местонахождение в момент совершения убийства.

Эти показания лишили меня моего алиби.

Совет решил, что получил достаточно доказательств, для того, чтобы отправить меня на полноценный судебный процесс, где я получу свой приговор.

Лисса отчаянно пыталась привлечь внимание людей и убедить их, что меня подставили.

Но ее никто не хотел слушать, поскольку весь Королевский Совет мороев был занят подготовкой к роскошным похоронам Татьяны.

Смерть монарха была большим событием.

Чтобы увидеть спектакль, морои и дампиры — полу-вампиры, как я — собирались со всего света.

Еда, цветы, декорации, даже музыканты…

Полный набор.

Сомневаюсь, что свадьба Татьяны была бы такой же.

Сейчас, с такой суетой и таким количеством дел, всем было наплевать на меня.

Я была заперта на столько далеко, насколько большинство людей были в этом заинтересованны, и не могла убивать снова.

Убийца Татьяны найден.

Справедливость восторжествовала.

Дело закрыто.

Прежде чем я успела получить ясную картину окружения Лиссы, шум в тюрьме заставил меня вернуться обратно в свою голову.

Кто-то вошел в коридор и разговаривал со стражами, прося встречи со мной.

Мой первый посетитель за несколько дней.

Сердце учащенно забилось, и я прильнула к стальным прутьям, надеясь, что этот кто-то скажет мне, что все это просто ужасная ошибка.

Моим гостем был не тот, кого я ожидала увидеть.

— Старик, — сказала я устало.

— Что ты делаешь здесь?

Эйб Мазур стоял передо мной.

Как и всегда, он выглядел впечатляюще.

Была середина лета, жарко и влажно, словно мы были прямо в центре сельской Пенсильвании, но это не остановило его от того, чтобы появиться при полном параде.

Это был один из его кричащих, идеально сшитых на заказ костюмов и украшеный бриллиантами фиолетовый шелковый галстук, а так же подходящий под цветовую гамму шарф, что просто казалось лишним.

Золотые украшения сверкали на его темной коже, и он выглядел так, словно недавно подстриг свою короткую черную бороду.

Эйб был Мороем, хоть и не королевским, и имел достаточно большое влияние.

И так уж вышло, что он еще и мой отец.

— Я твой адвокат, — жизнерадостно сказал он. -

Я здесь, чтобы защищать тебя, конечно.

— Ты не адвокат, — заметила я. -

И твой последний совет не был таким уж полезным.

Это было жалкое замечание.

Эйб — несмотря на отсутствие у него юридического образования — защищал меня на моих слушаньях.

Очевидно, поскольку я была заперта и ждала суда, результаты не были значительными.

Но со всем моим одиночеством, я поняла, что он был в чем-то прав.

Ни один юрист, независимо от того насколько он был хорош, не мог бы спасти меня на слушаньях.

Мне следовало больше ему доверять по все больше увеличивающемуся ряду причин, хотя учитывая наши некрепкие отношения, я все еще не была уверена, что он этого заслуживал.

Моей самой вероятной теорией было предположение, что он не доверят королевским Мороям и чувствует отцовскую ответственность.

Именно в таком порядке.

— Мое выступление было идеальным, — возразил он.

В то время как твоя речь "если бы я была убийцей…" никак нам не помогла.

Закреплять такой образ в голове судьи — не самая умная вещь, которую ты могла бы сделать.

Я проигнорировала его колкость в мой адрес и скрестила руки на груди.

— Так что ты тут делаешь? Я знаю, что это не просто отцовский визит.

Ты никогда ничего не делаешь без причины.

— Конечно нет.

Зачем делать что-то без причины?

— Давай только без твоей умопомрачительной логики.

Он подмигнул.

— Не надо быть такой завистливой.

Если ты будешь стараться, то однажды тебе удастся перенять мои блестящие логические навыки.

— Эйб, — предупредила я.

— Заканчивай с этим.

— Ладно, ладно, — ответил он.

— Я пришел сказать, что суд могут перенести.

— Ч-что? Это же отличная новость!

По крайней мере, я так думала.

Выражение его лица говорило иное.

Последнее, что я слышала — мой суд может состояться через несколько месяцев.

Одна мысль о том, чтобы просидеть в этой камере так долго, снова заставляла меня чувствовать приступ клаустрофобии.

— Роза, ты понимаешь, что суд будет почти идентичным слушанию.

Те же улики и вердикт "виновен".

— Да, но есть же что-то, что мы можем успеть сделать до это, верно? Найти доказательства, чтобы оправдать меня?

Внезапно у меня мелькнула хорошая догадка, в чем же могла быть проблема.

— Но когда, ты говоришь, "переносится"? О каком сроке мы говорим?

— В идеале, они бы хотели сделать это после коронации нового короля или королевы.

Знаешь, как часть послекоронационного праздника.

Его тон был легкомысленным, но, так как я поймала его темный взгляд, я поняла полный смысл.

Цифры проносились в моей голове.

— Похороны на этой неделе, а выборы сразу после них…

То есть меня будут судить и признают виновной… фактически через две недели?

Эйб кивнул.

Я снова кинулась к решетке; сердце бешено колотилось.

— Две недели? Ты серьезно?

Когда он сказал, что суд переносится, я думала, что он будет через месяц.

Достаточно времени найти новые улики.

Ну и как я собиралась справиться с этой задачей? Неясно.

Теперь, у меня почти не оставалось времени.

Двух недель не достаточно, особенно учитывая такую большую активность во Дворе.

Еще недавно я негодовала на то, как много времени мне предстоит здесь пробыть.

Теперь же у меня его слишком мало, и ответ на мой следующий вопрос мог сделать все еще хуже.

— Сколько? — спросила я, пытаясь контролировать дрожь в голосе.

— Сколько времени пройдет после вынесения вердикта до того, как они… приведут приговор в исполнение?

Я все еще точно не знала, что я унаследовала от Эйба, но я точно знаю, что одна черта у нас общая: непоколебимая способность доставлять плохие новости.

— Вероятнее всего немдленно.

— Немедленно.

Я вернулась назад, почти села на кровать и почувствовала необычайный прилив адреналина.

— Немедленно? Значит…

Две недели.

Через две недели, я могу быть… мертва.

Потому что это было тем, что нависло над моей головой, в момент стало ясно: кто-то подкинул достаточно доказательств, чтобы обвинить меня.

Людей, которые убивали королеву, не сажали в тюрьму.

Они были казнены.

Всего несколько преступлений, совершенных Мороями или Дампирами влекли за собой такой вид наказания.

Мы стараемся быть цивилизованней в нашем провосудии, показывая что мы не такие кровожадные, как стригои.

Но некоторые преступления, по закону, наказываются смертью.

Некоторые люди заслуживают этого, например, убийцы.

Поскольку полное воздействие будущего упало на меня, я почувствовала дрожь и я была опасна близка к тому, чтобы заплакать.

— Это не правильно! — сказала я Эйбу.

— Это неправильно, и ты знаешь это!

— Не важно, что я думаю, — спокойно сказал он.

— Я просто констатирую факты.

— Две недели, — повторила я.

— Что мы можем сделать за две недели? Я имею ввиду… у тебя же есть некоторое влияние, верно? Или… или… ты сможешь найти что-то к тому времени? Это твоя специальность.

Я была бессвязной и знала, что звучала я истерично и отчаянно.

Конечно, это потому что я чувствовала истерику и отчаяние.

— Будет трудно добиться многого, — пояснил он.

— Совет занят похоронами и выборами.

Везде беспорядок — что и хорошо, и плохо.

Я знала о всей подготовке, наблюдая за Лиссой.

Я видела, что хаос уже назревает.

Найти какие-то улики в этой путанице будет не просто сложно.

Практически невозможно.

Две недели.

Две недели и я могу быть мертва.

— Я не могу, — сказала я Эйбу упавшим голосом.

— Я не хочу умереть таким образом.

— Да? — Он поднял брови.

— Ты знаешь, как должна умереть?

— В бою

Одна слеза потекла по щеке и я поспешно вытерла ее.

Я шла по жизни, всегда четко зная это.

Я не хочу такой смерти, не сейчас, когда это имеет слишком большое значение.

— В сражении.

Защищая тех, кого люблю.

Не… не посредством чьего-то запланированного плана.

— Это тоже своего рода борьба, — размышлял он.

— Просто не физическая.

Две недели, еще две недели.

Это плохо? Да.

Но это лучше, чем одна неделя.

И нет ничего невозможного.

Может, появятся новые улики.

Ты просто должна подождать и увидишь.

— Я ненавижу ждать.

Эта комната… она такая маленькая.

Я не могу дышать.

Она убьет меня прежде, чем палач это сделает.

— Я очень сомневаюсь в этом.

Выражение Эйба оставалось холодным, без признаков сочувствия.

Жесткая любовь.

— Ты бесстрашно сражалась с группой стригоев, а маленькую комнату выдержать не можешь?

— Дело не только в этом! Теперь мне придется ждать в этой дыре, зная, что часы тикают и остановить их нельзя.

Иногда наши силы лучше испытываются в ситуациях где нет очевидной опасности.

Иногда выжить бывает сложнее всего.

Ох, Нет.

Я стала ходить, нарезая маленькие круги в камере.

— Только не начинай со всем этим благородным дерьмом. ты сейчас говоришь как Дмитрий во время своих мудрых жизненных уроков

— Он пережил то же самое.

Он так же переживает из-за других вещей.

Дмитрий.

Я глубоко вздохнула, успокаивая себя, прежде чем ответить.

До этой путаницы с убийством, Дмитрий был самой сложной проблемой в моей жизни.

Год назад, хотя это казалось вечностью, он был моим инструктором в старшей школе, обучая меня, чтобы я стала стражем, которые защищали мороев.

Он сделал это и многое другое.

Мы влюбились друг в друга, хотя это было запрещено.

Мы управляли чувствами, как могли, даже нашли способ быть вместе.

Эта надежда исчезла, когда его обратили в стригоя.

Для меня это было ожившим кошмаром.

Потом Лисса использовала дух чтобы превратить его обратно в дампира, что было чудом в которое никто не верил.

Но, к сожалению, не все вернулось к тому состоянию, которое было до нападения стригоев.

Я посмотрела на Эйба.

— Дмитрий прошел через это, но все это повергло его в ужаснейшую депрессию! Он до сих пор не оправился.

От всего.

Весь груз злодеяний, которые он совершил, будучи Стригоем, преследовал Дмитрия.

Он не мог простить себя и твердил, что больше никогда не сможет никого любить.

Тот факт, что я начала встречаться с Адрианом не помог делу.

После нескольких бесполезных попыток, я поняла, что между мной и Дмитрием все кончено.

Я двинулась дальше, надеясь, что теперь у меня что-то получится с Адрианом.

— Правильно, — сказал Эйб сухо.

Он подавлен, но ты воплощение счастья и радости.

Я вздохнула.

— Иногда говорить с тобой, как разговаривать с самой собой: чертовски раздражает.

Есть еще какая-нибудь причина, почему ты здесь? Кроме того, что ты принес мне ужасные новости? Мне было бы лучше, если бы я ничего не знала.

Я даже не предполагала погибнуть таким образом.

Я не ожидала такого поворота событий.

Моя смерть не отмечена карандашом в календаре.

Он пожал плечами.

— Я просто хотел увидеть тебя. и те условия, в которых тебя содержат.

— Да, действительно. Я поняла.

Взгляд Эйба постоянно возвращался ко мне, пока мы говорили; не было никакого вопроса, которым я могла бы привлечь его внимание.

В нашей беседе не было ничего такого, что могло бы обеспокоить охранников. но раз за разом я замечала как он будто сканирует глазами всё окружающее — коридор, мою камеру, — все мелочи, которые казались ему интересными.

Эйб не просто так заработал репутацию Змея.

Он всегда расчетлив, всегда ищет преимущество.

Выглядит так, словно моя тяга к сумасшедшим интригам — это семейное.

— Я также хочу помочь тебе скоротать время.

Он улыбнулся и просунул через решетки парочку журналов и книгу.

Может это сможет улучшить положение вещей.

Я сильно сомневалась, что какое-то развлечение сможет скрасить мои две недели до смерти.

Журналы были о моде и прическах.

Книга была "Граф Монте-Кристо". я взяла её в руки, сгорая от желания пошутить, желания сделать хоть что-нибудь, что позволило бы уйти от настоящего.

Я видела фильм.

Твой тонкий символизм не такой уж и тонкий.

Если ты только не спрятал напильник внутри.

— Книга всегда лучше фильма. он собрался уходить

— Может в следующий раз у нас будет литературная дискуссия.

— Подожди.

Я бросила журналы и книгу на кровать.

Прежде. чем ты уйдешь… во всем этом хаосе, никто никогда не сможет разобраться, кто на самом деле убил ее.

Когда Эйб мне не ответил, я бросила на него злобный взгляд.

— Ты веришь, что я не делала этого, правда? — все, что я знала, он действительно думал, что я виновна и в любом случае он просто пытался помочь.

Это не зависит от характера.

— Я верю, что моя милая дочь способна на убийство, — наконец сказал он.

Но не в этот раз.

— Тогда кто это сделал?

— Это, — сказал он, уходя, — то, над чем я работаю.

— Но ты только что сказал, что у нас нет времени! Эйб!

Я не хотела, чтобы он уходил.

Не хотела оставаться наедине со своим страхом.

— Этого нельзя исправить!

— Просто помни, что я сказал в зале суда, — ответил он.

Он исчез из поля моего зрения, и я села на кровать, думая о том дне в суде.

В конце слушания он с уверенностью сказал, что меня не казнят.

Или даже, что будет суд.

Эйб Мазур не был тем, кто бросает слова на ветер, но я начала думать, что даже у него есть пределы, тем более теперь времени у нас было намного меньше.

Я снова вытащила смятую бумажку и раскрыла ее.

Мне передал ее в зале суда Эмброуз — слуга и любовник Татьяны.

Роза,

Если ты это читаешь, значит случилось что-то ужасное.

Ты, скорее всего, меня ненавидишь, и я не виню тебя.

Я могу только просить чтобы ты поверила, что принятый мною закон о возрасте был лучшим для твоего народа, чем то, что задумывали другие.

Есть некоторые морои, которые хотят заставить прислуживать всех дампиров, хотят они того или нет, с помощью принуждения.

Закон о возрасте приостановил их.

Однако, я пишу тебе с тайной и ты должна сохранить ее, поделись этой тайной как можно с меньшим количеством людей.

Василиса должна потребовать место в совете и ей должны предоставить его.

Она не последняя из Драгомиров.

Есть еще один незаконно рожденный ребенок Эрика Драгомира.

Я больше ничего не знаю, но если ты его найдешь, ты дашь Василисе власть, которую она заслуживает.

Несмотря на твои ошибки и характер, ты единственная, кто сможет выполнить это задание.

Не трать время зря.

Татьяна Ивашкова.


Слова не изменились после тех сто раз, которые я читала это письмо, равно как и вопросы, которые возникли после прочтения.

Была ли эта записка настоящей? Действительно ли Татьяна написала ее? Неужели со всем своим враждебным отношением ко мне, она доверила мне эту важную тайну? Существует двенадцать королевских семей которые правят мороями, но судя по их намерениям и целям, для них лучше чтобы в совете было одиннадцать семей.

Лисса была последней представительницей семьи Драгомиров, а моройский закон гласит, что она не имеет права находиться в совете, следовательно не может повлиять на решение совета своим голосом. ряд довольно нехороших законов уже был принят, и, если то, что сообщала записка, было правдой, таких законов будет будет принято ещё больше.

Лисса могла оспорить эти законы. Некоторым людям не нравилось это, людям, которые уже продемонстрировали свою готовность убивать.

Еще один Драгомир.

Еще один Драгомир означало, что Лисса может голосовать.

Еще один голос на совете может изменить многое.

Это может изменить мир Мороев.

Это может изменить и мой мир, например, буду ли я признана виновной или нет. и, конечно, это изменило бы и мир Лиссы. всё это время она полагала, что одинока.

Тем не менее… я терялась в догадках, сможет ли Лисса принять своего сводного брата. и если я смогла смириться с тем, что мой отец — негодяй, то Лисса, возводя своего на пъедестал, искренне верила, что он — лучший. эта новость шокировала бы её, и хотя я всю жизнь провела, пытаясь охранять её от угроз физических, мне пришло в голову, что кроме них существуют и другие опасности, в защите от которых она нуждалась не меньше. но сначала мне нужна была правда.

Я должна знать, действительно ли эта записка была от Татьяны. я была абсолютно уверена, что смогу это выяснить, но в таком случае подразумевалось, что мне придётся сделать кое-что неприятное. хотя, почему бы и нет?. разве у меня есть другое занятие?

Поднявшись с кровати, я повернулась спиной к решетке и уставилась на стену, сосредотачиваясь на ней.

Поддерживая себя, помня что я достаточно сильная чтобы держать контроль, я опустила ментальные барьеры, которые всегда подсознательно держала вокруг своего сознания. энергия вырвалась из меня, как воздух из шарика.

И внезапно, я была окружена призраками.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   36




Похожие:

Райчел Мид Последняя жертва Глава 1 iconДокументи
1. /Последняя жертва.rtf
Райчел Мид Последняя жертва Глава 1 iconРайчел Мид Поцелуй тьмы
Принцессе Лиссе, последней из королевской династии Драгомиров, и Розе, ее подруге и верному стражу, потребуются все их силы и магические...
Райчел Мид Последняя жертва Глава 1 iconДокументи
1. /Глава 1. Основные понятия.docx
2. /Глава...

Райчел Мид Последняя жертва Глава 1 iconДокументи
1. /Добровольная жертва.doc
Райчел Мид Последняя жертва Глава 1 iconЗаповедь №10 для мужчин в евангельских кругах есть шутка, понятная только верующим: «Слава Богу, братья и сёстры, наше собрание подошло к концу»
«Слава Богу, братья и сёстры, перед нами последняя глава этой книги»! Признаюсь, я уже немного устал её писать, а вы, думаю, в своё...
Райчел Мид Последняя жертва Глава 1 iconРоссия в постели
Как я излечиваю женскую импотентность глава VI. Втроем, вчетвером. Впятером и так далее глава VII. Секс и романтика
Райчел Мид Последняя жертва Глава 1 icon2 мая 2013 года
С приветственными словами к участникам соревнований обратился Глава Льговского района А. И. Поляков и Глава Большеугонского сельского...
Райчел Мид Последняя жертва Глава 1 iconДокументи
1. /Эконометрика - Учебник/Глава 1- Структурв эконометрики.rtf
2. /Эконометрика...

Райчел Мид Последняя жертва Глава 1 icon Последняя буква гласная? 1 Ксения 2 максим 3 мария 4 степан для какого из указанных значений Х
Первая буква согласная → Вторая буква согласная  Последняя буква гласная? 1 Ксения 2 максим 3 мария 4 степан
Райчел Мид Последняя жертва Глава 1 iconДокументи
1. /Странники - Последняя глушь.doc
2. /Странники...

Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©lib2.podelise.ru 2000-2013
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы