Добрый день, послышалось на том конце трубки. Мне нужен Шурави icon

Добрый день, послышалось на том конце трубки. Мне нужен Шурави



НазваниеДобрый день, послышалось на том конце трубки. Мне нужен Шурави
страница1/8
Дата конвертации29.04.2013
Размер1.27 Mb.
ТипДокументы
источник
  1   2   3   4   5   6   7   8
1. /Дорога в жизнь.docДобрый день, послышалось на том конце трубки. Мне нужен Шурави


















убботнее утро. Пожалуй, самое паскудное утро за всю мою жизнь. В одиннадцать тридцать важная встреча, но, как назло, ни одной глаженой рубашки. Включил утюг и поставил кофе. Пока гладил рубашку, «убежало» кофе, пока спасал кофе, утюг подпалил мою рубаху. Мало того, в нем что-то коротнуло и гладильное устройство прекратило выполнять свои функции. Сбегал к соседке, попросил утюг, и все же выгладил одну из рубашек. Сварил кофе и пошел бриться. Открыл кран с горячей водой… ни горячей, ни холодной.

– Если в кране нет воды, значит, выпили жиды, – злобно пробормотал я и пошел пить кофе.

Но неудачи продолжали преследовать. Помимо всего в доме не оказалось ни одной сигареты. Кофе без сигареты – это не кофе. Выматерился, забросил в ванную полотенце, которое болталось на моем плече, влез в кроссовки и пошел купить сигарет. Пока ходил за сигаретами, дали воду, а полотенце, напитав в себя влагу, плотно заткнуло сливное отверстие. Когда вошел в квартиру – обнаружил капитальный потоп. Я уже здорово чувствовал, что встреча не состоится. В лучшем случае ее придется перенести на другой день. Пока елозил в ванной, убирая с кафельного пола натекшую воду, кофе, естественно, остыл. Зазвонил телефон. Поднял трубку.

– Слушаю?

– Добрый день, – послышалось на том конце трубки. – Мне нужен Шурави.

– А африканец вам не нужен?

– Не остри, Шурави – это Седой.

– Мне это ни о чем не говорит.

Но это я так сказал. Седой – вор в законе, авторитетный вор. Я вместе с ним в зоне сидел, помогал побег готовить.

– Кончай трепаться, Шурави. Нам необходимо встретиться. Жду в одиннадцать часов в кафе «Букет».

– Седой, блин, у меня деловая встреча в одиннадцать! – чуть не выкрикнул я в трубку.

– Послушай, Шурави, отложи встречу, – голос Седого слегка взволнованный, с хрипотцой. – Поверь, то о чем прошу, много важнее.

– Хорошо, – резко выдохнул я и бросил трубку.

Седой авторитет, но мне-то что до этого? А Шурави – это я. Так прозвали меня во времена Чеченской войны. Год оттрубил в ВДВ, год в Афганистане, почти сразу после армии получил четыре года зоны за пьяную драку. Там и пришлось познакомиться с вором в законе – Седым. Много что было. Благодаря Седому я благополучно досидел четыре года до конца срока. Так что в просьбе ему сейчас отказать не мог. Да и игнорировать Седого нельзя – опасно. «Зря рубашку гладил, – с досадой подумал я. – Может, и утюг цел был бы». Подумав, я надел джинсы, коричневую рубашку и тонкий джемпер. Сойдет.

Кафе «Букет» небольшое, но уютное, модерновое и вообще классное. Народу в это время было немного. Я, осмотревшись, сел за свободный столик. Кому нужно – сами подойдут. Не успел сделать заказ, как официант сообщил, что меня просят сесть за третий столик у окна. Ага. Я осторожно посмотрел на третий столик. Молодой крепкий мужик с коротко стриженными, совершенно белыми волосами – это Седой. Я сразу его узнал, хотя виделись мы в последний раз довольно давно. Рядом с ним русоволосая девушка с очень короткой стрижкой, почти под «мальчика». «Блин, ей в конкурсе красоты участвовать», – с некоторой завистью подумал я, встал и неспеша подошел к столику, где расположился Седой со своей подругой. Седой мельком взглянув на меня, сделал приглашающий жест. Я поздоровался и устроился напротив них. Какое-то время мы молча смотрели друг на друга. Мои глаза так и стреляли в сторону русоволосой девчонки, что не ускользнуло от взгляда Седого. Это я понял по его еле заметной улыбке. Спутница Седого, в свою очередь, с интересом рассматривала меня.

– Познакомься, Шурави, это Влада.

– Можно просто Лада, – очаровательно улыбнулась девушка.

– Шурави, – коротко представился и перевел свой взгляд на Седого.

– Как ваше имя, Шурави? – спросила девушка.

Каждое ее движение было притягательным, поэтому, глядя на нее, было трудно на чем-то сосредоточиться.

– Антон, – ответил я девушке. – Что за срочность, Седой? – спросил я, с прищуром посматривая на вора.

– Помощь твоя нужна, Шурави, – медленно процедил Седой, сверкнув золотыми фиксами.

– Не ожидал, – удивился я. – Чем могу?

– Шурави, это дочь Влада Сташевского, – кивнул Седой на Владу.

Вот так сюрприз! Сташевский – это не какой-нибудь политический деятель или музыкант, а авторитетный вор в законе. Пахан.

– Понятно, – кивнул я. – Значит, Влада. Что дальше?

Подошел официант. Мы с Седым заказали по коньяку, а Влада овощной салат и коктейль.

– Спиртное? – почтительно спросил официант.

– Ну-у... можно глоток бренди, – сказала Влада, посмотрев на меня.

– Владе срочно нужна «крыша», Шурави. Самое большое на неделю. – Седой говорил, почти, не размыкая губ.

– У тебя хорошие связи, Седой.

Официант принес заказ. Мои глаза снова встретились с голубоватыми глазами Влады Сташевской. Официант освободил поднос и ушел.

– Конечно, Шурави, есть связи, – согласился Седой. – Но сейчас особый случай. Никто не должен знать, где она находится.

– Она твоя подруга?

– Нет, Шурави, Влада дочь Сташевского.

– Ладно, – вздохнул я и достал из пачки сигарету. – Я найду для нее хорошее место.

– Нет, Шурави, – вздохнул Седой, – Влада должна быть под твоим присмотром.

– Извини, Седой, – слегка усмехнулся я. – А на хрена мне все это нужно? Скажи. И почему именно я?

– Во-первых, Шурави, то о чем я тебя прошу – не задаром, – успокоил Седой и отпил глоток коньяка. – Ты очень неплохо заработаешь на этом. А во-вторых, по зоне тебя хорошо знаю. В-третьих, ты два года в Чечне оттрубил и у тебя есть кое-какой опыт за плечами.

– Спасибо за доверие, – незлобливо усмехнулся я. – Так что я буду иметь за недельное соседство с этой девочкой?

– Двадцать пять процентов.

– С чего?

Седой взял салфетку, достал из кармана ручку и, написав несколько цифр, пододвинул салфетку ко мне. Я тоже сделал глоток коньяка и, посмотрев на то, что написал Седой, даже присвистнул от удивления.

– Ну, как? – спросил Седой. – Устроит?

– Это за то, что она недельку у меня поживет? – не переставал удивляться я.

– Практически – да.

– А фактически? И когда я увижу свои зеленые?

– Если согласен, то говорим дальше, а если нет и дела нет.

– О`кей, – пожал я плечами. – Грех от таких бабок отказываться. Только сумасшедший может сделать элементарную глупость. А я, вроде, на дурака не смахиваю.

– Вот и ладушки, – сдержанно улыбнулся Седой, посмотрев на притихшую Владу, которая маленькими глотками пила бренди. Делала она это, скорее всего от скуки, чем от желания. – Тогда слушай, Шурави, и по возможности не перебивай. Все вопросы чуть позже. Вот тебе пластиковая карта, – Седой протянул небольшой пластиковый прямоугольник. – Вот шифр. – Он снова написал на салфетке. – Но лучше все запомнить. Понимаешь? Так надежней. Здесь сумма, которая тебе причитается. Но получить ее или перевести на свой счет ты сможешь не раньше, чем через неделю. Вот еще одна карточка. – Седой снова написал шифр. – Здесь деньги на текущие расходы. Банкомат рядом, за «Букетом». Все пока понятно? – Я молча кивнул. – Права есть? – спросил Седой. – Я снова кивнул. – Хорошо, – вздохнул Седой. – Скоро сюда подъедет четырехдверный «Седан» серебристого цвета и остановится напротив кафе с противоположной стороны. В кафе зайдет человек почти в такой же одежде, как у тебя. Побудет немного здесь, а вы с Владой за это время должны уйти. Но не вместе, порознь. Все доходчиво?

– Пока да. Только не пойму, к чему такая конспирация? Прямо игра в шпионы.

– Тебе-то, какая разница, Шурави? Ты делай, что говорю. – Время от времени Седой незаметно осматривался. – На счет банка сомнений нет?

– Ты же вор, Седой, – откровенно удивился я его вопросу.

– Вот и отлично, – улыбнулся он. – Но и воры разные бывают. – Влада все это время, пока мы с Седым разговаривали, не проронила ни слова. – Теперь самое главное, Антон, – Седой впервые назвал меня по имени. – Если через неделю меня не будет...

– То есть? – перебил я.

– А то и есть, – ответил Седой. – У меня «стрелка» назначена. Ты знаешь, Антон, у нас свои законы. Кстати, Сташевский тоже со «стрелки» не вернулся.

– Тогда еще вопрос. Ты прости, конечно, Седой... деньги не из общака?

– Обижаешь, – нахмурился вор.

– Ладно, Седой, проехали, – примирительно сказал я, мельком взглянув на Владу.

– Так вот, – продолжил Седой, – если через неделю меня не будет, переправишь Владу в Швецию. По этому поводу она в курсах.

Я слушал Седого и в задумчивости смотрел на девушку. Она виновато улыбнулась и сказала:

– Не переживайте, Антон, я постараюсь принести вам как можно меньше хлопот.

– Слушай, Влада, – с легким раздражением сказал я девушке, – если уж нам действительно предстоит недельное общение, то прекрати выкать. Не терплю.

Седой достал из кармана мобильный телефон и набрал номер. Ему ответили.

– Слушай и запоминай, – говорил он кому-то, не называя по имени. – Наденешь коричневую рубашку, – вор мельком прошелся по мне взглядом, – серый джемпер. Рисунок - полоса крупного ромба на груди и спине. Черные джинсы, кроссовки «Адидас». Волосы русые, короткая стрижка. Подкатишь на "Седане" и поставишь его напротив «Букета» с противоположной стороны. Ключи оставь в машине, а в бардачок положи пистолет и три коробки с патронами. Зайдешь в кафе, сделаешь заказ и посидишь там минут тридцать-сорок. Потом уходи. Все понял?.. Да, погоди. Сделай документы на машину. На имя... – Седой вопросительно посмотрел на меня.

– Светлов Антон Павлович.

– О-о, почти Чехов, – многозначительно улыбнулась Сташевская.

– Документы сделаешь на имя Светлова Антона Павловича, – закончил Седой. – Их тоже в бардачок положи. Это пока все. – Седой убрал телефон. – Если вопросы есть, то задавай. Но в основном, весь мыслительный процесс на предстоящую неделю закрепляется за тобой, Шурави. О том, что она у тебя знаем только мы втроем.

– Понятно, – кивнул я и допил коньяк. – Вопросов нет.

– Шурави, а у твоих соседей вопросов не возникнет?

– Не думаю. Я же холостой.

Мы еще некоторое время что-то обсуждали, а Влада все это время молчала, внимательно прислушиваясь к моему разговору с Седым, медленно потягивая коктейль.

– Антон, – улыбнулся Седой, сверкнув фиксами, – тебе предстоит целую неделю провести в обществе такой очаровательной девушки. Да я бы сам заплатил сколько угодно за то, чтобы это время было моим.

Влада улыбнулась и достала из пачки сигарету. Я щелкнул зажигалкой и осторожно поднес пламя к кончику ее сигареты.

Вскоре Седой ушел. У выхода из кафе он обернулся, и я ощутил внутри странный холодок, словно вижу этого человека в последний раз. Впоследствии так и вышло.

Минут через пятнадцать подъехал «Седан». Его хорошо было видно через большое витринное окно кафе. А еще чрез пару минут в кафе вошел человек, на котором была одежда почти такая же, как и на мне.

– Вот и наша машина прибыла, – негромко сказал я Владе. – Посиди немного одна, я сейчас. – А буквально через минуту я объяснял девушке: – Слушай, Влада. Ты выйдешь через служебный вход, я договорился. Дойдешь до перекрестка, где светофор и там будешь меня ждать. В машину подсядешь там же. Ну, как?

– Я поняла. Мне идти?

– Да, иди.

Мы со Сташевской покатались немного по городу, погуляли в парке. Я выяснял, нет ли за нами наблюдения. Влада была немногословна, и мне вначале показалось, что обречен на недельную скуку, но ошибся.

Домой мы приехали вечером. Я выделил Владе комнату, все показал и объяснил. После короткого ужина мы разошлись по своим спальным местам. Было довольно поздно, но спать не хотелось, и я достал с полки какую-то остросюжетную книгу, которую купил накануне. Похоже, и Влада не спала. Из-под двери ее комнаты пробивался слабый свет от торшера. Я спохватился, что не взял телефон из комнаты, в которой была Сташевская. Отложил книгу, встал, подошел к двери и тихо постучал.

– Да, – послышался спокойный голос девушки. – Я еще не сплю.

Вошел. Влада лежала в постели и тоже что-то читала.

– Я на секунду.

Подошел к кровати, протянул руку к полке, на которой лежала трубка. Девушка неожиданно вскочила и прижалась к стене, прикрываясь покрывалом.

– Ты чего? – улыбнулся я.

– А ты чего? – спросила она испуганно.

– Ничего, – я продолжал улыбаться. – Вот... телефон взять пришел.

– А-а. Конечно, бери.

Я взял телефон и пошел к выходу. У двери остановился, посмотрел на девушку и сказал:

– А ты красивая.

– Знаю, – слегка улыбнулась она в ответ. – Ты ложишься спать?

– Пытаюсь, но что-то не спится.

– Ты чем-то расстроен?

– Немного. Весь день сегодня наперекосяк. Важная встреча у меня сорвалась.

– Эта встреча важнее меня? – слегка удивилась девушка.

Я усмехнулся:

– Влада, ты для меня всего лишь человек, который должен неделю пожить в моей квартире. Ты вихрем ворвалась в мою жизнь, расстроила все планы и вообще... Придется отложить все свои встречи с женщинами. Да что теперь об этом. Если не хочешь спать, то я поставлю чайник. Попьем чаю.

– Хорошо, – согласилась Сташевская. – Я только оденусь.

В шкафу я нашел халат для Влады и подал ей.

– Одень. Халат совершенно новый.

– Спасибо, – поблагодарила она.

Мы пили чай с пирожными, которые купили еще вечером в кафе, которое находится по соседству с моим домом. Неожиданно Влада сказала:

– Я могу сама готовить обеды, Антон.

– Ты даже еще что-то делать умеешь? – с иронией в голосе сказал я.

– Я довольно хорошо умею готовить, – обиделась девушка.

– Да ладно тебе, я пошутил, – смутился я.

– А откуда ты знаешь Седого, Антон? – с интересом спросила Сташевская. – К воровской касте ты, как видно, не относишься.

– Я сам по себе, – буркнул я, посмотрев исподлобья на девушку.

– Может, хоть что-то расскажешь о себе?

Вкратце я рассказал Владе свою историю. Временами девушка нежно улыбалась, а порой, ее лицо становилось грустным. Когда я замолчал, Сташевская спросила:

– Прости, Антон, почему ты не женат?

– Для тебя этот вопрос имеет большое значение? – улыбнулся я ей, подливая в чашки чай.

– Да нет. Просто спросила.

– Я разведен. Жена ушла, когда я в отсидке был.

– Почему она предала тебя?

– Предала? – слегка удивился я. – Она не обязана была меня ждать. Два гола из армии ждала, потом четыре года тюрьмы. Шесть лет для женщины – это много.

– А я так не считаю, – пожала плечами Влада. – И дети есть?

– Нет, не успели.

– А на войну, зачем пошел? Тебе нравится убивать?

– Ненавижу, – я закурил. – Просто тошно тогда было. Вероятно, хотел от себя сбежать, но от себя никуда не уйти. Я все время в каком-то поиске. Все ищу что-то. А может, кого-то, но не могу найти.

– И долго ты воевал?

– Два года.

– Прости, – девушка виновато посмотрела на меня, – убивал?

– Это война, Лада, – вздохнул я, подливая свежий чай.

– Жестокость воровского мира, жестокость войны... кругом только жестокость, – прошептала девушка. – И несправедливость.

– Система естественного отбора – выживает сильнейший.

– Но это неправильно, – возразила Сташевская. – На жизнь имеет право каждый рожденный человек. Что же получается, слабому не жить? Это Бог дал ему жизнь.

– Все правильно, Лада, но жизнь диктует свои правила, и мы не всегда можем отказаться от них. Это своего рода игра. Жестокая, порой, роковая.

– Все это, возможно, так, но мы можем быть добрей. Нужно быть добрей.

– Ты права, – согласился я с девушкой. – Но в жизни случается так, что добро приходит через злодеяния. Давай лучше спать.

– Давай, – согласилась Сташевская. – А что мы будем делать завтра?

– Что-нибудь придумаем. Возьмем в банке деньги, к примеру, и предадимся разгулу, – улыбнулся я, глядя, на красивое лицо Влады.


ри дня мы развлекались, много гуляли. С девушкой было нескучно, даже наоборот. Она была совсем еще ребенком – по-детски радовалась, по-детски огорчалась. В это день мы ездили с ней за город, на природу. Жгли костер, жарили шашлыки, пили шампанское, сидя на берегу реки и любовались бликами солнца, которое играло в прозрачной тишине воды. И столько счастья было в глазах девушки, что я невольно улыбался, любуясь ею. «Счастлив, наверное, будет тот, кто станет обладателем такого сокровища, как Влада» – думал я.

Домой приехали немного уставшие, но довольные этой отличной загородной вылазкой.

– Спасибо тебе, Антон, – поблагодарила Влада, погладив меня по плечу. – Я еще никогда так хорошо не проводила время, как с тобой.

А вечером зазвонил телефон. Мы с Владой смотрели по телевизору какую-то комедию. Я потянулся за трубкой и нечаянно оказался в такой близости от девушки, что перехватило дыхание. Несколько секунд мы смотрели друг на друга. Телефон продолжал настойчиво звонить.

– Звонят, Антон, – прошептала Сташевская, и ее дыхание коснулось моей шеи, но я никак не мог оторвать от девушки взгляд.

– Слушаю? – ответил я, наконец.

– Привет, Шурави, – послышался в трубке чей-то незнакомый голос.

– Кто говорит?

– Это не важно, Шурави. У тебя есть то, что принадлежит другим. Надо бы вернуть. А то как-то нехорошо получается. – Я насторожился, пристально посмотрев на Владу, и включил громкую связь. – Говори, что нужно? – спросил незнакомца.

– Отдай девчонку, Шурави, и все будет о`кей.

Влада замерла и слушала, нервно теребя в руках конец покрывала.

– Послушай, а не пойти ли тебе? – спокойно сказал я в трубку.

– Не суетись, Шурави, – не менее спокойно, чем я, говорил незнакомец. – Мы знаем, что Седой заплатил тебе двадцать пять процентов. Предлагаю еще такую же сумму за девчонку.

– Так ты и предложи Седому, – усмехнулся я.

– Нет больше Седого. Понял?

– Ну, если ты такой смелый, то назовись.

– Я же сказал, что это для тебя неважно.

– Тогда пошел ты... – я выключил связь и посмотрел на испуганную, притихшую Владу.

– Что хочешь делать, Антон? – каким-то неуверенным голосом спросила она.

– Не знаю, – честно ответил ей и положил телефон на тумбочку. – Быстро они нас вычислили.

– Ты отдашь меня им, Антон?

– О чем ты? Не говори глупостей. Никому я тебя не отдам. Но чувствую, что просто так все не кончится. Вот что, Влада, давай, рассказывай мне все. Я должен знать, что делать и из-за чего рискую своей башкой.

– Хорошо, Антон, я все расскажу, – кивнула Сташевская. – Только придумай что-нибудь. Господи, они убили Седого.

– Это те люди, кто убил твоего отца?

– Скорее всего, это они, – предположила Влада. – Они и дядю убили.

– Дядю? Какого дядю? На сколько мне помнится, у Влада Сташевского не было братьев. Или я ошибаюсь?

– Сейчас... сейчас, Антон. Я расскажу, – волновалась девушка. – Понимаешь... не я им нужна, а...

Я усадил Сташевскую на диван, обнял и прошептал:

– Успокойся, Влада. Тебе нечего бояться.

Так распорядилась судьба, что отцом Влады стал вор в законе, Влад Сташевский. Скорее всего, это даже не его имя, да Бог с ним. А мать девушки была оригинальнейшей аферисткой. Их семья... Да какая к дьяволу семья! Вор не может иметь семьи.

Когда Владе исполнилось пять лет, ее мама подзалетела на семь годков. Сидеть красавице, естественно, не захотелось, и она сделала рывок, но была застрелена бдительным часовым. С той поры Влада перешла на воспитание к отцу. На период коротких отсидок Влад перепоручал дочь кому-нибудь из своих женщин. Так девочка кочевала из дома в дом, меняя своих попечителей.

Влада росла красивой, удалась, так сказать. И поклонников у нее хватало, но никто из разновозрастных почитателей не получил у девушки одобрение. Неожиданно Сташевская страстно влюбилась в молодого парня из среды блатного мира. Чистая и нежная любовь была у молодой пары, но длилась она недолго. Парню вскоре вкатили пятнадцать лет за двойное убийство и тот, не добравшись до зоны, покончил с собой. Влада тяжело переживала крушение своей первой любви. А тут отца стали преследовать неудачи одна за другой. В городе часто происходили воровские разборки, перестрелки, нередко звучали взрывы. В одной из таких разборок Сташевского застрелили, и девушка перекочевала в дом своего дяди, названного брата Влада Сташевского.

– Тебе нужно уехать, Влада, – говорил он девушке. – Иначе эти волки позорные и до тебя доберутся. В Швеции у меня есть знакомые, поедешь туда. Поживешь немного там, пока здесь все не уляжется.

Но дядя Влады не успел осуществить своих намерений. В одно пасмурное дождливое утро его машина превратилась в огненный гриб, и от родственника Влады почти ничего не осталось. Девушка знала, что делать, она пошла к Седому, который был в курсе всех дел, но какой-то злой рок преследовал всех людей, которые брались за опеку Влады Сташевской. Естественно, возникает вопрос – почему? А потому, что у Влада Сташевского имелась личная касса, и сумма ее по некоторым неофициальным сведениям, была просто баснословной. Вот только место, где находится тайник, знали двое - сам Сташевский и его дочь Влада. Также, естественно, что кое у кого возникло желание обладать этой кассой. Но раз Сташевский убит, то этому кое-кому нужна была Влада в целости и сохранности. И что имеется на данный момент? Седой убит, а девушка находится у меня. Таким образом, Шурави оказался в довольно щекотливом положении. Влада закончила рассказывать, а я маятником ходил по комнате.

– Прости, Антон, – виновато посмотрев на меня, сказала Сташевская. – Втянула я тебя в историю. Только мне непонятно, за что они Седого убили?

Я беззвучно засмеялся и присел рядом с девушкой.

– Что же здесь смешного? – вздохнула Влада. – У меня мурашки по коже, а ты смеешься.

– Да я над твоими рассуждениями смеюсь, Влада. Седого убили за то, что он не хочет выдать им тебя. Ведь теперь ты одна знаешь, где находятся деньги.

– Что делать, Антон? Может мне действительно уехать в Швецию? Но теперь они станут преследовать тебя. Значит, нам нужно уехать вместе.

Я взял руку Влады в свою, присел перед девушкой и коснулся губами кончиков ее пальцев.

– Кто же нам теперь позволит уехать? Теперь не выпустят.

– Тогда, может, отдать им деньги?

– Не будь наивной девочкой, Лада. Пока у них нет денег – у тебя есть шансы на жизнь.

– Так что же делать, в конце концов?! – в отчаянии воскликнула Сташевская, с надеждой глядя на меня.

– Во-первых, возьми себя в руки, – посоветовал ей. – Во-вторых... поживем – увидим. А вообще-то тебе не мешало бы сменить квартиру.

– Я не знаю где найти надежное место.

– Есть у меня надежный друг, – сказал я, закуривая. – В Чечне вместе воевали. Завтра решим вопрос, а сейчас давай спать.

– Антон, они и тебя убить могут, как Седого.

– Возможно, – я увлек девушку с кухни. – Но это не так просто сделать, хлопотно. Иди спать и не ломай голову. Что-нибудь придумаем.

– Ты только не оставляй меня одну, Антон, – попросила Сташевская.

Она вдруг прижалась ко мне, обняв, и я остро ощутил тепло девичьего тела, нежность от прикосновения ее рук, дурманящий запах волос.

– Иди же, Влада, – дыхание мое сбилось. – Не бойся, я не оставлю тебя.

Еще минута и я не смог бы совладать с собой и Влада, поняв мое состояние, ушла к себе в комнату, улыбнувшись на прощание.


Неожиданно проснувшись среди ночи, я открыл глаза и насторожился. Что разбудило меня? В душе беспокойство, словно вот-вот должно что-то произойти. Перевел взгляд на светящийся циферблат настенных часов. Без четверти три. Так было на войне, где резко чувствовал опасность. Я бесшумно встал, прислушиваясь. Не одеваясь, подошел к комнате Влады и тихо приоткрыл дверь. Сташевская тоже не спала, проснулась.

– Что случилось, Антон? – спросила она сонным голосом.

–Тс-с-с, – прошептал я. – В любом случае не выходи из комнаты. Ты слышишь меня, Влада?

– Да, – так же тихо ответила девушка, набросив на плечи халат.

На балконе что-то негромко звякнуло. Я застыл под прикрытием шторы. Человек в черном неслышно ступил в комнату, держа в руке нож.

– Ху! – коротко вырвалось у меня вместе с ударом ногой.

Человек выронил нож и согнулся, потеряв дыхание. Я ударил его локтем в основание черепа. Незнакомец ткнулся лицом в пол и мягко завалился на бок. Я быстро обыскал, вытащив у него из-за пояса пистолет, да из карманов пару запасных обойм. Аккуратно поднял нож, который выронил незнакомец. В отблеске уличного света, сверкнуло длинное лезвие, из отличной стали. Я медленно повернул голову. В дверном проеме своей комнаты стояла Влада, прижимая руки к груди. Я быстро затащил труп в комнату, бесцеремонно потеснив девушку.

– Сказал же тебе, не высовываться, – прошипел ей, затолкав назад в комнату. Тихо и осторожно прикрыл дверь.

– Антон, а этот... – послышался испуганный приглушенный шепот девушки.

– Этот уже ничего не сделает, – шепнул ей в ответ, приоткрыв немного дверь.

Снова еле уловимый шорох на балконе. Одновременно послышался слабый шум со стороны входной двери. Кто-то пытался ее открыть. Из-за балконных перил показался еще один человек тоже в черном, на лице маска. Я выждал пару секунд и резко выбросил вперед правую ногу. Удар пришелся незваному гостю точно в горло, сбросив вниз. Ни единого крика. Тело глухо стукнулось о землю. Я осторожно вышел на балкон и осмотрелся. С высоты пятого этажа увидел сотый «Мерседес», стоявший у подъезда. Похоже, в машине никого не было. «Не осмотрительно, – усмехнулся я в душе. – Очень неосмотрительно». Все силы «братва» бросила сюда, потому что была уверенность, что все пройдет гладко. Но сейчас размышлять некогда. Я бесшумно метнулся через комнату и занял позицию напротив входной двери, присев на корточки. В левой руке пистолет с глушителем, который я забрал у первого незваного ночного гостя, в правой нож. Наконец замок открыли, и в двери стал образовываться проход. Первый, кто вошел в комнату, получил в горло нож, я метнул его из положения сидя, двое других по пуле. Больше никого не было. Я встал. Человек с ножом в горле все еще хрипел, перебирая ногами. Пришлось добить выстрелом в голову. Я быстро затащил трупы в квартиру и стал поспешно натягивать штаны. Все произошло довольно быстро. Заглянул в комнату Влады.

– А... Ан... тон, – спазмы все еще мучили Сташевскую, – куда... ты?

– Проверю машину, не остался ли кто там. Да и труп убрать нужно. Не бойся, я быстро.

Я обыскал убитых, собрал оружие, и осторожно ступая, спустился вниз. Тело сброшенного мной налетчика лежало на газоне. Он еще был жив и тяжело хрипел, подгребая под себя руками. Значит, в "Мерседесе" никого не было. Падения тела сверху нельзя не услышать. Негромкий хлопок выстрела и раненый затих. Проверил машину – пусто. Я затолкал труп в багажник, с опаской оглядевшись по сторонам. Вроде все спокойно. Небо светлело. «Черт, – негодовал я. – Нужно спешить».

Когда я осторожно приоткрыл дверь квартиры, послышался приглушенный испуганный голос Сташевской:

– Антон, это ты?

Влада, словно завороженная, стояла не двигаясь, и двумя руками держала пистолет, ствол которого смотрел мне точно в грудь.

– Опусти пистолет, – прошептал я.

Подошел к оцепеневшей девушке и взял из ее рук оружие. Обнял, прижал ее к себе. Тело Сташевской пробирала мелкая дрожь.

– Ну, все. Успокойся. Ты пока одевайся быстренько, а я за это время подгоню к подъезду «Седан».

– Что... что мне надеть?

– Брюки, куртку... свежо там. Ты машину водить умеешь?

– Да, – кивнула Влада.

– Тогда сядешь в «Седан» и поедешь за мной.

– Куда мы, Антон? – руки помогать, на что она безмолвно согласилась. Как малому ребенку я помог ей одеться.

– Куда же мы едем, Антоша? – девушки дрожали, и пуговицы халата никак не хотели расстегиваться. Пришлось помогать ей, как малому ребенку. Влада впервые назвала мое уменьшительное имя.

– Нужно избавиться от трупа и от «Мерседеса».

– А эти? – Сташевская показала рукой.

– Этих придется оставить до следующей ночи. Уже светлеет. Подай-ка мне телефон.

Я позвонил своему другу и однополчанину Димке Курганову. Трубку долго не поднимали.

– Ну же, возьми, – процедил сквозь зубы, покусывая губу.

Наконец, трубку на том конце подняли.

– Говорите, – сонным голосом пробормотал Курганов.

– Привет, Дима, это я. Узнал?

– А-а, Шурави, пропащая душа. Что случилось?

– А с чего это ты взял, что что-то случилось?

– Да уж не за тем ты мне позвонил, чтобы «доброе утро» сказать.

– Ладно, Дима, садись в машину и дуй к старому заводу. Я буду там.

– С собой что-нибудь прихватить?

– Думаю, не стоит. Здесь всего достаточно.

– На чем приедешь, Шурави?

– Будет сотый «мерин» и серебристый «Седан».

– Понял, Шурави. Скоро буду на месте.

В назначенное место Курганов умудрился приехать раньше, нас с Владой. Фигуру Димки я увидел издалека. Он курил, медленно прохаживаясь. Подъезжая, я моргнул фарами. Проехав настежь распахнутые ворота, ведущие на территорию завода, машина «нырнула» в длинную канаву, даже днищем чиркнула. Я тихонько выругался.

Здание завода глянуло пустующими от рам окнами-глазницами. Повсюду, вокруг, кучи всевозможного хлама. Мне сразу вспомнился Грозный во время боев. Такие же дома, исковерканные взрывами, кучи хлама, мусора и развалины, мертвые осиротевшие помещения.

– Откуда у тебя такие тачки? – удивился Курганов, но еще больше удивился появлению Влады. – Во, бли-ин! А это чудо ты, где откопал, Шурави?

Мы сели к Димке в машину и я все коротко ему рассказал.

– Так у тебя обе машины трупами нашпигованы?

– Нет, – качнул я головой. – Четверо у меня дома остались. Не успел запаковать, уже светать начинало. Ты поможешь мне, порядок там навести?

– Без проблем, – согласился Курганов. – Да и хату вам сменить нужно, – посоветовал он.

– На постой пустишь? – спросил я друга.

– Без проблем, – улыбнулся Курганов, посматривая в сторону Сташевской. – Ладно, Антон, пора убираться отсюда. Загоняй «мерс» в цех, труп за руль посадим и рванем. Твоих пальчиков там нет?

– Я в перчатках. Да какие к черту пальчики...

Когда все подготовили, Курганов пошел к своей машине.

– Ты куда? – спросил я его.

– У меня в багажнике канистра с бензином.

– Не надо. – Я достал гранату, подбросив на руке. – Иди в машину, – сказал я Сташевской, которая немного пришла в себя после ночных приключений.

Влада как-то жалко улыбнулась в ответ и молча пошла к «Седану». Рванул взрыв, выбросив из цеха наружу сгусток пламени и дыма. Я улыбнулся Курганову и поднял вверх, в знак торжества, сжатый кулак правой руки. Димка ответил.

Мы отвезли Владу к Курганову домой, а сами вернулись в мою квартиру. Долго пришлось запаковывать трупы в полиэтилен, который Димка приготовил для теплицы, оттирали следы крови.

– Пять трупов, – хмыкнул курганов. – Не хило, Антоха. Кстати, у тебя водка есть?

– Я же за рулём, Дима. Не дай Бог спалимся на пустяке.

– Тогда с собой бери, пить у меня дома будем. А что у тебя с этой девчонкой?

– Да ничего, – ответил я и добавил: – Пока. Просто она нравится мне.

– Еще бы, – хмыкнул Димка. – Красавица с кучей денег.

– Оставь, Диман, – отмахнулся я. – Девчонка совсем одна, затравленная...

– Ты хоть представляешь, Шурави, в какую историю влип?

– Не маленький.

– Слушай, Антон, а может и правда вам в Швецию свалить?

– Да нет, Дима. Скорее всего, они в курсе и не дадут нам так просто исчезнуть. Ладно, пошли отсюда.

– Поставь на всякий случай контрольки, – посоветовал Курганов.

Я приклеил по паре волосков на окна и балконную дверь. Перед уходом мы еще раз внимательно осмотрели квартиру, и ушли, предварительно прикрепив контрольный волосок на входную дверь.


  1   2   3   4   5   6   7   8




Похожие:

Добрый день, послышалось на том конце трубки. Мне нужен Шурави iconПраздник Бабушек Звучат фанфары и фоновая музыка. Ведущий: Добрый день, уважаемые гости. Мы с вами вот уже третий год собираемся в конце октября на красивый праздник – «День бабушек»
Мы с вами вот уже третий год собираемся в конце октября на красивый праздник – «День бабушек». Для любого из нас: ребенка, подростка,...
Добрый день, послышалось на том конце трубки. Мне нужен Шурави iconСури помоги мне открыть дверь. Скорее я сейчас уроню коробки
Кому вообще нужен был переезд, мне лично и в том доме нравилось. Хотя здесь, наверное, будет лучше. Здесь тихо, спокойно. Может именно...
Добрый день, послышалось на том конце трубки. Мне нужен Шурави iconРождественские встречи
Том. Он был очень добрый и умный. У тома была монетка. Для него она была бесценна. Приближался рождественский праздник. Том его очень...
Добрый день, послышалось на том конце трубки. Мне нужен Шурави iconОтряды к сбору готовы. Под вынос знамени детского объединения «Дружба» отрядам стоять смирно!
Псш: Добрый день, мальчики и девочки! Добрый день, дорогие гости и учителя! Сегодня мы проводим торжественный сбор «Ему вручили орден...
Добрый день, послышалось на том конце трубки. Мне нужен Шурави iconMonday «Mr. Know-All Day» Tuesday «Poem day»
Этот день день викторин. Обучающимся сообщается, что, например, на 5 этаже в кабинете английского языка находится Mr. Know-All's...
Добрый день, послышалось на том конце трубки. Мне нужен Шурави iconДобрый день, уважаемые члены жюри и участники!
Добрый день, уважаемые члены жюри и участники! Сегодня мы представим вам социальный проект «Похорони наркотики или они похоронят...
Добрый день, послышалось на том конце трубки. Мне нужен Шурави iconМария Дикопалова, 8 класс «А» я – лидер
Добрый день! Я немного волнуюсь. Мне ведь предложили писать эссе, а это скорее похоже на подготовку к публичному выступлению авторитетной...
Добрый день, послышалось на том конце трубки. Мне нужен Шурави iconИнтеллектуальный марафон «Защитники России» Цель
...
Добрый день, послышалось на том конце трубки. Мне нужен Шурави iconЧас общения на тему: Если добрый ты
Магнитофон и запись песен «Улыбка» В. Шаинского и «Если добрый ты» из мультфильма «День рождения кота Леопольда»
Добрый день, послышалось на том конце трубки. Мне нужен Шурави iconСценарий к празднику «День матери»
Ведущий 1: Добрый день! Вот уже 4 года в последнее воскресенье ноября Россия отмечает новый праздник День матери
Добрый день, послышалось на том конце трубки. Мне нужен Шурави iconСценарий праздника «День семейного общения» (Старт акции «Роди патриота в День России -2010») В. Добрый день, дорогие друзья!
...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©lib2.podelise.ru 2000-2013
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы