Рубин во мгле филип пулман перевод с английского Г. Кружкова. Ocr библиотека Луки Бомануара, Вычитка и редактирование Zorge Анонс icon

Рубин во мгле филип пулман перевод с английского Г. Кружкова. Ocr библиотека Луки Бомануара, Вычитка и редактирование Zorge Анонс



НазваниеРубин во мгле филип пулман перевод с английского Г. Кружкова. Ocr библиотека Луки Бомануара, Вычитка и редактирование Zorge Анонс
страница4/12
Дата конвертации06.05.2013
Размер2.04 Mb.
ТипДокументы
источник
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12
1. /Таинственные приключения Салли Локхард/1 Рубин во мгле.doc
2. /Таинственные приключения Салли Локхард/2 Тень полярной звезды.doc
3. /Таинственные приключения Салли Локхард/3 Тигр в колодце.doc
4. /Таинственные приключения Салли Локхард/4 Оловянная принцесса.doc
Рубин во мгле филип пулман перевод с английского Г. Кружкова. Ocr библиотека Луки Бомануара, Вычитка и редактирование Zorge Анонс
Салли локхарт II тень "полярной звезды" Филипп пулман перевод с английского Е. Малыхиной. Ocr библиотека Старого Чародея Анонс
Тигр в колодце филипп пулман перевод с английского А. Ильинского. Ocr библиотека Старого Чародея Анонс
Оловянная принцесса филип пулман перевод с английского Г. Кружкова. Ocr библиотека Старого Чародея Анонс
Глава седьмая


Финансовые последствия


Мистеру Хопкинсу не потребовалось много времени, чтобы разыскать интересующее его сообщение в свежих газетах. Оно сразу бросилось ему в глаза с газетной страницы, оглушительно зазвенело в ушах полицейскими свистками и щелканьем наручников.


Загадочная смерть

отставного майора


Экономка говорит

о человеке в клетчатом костюме


УЦЕЛЕВШИЙ В МЯТЕЖЕ


Полиция Кента была поднята на ноги этим утром в связи с загадочной смертью майора Джорджа Марчбэнкса, Форланд-Хаус, Суэлнес.

Тело было обнаружено экономкой, миссис Троп, в библиотеке его уединенного жилища. По всей очевидности, он был застрелен. Неподалеку был найден разряженный пистолет.

Майор удалился от дел на покой, экономка - его единственная служанка. Согласно заявлению, сделанному суперинтендантом полиции Кента Хьюиттом, полиция подозревает человека в клетчатом костюме, котелке и с бриллиантовой булавкой в галстуке, который посетил майора Марчбэнкса в утро его смерти, когда, как предполагают, между ними произошла ссора.

Майор Марчбэнкс был вдовцом, никого из членов его семьи не осталось в живых. Многие годы он служил в Индии...


Мистер Хопкинс чуть не задохнулся от бешенства. В бессилии он опустился на стул.

- Проклятая ведьма, - прохрипел он. - Паучиха... Ехидна... Ну, погоди...

Но капкан захлопнулся, и он отлично это понимал. Если он не сделает то, что она велела, миссис Холланд соорудит еще более неоспоримые улики его причастности к убийству, которого он не совершал, и тогда виселицы ему не миновать. Он глубоко вздохнул и отправился переодеваться в новый темно-синий костюм, гадая, что за игру ведет старая карга. И если ставка в ней - убийство, то каков же должен быть выигрыш?


***


Служанка миссис Риз, Эллен, испытывала к Салли глубокую неприязнь. В основании этого айсберга были озлобленность и зависть, и груз этих чувств был столь тягостен, что, когда ей выдался случай найти оправдание своей антипатии, она мгновенно ухватилась за него, не слишком вдумываясь, насколько оно убедительно.

Искомое оправдание предоставил ей мистер Хопкинс. Миссис Холланд удалось выведать адрес Салли через клерка адвокатской конторы, а приятность манер мистера Хопкинса довершила остальное. Он отрекомендовался Эллен как полицейский детектив и сообщил ей, что Салли - воровка, стащившая некие важные письма... дело необычайно деликатное... семья из самого высшего общества... малейший намек на скандал... благороднейшее семейство и так далее. Все это, конечно, звучало не очень-то убедительно, но именно такими сюжетами полнились журналы, которые так любила Эллен, поэтому она безоговорочно приняла и этот рассказ.

Они разговаривали на лестнице. Вскоре она пришла к убеждению, что ее долг перед собой, своей хозяйкой и своей страной состоит в том, чтобы под покровом темноты и тайны впустить Хопкинса в дом. Соответственно этому, ближе к полуночи, она открыла дверь с черной лестницы, и мистер Хопкинс, вдохновленный полбутылкой бренди, поднялся наверх. У него уже был некий опыт в подобного рода делах, хотя он предпочитал мужественное и аккуратное ремесло карманного вора, в котором был виртуозом. Сделав знак служанке, чтобы она оставила его одного, он подождал немного под дверью, пока не убедился, что девушка крепко спит. Серебряная фляжка принимала во всем этом предприятии самое активное участие и совершила не менее двух путешествий к его рту, пока он не рассудил, что пришло время двинуться и ему самому.

Он повернул ручку двери и тихонько приоткрыл ее. Уже после благополучного завершения всей операции Эллен рассказала ему, что дверь скрипнула. Газовый фонарь за окном давал достаточно света, так что мистер Хопкинс мог оглядеть комнату почти целиком. Он подождал минуты две, сосредотачиваясь; особенно внимательно он изучал пол, однако ничего опасней загнувшегося края ковра да некоторых беспорядочно разбросанных предметов туалета на нем не обнаружилось.

Тишину нарушал лишь звук спокойного дыхания Салли да редкое дребезжание припозднившегося кеба.

И он двинулся. Он знал, где она хранила бумаги: Эллен не утаила от него ничего. Хопкинс опорожнил сумку на ковер, сверх ожиданий найдя ее довольно тяжелой. И тут из нее выпал пистолет.

Он застыл от испуга, решив, что попал не в ту комнату. Но это предположение опровергалось спящей в двух шагах от него Салли. Он подобрал оружие и проверил обойму.

- Ну, красавица, - прошептал он, - вот ты и у меня в руках.

Револьвер переселился к нему в карман, заодно со всеми бумажками, что попались ему на глаза. Он огляделся вокруг. Неужто еще проверять все ящики? Но ведь они могут быть битком набиты бумагами, и что тогда прикажете делать? Глупее не придумаешь: он, Генри Хопкинс, должен рисковать своей шкурой из-за каких-то паршивых бумажек! Он нашел пистолет - это-то куда серьезней.

Но он и не подумал убивать Салли. «Хорошенькая девочка, - изумился он, - совсем еще ребенок. Неужто Холландиха вздумала сквитаться с такой малышкой? Нет, шалишь, я в такие игры не играю».

И Генри Хопкинс бесшумно вышел.

Но он не успел отойти далеко.

Едва он завернул за угол одной из темных улиц позади Холборна, как вдруг какая-то рука обхватила его шею, какая-то нога выбила землю из-под его ног и чье-то мощное колено врезалось ему в грудь. Нож, проскользнувший между ребер, был очень холодный и мигом заморозил сердце. У Хопкинса только и достало времени, что подумать: «Не упасть бы.... пальто новое.... ну и грязища...»

Руки рванули с него новое пальто и зашарили по карманам. Часы с цепочкой... серебряная фляжка... золотой соверен и немного меди... бриллиантовая булавка... какие-то бумажки... а это что еще такое? Револьвер! Кто-то тихонько хохотнул, шаги стали быстро удаляться и замерли вдали.

Заморосило. Всплески смертельной муки дрожью пробегали в сознании Генри Хопкинса, но это продолжалось недолго, пока вся кровь не вытекла вон из пробоины в груди. Жизнь смешалась с грязной водой, бегущей в сточную канаву, и вскоре растворилась вместе с ней в темноте.


***


- Ах, - сказала миссис Риз за завтраком, - наша дорогая гостья уже спустились. На удивление рано, даже гренки еще не поданы. Обычно они холодны как лед к вашему приходу. Но есть бекон. Не изволите ли бекону? Или вы опять ухитритесь оставить его на тарелке, как вчерашние почки? Хотя бекон хуже катается по тарелке, чем почки, зато его можно и вовсе спихнуть...

- Тетя Каролина, меня ограбили, - сказала Салли.

Старуха взглянула на нее с интересом.

- Что вы имеете в виду?

- Кто-то проник в мою спальню и украл у меня вещи. Много вещей.

- Ты слышала это, Эллен? - обратилась миссис Риз к служанке, только что вошедшей с гренками. - Мисс Локхарт утверждает, что была ограблена в моем доме. А не обвиняет ли она в этом моих слуг? Вы обвиняете моих слуг, мисс?

Вопрос был задан таким разъяренным тоном, что Салли даже растерялась.

- Я никого не обвиняю! Когда я проснулась, я увидела, что моя сумка валяется вывернутая на полу и некоторые вещи из нее исчезли. Кроме того...

Миссис Риз побагровела. Салли еще не доводилось видеть людей в таком бешенстве; ей показалось, что старуха совсем обезумела. На всякий случай девушка отступила на шаг.

- Нет, ты смотри, Эллен, смотри! Вот как она отплачивает нам за гостеприимство и заботу! Прикидывается жертвой грабежа! Скажи-ка мне, Эллен: дверь была взломана? А окна разбиты и вокруг полно следов? И другие комнаты тоже подверглись нападению? Отвечай, детка. Не заставляй меня ждать ответа! Отвечай немедленно!

- Нет, мэм, - прошептала служанка самым честным и искренним голосом, глядя куда угодно, только не на Салли. - Клянусь, миссис Риз. Все на месте, мэм.

- Слава богу, на твои слова я могу положиться Эллен. Тогда скажите мне, мисс, - повернулась она к Салли, и ее лицо так перекосилось, что явственно напомнило маску какого-то племенного идола или тотема, глаза выпучились, а тонкие губы скривились в жуткой ухмылке, - растолкуйте мне, по какой такой причине эти якобы грабители, так и не проникшие, как мы установили, в дом, избрали именно вас объектом своего внимания?

- Им нужны были мои бумаги, - сказала Салли, дрожа всем телом. Она не понимала, с чего это миссис Риз так разъярилась.

- Бумаги? Бесстыжая негодница! Значит, бумаги! А ну-ка покажите мне место преступления! Нет, Эллен, я еще могу подняться без посторонней помощи. Не так уж я стара, чтобы каждый мог пользоваться моей слабостью. С дороги, девчонка, с дороги!

Это рычание адресовалось Салли, которая, совершенно смешавшись, неловко застыла между столом и дверью. Догадливая Эллен стояла в стороне, и миссис Риз заковыляла к лестнице.

У двери в спальню Салли она остановилась, ожидая, когда ее откроют, и тут снова подвернулась Эллен, которая отворила дверь, которая подставила руку трясущейся старухе и ввела ее в комнату, которая впервые осмелилась бросить победный взгляд на Салли.

Миссис Риз огляделась. Постельное белье было скомкано, ночная рубашка валялась на полу, ящики комода открыты и заполнены поспешно засунутой в них одеждой. Трогательная кучка каких-то предметов около сумки на полу - кошелек, двухпенсовик, носовой платочек, карманный дневник - не выделялась на фоне общего беспорядка. Салли поняла, что дело ее безнадежно, прежде чем миссис Риз сказала хоть слово.

- Ну? - было это слово. - Ну так что, мисс?

- Я ошиблась, - сказала Салли. - Прошу прощения, тетя Каролина.

Она говорила столь сдержанно, так как ухватилась за одну совершено новую мысль, неожиданно пришедшую ей в голову. Она бросилась подбирать вещи с пола и улыбнулась.

- Да как вы смеете так нагло ухмыляться? Что это вас развеселило, а? Я не позволю!

Салли не ответила, она начала вынимать смятые вещи из комода и аккуратно складывать их на постели.

- Что это вы делаете, а? Отвечайте, когда вас спрашивают, нахалка!

- Я ухожу, - бросила ей Салли.

- Что?! Что вы сказали?! А ну-ка повторите!

- Я ухожу, миссис Риз. Я не могу здесь больше оставаться, не могу и не хочу.

Миссис Риз чуть не задохнулась, то же произошло со служанкой, но им все же пришлось посторониться, когда Салли направилась к двери.

- Я пришлю за вещами, - обронила девушка от дверей. - Будьте так любезны выслать их по адресу, который я укажу. Счастливо оставаться.

И вышла.


***


Совершенно растерянная, Салли остановилась на мостовой.

Она отрезала себе все пути отступления. Ничто не заставит ее вернуться к миссис Риз; но куда же ей идти сейчас? Она спокойно шла прочь от Певерил-сквер, миновала газетный киоск, и тут ее осенила идея. На последние деньги - три пенса - она купила «Тайме» и присела с ней в близлежащем церковном дворике. В газете ее интересовала только одна страница, и явно не та, где помещались объявления для гувернанток.

Отметив какие-то строки карандашом, она торопливо направилась к конторе мистера Темпла в «Линкольнз-Инн». Было чудесное утро. Всю ночь моросивший дождь закончился, и выглянувшее солнце радовало глаза и душу.

Ее впустил клерк мистера Темпла. Сам стряпчий был очень занят, чрезвычайно занят, объяснили ей, но, быть может, он и найдет пять минут для встречи. Ее проводили в кабинет; мистер Темпл, лысый, худой и очень проворный, вскочил и энергично тряхнул ей руку.

- Сколько у меня денег, мистер Темпл? - спросила Салли после обмена приветствиями.

Он потянулся за гроссбухом и выписал некоторые цифры.

- Двести пятьдесят фунтов стерлингов в двухпроцентных акциях казначейства; сто восемьдесят простых акций Лондонской и Юго-Восточной железнодорожной компании; двести привилегированных акций Королевской почтово-пароходной компании... Вы уверены, что хотите все это слушать?

- Все, пожалуйста. - Она внимательно следила по газете, пока он зачитывал ей список.

Список оказался не очень длинным.

- Итак, вам причитается доход, - подвел итог мистер Темпл, - круглым счетом...

- Около сорока фунтов в год.

- Откуда вы знаете?

- Я прикинула, пока вы читали.

- Боже праведный!

- Я полагаю, что могу в какой-то степени распоряжаться своими деньгами?

- О, да. Безо всяких ограничений. Что, на мой взгляд, большая ошибка. Я пытался разубедить вашего отца, но это было бесполезно, так что я составил завещание в точности так, как он мне велел.

- Приятно слышать, что ваши усилия оказались тщетными. Мистер Темпл, я бы попросила вас продать триста фунтов в казначейских бумагах и на вырученные деньги поровну купить акции следующих компаний: Большой западной железнодорожной компании, Газово-коксовой компании и С. Г. Парсонс, Лтд.

Челюсть у него отвисла, но записывал он беспрекословно.

- Кроме того, - продолжала Салли, - это касается привилегированных акций Королевской почтово-пароходной компании: продайте их и купите простые акции Восточно-Индийской пароходной компании - это поднимет доход до пятидесяти фунтов с небольшим. Я вернусь к этому еще раз через месяц-другой, когда у меня будет время. Как я понимаю, какие-то деньги были уплачены с моего счета миссис Риз?

- Миссис Риз было заплачено, - он пролистал несколько страниц, - сто фунтов стерлингов по смерти вашего отца. Это было, конечно, наследство, а не плата за какие-то услуги. Совет опекунов, в который я вхожу, пришел к соглашению, по которому проценты от завещанных денег будут выплачиваться вместо вас миссис Риз - до тех пор, пока вы остаетесь в ее доме.

- Понимаю, - медленно проговорила Салли. Эта женщина получала весь ее доход и еще смела попрекать Салли своим хлебом! - Мы, - вернулась Салли к разговору, - обсудили положение вещей с миссис Риз и пришли к выводу, что лучше всего, если доходы будут отныне выплачиваться прямо мне. Вы можете сделать так, чтобы они поступали на мой счет в стрэндском филиале Лондонско-Мидлендского банка?

Мистер Темпл был окончательно сбит с толку. Но он ничего не сказал, лишь вздохнул и сделал запись в блокноте.

- И последнее, мистер Темпл. Могу ли я сейчас получить немного денег? Вы не упоминали текущий счет, однако он должен быть.

Он перевернул страницу в своем гроссбухе.

- На вашем текущем счету двадцать один фунт стерлингов, шесть шиллингов и девять пенсов, - сказал он. - Сколько вы хотите снять?

- Двадцать фунтов, пожалуйста.

Он открыл сейф и отсчитал требуемую сумму золотом.

- Мисс Локхарт, позвольте мне просто спросить: вы уверены, что поступаете обдуманно?

- Я поступаю так, как мне нужно. У меня есть на это право, поэтому я ожидаю, что все будет исполнено. Когда-нибудь, мистер Темпл, я вам все расскажу. Ах да, есть еще одна вещь...

Он закрыл сейф и взглянул на нее.

- Слушаю.

- Мой отец когда-нибудь упоминал имя майора Марчбэнкса?

- Я слышал это имя. Кажется, ваш отец не видел его долгие годы. По-моему, они армейские друзья.

- А имя миссис Холланд?

Он покачал головой.

- А что-нибудь под названием Семь Блаженств?

- Что за странное название. Нет, мисс Локхарт, не упоминал.

- Не стану вас больше задерживать, мистер Темпл. Только скажите, как обстоят дела с долей моего отца в его собственной фирме? Я предполагаю, это тоже составляет какую-то сумму.

Он схватился за подбородок и озабоченно посмотрел на нее.

- Мисс Локхарт, мы с вами еще обязательно поговорим. Но не сейчас - я очень занят, - а через неделю или около того. Ваш отец был необыкновенный человек, и вы - весьма необыкновенная юная леди, если позволите так сказать. У вас очень крепкая деловая хватка. Я потрясен. Скажу вам одну вещь, которую намеревался открыть позже: я обеспокоен делами фирмы, и я обеспокоен тем, что ваш отец сделал прежде, чем уехал на Восток. Вы совершенно правы: денег должно было быть гораздо больше. Но вот в чем дело: он полностью продал свою долю за десять тысяч фунтов стерлингов своему партнеру мистеру Шелби.

- И где же эти тысячи?

- О чем я вам и толкую. Они исчезли.


Глава восьмая


Жертвы искусства


В Англии 1872 года было немного мест, куда могла пойти молодая девушка, чтобы посидеть, подумать или даже выпить чаю. И не обязательно чаю: рано или поздно она должна была проголодаться. Но только один класс молоденьких и хорошо одетых женщин мог свободно находиться в отелях и ресторанах, и Салли не имела никакого желания быть заподозренной в принадлежности к этому классу.

Она была, как верно заметил мистер Темпл, совершенно необыкновенной юной леди. Жизнь с отцом воспитала в ней независимость суждений, более характерную для нынешних девушек, нежели для ее современниц, поэтому она ушла из дома миссис Риз и нимало не была удручена своей весьма смутной перспективой на будущее.

Она покинула «Линкольнз-Инн» и не торопясь шла вдоль набережной, пока не набрела на скамейку под статуей какого-то короля в парике; она присела и принялась глядеть по сторонам.

Хуже всего было то, что исчез пистолет. Она переписала все три украденные бумаги - письмо с Востока, письмо майора Марчбэнкса и страничку из книги - к себе в дневник, и они были спасены, но с пистолета копии сделать было невозможно. Он был подарком отца и когда-нибудь мог бы спасти ей жизнь, так что его потерю ничем нельзя восполнить.

Но чего ей хотелось больше всего и что было ей совершенно необходимо, так это с кем-нибудь посоветоваться. Джим Тейлор был бы самой подходящей кандидатурой, но сегодня вторник, значит, он работает. Есть еще майор Марчбэнкс, но миссис Холланд могла опять следить за домом.

И тут она вспомнила визитку, заложенную в дневник. Благодарение Богу, вор не догадался украсть его!





У нее теперь были деньги. Она подозвала кеб и дала извозчику адрес.

Бёртон-стрит оказалась убогой улочкой неподалеку от Британского музея. Дверь под номером 45 была открыта, рисованная вывеска гласила, что В. и Ф. Гарланды, фотографы, именно здесь и ведут свои дела. Салли вошла внутрь и очутилась в пыльной крохотной лавке, битком набитой различными фотографическими инструментами и приспособлениями: волшебными фонарями, склянками с химикатами, камерами и тому подобным - все это валялось самым беспорядочным образом на прилавке, шкафах, даже на полу.

В лавке никого не было. Но внутренняя дверь была распахнута, и оттуда были слышны отчаянно спорящие голоса. Один из них был голосом того самого фотографа.

- Ни за что! - кричал он. - Ненавижу всех стряпчих и равным образом их прыщавых клерков!

- Я и не говорю про стряпчих, ленивый ты болван! - отвечал ему молодой женский голос столь же яростно. - Тебе нужен счетовод, а вовсе никакой не стряпчий. Если ты не уладишь дела в ближайшее же время, все полетит к черту!

- Вздор! И кончай свою истерику, мегера несчастная. Ну же, Тремблер, там покупатель в магазине.

Маленький сухонький человечек бегом выбежал оттуда, как будто увертываясь от летящих вслед пуль. Он захлопнул за собой дверь, но стрельба продолжалась.

- Да, мисс? - вопрос с трудом продрался сквозь огромные кустистые усы.

- Мне нужно повидать мистера Гарланда. Но если он занят...

Она взглянула на дверь, и, проследив ее взгляд, человечек съежился, как будто ожидая, что оттуда на него посыплется град метательных снарядов.

- Вы хотите, чтобы я привел его к вам, мисс? - заскулил он. - Не пойду, хоть убейте!

- Ну... нет так нет. Я подожду.

- Вы хотели договориться о позировании, да? Пожалуйста, когда вам будет угодно...

Он начал шарить в книге заказов.

- Нет, вовсе нет, я по поводу...

Дверь распахнулась, и человечек нырнул под прилавок.

- Черт бы побрал всю эту шайку! - взревел фотограф и тут же поперхнулся. Он заметил девушку и сразу же засиял широкой улыбкой. Салли поразилась, как быстро меняется выражение его живого, подвижного лица.

- Добрый день! - сказал Гарланд как можно дружелюбнее. - Мисс Локхарт, если я не ошибся?

Он неожиданно вылетел на середину магазина, а на его месте оказалась молодая женщина удивительной красоты, двумя или тремя годами старше Салли. Рыжие волосы горели вокруг ее головы, глаза пламенели, и в кулаках она сжимала связку бумаг.

- Ты легкомысленный лентяй, Фредерик Гарланд! - прогремела она. - Эти счета лежат с Пасхи, а ты хоть шевельнулся?! На что ты потратил деньги, интересно знать? А что ты вообще делаешь...

- Что я делаю? - Фредерик негодующе возвысил голос. - Что я делаю?! Я работаю как вол, похлеще чем... да кто угодно! Чем вся твоя актерская шайка!!! Как насчет поляризующей линзы, а? Или ты думаешь, я ее нарисовал, и она вот так взяла и слетела с бумаги? А желатиновый процесс...

- Черт бы побрал твой дурацкий желатиновый процесс! Что значит шайка?! Я не собираюсь работать, когда меня оскорбляет какой-то... второсортный дагерротипист, который только и может, что...

- Дагерротипист?! Второсортный?! Да как ты смеешь, ты, пустоголовая кукла...

- ...довести дело до банкротства!

- Марионетка!

И он тут же повернулся к Салли, благостный как священник, и произнес самым любезным тоном:

- Мисс Локхарт, позвольте вам представить мою сестру Розу.

Салли ошеломленно моргнула. И улыбнулась. Молодая женщина протянула ей руку и улыбнулась в ответ. Ну конечно же, это были брат и сестра: он, правда, не блистал такой сногсшибательной красотой, как она, зато сила и выражение эмоций у обоих были одинаковые.

- Я не вовремя? - спросила она.

Гарланд расхохотался, а тем временем маленький человечек осторожно выкарабкался из-под прилавка.

- Вовсе нет, - сказала мисс Гарланд. - Если хотите сфотографироваться, вы как раз очень даже вовремя: может быть, уже завтра нам не придется больше заниматься этим делом.

И она швырнула в брата сердитый взгляд, но тот ловко от него увернулся.

- Нет, я пришла не фотографироваться, - сказала Салли. - Я пришла, потому что... Вы знаете, я встретила мистера Гарланда в прошлую пятницу и...

- А! Вы та самая девушка из Суэлнеса! Он рассказал мне.

- Я, пожалуй, вернусь к фотопластинкам? - отважился высунуться человечек.

- Да-да, конечно, Тремблер, - ответил фотограф, усаживаясь на прилавок, и человечек мгновенно исчез. - Понимаете, мисс Локхарт, он готовит фотопластинки. Сейчас он малость перепугался. А все потому, что сестра решила меня убить.

- Ну кто-то же должен, - мрачно отозвалась та.

- Видите? Актриса, что с нее взять! Легковозбудимая натура.

- Простите, что прервала вас, - сказала Салли - Мне, конечно, не следовало приходить.

- У вас что, неприятности? - спросила Роза. Салли кивнула.

- Но я не хочу, чтобы...

- Опять та ведьма? - хмыкнул Гарланд.

- Да... Но... - Она остановилась. Рассказать или нет, думала она. - Вы сказали... простите, я случайно услышала... что вам нужен счетовод.

- Так говорит моя сестра.

- Конечно нужен! - с жаром воскликнула Роза. - Этот шут гороховый, а не фотограф, умудрился так все запутать и перепутать, что если мы не распутаемся с этим как можно скорее...

- Не преувеличивай! - возразил Фредерик. - Привести все в порядок - дело недолгое.

- Вот и начинай! - накинулась она на него.

- Не могу. Во-первых, у меня нет времени, во-вторых, нет к этому призвания и, наконец, у меня нет ни малейшей охоты этим заниматься.

- Если позволите, - неуверенно начала Салли. - Я, в общем-то, неплохо разбираюсь с цифрами, я привыкла помогать отцу составлять балансовый отчет его фирмы, и он обучил меня бухгалтерии и счетоводству... Короче говоря, я была бы очень рада помочь! Дело в том, что я и сама пришла просить о помощи. Но если бы я смогла что-то сделать взамен, наверное, это было бы по-честному. Мне так кажется.

Салли запнулась и покраснела. Эта речь далась ей нелегко, но она ее произнесла. И замолчала, потупившись.

- Ты это серьезно? - спросила Роза.

- Честное слово. Просто я разбираюсь в цифрах, иначе я бы ничего и не предлагала.

- Тогда мы спасены, - сказал Фредерик Гарланд. - Видала? - повернулся он к сестре. - Я же говорил, что все обойдется. Мисс Локхарт, не угодно ли позавтракать с нами?


***


В этой богемной семье завтрак представлял собой кувшин эля, остатки ростбифа, фруктовый пирог и корзину с яблоками, про которые Роза сказала, что их подарил прошлым вечером ее поклонник, носильщик на ковентгарденском рынке. Они ели с помощью большого перочинного ножа и пальцев (и пустых склянок из-под химикатов, куда наливали эль), сидя на скамейке в заваленной лаборатории. Салли это очень понравилось.

- Вы должны извинить их за это, мисс, и меня тоже, - сказал коротышка, которого все называли просто Тремблер. - Это не недостаток воспитания, это недостаток денег.

- А ты представь, чего лишены богачи, Тремблер, - ответила Роза. - Им не понять, как вкусен кусок мяса или пирог с изюмом, когда ничего больше нет.

- Ладно тебе, Роза, - сказал Фредерик. - Мы же не голодаем. Мы никогда не остаемся без еды. Правда, мы обходимся без мытья посуды, - он повернулся к Салли, - но это дело принципа. Нет посуды - не надо мыть.

Салли было интересно узнать, как они управляются с супом, но она никак не успевала спросить: любая пауза в разговоре заполнялась вопросами, и к концу завтрака они уже знали ее историю едва ли не лучше, чем она сама.

- Все понятно, - сказал Фредерик (пока продолжался завтрак, они уже начали звать друг друга по имени). - Но ты объясни вот что: почему ты не пошла в полицию?

- Сама не знаю. Или... конечно, знаю! Похоже, что это как-то связано с моим рождением и жизнью моего отца в Индии - в общем, с моим прошлым, и я хочу держать это все при себе, пока не узнаю побольше.

- И правильно, - сказала Роза. - Полиция такая глупая, Фред: идти к ним - последнее дело.

- Тебя ограбили, - заметил Фредерик. - Дважды.

- И все равно не пойду. Ни за что... Я даже стряпчему не рассказала.

- А теперь еще сбежала из дому, - подхватила Роза. - Где же ты собираешься жить?

- Еще не знаю. Надо найти комнату.

- Ну, с этим легко. У нас куча свободного места. Ты можешь пока занять, например, комнату дяди Вебстера. Тремблер покажет тебе. Ладно, мне пора на репетицию. Вернусь поздно!

И, прежде чем Салли успела поблагодарить, она умчалась.

- Вы и вправду согласны? - спросила она Фредерика.

- Ну конечно! И раз уж мы все ставим на деловую ногу, ты можешь платить за комнату.

Она вспомнила, как предложила Фредерику деньги в Суэлнесе, и покраснела. Тем временем он писал что-то на клочке бумаги.

- Тремблер, - позвал Фредерик, - ты можешь сбегать через улицу к мистеру Илзу и одолжить у него эти книги?

- Будет сделано, мистер Фред. Да, но ведь я же должен подготовить пластинки и магний...

- А! Сделаешь, когда вернешься.

Коротышка вышел.

- Это его настоящее имя - Тремблер? - спросила Салли.

- Его настоящее имя Теофилиус Моллой. Ты можешь всерьез кого-нибудь звать Теофилиусом? Я, например, не могу. Бывшие подельники прозвали его Тремблером. А прозвища прилипчивы. Вообще-то он карманник-неудачник. Мы и познакомились, когда он пытался обворовать меня. Он испытал такое облегчение, когда я его поймал, что даже расплакался от благодарности. С тех пор он живет у нас. Но я вижу, у тебя в руках «Тайме». Открой-ка на странице шесть и прочитай.

Салли, немного удивленная, развернула газету. В самом низу она обнаружила маленькую заметку, которая стала известна мистеру Хопкинсу на день раньше.

- Майор Марчбэнкс мертв? Не могу поверить. А человек в клетчатом костюме - это тот самый, что украл книгу! И наверно, он как раз шел из...

- Но ведь ты сказала, что он сел в Чатеме? В Суэлнесе я его совершенно точно не видел. Должно быть, миссис Холланд успела дать ему задание. И он же прошлой ночью вернулся за выпавшими листками.

- Вдобавок он взял мой пистолет.

- Скорее всего. Но у тебя же есть копии этих листков, давай-ка посмотрим.

Она открыла дневник и протянула его Фредерику. Он склонился над ним и прочел:

- «...в темноте, под морским узлом. Три красных огня ярко горят там, когда луна гонит воду. Возьми его. Это мой дар. По всем законам Англии он твой. Antequam haec legis...». Боже правый!

- Ты читаешь по-латыни?

- А ты разве не понимаешь, что тут сказано?

- Нет.

- Тут сказано: «Когда ты будешь читать это, меня уже не будет. Позволь же моей памяти...» Что же это за слово... «Забудь меня как можно скорее».

Салли похолодела.

- Он знал, что должно случиться, - сказала она.

- Может быть, это было не убийство. Может быть, самоубийство.

- Бедный! Ему было очень плохо. - Слезы навернулись ей на глаза. Салли вспомнила человека в холодном пустом доме, и как он ласково с ней разговаривал. - Ужасно!

Фредерик сокрушенно качнул головой, доставая чистый носовой платок. Подождал, пока Салли немного успокоится, и сказал:

- Он говорит о месте, где спрятан камень. И он говорит, что рубин принадлежит тебе.

- «Законы Англии» - я думаю, здесь имеются в виду законы о кладах. По закону вырытое из земли принадлежит Короне. Как бы то ни было, у меня это все не укладывается в голове.

- У меня тоже - пока. Да еще этот курильщик опиума, мистер Бедвелл. Впрочем, с ним, кажется, будет проще всего... А, Тремблер!

- Вот и я, мистер Фред. - Тремблер вошел с тремя большими книгами. - Так я займусь своими фотопластинками?

- Конечно... А ну-ка, посмотрим... Крокфордский церковный справочник... Бедвелл... Бедвелл...

Фредерик долго листал внушительного вида том, пока не нашел то, что искал.

- «Бедвелл, Его Преподобие Николас Армбрустер. Родился в 1842 году; учился в Регби; получил степень магистра Оксфордского университета в 1864 году; второй викарий церкви Святого Иоанна в Саммертауне, Оксфорд».

- Они близнецы, - сказала Салли.

- Именно. Смею полагать, что единственный, кто способен вытащить этого человека из лап миссис Холланд, - его собственный брат. Завтра же едем в Оксфорд.


***


За оставшуюся часть дня Салли кое-что узнала о семье Гарландов. Фредерику был двадцать один год, его сестре - восемнадцать. Дом и магазин принадлежали их дядюшке, Вебстеру Гарланду, величайшему, если верить Фредерику, фотографу своей эпохи. Некоторое время назад он уехал в Египет, оставив племянника своим заместителем, что и привело к столь плачевным результатам. Все это рассказывал Тремблер, пока Салли сидела в отведенной ей комнате и приводила в порядок счета.

Фредерик в три часа пополудни ушел фотографировать в Британский музей, и Тремблер постепенно разговорился.

- Он художник, мисс, вот в чем беда, - начал он. - Кучу денег можно было бы загребать фотографией, стоит только захотеть, но мистеру Фреду наплевать что на твой портрет, что на твою свадьбу. Я видывал его по неделям торчащим на одном месте, как пришитый, он все ждал правильного света. Парень славный, что и говорить. Но он все время изобретает какие-то штучки, а деньги-то вылетают в трубу! Только мисс Роза и держит его на плаву, а не то все профукает.

Роза была актриса и сейчас играла в пьесе «Живым или мертвым» в Театре Королевы. Роль крохотная, сказал Тремблер, но когда-нибудь она станет звездой, это точно. С такой внешностью да с таким темпераментом - нет, миру перед ней не устоять. Но какое бы признание ни ожидало Розу в будущем, нынешние ее заработки были скудны, хотя они и составляли большую часть дохода на Бёртон-стрит, 45.

- Но ведь Фредерик заработал довольно много денег, - сказала Салли, разбирая штабеля кое-как нацарапанных расписок и скомканных счетов, - доходы налево, расходы направо. - Я смотрю, получено не так уж мало денег. Но все, что получено, моментально уходит.

- Если вы можете придумать, мисс, как бы нам удержать хотя бы малую толику этих денег, вы сделаете великое дело, мисс. Ему это никогда не удавалось.


***


Салли с огромным наслаждением работала весь день, мало-помалу приводя денежные дела в порядок. Наконец-то она была полезна и знала, что надо делать. В пять Тремблер принес ей чашку чаю. Время от времени он уходил из комнаты в магазин, чтобы обслужить покупателя.

- А что у вас больше всего покупают? - спросила Салли.

- Фотопластинки и химические реактивы. Он закупил большое количество стереоскопов, мистер Фред, несколько месяцев назад, когда получил деньги за свое изобретение. Но они совсем не продаются. Покупатели хотят, чтобы вместе с ними продавались картинки, а картинок-то и нет.

- Значит, нужно их сделать.

- Вот вы ему и скажите! Я пытался, но он разве меня послушает.

- А какие фотографии людям нравятся больше всего?

- Да пейзажи всякие и виды. Стереоскопические виды совсем не то, что обыкновенные. Потом, юмористические, сентиментальные, романтические, религиозные и с разными опасностями. Да, и еще на тему трезвости. Но он и видеть их не желает. Фи, говорит, вульгарность!

К тому времени, как вернулся Фредерик, Салли начала составлять полный бухгалтерский отчет, точно фиксируя, сколько они заработали и сколько потратили за те полгода, что Вебстер Гарланд уехал в Египет.

- Потрясающе! - весело закричал он, отставляя камеру и прочую аппаратуру.

- Мне понадобится день или около того, чтобы все доделать, - сказала Салли. - А ты пока объясни, что значат эти записи. Это твой почерк?

- Боюсь, что так. А как вообще обстоят дела? Я банкрот?

- Ты должен настаивать, чтобы по счетам платили вовремя. Вот эти пятьдесят шесть фунтов семь шиллингов тебе не платят уже четыре недели, а эти двадцать гиней - три месяца. Если ты получишь эти деньги, ты сможешь рассчитаться с большинством своих долгов, но это нужно делать аккуратно и непременно все записывать.

- Времени нет.

- Надо найти. Это важно.

- Слишком скучно!

- Тогда плати кому-нибудь, чтобы он делал это за тебя. Иначе ты обанкротишься. Понимаешь, тебе не нужно искать денег - достаточно разобраться с тем, что уже есть. А я, как мне кажется, смогу найти способ, как заработать больше.

- Итак, ты согласна работать?

- Я?

Он смотрел на нее совершенно серьезно. Глаза зеленые; как это она не замечала раньше!

- Почему бы и нет?

- Я... я не знаю, - пробормотала Салли. - Сегодня я просто... Ну, это нужно было сделать. За то, что ты помог мне кое в чем разобраться. Но тебе нужен профессиональный бухгалтер. Тот, кто может, ну, я не знаю, позаботиться и о коммерческой стороне дела.

- Ну, так ты хочешь этим заниматься?

Она потрясла головой, потом неуверенно пожала плечами и неожиданно кивнула. И тут же снова пожала плечами. Фредерик расхохотался, а Салли залилась краской.

- Послушай, - сказал он, - мне почему-то кажется, что ты и есть тот самый необходимый мне человек. Ведь ты собираешься что-то предпринимать, ты же не можешь жить на свой крошечный доход. Хочешь быть гувернанткой?

- Ни за что!

- Или нянькой, или кухаркой, или еще кем в этом же роде? Нет, и еще раз нет. Зато ты умеешь разбираться с бумажками и делаешь это здорово.

- Просто мне это нравится.

- Так что же ты сомневаешься?!

- Хорошо. Я согласна. Спасибо.

Они пожали друг другу руки и обговорили условия. Поначалу ее зарплатой будет стол и крыша над головой: у них не было денег, чтобы платить ей, надо было их сперва заработать. А как только фирма встанет на ноги, Фредерик будет ей платить пятнадцать шиллингов в неделю.

Когда все было решено, Салли почувствовала себя на седьмом небе от счастья. Чтобы отпраздновать сделку, Фредерик послал за горячим мясным пирогом в ресторан за углом. Они разрезали его на четыре части (оставив кусок для Розы) и уселись вокруг лабораторного стола. Тремблер сварил кофе, и, прихлебывая его, Салли старалась угадать, что же такое необычайное было в этом доме. Не просто отсутствие посуды, не просто ужин за лабораторным столом в неподходящее время. И пока она ломала голову, сидя у камина в старом кресле, Тремблер читал газету, а Фредерик насвистывал и возился с реактивами. Она все еще ни до чего не додумалась, когда совсем поздно пришла Роза, замерзшая и шумная, победно держа в вытянутой руке ананас. Она разбудила Салли (которая ненароком задремала) и разругала всех за то, что они вовремя не отвели ее спать. Салли по-прежнему размышляла над этой загадкой, когда, дрожа, взбиралась на свою узенькую кровать и укутывалась в одеяло. И, только засыпая, она нашла ответ. Ну, конечно. Они не относятся к Тремблеру как к слуге. И они не относятся к ней как к ребенку. Они все равны. Вот что было странно...


1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12




Похожие:

Рубин во мгле филип пулман перевод с английского Г. Кружкова. Ocr библиотека Луки Бомануара, Вычитка и редактирование Zorge Анонс iconПоследний поворот на бруклин хьюберт селби перевод с английского Виктора Когана. Ocr: Ustas PocketLib. SpellCheck: Roland Анонс «Последний поворот на Бруклин»
В конце концов я провел больше трех лет прикованным к постели, мне вырезали десять ребер, у меня осталось чуть больше половины одного...
Рубин во мгле филип пулман перевод с английского Г. Кружкова. Ocr библиотека Луки Бомануара, Вычитка и редактирование Zorge Анонс iconR. R. Tolkien "the fellowship of the ring" Властелин колец #1 Перевод с английского В. Муравьева Перевод: В. С. Муравьев: эпиграф, пролог, книга
Торбинс, впервые прославивший свой народец в большом мире. Главы эти носят общий подзаголовок "Туда и обратно", потому что повествуют...
Рубин во мгле филип пулман перевод с английского Г. Кружкова. Ocr библиотека Луки Бомануара, Вычитка и редактирование Zorge Анонс iconТехнология критического мышления при обучении английскому языку
Во всем мире знания английского языка воспринимается сегодня, как необходимое условие общения. Все большую важность имеет не только...
Рубин во мгле филип пулман перевод с английского Г. Кружкова. Ocr библиотека Луки Бомануара, Вычитка и редактирование Zorge Анонс iconEckhart tolle перевод с английского Николая Лаврентьева © Москва 2007 оглавление

Рубин во мгле филип пулман перевод с английского Г. Кружкова. Ocr библиотека Луки Бомануара, Вычитка и редактирование Zorge Анонс iconR. R. Tolkien the fellowship of the ring перевод: В. С. Муравьев Властелин колец. Книги 3,4 ocr гуцев В. Н. Книга
I. отплытие боромира арагорн взбегал крутой тропой, приглядываясь к земле. Хоббиты ступают легко: иной Следопыт и тот, бывало, сбивался...
Рубин во мгле филип пулман перевод с английского Г. Кружкова. Ocr библиотека Луки Бомануара, Вычитка и редактирование Zorge Анонс iconEckhart tolle перевод с английского Николая Лаврентьева © оглавление глава первая Расцвет человеческого сознания

Рубин во мгле филип пулман перевод с английского Г. Кружкова. Ocr библиотека Луки Бомануара, Вычитка и редактирование Zorge Анонс iconI перевод как разновидность межъязыковой и межкультурной коммуникации
Для одних перевод был увле­чением или любимым занятием, для других перевод был слу­жебной обязанностью, для третьих перевод был просто...
Рубин во мгле филип пулман перевод с английского Г. Кружкова. Ocr библиотека Луки Бомануара, Вычитка и редактирование Zorge Анонс iconДорин Вёрче – Забота о детях индиго
Перевод с английского Сергея ВажненкоМ: ООО издательский дом «София», 2005. 272 с
Рубин во мгле филип пулман перевод с английского Г. Кружкова. Ocr библиотека Луки Бомануара, Вычитка и редактирование Zorge Анонс iconПояснительная записка «Математика» (Т. Е. Демидова, С. А. Козлова, А. Г. Рубин, А. П. Тонких) 136 часа (4 часа в неделю)
Рабочая программа по математике составлена на основании примерной основной образовательной программы фгос и авторской С. А. Козлова,...
Рубин во мгле филип пулман перевод с английского Г. Кружкова. Ocr библиотека Луки Бомануара, Вычитка и редактирование Zorge Анонс iconГазеты Название издания
Центральная районная библиотека им. Мордвинова/читальный зал/, Городская библиотека им. Бередникова, Центральная Детская Библиотека,...
Рубин во мгле филип пулман перевод с английского Г. Кружкова. Ocr библиотека Луки Бомануара, Вычитка и редактирование Zorge Анонс iconГарри поттер и орден феникса джоанна К. Роулинг перевод с английского Эм. Тасамая
Единственным человеком, который оставался на улице, был мальчик-подросток, лежавший на спине на клумбе возле дома №4
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©lib2.podelise.ru 2000-2013
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы