Мысль. 1998. N4. C. 89-92. Б. Жумашева icon

Мысль. 1998. N4. C. 89-92. Б. Жумашева



НазваниеМысль. 1998. N4. C. 89-92. Б. Жумашева
Дата конвертации09.03.2013
Размер204.69 Kb.
ТипДокументы
источник
1. /Политика/~$РЕСЕЛЕНИЕ УЙГУР И ДУНГАН В ЖЕТЫСУ(5).doc
2. /Политика/Алаш, большевики.doc
3. /Политика/Казахстан 1917.doc
4. /Политика/Коллективизация в Казахстане.doc
5. /Политика/Колонизация1.doc
6. /Политика/ПЕРЕСЕЛЕНИЕ УЙГУР И ДУНГАН В ЖЕТЫСУ(5).doc
7. /Политика/ПОЛИТИКА ЦАРИЗМА В ЮЖНОМ КАЗАХСТАНЕ(12).doc
8. /Политика/ПОЛИТИЧЕСКАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ КОЧЕВОГО КАЗАХСКОГО ОБЩЕСТВА.doc
9. /Политика/Партия АЛАШ.doc
10. /Политика/Присоединение Казахстана.doc
11. /Политика/Расселение сибир. казаков в Казахстане в ХУШ-Х!Х в.(11).doc
12. /Политика/Революционные события 1905.doc
13. /Политика/депортация.doc
14. /Политика/доиндустриальный Казахстан.doc
15. /Политика/имперский фактор в трасформации казахского общства.doc
16. /Политика/индустриализация2.doc
17. /Политика/коллективизация.doc
18. /Политика/коллективизация4.doc
19. /Политика/колонизация 2.doc
20. /Политика/колонизация 3.doc
21. /Политика/колонизация.doc
22. /Политика/колонизация3.doc
23. /Политика/конфискация имущества.doc
24. /Политика/кулачество.doc
25. /Политика/политико-право.связи казах. и россии.doc
26. /Политика/репресии.doc
27. /Политика/репресии2.doc
28. /Политика/репрессии1.doc
29. /Политика/становление государственности.doc
30. /Политика/становление кооперации.doc
Рассматривалась поверхност- но, по заранее заданной схеме. Дальше утверждения о буржуазно-нацио
А. абылгазина. Мысль. 1998. N3. C. 84-87. Казахские комитеты в 1917 году
Учебный материал российской коллекции рефератов (с) 1996
Статья 119 объявляла
Переселение уйгур и дунган в жетысу
Политика русского царизма в южном казахстане (XIX начало XX вв.)
Политическая организация кочевого казахского общества ирина ерофеева
Октябрьский переворот и Казахстан
Переселенческая политика царской россии и кризис традиционного казахского общества
Расселение сибирских казаков в Казахстане во 2-й половине XVIII начале XIX вв
Революционные события 1905-1907 годов в Казахстане
М. баймаханов. Мысль 1996 N3 C. 74-78. академик Национальной
Жаркынбаева р кандидат исторических наук
Диссертация на соискание учёной степени кандидата исторических наук Научный руководитель доктор исторических наук
М. асылбеков заведующий отделом
1. Курс на коллективизацию и методы ее осуществления
Насильственная коллективизация в восточном казахстане и ее социально-демографические последствия
Мысль. 1998. N4. C. 89-92. Б. Жумашева
Ст преп-ль агу им. Абая оставить заселение сие на месте теперешнем
Митет Сибирской железной дороги решал вопросы об устройстве пере
Кабульдинов социально-правовое положение казахского
3. байгисиева. Конфискация имущества
Байгисиева З. М. Вестник КазГУ. 1998. N10. C. 49-51. Ликвидация кулачества как класса в казахстане
1. Политико-правовые связи Казахстана и России
Бухонова ия, грибанова елена
Рrо мемоria, или электронhый реквием по ушедшим безвозвратно
В. И. Григорьев. Из истории организационного и правового
Становление казахской государственности казахского ханства
Каримова а. // Поиск. 1999. ө С. 74-81. Становление и развитие кооперации

Мысль.1998.N4.-C.89-92.
Б. ЖУМАШЕВА.

РАЗДЕЛЯЙ И ВЛАСТВУЙ

Управление и территориально-адмииистративное деление
Мангышлака в Х1Х -- начало ХХ вв.

Этот регион вследствие своеобразного геополитического положения
стал примером неустанной деятельности царизма для достижения своих
колониальных целей. По реформе 1824 года полуостров Мангышлак от-
носился к западной части Младшего жуза. Юридическое оформление
подчинения царскому колониальному аппарату началось с 40-х годов
Х1Х века в связи с распространением и Младшим жузе дистанционной
системы управления. Местные казахи входили в 52-ю дистанцию. Она
состояла из четырех отделений адайцев крыкмултук, туркмен-адай,
кунан-урус и балыкши, зимовавших на юге Устюрта, и нескольких дру-
гих родон. Начальником дистанции был крупный бий Есенжан Абызов,
наэначенный Оренбургской пограничной комиссией и подчинявшийся не-
посредственно султану - правителю западной части жуза. Все бии,
управление вышеназванными отделениями, являлись его помощниками.
Дистанции эта имела 10 административных единиц. Приблизительно 150
тыс. дворов составляли 24О аулов. Но фактическая колонизация уда-
лась не сразу. Пользуясь недосягаемостью, труднонедоступностью от-
дельных местностей, адаевцы успешно избегали царских сатрапов.
Русские чиновники были вынуждены сами признать факт чрезмерной
трудности проникновения их в этот регион. Лишь по мере строитель-
ства военных укреплений и особенно с началом пароходства по Кас-
пийскому морю в 1846 г. власть царизма стала распространяться на
Мангышлак. В дальнейшем из-за обширности территории и трудности
управления в 1868 г. мангышлакская дистанция была разделена на
две: Верхнюю и Нижнюю. В первую вошли три отделений, зимовавшие на
Устюрте, а в Нижнюю - пять отделений, зимовавших на Мангышлаке. В
Верхней дистаниии начальником был крупный бий адаевцев Баимбет Ма-
яев, в Нижней Кафаур Калбин. Они являлись непосредственными помощ-
никами коменданта Форта-Александровского. Оба дистанционных на-
чальника с большим усердием выполняли обязанности, вменявшиеся им
<Положением> 1844 г., за что получали подарки от царской админист-

- 2 -
рации. Например, Кафаур Калбин был удостоен "никому до сих пор ни
оказываемой здесь чести - приглашения ехать в Петербург для предс-
тавления Государю Императору" (ЦГА РК, ф. 85, оп. 1, д. 23, л.
70). Кибиточную подать с казахов Младшего жуза стали собирать с
зимы 1837 г. Сначала ею облагались казахи, зимовавшие в пределах
казачьих линий. Официальный налог был установлен только с 1844 г.
Если первые годы местным жителям удавалось уклониться от уплаты
подати, то с появлением в 1846 г. укрепления на Мангышлаке они вы-
нуждены были вносить ее регулярно, причеа зачастую дважды - первый
раз коменданту или местному начальнику ири Форте-Александровском,
когда прикочевывали на зимовку, второй - султану-правителю запад-
ной части Младшего жуза, когда переходили на летовки. После прика-
за 21 октября 1868 г. "Временного Положения по управлению в степ-
ных областях оренбургского и западносибирского генерал-губернато-
ров" полуостров Мангышлак был выселен в отдельное приставство в
составе Уральской области. С этого момента начинаются различия в
управлении зтой частью Казахстана и других его регионов. Причем
приставство не являлось общепринятой единицей в системе админист-
ративного деления Российской империи, и его внедрение означало
один из ярких признаков военно-полицейской власти на подвластной
территории, и прежде всего находящейся в сфере пограничной страте-
гии. Во главе Мангышлакского приставства стоял подполковник Рукин.
Это был ярый проводник политики царизма,неоднократно возглавлял
карательный отряд по усмирению казахов Уральской и Тургайской об-
ластей в период волнений 1869 г. Это явилось новым шагом по пути
устранения местной аристократии от власти, по ослаблению родовых
начал. Образование волостей и назначение волостных здесь происхо-
дило своеобразно. Если по Положению 1868 г. волостные управители и
аульные старшины в большей части Казахстана назначались по выбору
народа, хотя бы формальному, то на Мангышлаке они назначались ко-
лониальной администрацией. Вот что докладывал об этом генерал-гу-
бернатор Оренбургской области Н. Н. Крыжановский военному минист-
ру: <При разбросанности на больших пространствах крайне затрудни-
тельно собирать выборных, признаю возможным поручить управление
волостями нынешним управляюшим отделениями с правами и обязаннос-
тями волостных управителей> (там же, д. 23, л. 19). Так крупные
бии Маяев и Калбин автоматически стали волостными управителями, а
дистанции - волостями. В связи с опасением волнений и на Мангышла-
ке Н. Крыжановский далее предлагает: для сохранения спокойствия и

- 3 -
удобства в управлении учредить две должности киргизских помощников
мангышлакского пристава, <с жалованием 400 рублей серебром каждому
за счет земского сбора>. Из этих же соображений для подавления уг-
рожавшего здесь восстания 2 февраля 1870 года вышел Указ, по кото-
рому Мангышлакское приставство было передано из Уральской области
в ведение Командующего Дагестанской области, канцелярия начальника
которой (генерал-адъютант князь Меликов) находилась в городе Те-
мир-Хан-Шура. По предложению Меликова на Мангышлаке было введено
военнонародное управление, подобное существовавшему на Кавказе,
<как наиболее соответствующее главнейшим целям правительства: дос-
тижению спокойствия и безопасности, с одной стороны, и нашего до-
верия - с другой> (Сборник сведений о кавказских горцах. Вып. 6.,
Тифлис, 1872, с. 63). Но эти предосторожности уже не могли пре-
дотвратить закономерного и естественного возмущения населения. Как
и другие рода Младшего жуза, казахи Мангышлака на введение <Вре-
менного положения> ответили восстанием. После покорения Мангышлака
в 1871 году в военном министерстве рассматривался вопрос о его
дальнейшем управлении. Еще через год по проекту Кавказской адми-
нистрации, <учитывая результаты умиротворения кочующего населения
и двухлетний опыт управления>, предлагалось вместо приставства об-
разовать военный отдел, как в Дагестане, а население разделить на
4 наибства или участка: 1. Туркменское.2. Мангышлакское. 3. Буза-
чинское. 4. УстьУртское (ЦГА РК, ф. 85, оп. 1, д. 22, л. 71). Не-
посредственный надзор возлагался на сардаров, назначаемых на долж-
ность начальником отдела. Это отличалось от системы управления,
действовавшего по всему Казахстану. Военное министерство решило
выяснить применимость его на Мангышлаке. Посланный с этой целью
полковник Плющенко сделал осторожное заключение, по которому изме-
нение военно-политической ситуации на юго-восточном берегу Кас-
пийского моря не привело к осуществлению предлагаемого проекта.
Мангышлакское приставство продолжало состоять из 4 волостей, одно-
именных планируемым наибствам. Управление Закаспийским военным от-
делом как в военном, так и в административном отношении было в ру-
ках начальника отдела, назначаемого и увольняемого приказами царя.
По военной части он действовал как командующий войсками, располо-
женными в пределах отдела, а по административной части - пользо-
вался правами губернатора. В обязанности его входило принимать ме-
ры для обеспечения <спокойствия и безопасности> местного населе-
ния, покровительства торговли и всякого рода промышленности в пре-

- 4 -
делах края. Он должен бьи слелить за исполнением законов и распо-
ряжений правительства всеми учреждениями и лицами во вверенном ему
отделе. О всех случаях, имеющих важное значение или характеризую-
щих положение в крае, он должен был доносить Главнокомандующему
Кавказской армией, представлять ему ежегодный отчет. Огличительной
чертой от <Временного Положения> имел право назначать <туземцев на
занятие должности волостных управителей, временно отстранять этих
лиц от лолжности до утверждения этой меры Главнокомандующим>. Он
мог подвергать всех должностных лиц дисциплинарным взысканиям,
аресту до трех месяцев и предавать их за преступления суду. Местом
г~ребывания этого начальника Закаспийского военного отдела и уп-
равления был г. Красноводск. <Временным Положением> 1874 г, было
установлено и низовое административное деление, приближенное к об-
щероссийскому. Местное русское население, пока еще немногочислен-
ное (семьи чиновников, рабочие рыбных промыслов, купцы, жители ры-
бацких поселков), управлялось на основе общеимперских законов и
порядков. Форт-Александровскому и Красноводскому укреплениям были
присвоены права городов со льготами и преимуществами, допущенными
для городского населения в степных областях Оренбургского и Тур-
кестанского генерал-губернаторства. А казачье население станицы
Николаевской переводилось в гражданское сословие с сохранением за
ним льгот по податям, условиям рыбной ловли, добычи соли; станич-
ники освобождались от многих повинностей, в частности от воинской.
Коренное население Красноводского приставства состояло в основном
из туркмен, а Мангышлакское - из казахов-ададвцев и прибрежных
туркмен. Мангышлакское приставство, как уже выше было сказано,
состояло из трех казахских волостей: Мангышлакской, Бузачинской,
Усть-Уртской и отдельной Туркменской. Через три года,в 1877 г, в
результате естественного роста Мангышлакская разделилась на Ман-
гышлакскую и Тюб-Караганскую, а Бузачинская - на 1 Бузачинскую и
11 Бузачийскую. Распределение казахов по этим административным
единицам было неравномерным. В каждом из них насчитывалось от 1100
до 1б00 кибиток, а во 11 Бузачинской, к примеру, до 2000.Турсунова
М. С. Казахи Мангышлака во второй половине Х1Х века. Алма-Ата,
1978, с: 121). Территория каждой волости определялась естественны-
ми границами. Волостные несли полицейские функции, как и в других
областях Оренбургского и Туркестанского генерал-губернаторств. За
неисполнение законов и небольшие проступки, как то: драки и буйс-
тва, они могли наказывать виновных в пределах их аулов собственной

- 5 -
властью, арестом до трех дней и щтрафом до трех рублей, кроме лиц,
имеющих чины и ордена. Волостные управители и аульные старшины, а
также судебные бии на Мангышлаке до 1905 года не выбирались, а
назначались из числа <благонадежных и распорядительных>, т. е. из
удобных и преданных царизму представителей феодальной верхушки.
Военным судом подвергались наказанию в военно-судебных комиссиях
за измену, явное сопротивление войскам, за призывы к неповиновению
правительству; за нападение на почты, казенный транспорт и купе-
ческие караваны; убийство русских лии и других народностей; за
разбой, грабеж, поджоги и подделку денег, похищение казенного иму-
щества. По общеимперским законам разбирались преступления долж-
ностных лиц из <туземцев> по исполнению ими служебных обязаннос-
тей, а также все дела местного населения с русскими и лицами дру-
гих национальностей, как уголовные, так, и гражданскйе. Дела, воз-
никающие в пределах Мангышлакского приставства, рассматривались в
соответствующих учреждениях Астрахаиской губернии, <впредь до вве-
дения новых судебных учреждений в Дагестанской области>. Все ос-
тальные преступления разбирались народным судом, т. е. аульным, В
каждом ауле избирались три бия, которые утверждались в должности
начальником Закаспийского военного отдела. Аульные судьи не полу-
чали жалованье, но имели право на <бийлык> - особый штраф с винов-
ного в пользу судей, не превышаюший, однако, 10% стоимости иска по
уголовным делам и 5% по грабежу. Этот суд решал дела и иски не вы-
ше 100 рублей. Суд аульнык биев производился гласно и публично по
народным обычаям. Время его созыва определялось инструкцией на-
чальника отдела. При решении того или иного конфликта выслушива-
лись авторитетные лица из рода ответчика, которые избирались упол-
номоченными истца. Они и выносили под присягой оправдательный или
обвинительный приговор. Если суд выносил обвинительный приговор,
то с ответчика взымалось материальное взыскание. К примеру, за по-
бои и истязание одыого ишана и его сына, угон у них 5 баранов суд
взыскал с 10 ответчиков 9 лошадей, 9 халатов в пользу ишана и 108
рублей 50 копеек штрафной суммы, а также обязывал ответчиков вер-
нуть потерпевшему 5 больших баранов (ЦГА РК., ф. 40, оп. 1, д 921,
л.1-2). Судебные дела и иски, превышавшие 100 рублей, а также жа-
лобы на решения аульного суда разбирались на судебном сьезде биев
приставства, который рассматривал и принимал решения по делам не
свыше 300 рублей. Съезд биев приставства собирался 2 раза в год.
Недовольные его решением могли подавать жалобу на имя начальника

- 6 -
Закаспийского отдела. Он принимал решение по своему усмотрению. В
его компетенции были дела до 3000 рублей, свыше указанной суммы
имел право решать Главнокомандующий Кавказской армией. Раздел <По-
дати, сборы и натуральные повинности> <Временного Положения> 1874
г. почти полностью совпадает с аналогичным разделом Положения 1868
г., т.е. кибиточная подать в 3 руб. с кибитки в год, земский сбор,
исправление дорог и мостов и т. п. И, конечно, никем не регламен-
тируемый <карашыгын>. Отдельно оговаривался вопрос о налогообложе-
нии туркмен: <.;.туркмен этого приставства (Мангышлакского. - Б.
Ж.) -- по 1 рублю 50 копеек с кибитки. На кочевников Красноводско-
го приставства подать налагается по мере подчинения их русской
власти>. <Временное Положение об управлении в Закаспийском крае>
1874 г. установило новые функции всех звеньев колониальной адми-
нистративной власти. Начальник Закаспийского военного отдела <за-
ведовал> населением во всех отношениях. Приставы несли обязаннос-
ти, возложенные на уездных исправников империи, на основании общих
для уездной полиции правил. Основной функцией в деятельности прис-
тавов было подавление народных волнений в случае их возникновения.
<Временное Положение> не определяло границ Закаспийского военного
отдела к юго-востоку и тем самым давало полный простор предприим-
чивости нарских сатрапов. Военный отдел стал опорным пунктом про-
никновения самодержавия в глубь Закаспийского края и одним из важ-
ных трамплинов слияния Средней Азии с Россией. Включение Мангышла-
ка в состав Закаспийского военного отдела подтвердило военно-стра-
тегическое значение этого отдаленного региона Казахстана, характе-
ризовалось большим усилением военной власти, увеличением обязан-
ностей местного населения перед колониальной администрацией, лише-
нием их всех прав, т. е. в конечном итоге утверждением колониаль-
ной власти царизма на Мангышлаке. Завоевание Хивинского ханства
Россией и утверждение англичан в Афганистане в 1878 г. поставило
царскую Россию перед необходимостью географически отделиться от
английских владений. Первым шагом к этому послужило занятие и пол-
ное подчинение Ахал-Текинского оазиса в июне 1880 г. С завоеванием
этого района Россией появилась необходимость пересмотра территори-
ально-административного устройства всего Закаспийского края. По
императорскому указу от 6 мая 1881 г. из Ахал-Текинского оазиса и
земель Закаспийского военного отдела была образована Закаспийская
область с включением ее в состав Кавказского военного округа. Во
главе области стоял начальник. Аппаратом управления являлось граж-

- 7 -
данское отделение штаба войск Закаспийской области с местонахожде-
нием в укреплении Асхабад, основанном в 1881 г. 20 июля 1881 г.
вышел приказ с согласия командующего Кавказской армией о разделе
территории и населения Закаспийской области на Мангышлакское,
Красноводское приставства и Ахал-Текинский округ. Новое деление
хоть и привело к укрупнению территориально-административных еди-
ниц, но не устранило разнообразия форм управления. Унифицированию
управления положило начало изданное 10 июня 1882 г.. <Временное
Положение> об управлении Закаспийской областью, по которому она
впервые получила уездное деление, существовавшее тогда по всей
России. Область была разделена на три уезда: Мангышлакский, Крас-
новодский и Ахал-Текинский. Административным центром области яв-
лялся Асхабад, а уездов соответственно -- Форт-Александровский,
Красноводск, Асхабад. К концу 80-х годов Х1Х в. она граничила на
севере с Гурьевским и Темирским уездами Уральской области, на се-
веро-востоке и востоке -- с Аральским морем, Хивинским ханством и
Бухарским эмиратом, на юге и юго-западе и востоке -- с Афганиста-
ном и Персией, на западе на всем протяжении омывалась водами Кас-
пийского моря. Царизм мало руководствовался заботой о <туземцах>,
скорее, наоборот, без конца перекраивая их земли по своему усмот-
рению и подчиняя их то одной, то другой власти. В феврале 1890 г.
было издано еще одно <Временное Положение об управлении Закаспийс-
кой областью>, согласно которому она состояла из 5 уездов: Мангыш-
лакского, Красноводского, Асхабадского, Педженского и Мервского. В
1888 г. помимо прежде существовавших 4 волостей на Мангышлаке были
образованы еще три волости: Туркмен-Адаевская, Джеменеевская и Ра-
имбердинская. Всего в Мангышлакском уезде было 8 волостей. В Крас-
новодском уезде из казахского населения сформирована была в 1893
г. одна волость -- 4-я Адаевская." Создание волостей было большой
уступкой царизма казахским феодалам, оно открывало им широкие воз-
можности для произвола в аулах. В отличие от прежних положений
регламентировались штаты областного военного управления и штат во-
енно-народного управления на уровне уезда. Все чины, находясь в
ведении военного министра, должны были носить форму. Те, кто зани-
мал классные должности, имели льготы, полагающиеся военному ве-
домству. Чиновники получали казенные квартиры или квартирные день-
ги и прочее. Все это лишний раз служит подтверждением тому, что
здесь укрепилось безраздельное господство царского правительства.
Но на этом не завершилась административно-территориальная реорга-

- 8 -
низация Закаспийской области. Согласно Указу царя сенату от 26 де-
кабря 1897 г., она в административном отношении присоединялась к
Туркестанскому генерал-губернаторству, а и военном -- к Туркменс-
кому военному округу, после чего ускорился процесс оформления ни-
зового звена административно-территориального деления. Разумеется,
границы между волостями и административными аулами во многих слу-
чаях точно не определялись, но часто пересматривались. Дробление
продолжалось до начала ХХ века: если в 1899 г. было 59 аулов, то к
1908 г. -- 90. Такое мелкое дробление не случайно, это было удобно
для сбора налогов и карательных целей царизма. Ведь чем больше
раздроблено население, тем легче его контролировать, лучше вести
учет кибитковладельцев, что и требовалось колониальному аппрату --
никто не скроется от <всевидящего ока>,никто не будет обойден при
сборе налога. То есть можно перефразировать известный лозунг и
сказать <Разделяй и собирай!". Такая организация управления, зако-
нодательно оформленная многочисленными <Временными Положениями>,
обеспечивала царизму прочное подчинение и хозяйственное освоение
края как колонии.

Жумашева Г. Заселение Мангышлака // Мысль. - 2002.- ө1.- С.81-84.

Первое казачье поселение на полуострове появилось после переноса в 1846 году военного укрепления Ново-Александровского от залива Карасу (Кайдак) в более благоприятное место - к Тюб-Караганскому заливу. Этому предшествовала, конечно, подготовительная работа. В 1844 г. была образована комиссия в составе военного инженера капитана Жебровского (от военного министерства), капитан-лейтенанта Канецкого (от морского министерства) и войскового старшины Уральского казачьего войска Матвеева (от Оренбургского ведомства). Ей было поручено подробно исследовать окрестности залива и выполнить следующие распоряжения:
1) Составить подробное описание полуострова с объяснениями - сколько имеется удобных для пашни земель, есть ли вода хорошего качества и удобные для скотоводства луга, а также какие племена и в каком количестве кочуют;
2) Сделать заключение о возможности разместить на полуострове до 1650 переселенцев.
Осмотрев местность, комиссия пришла к выводу, что заселение полуострова возможно. В заключении говорилось: "Не только рыбопромышленникам желательно будет завести там оседлость и ватаги, но и некоторые из торговцев будут стремиться на Мангышлак для ближайших торговых сношений с Хивой и Бухарой, а также с местными жителями. Что же касается до водворения на Мангышлак 1650 наших переселенцев, как предполагало военное министерство, то, по мнению комиссии, хотя такое количество и можно здесь поселить без стеснения туземцев, но только таких переселенцев, которые бы занимались рыбным промыслом и торговлею; на успехи же скотоводства и хлебопашества на Мангышлаке надеяться нельзя"'.
После выводов комиссии оренбургский генерал-губернатор Обручев представил окончательное резюме. А предложения, одобренные царем 7 мая 1847 г., были таковы: заселение Мангышлака допускалось в двух видах, одно - торговыми промышленниками, для расширения торговли с Хивой и Бухарой и для меновой торговли с казахами, кочующими по восточному берегу Каспийского моря; другое - рыбопромышленниками, казенными крестьянами и мещанами, для рыбного и тюленьего промыслов. Торговцев решено было поселить в Ново-Петровском укреплении, а рыбопромышленников - на мысе залива Тюб-Караган, в 1600 саженях от укрепления, где планировалось построить гавань для выгрузки товаров и судов.
Несмотря на предоставленные льготы и пособия, положение первых переселенцев было весьма трудным и вселяло даже неуверенность в длительном пребывании их на полуострове. Объяснить это можно лишь следующим образом: крестьяне-переселенцы, жившие в условиях отсталой сельской общины с ее патриархальной круговой порукой, с примитивными приемами ведения хозяйства, были темными и забитыми. Перебравшись на полуостров, они не могли принести с собой передовые формы хозяйствования, потому что сами на родине пользовались отсталыми методами.
Приглашение желающих переселиться рыбопромышленников (казенных крестьян и мещан) ограничивалось жителями Оренбургской, Саратовской и Астраханской губерний, которые более всего занимались рыбным промыслом. В том же указе от 7 мая 1847 года отмечалось: "Переселенцев этих зачислять, по их желанию, в казачье сословие, чтобы они в случае необходимости могли защищать от набегов и разбоев как само население, так и рыбные промыслы"2.
Перешедшим в казачье сословие в первые 6 месяцев давалось бесплатное пособие для получения продовольствия; само же поселение причислялось к Уральскому казачьему войску. Чтобы больше создать здесь военных укреплений, на Мангышлаке также разрешалось обустраиваться казакам Уральского, Оренбургского и Астраханского войск.
Переселенцам предоставлялись большие льготы: торговцы, которые находились на полуострове постоянно, но без устройства жилищ, платили в течение 10 лет половину установленной гильдийской повинности, а те же, кто возводил каменные или деревянные дома, вовсе не платили повинностей в течение 5 лет, пока не завершалось строительство; последующие пять лет они платили 50%. Льготы были действительны в течение 20 лет. Под постройку домов по плану отводилось место, бесплатно отпускались необходимые для строительства плиточные и известковые камни, другие материалы. На перевозку семей и имущества и на доставку для них строительных материалов давалось пособие от астраханского порта. Из находящихся около Ново-Петровского укрепления соленых озер переселенцам, которые вступали в военное сословие, бесплатно отпускалась соль - до 150-ти пудов в год на каждое семейство, в то время как биям и старшинам казахов и туркмен выдавалось до 10-ти пудов, а остальным по два пуда на семью в год. Тем же, кто построил на Мангышлаке дома и другие помещения, но не записался в военное казачье сословие, отпуск соли производился с оплатой в казну по установленной цене. Для сбора денег за соль Министерство финансов назначило чиновника (соляного пристава), который подчинялся местному военному начальству.
После объявления вышеизложенных и утвержденных царем положений об устройстве русского поселения на Мангышлаке к генералу Обручеву от поверенных крестьян разных волостей и деревень Оренбургской и Саратовской губерний поступили просьбы от 2405 русских о позволении им переселиться на полуостров3. Откликаясь на просьбы, генерал разрешал ходокам предварительно посетить полуостров и осмотреть местность. Дозволение это, как оказалось впоследствии, устранило многие проблемы. Почти все крестьяне, побывавшие на Мангышлаке, сочли земли непригодными для землепашества и сенокошения и поэтому отказались от намерений.
Однако обещанные льготы, малоземелье в российских губерниях все же не могли приостановить переселенческий процесс. В 1849 г. из Оренбургской губернии прибыло 11 семей казаков и 7 семей государственных крестьян Саратовской губернии. Вскоре сюда перебрались еще два семейства саратовских крестьян. Эти люди и образовали у Тюб-Караганского залива поселение, названное Николаевским.
По распоряжению оренбургского начальства для них в Астрахане было заготовлено:
20 деревянных домов - на 3256 рублей;
необходимых предметов для обустройства -на 154руб.;
11 подразшивных лодок -на 500руб.,
разных принадлежностей для рыбной ловли - на 300 руб.;
за доставку уплачено - 940руб.4
Несмотря на предоставленные льготы и пособия, положение переселенцев в 1848- 1849 гг. было весьма трудным и вселяло даже неуверенность в длительном пребывании их на полуострове. Объяснить это можно лишь следующим образом: крестьяне-переселенцы, жившие в условиях отсталой сельской общины с ее патриархальной круговой порукой, с примитивными приемами ведения хозяйства, были темными и забитыми. Перебравшись на полуостров, они не могли принести с собой передовые формы хозяйствования, потому что сами на родине пользовались отсталыми методами. Заселение происходило при большой поддержке правительства, давались неплохие льготы, а это не особенно способствовало тому, чтобы крестьяне трудились с большим напряжением, упорно, с использованием передовых приемов ведения хозяйства.
Переселенцы Мангышлака - яркий тому пример: многие не были знакомы с рыбным промыслом, а отведенные для ловли места первоначально приносили убытки. Люди обращались к коменданту Ново-Петровского укрепления, а также к инспектировавшему в 1850 году полковнику Беклемишеву разрешить им вернуться в места прежнего жительства, т. к. дарованные льготы не обеспечивали им нормального существования, некоторые просили предоставить им топливо и хлеб из казенных ресурсов и т. д.
Но все просьбы отклонялись на том основании, что указом были точно определены льготы и перед переселением местность была осмотрена и признана удобной для жизни. Однако в 1850 г. генерал Обручев исходатайствовал для переселенцев из казаков еще ряд привилегий: 8-летнюю льготу от службы и повинностей; пособие по 65 рублей на каждое семейство5.
Инспектировавшие укрепление Ново-Петровское и поселение Николаевское в 1851 г. генерал-майор Фрейман и в 1852 г. полковник Федоров также отмечали бедность поселян и то, что рыболовством занимались только 16 человек, остальные же не имели рыболовных снастей, а некоторые не работали вообще, рассчитывая на содержание от казны6.
Указом от 17 января 1852 г. мангышлакским переселенцам были предоставлены льготы по беспошлинной ловле рыбы и бою тюленя. Им предоставлено было в исключительное пользование пространство вод у Тюб-Караганского залива на 150-ти верстах, без всякого платежа в казну акциза и таможенных пошлин за привозимый к портам улов. Для этого права назначался 10-летний срок, наравне со сроками дарованной им льготы по платежу податей и повинностей. Острова Кулалы, Святой и Подгорной оставлялись в числе участков эмбенского вольного промысла, с дозволением мангышлакским поселенцам пользоваться с острова Кулалы нужным им для топлива камышом, при этом им запрещалось мешать другим промышленникам в бое тюленя. Но они, если пожелают, могут производить бой тюленя по билетам астраханской экспедиции. Следует добавить, что в 1859 г. вышел новый Устав о рыбном и тюленьем промыслах на Каспийском море, по которому за мангышлакскими переселенцами было закреплено право бесплатного лова рыбы и боя тюленя.
В 1852 г. в Астрахань для поселения на Мангышлак прибыли еще пять семей (29 душ) из Саратовской губернии. Но они были такими нищими, что местная палата государственных имуществ вынуждена была выдавать им дневное пропитание. Эти люди к тому же были озлоблены из-за трудных условий жизни. О таких крестьянах-переселенцах "Киргизская степная газета" в 1896 г. писала: "...все переселившиеся крестьяне отличаются крайней бедностью. Состоятельные крестьяне в переселение не пойдут, им хорошо на родине"7.
Когда известие о бедственном положении прибывших стало известно оренбургскому начальству, оно распорядилось не отправлять их на Мангышлак, но в Астрахань "бумага" пришла после того, как переселенцы уже были в пути.
Вновь прибывшие семьи, не имея возможности построить себе дома, нанимались за очень маленькую плату в работники к переселенцам из бывших казаков Оренбургского войска. После такого печального опыта для предотвращения заселения полуострова бедными крестьянами по всем губерниям было объявлено, что переселение на Мангышлак несостоятельным крестьянам не разрешать.
Однако царизму необходимо было осваивать край, развивать рыбные промыслы, расширять торговлю в том районе. Для обоснования же на новом месте требовались значительные затраты, а нести неоправданные расходы было не в интересах власти. В Центральной России было немало желающих переселиться, и у правительства был большой "выбор" в этом отношении.
Чтобы не нести новые расходы с "возвращенцами", для улучшения быта семей из государственных крестьян в 1854 году построили для прибывших в 1852 г. 5 семей дома из камня по образцу прежде переселившихся. Шести наиболее нуждающимся семьям было дано денежное пособие для приобретения лодок со снастями, предметов домашнего обихода и принадлежностей для обустройства домов.
Из 20 семей, числившихся в поселке Николаевском в 1850-1852 гг., только представители 15-ти занимались рыболовством, причем 6 из них имели достаточно хорошее положение: у каждой было по две лодки и от 5 до 11 тысяч самоловных крючьев; у 9 семей было по одной лодке и крючьев от 3 до 6 тысяч; представители 2 семей по бедности нанимались на службу при форте; остальные же три семьи находились в нищете8.
В 1857 году на Мангышлак прибыли одна семья из казенных крестьян и 21 - из казаков Оренбургского войска, а в 1858 году еще 2 семьи из того же войска. Таким образом, к 1859 г. в с. Николаевском насчитывалось 49 семей, из них 34 казачьих и 15 крестьянских. Последние были допущены к переселению оренбургским генерал-губернатором лишь после заключения местного начальства и письменного подтверждения их имущественного состояния для обзаведения необходимым хозяйством за свой собственный счет.
Но и с принятием таких мер положение Николаевского поселения не особенно улучшилось и после 1858 г. Доказательством тому служили как большое число просьб о переводе в другое место, так и донесения местного коменданта, многочисленных инспекторов.
Проверяющий форт и поселение в 1861 г. подполковник Веревкин получил прошения от 30 семейств о выселении с Мангышлака и о выдаче им хлеба и дров из запасов форта. Причина неудовлетворительного их материального положения заключалась, с одной стороны, в недостаточном улове рыбы в последние годы, с другой - в нерадивости самих поселян. И вновь были приняты меры для улучшения жизни населения поселка Николаевского: разрешалось выдавать в долг продовольствие беднейшим семьям, но секретно, чтобы другие, видя это и надеясь на помощь казны, не расхолаживались; запрещалось выделять из семьи взрослых сыновей без уважительной причины, так как с их уходом она теряла рабочие руки и, как правило, ухудшалось ее положение; увеличивалась площадь вод, отведенных под бесплатный лов рыбы.
И только в 1867 г. инспектировавший укрепление и поселок Николаевский полковник Пирогский доносил, что "жители поселка занимаются исключительно рыболовством и боем тюленей и от этих промыслов живут не только безбедно, но и занимаются торговлей. Многие из них, владея большими лодками, отправляют добытую ими рыбную продукцию для продажи в Астрахань, оттуда привозят хлеб и прочий товар для сбыта туземцам; хозяйство их с каждым годом улучшается (только домашний скот содержится в ограниченном количестве, лишь для домашних нужд); с улучшением их быта повысилась их нравственность: по отзыву местного священника, пьянство между поселянами значительно ослабло, и, равнодушные прежде к исполнению христианских обязанностей, они теперь усердно посещают церковь и начинают обращать внимание на обучение детей грамоте и закону Божьему"9.
Вот статистические данные, подтверждающие улучшение жизни переселенцев и доказывающие тот факт, что усилия правительства по закреплению в этом крайне неблагоприятном для заселения полуострове дали заметные результаты. В 1867 г. поселянами поймано 9400 пудов рыбы, по 375 на семью, и 435 пудов тюленя, по 170 на семью. В 1968 г., только за лето, поймано 500 пудов рыбы, до 180 на семью, и 1480 пудов тюленя, по 60 на семью10.
А эти сравнительные цифры за 1852 и 1868 гг. показывают, как укреплялось хозяйственное состояние переселенцев":
Подтверждая эти данные в своем отчете, проверявший укрепление и станицу Николаевскую в 1868 г. капитан 1 ранга Тверетинов докладывал, что поселяне жили безбедно (за исключением одного семейства, нанимавшегося в работники) и даже устроили школу, для которой выписали учителя с оплатой 100 рублей в год при бесплатном помещении и продовольствии. В 1892 г. здесь уже имелась церковно-приходская школа, которая была преобразована в двухклассное училище. С целью развития хозяйства в 1908 г. поселку был отведен выгон скота. В 1914 г. в поселке насчитывалось 265 дворов (1437 человек)'2.
Материалы о возникновении первого на Мангышлаке поселения приведены не случайно. Во-первых, аналогичной ситуации в те годы с образованием поселений рыболовов в других регионах Казахстана не было. Во-вторых, в процессе переселения чувствовалась "мягкая" жесткость. В остальных регионах заселение происходило в основном на пригодных для хлебопашества землях и на обширных пастбищных угодьях. Ведь счет переселенцев шел на десятки и сотни тысяч.
Здесь же речь идет об узкой косе Тюб-Караганского залива. Именно на примере Мангышлака хорошо видны особенности освоения этого края. Перед царским самодержавием стояла одна цель - закрепиться на этом важном во многих отношениях полуострове. Пусть он не пригоден для нормальной жизни, но он необходим, он выгоден для империи в стратегическом отношении, а значит, ничто не остановит сделать его обжитым, использовать его преимущества для дальнейшего расширения границ в юго-восточном направлении.


Лодок

Самоловных
крючьев
к крючьев

Крупного и
мелкого скота

В 1852 г. на 20 семей (115 чел.), из которых 15
занимались рыболовством, было:

19

132,000

19 шт.

В 1868 г. на 26 семей (151 чел.), из которых 25 занимались рыболовством, было:

109

267,000 и 6700 сетей

59 шт.


ЛИТЕРАТУРА
1. Федоров К. М. Закаспийская область. Асхабад, 1901, с. 180.
2. Сборник сведений о кавказских горцах. Выпуск 6, Тифлис, 1872, с. 9.
3. Федоров К. М. Закаспийская область. Асхабад, 1901, с. 181.
4. ЦГА Туркмении. Ф, 1, оп. 2, д. 2481, л. 217.
5. Федоров К. М. Закаспийская область. Асхабад, 1901, с. 183.
6. Михайлов Ф.А. Туземцы Закаспийской области и их жизнь. Этнографический
очерк. Асхабад, 1900, с. 60.
7. Киргизская степная газета. 1896, с. 5.
8. Федоров К. М. Закаспийская область. Асхабад, 1901, с. 184.
9. Там же, с. 185.
10. Сборник сведений о кавказских горцах. Выпуск б, Тифлис, 1872, с. 26.
11. ЦГА Туркмении. Ф, 1, оп. 1, д. 2474, л. 226.
12. Канода И. Н. Переселенческие поселки в Закаспийской области (конец XIX -
нач. XX вв.). Ашхабад, 1973,с.58.
84




Похожие:

Мысль. 1998. N4. C. 89-92. Б. Жумашева iconПамятка для учащихся «Как писать сжатое изложение» Внимательно прочитайте написанное вами подробное изложение
Запомните: сформулировать основную мысль без сказуемого невозможно! Основная мысль не просто предъявляется в тексте, она получает...
Мысль. 1998. N4. C. 89-92. Б. Жумашева iconЮношеское первенство Брестской области по спортивному ориентированию. 16 июня 2010, оз. Селяхи
Тарасюк Пётр оцдютиЭ г. Бреста 17 1998 00: 30: 45 5 92 6 Романюк Роман г. Барановичи 1 1998 00: 32: 55 6 89
Мысль. 1998. N4. C. 89-92. Б. Жумашева iconЮношеское первенство Брестской области по спортивному ориентированию. 17 июня 2010, Комаровка
Тарасюк Пётр оцдютиЭ г. Бреста 17 1998 00: 34: 05 6 89 7 Романюк Роман г. Барановичи 1 1998 00: 34: 54 7 87
Мысль. 1998. N4. C. 89-92. Б. Жумашева iconРекомендации логопеда по литературному чтению для учащихся 9 класса «Б»
Учитесь определять тему и основную мысль текста. Тема – это то, что именно говорится в тексте, предмет разговора. Основная мысль...
Мысль. 1998. N4. C. 89-92. Б. Жумашева iconМысль "народная"в романе «Война и мир»
В "Войне и мире" писатель, по его признанию, любил «мысль народную». Она заключается не только и не столько в изображении самого...
Мысль. 1998. N4. C. 89-92. Б. Жумашева iconПротокол №1 от 31. 01. 2011г и консультирования
Деятельность Центра регламентируется Типовым положением об образовательном учреждении для детей, нуждающихся в психолого-педагогической...
Мысль. 1998. N4. C. 89-92. Б. Жумашева icon14 декабря 2005 г. N 785 о порядке отпуска лекарственных средств
В соответствии со статьей 32 Федерального закона от 22 июня 1998 г. N 86-фз "О лекарственных средствах" (Собрание законодательства...
Мысль. 1998. N4. C. 89-92. Б. Жумашева icon«Мысль народная» в романе «Война и мир». Жизненная философия Платона Каратаева. Образ Тихона Щербатого
Тона Каратаева в судьбе Пьера, открывшего для себя счастье простых истин, проанализировать «мысль народную» в романе, раскрыть нравственную...
Мысль. 1998. N4. C. 89-92. Б. Жумашева iconНечаянная мелодия ночи
Впервые напечатан в 1998 году в литературном журнале «Юность», Москва (№6). Вышел в авторском сборнике «Предпоследний день грусти»...
Мысль. 1998. N4. C. 89-92. Б. Жумашева iconМинистерство здравоохранения и социального развития российской федерации приказ
В соответствии со статьей 32 Федерального закона от 22 июня 1998 г. N 86-фз "О лекарственных средствах" (Собрание законодательства...
Мысль. 1998. N4. C. 89-92. Б. Жумашева iconПостановление Правительство РФ 15 июня 1998 г. N 588 (эж 98-26) в целях реализации федеральной целевой программы "Энергосбережение России" и введения в действие
Федеральным органам исполнительной власти разработать и утвердить по согласованию с Министерством топлива и энергетики Российской...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©lib2.podelise.ru 2000-2013
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы