Сергей Сухинов Черный туман icon

Сергей Сухинов Черный туман



НазваниеСергей Сухинов Черный туман
страница2/7
Дата конвертации23.10.2012
Размер0.68 Mb.
ТипДокументы
источник
1   2   3   4   5   6   7
1. /Чёрный туман.docСергей Сухинов Черный туман

Глава вторая

Наводнение



Вечером в Плакучие Ивы пришел саблезубый тигр. В прежние времена при виде его все жители деревни с воплями страха разбежались бы кто куда. Во всех концах края Торна было известно о могучих и свирепых хищниках. Они появились в Голубой стране много лет назад, после сильного землетрясения. Тогда неподалеку от Большой реки, в густом лесу, образовались две огромные и глубокие трещины. Видимо, оттуда и выбрались на поверхность саблезубые тигры. Ходили слухи, что они прежде жили в Подземном царстве колдуна Пакира, но почему-то не поладили с Властелином Тьмы и предпочли перебраться в Волшебную страну. Так это или не так, сказать было трудно, потому что саблезубые тигры так и не научились разговаривать.

Поначалу огромные звери нападали не только на зверей и птиц, но даже и на Жевунов. Страшила Мудрый не раз пытался избавиться от свирепых хищников, но из этого ничего не получилось. А когда королевой Изумрудного города стала Корина, саблезубые тигры поселились и в Зеленой стране. Как они перебрались через Большую реку, осталось загадкой. Не исключено, что коварная Корина специально их перенесла в свою страну. Зачем? Видите ли, ребята, некоторые не очень добрые короли и королевы любят держать своих подданных в страхе. Запуганными людьми легче управлять. Так в свое время поступила и колдунья Гингема, когда разрешила жить в своей стране Людоеду. Корина была приемной дочерью Гингемы, и прекрасно знала об этом. А чем саблезубые тигры лучше людоедов?

Но Корина ошиблась. Не все саблезубые тигры оказались злыми. Тигренок Зубастик смог подружиться с Лили, и был даже приглашен на юбилей Вардала. Тогда-то жители Плакучих Ив и перестали его бояться.

Лили сидела на скамейке возле дома и грустила. Зубастик подбежал к ней и стал ласково тереться головой о ее ноги и урчать.

Девочка радостно вскрикнула и стала гладить тигренка по полосатой голове. Но улыбка на ее лице вскоре вновь погасла.

– Кажется, я сделала большую ошибку, Зубастик, – вздохнула она. – И почему я порой бываю такой вредной? Сама не пойму, в чем тут дело. Волшебница Стелла дважды приглашала меня в свою Школу Искусств, а я как последняя дурочка, дважды отказалась. Думаешь, мне не хочется посмотреть на Розовый дворец? Еще как хочется!

– Карр, карр, так почему же ты отказалась? – послышался сверху хриплый голос. – Кошмар, какая глупость!

Лили подняла голову и увидела Хрипунью. Ворона сидела на борту дома-корабля и возмущенно каркала.

– Привет, Хри… то есть, я хотела сказать, Черный Соловей! – сквозь слезы улыбнулась Лили.

Хрипунья важно кивнула. Она очень любила, когда ее называли Черным Соловьем. Ворона была очень высокого мнения о своих вокальных способностях, и обожала петь с Лили дуэтом. Кроме того, она была ворчлива и до невозможности тщеславна. Но у всех есть свои недостатки, не так ли, ребята? Главное, что Хрипунья была добра и справедлива, а остальное не так уж и важно.

– Привет, – ответила ворона. – Я давно собиралась к тебе в гости, да все дела мешали. Кошмар! Я была так занята, так занята!

– И чем ты была занята? – поинтересовалась Лили.

– Понимаешь, на поле возле деревни Колоски пшеница сейчас стала просто до невозможности спелой и вкусной. Все мои товарки-вороны просто покой потеряли. Так и кружатся над полем, так и кружатся! Страшила Мудрый едва успевает их отгонять. Ну, а я решила ему помочь.

Лили удивленно охнула.

– Неужели, ты вступила в войну с другими воронами?

Хрипунья возмущенно закаркала.

– Карр, карр, делать мне нечего! Да вороны мигом бы меня заклевали. И мой чудесный талант певуньи пропал бы из-за какой-то пшеницы. Какой кошмар! Нет, я отпугивала своих товарок по-другому. Знаешь, кем я работала на поле? Мертвой вороной!

Зубастик даже сел на землю от удивления и разразился громким воем.

– Как это – мертвой вороной? – не поняла Лили.

– Оч-чень даже просто! Эту хитрую штуку придумал Страшила. Понимаешь, Лили, птицы хорошо изучили его прежние хитрости, и перестали бояться его трещотки и рогатки. Но птицы всегда пугаются, когда жестокосердные фермеры вывешивают на поле мертвых птиц. Кошмар! Я сама этого боюсь до ужаса. И вот Страшила мне предложил изображать мертвую птицу. Он воткнул посреди поля кол, и днем вывешивал меня на нем вверх ногами. Уж-жасная работа, должна я вам сказать!

Лили сочувственно кивнула.

– Это наверное, очень неудобно – висеть целый день вверх ногами!

– Конечно, это полный кошмар, карр, карр! Но еще хуже, что при этом висишь вниз головой. Одна радость, что по ночам, когда мои товарки несолоно хлебавши отправлялись спать, я устраивала себе пир. Я и завтракала, и обедала и ужинала до самого рассвета. Ох, как же приятно поесть отборного зерна от пуза, да при этом не опасаться, что тебя прогонит жестокий сторож!

– То-то я вижу, что ты заметно поправилась, – улыбнулась Лили.

– Еще бы! – гордо задрала клюв Хрипунья. – Но, к сожалению, все хорошее быстро всегда заканчивается. Вчера фермер взял косу и скосил всю пшеницу, и потом отвез ее на мельницу. Я хотела бы туда сунуться, но местные вороны и воробьи встретили меня ужасно невежливо. Кошмар! Вот тогда-то я и вспомнила, что целый месяц собиралась к тебе в гости. Кстати, у тебя не завалялось случайно несколько спелых колосков?

– Нет, но я могу попросить пшеницу у соседей, – ответила Лили и зевнула. – Только они, наверное, уже легли спать. Рыбаки всегда так делают, потому что встают очень рано, еще до зари. И у меня тоже глаза начали слипаться. Пошли спать, а?

Лили вместе с Зубастиком поднялась по деревянному помосту на борт дома-корабля. Девочка отправилась спать в свою комнату, а тигренок предпочел улечься на палубе. Что касается Хрипуньи, то она уселась на верхушку мачты и стала зорким взглядом оглядывать окрестности – нет ли где-нибудь поблизости пшеничного поля? Но жители Плакучих Ив не занимались фермерством. Они были искусными рыбаками, и пойманную рыбу обменивали в соседних селах на хлеб и фрукты. Так что пришлось Хрипунье этим вечером заснуть с пустым желудком.

К ночи вдруг подул сильный холодный ветер. Хрипунья едва не свалилась с мачты. С встревоженным клекотом ворона влетела в окно комнаты и стала летать под потолком.

– Лили, вставай – поднимается буря! – завопила она. – Кошмар!

Лили зевнула и повернулась на другой бок.

– Ну и что? – не открывая глаз, буркнула она.

– Как это что? – всполошилась Хрипунья. – Какая беспечность! Мы, птицы, терпеть не можем бурь.

– Но я же не птица… – прошептала Лили и провалилась в глубокий сон.

Надо сказать, что Лили была редкостная соня. Если она засыпала – то так, что ее, как говорится, и пушкой не разбудишь. И поэтому как ворона ни вопила, девочка даже не шевельнулась.

А между тем с востока к деревне стал подходить большой грозовой фронт. Небо заполыхало от вспышек молний. А потом пошел страшный ливень. Зубастик мигом проснулся и, открыв лапой дверь, прошмыгнул в комнату Лили. Хрипунья тотчас уселась на верхней полке под самым потолком. Она, конечно же, знала, что Зубастик хороший и добрый зверь. И все же он был саблезубым тигром, и поэтому спать вороне сразу же расхотелось.

Гроза и ливень усиливались с каждой минутой. От громовых раскатов грома проснулись все жители деревни. Они опасливо выглядывали в окна. Такой страшной грозы не могли припомнить даже старожилы.

– Как бы не случилось наводнение, – встревожено сказал Жигарь, самый пожилой рыбак в деревне. – Большая река не такая уж мирная и тихая, какой кажется на первый взгляд. Если она выйдет из берегов, то случится беда!

А ливень все шел и шел, и даже усиливался. В воздухе словно бы повисла сплошная водяная стена.

К полуночи вода в Большой реке стала прибывать. Рыбаки всполошились. Если начнется наводнение, то их лодки попросту унесет с причалов. Кое-кто из самых смелых мужчин попытался было выйти из дома, да куда там! Дождь был такой, что можно было утонуть, даже не выходя из своего двора.

Прошел еще час другой, и река вышла из берегов. И все дома-корабли оказались в воде!

Зубастик вдруг почувствовал, что пол под ним закачался. С рычанием он вскочил на лапы и, подскочив к окну, стал вглядываться в темноту. Хрипунья тотчас уселась ему на голову.

– Карр, карр, да мы же плывем! – завопила она и от страха почему-то клюнула Зубастика в голову. – Кошмар, мы же потонем! А я совсем не умею плавать! Лили, спасай меня!

Но девочка продолжала сладко спать. Ее не могли разбудить даже раскаты грома и беспрерывное сверкание молний.

Испуганная ворона перелетала к ней на кровать и, уцепившись клювом в одеяло, начала стаскивать его со спящей девочки.

– Дедушка, но дай же мне поспать… – пробормотала Лили и стала натягивать одеяло себе на голову.

Зубастик пришел на помощь вороне Он вцепился клыками в край одеяла, и мигом стащил девочку на пол. Вот тогда уж Лили пришлось проснуться!

– Что случилось? – воскликнула она. – Почему пол так трясется? Это землетрясение, да?

– Нет, это наводнение, – мрачно ответила Хрипунья. – Кошмар!

Лили тотчас вскочила на ноги, наскоро оделась и выбежала на палубу.

Светало. Гроза постепенно стихала, и темные тучи нехотя уходили на запад. Девочка огляделась, и даже руки заломила от отчаяния.

Дом плыл, словно настоящий корабль! Река разлилась так широко, что оба берега были едва заметны в туманной дымке. По воде плыли вырванные с корнем деревья и кустарники, доски и всяческий мусор.

– Да что же это такое… – простонала Лили. – Мы на самом деле плывем, словно на корабле! Но дом только похож на корабль, и плавать не может. Хорошо еще, что дедушка успел проконопатить щели в его днище… Но мы все равно рано или поздно утонем!

Лили всхлипнула. Она вдруг почувствовала себя совсем маленькой и беспомощной. Как сейчас не хватало его дедушки Вардала! Тот был опытным путешественником и наверняка сейчас что-нибудь придумал. А что сможет сделать она, Лили? Все, что она умеет делать – это петь и танцевать. Но танцами вряд ли можно спасти дом-корабль…

Поняв, что гроза стихает, Хрипунья заметно приободрилась. Уж кто-то, а она запросто сможет спастись с тонущего дома-корабля!



Но, взглянув на своих друзей, ворона смутилась. Они-то летать не умели!

– Пусть ветер еще немного стихнет, и тогда я могу полететь за помощью, – предложила она. – Я разыщу Страшилу Мудрого, и он наверняка что-нибудь придумает!

Зубастик зарычал и так грозно клацнул челюстями, что ворона едва не свалилась за борт.

– Тьфу, да что же я говорю? – воскликнула она. – Пока я буду летать туда-сюда, этот нелепый дом наверняка потонет. Что-то надо придумать другое… Карр, карр, до чего же плохо, что у вас нет крыльев!

Зубастик вдруг громко зарычал и указал передней лапой в сторону ближнего берега.

Лили всмотрелась во мглу, и вскрикнула от радости. Она увидела, что кто-то плывет в сторону ее дома, сидя в длинной лодке. Неужели, рыбаки помогут ей?

Но присмотревшись повнимательней, Лили не смогла сдержать разочарованного вздоха. Оказалось, что к ней плыл какой-то мальчик. И сидел он не в лодке, а поверх большой доски. Другой доской, но только маленькой, мальчик греб, словно веслом.

– Это Ким, мой сосед, – сказала Лили. – И как он ухитряется плыть на обычной доске?

Ким был высоким темноволосым мальчиком. Ему было одиннадцать лет, и он слыл в деревне самым работящим и рассудительным мальчиком. Вот уже три года он выходил на рыбную ловлю вместе со своим отцом и тремя старшими братьями. В то время, когда его сверстники носились по улицам или играли на опушке леса, Ким занимался хозяйством. Он умел конопатить и смолить днище лодки, чинить сети, коптить и солить рыбу, шить паруса, и еще многое другое. Со сверстниками Ким держался немного высокомерно, словно считал их всех малышней. Но в присутствии Лили он почему-то всегда робел и смущался. Девочка восхищала его своими талантами. Сам-то он не умел ни петь, ни танцевать.

Увы, Лили обращала на него внимания еще меньше, чем на остальных деревенских мальчишек. Она вечно витала в облаках своих грез, мечтала обойти весь край Торна и прославиться как величайшая путешественница всех времен. А Ким и думать ни о чем не мог, кроме своей лодки и рыбной ловли. Им даже разговаривать-то было не о чем!

Но сейчас Лили очень обрадовалась, увидев мальчика.

– Плыви сюда, Ким! – закричала она и замахала ему рукой.

Мальчик еще более энергично заработал своим самодельным веслом. Он ловко лавировал среди плывущих по воде деревьев и кустарников. Наконец, доска причалила к дому-кораблю. С длинного бруса лебедки вниз свисал канат – с его помощью Вардал поднимал струганные доски наверх. Мальчик ухватился за канат и, ловко перебирая руками и ногами, взобрался на борт.

– Привет, Лили! – звонко крикнул он и спрыгнул на палубу.

– А-а, и Зубастик здесь… А это что за птица? – и он указал пальцем на Хрипунью.

– Меня зовут Черный Соловей, – важно ответила ворона.

– Соловей? – Ким выпучил глаза, а затем ухмыльнулся. – Неужто, и вороны научились петь? Чего только не случается в нашей Волшебной стране! Вот и твой дом, Лили, поплыл по реке, словно корабль. Я как увидел такое, то сразу бросился к причалу. Но все лодки унесло сильное течение, так что плыть пришлось на простой доске.

Лили удивилась.

– Выходит, ты нарочно поплыл вслед за нами?

Ким кивнул.

– Но зачем? – продолжала недоумевать Лили. – Ведь это так рискованно!

Ким смущенно хмыкнул.

– Ну, не оставлять же тебя одну… Ого, а палуба-то начинается крениться на левый борт! Уж нет ли в днище течи?

Лили беспомощно вздохнула.

– Не знаю…

Не теряя времени, Ким полез в подвал, который теперь стал трюмом дома-корабля. Спустя несколько минут он вылез оттуда и озабоченно посмотрел на Лили.

– Точно, в днище есть течь, и не одна. Если дыры не заделать, то через час-другой дом утонет. Придется чинить днище!

Мальчик тотчас взялся за дело. Он нашел в мастерской Вардала все необходимые инструменты: топор, молоток, гвозди, клещи, и спустился вместе с ними в трюм. А потом Лили вместе с Зубастиком стали подавать ему доски – те самые, которые успел обстрогать Вардал.

Работа была нелегкой. К тому же дом-корабль кренился с каждой минутой. Хрипунья, которой дело по ее силам пока не нашлось, летала над палубой и вопила: «Тонем! Тонем! Спасите, карр, карр!»

– Эй, Черный Соловей, перестань каркать! – крикнул из трюма Ким.

Ворона на время замолкала, а потом вновь начинала причитать:

– Карр! Карр! Кар-раул, тонем!

Ну что ты с ней поделаешь? В любом трудном деле, увы, не обходится без паникеров. Сами они обычно ничего не делают, а только каркают и причитают. А еще иногда они начинают учить тех, кто работает. Вот и Хрипунья стала вопить на Зубастика:

– Карр, ну кто же так поднимает доски? А еще тигром называется! Да любой воробей с этим делом лучше справится, карр, карр, карр!

От этих воплей Зубастик так разволновался, что случайно выпустил край доски из пасти. Та упала на палубу и сильно ушибла зверю лапу. Ох, и разозлился же тигренок!

Но Ким сохранял спокойствие. Он отлично знал, что когда работаешь, нельзя слушать таких горе советчиков, как ворона.

Вода уже наполнила трюм дома-корабля до уровня коленей мальчика. Ему пришлось чуть ли не нырять, чтобы положить доску на место, где в днище виднелась щель. А уж прибивать доску под водой было невероятно трудно. Но у Кима были, что называется, золотые руки. Доска за доской ложились на нужные места, и вскоре стало заметно, что вода больше не прибывает.

Ким выбрался на палубу и вытер пот с разгоряченного лица.

– Все, теперь не утонем, – сипло промолвил он.

Лили не выдержала и расцеловала его.

– Ты настоящий герой! – воскликнула она, восхищенно глядя на мужественного мальчика.

Ким смутился. Прежде Лили редко удостаивала его даже взгляда, а тут поцеловала целых два раза!

– Никакой я не герой, – смущенно пробормотал он. – Любой мужчина на моем месте сделал бы тоже самое… А теперь попробуем починить парус, иначе нам к берегу не пристать.

Увы, эта работа оказалась не такой простой. Парус на доме был сделан как простое украшение, и не был приспособлен для того, чтобы управлять настоящим кораблем. Киму и Лили пришлось немало помучаться, прежде чем он зашили многочисленные дыры в полотнище. Затем они пришили к парусу толстые веревки, и вновь прикрепили парус к мачте.

И тогда старый дом на самом деле превратился в корабль.

1   2   3   4   5   6   7




Похожие:

Сергей Сухинов Черный туман iconПоложение о памятнике природы Челябинской области Черный бор
Черный бор (далее именуется – памятник природы Черный бор), устанавливает режим особой охраны памятника природы Черный бор, допустимые...
Сергей Сухинов Черный туман iconЧерной ночью за окном Черный тополь, черный дом

Сергей Сухинов Черный туман iconМод. 54 Цена -160 руб. Состав: 50% шерсть/50% акрил с флисом Цвета: белый;бежевый; голубой; чёрный
Состав: 50% шерсть/50% акрил Цвета: св серый; джинса; синий; маренго; чёрный; хаки
Сергей Сухинов Черный туман iconСергей Есенин …Я счастлив
...
Сергей Сухинов Черный туман iconИз нескольких веществ. Например. Воздух. Молоко. Сплавы металлов. Растворы. Дым. Туман. Бетон
Смесь – это система из нескольких веществ. Например. Воздух. Молоко. Сплавы металлов. Растворы. Дым. Туман. Бетон
Сергей Сухинов Черный туман icon10. сергей
Сергей производил впечатление грамотного, интеллигентного, хорошо воспитанного мальчика. Он показался мне очень молодым, выглядел...
Сергей Сухинов Черный туман iconДокументи
1. /Черный тмин. Nigella Sativa. Целебные свойства/Послание к верующим.txt
2.
Сергей Сухинов Черный туман iconТаланты XXI века
В сумме Сергей набрал 111 баллов (из 125) и получил 1 место. Затем был приглашён для участия в заключительном этапе Всероссийской...
Сергей Сухинов Черный туман iconДокументи
1. /Жёлтый туман.doc
Сергей Сухинов Черный туман iconСравнительный анализ использования в обработках посевов риса самолета Ан 2 и наземного комплекса Туман 2
Сравнительный анализ использования в обработках посевов риса самолета Ан – 2 и наземного комплекса Туман – 2
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©lib2.podelise.ru 2000-2013
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы