Роберт Лоуренс Стайн Сводные сёстры icon

Роберт Лоуренс Стайн Сводные сёстры



НазваниеРоберт Лоуренс Стайн Сводные сёстры
страница1/7
Дата конвертации23.10.2012
Размер1 Mb.
ТипДокументы
источник
  1   2   3   4   5   6   7
1. /Сводные сёстры.docРоберт Лоуренс Стайн Сводные сёстры

Роберт Лоуренс Стайн

Сводные сёстры

Улица страха




«Сводные сестры»: Астрель / АСТ; Москва;2006

ISBN 5-17-040785-8

Оригинал: R. L. Stine, “The Stepsister”,

Перевод:

Аннотация


Эмили с нетерпением ждала приезда сводной сестры, хотела с ней подружиться, но та оказалась малоприятной особой... Очень скоро девушка со страхом осознала, что боится Джесси. Она попыталась поделиться своими сомнениями с родителями, но ее даже не стали слушать.

Эмили еще не знает, что такое настоящий ужас. Она поймет это лишь тогда, когда прочитает дневник сестры и узнает страшную тайну.

Неужели Джесси убийца? Неужели она убьет Эмили?

Глава 1

Гибель плюшевого мишки

— Ненавижу свои волосы!

Эмили Кейси скорчила рожу собственному отражению в зеркале и отшвырнула расческу.

— Ты бесишься оттого, что приезжают Джесси и Рич, — заметила Нэнси, которая, лежа на кровати листала старый номер «Мари-Клер».

— Нет. Я просто ненавижу свои волосы! — Эмили сердясь, подобрала расческу с ковра. — Они как пшеничные хлопья, — она снова уставилась в большое зеркало на дверце шкафа и провела расческой по волосам

— Откуда ты знаешь, как выглядят пшеничные хлопья? — лениво поинтересовалась Нэнси, не поднимая головы от журнала. — Ты же их никогда не ела. Ты вообще ничего не ешь.

— Тогда почему я такая толстая? — Эмили яростно зачесывала волосы назад.

— Ты не толстая, — Нэнси перевернула страницу. — Просто ты не такая маленькая, как мама и я. У тебя кость широкая. Ты высокая. Ты...

— Толстая, — мрачно повторила Эмили.

Да нет, конечно, она не толстая. Наверное, Нэнси права. Она просто дергается потому, что сегодня приезжают их сводные брат и сестра. Навсегда. Жить. Но она терпеть не могла, когда Нэнси была права.

— Терпеть не могу, когда ты права, — произнесла Эмили вслух. — Вечно ты корчишь из себя взрослую.

— А сейчас ты будешь жаловаться на свои руки. — Нэнси захлопнула журнал и швырнула его на пол.

— Свои руки?

— Какие они у тебя большие. Вечно одно и то же. Сначала ты жалуешься на свои волосы, потом на то, что ты толстая, а потом на свои большие уродливые руки.

— Мои волосы слишком тонкие и легкие. — Эмили вздохнула. — Они никогда не будут спадать тяжелой волной. И нечего надо мной издеваться.

— А для чего же тогда нужны старшие сестры?

— Ума не приложу, — сухо ответила Эмили, но тут же, не удержавшись, рассмеялась.

— Ты отлично выглядишь, — улыбнулась Нэнси. — Слушай, а откуда у тебя мини-юбка? Из моего шкафа?

— Да нет, это моя. Кажется. — Эмили нервно подтянула черные колготки и разгладила юбку.

— С каких это пор ты стала носить юбки? — спросила Нэнси, усаживаясь на кровати.

— Мне захотелось получше одеться, чтобы произвести хорошее впечатление.

— Да ты и правда волнуешься. — Нэнси встала и, самодовольно улыбаясь, подошла к зеркалу.

На Нэнси были фирменные джинсы, подчеркивающие ее стройную мальчишескую фигурку, и бледно-зе­леная водолазка, которая потрясающе шла к медно-рыжим волосам. У нее-то волосы были прямые и послушные и хорошо лежали.

— Мама испекла пирог. — Эмили нервно вертелась перед зеркалом. — Тоже небось волнуется. Значит, на вкус он будет, как замазка.

Сейчас, когда сестры стояли рядом, было особенно заметно, как они непохожи.

— А ты почему не волнуешься? — спросила Эмили. Она подняла с пола «Мари-Клер» и теперь пыталась запихнуть его на полку рядом с другими журналами. — Неужели тебе безразлично, что к нам едут новые брат и сестра?

— Ну, мы же с ними уже виделись, — ответила Нэнси, переместившись к окну, выходившему на Фиар-стрит. Стоял ясный и теплый день, пожалуй, слишком солнечный для декабря. Ветер раскачивал высокие де­ревья, и тени от их тонких обнаженных ветвей колеба­лись на желтых обоях комнаты.

— Ну и что? — с жаром воскликнула Эмили. — Они же приезжают не в гости, а жить, насовсем.

— Все равно через год я уеду в колледж, — равнодушно отозвалась Нэнси. — К тому же Джесси будет жить в твоей комнате. Так что жертвовать собой придется тебе.

Эмили бросила на Нэнси испуганный взгляд. Она с таким нетерпением ожидала приезда новой сестры — к тому же ровесницы, — что ей и в голову не приходило, что потребуются какие-то жертвы. Возможно, Нзнси опять права. Возможно, ей придется пожертвовать сво­ей свободой и поделиться с новой сестрой частью жизненного пространства.

Они уже встречались с Джесси несколько раз и при этом прекрасно ладили. Но разделить с ней свою комнату — это совсем другое дело! А что, если Джесси окажется круглой дурой и занудой? Нет, все это ерунда. Она не позволит Нэнси завести себя, она и так достаточно к взволнованна.

— Вот кто действительно может изменить нашу жизнь, так это отчим, — произнесла Нэнси, по-прежнему глядя в окно, словно избегая смотреть на Эмили.

До сих пор Нэнси категорически отказывалась обсуждать Хью Уолнера, за которого мать вышла замуж три месяца назад. Было совершенно очевидно, что Нэнси от него не в восторге. Впрочем, Эмили отчим тоже не особенно нравился — слишком уж он отличался от их отца. Когда встал вопрос, надо ли сестрам Кейси поменять свою фамилию на Уолнер, обе дружно отказались. Но, если это и задело отчима, пусть даже слегка, виду он не подал, так как был человеком сдержанным.

«Ладно, — считала Эмили, — пусть мама поступает как хочет, лишь бы была счастлива». А мать — новоявленная миссис Хью Уолнер — казалась на седьмом небе от счастья.

Эмили осторожно присела на новую кровать у окна, предназначенную для Джесси, и разгладила ладошкой покрывало в красных и синих квадратах. Матрас тоже был новый и потому непривычно жесткий.

— Джесси — классная девчонка, — сказала она убежденно. — Мы с ней так веселились на маминой свадьбе!

— И по-своему хорошенькая, — согласилась Нэнси. Она никогда не была щедра на похвалу.

Неожиданно за дверью раздался дробный топоток.

И тут же в комнату, тоненько потявкивая от восторга, шумно ворвался Тигр, любимый белый терьер Эмили.

— Тигр, сидеть! — завопила девочка.

Но было поздно — одним скачком он запрыгнул хозяйке на колени и начал бурно облизывать ее лицо.

— Волосы, мои волосы! Ты мне всю прическу испортишь!

Но пес этих глупостей не понимал. Когда Эмили наконец-то удалось спихнуть с себя собаку, волосы с левой стороны снова стояли торчком.

— Ах ты мой Тигр, как же я тебя люблю! — Теперь уже она схватила его, прижалась лицом к мохнатой морде и потерлась носом о мокрую «пуговицу». — Хоть ты меня всю и разлохматил!

Девочка спустила пса на пол. Тигр, с бешеной скоростью виляя коротким хвостом, выскочил из комнаты и помчался вниз.

— Эй, они уже здесь! — Нэнси повернулась к Эмили. — Что с твоей прической?

— Скажи всем, что я буду через минуту. — Эмили схватилась за расческу.

— И правда, как пшеничные хлопья, — бросила Нэнси, направляясь к дверям. — Может, тебе шляпу надеть?

— Ну, спасибо тебе за поддержку, Нэн.

— Всегда рада помочь, — и Нэнси исчезла за дверью.

— Заходите же, проходите! — доносился снизу взволнованный голос матери. — Вы выглядите просто прекрасно. Мы вас так ждали! Нэнси, где Эмили?

— Самолет опоздал, как всегда, — гудел мистер Уолнер.

— Ну ничего. Теперь мы все вместе, и это главное, — захлебывалась мать.

Эмили подошла к лестнице, прислушиваясь к голосам в холле и чувствуя, как колотится сердце.

«Все будет хорошо, — подумала она. — Все будет просто замечательно».

Девочка глубоко вздохнула и побежала вниз, пере­скакивая через две ступени.

— Привет! — Она хотела обнять Джесси, которая уже почти стянула с себя куртку сливового цвета, но вместо этого обхватила куртку. Обе дружно рассмеялись.

— Все равно привет! — со смехом воскликнула Эмили. — Ты здорово выглядишь!

Джесси была очень хорошенькой. Вес в ней было миниатюрным и изящным, за исключением огромных светло-голубых глаз. Каждый раз, глядя на длинные волнистые волосы золотистого оттенка, красивый высокий лоб и молочно-белую кожу, Эмили вспоминала ангелов со старинных картин, которые она когда-то видела в музее. На Джесси красовался бледно-голубой свитер в тон к глазам и потертым джинсам.

— Спасибо, — ответила она, отдавая куртку отцу. — Ты тоже хорошо выглядишь.

У Джесси был тихий мягкий голос, прекрасно сочетавшийся с ее внешностью. Взгляд девочки упал на волосы Эмили и на секунду задержался на них. Затем она обернулась к миссис Уолнер.

— Здесь так хорошо! Мне так нравится ваш дом! — Она бросилась обнимать мачеху.

Эмили видела, что мать искренне тронута.

— Эй! Не забудьте про Рича, — встряла Нэнси.

— Ну конечно, мы про него не забудем! Как можно забыть про такого красивого юношу! — Миссис Уолнер просто сияла от радости. — Даже если он так по-мужски сдержан и молчалив! — добавила она шутливо.

Рич, такой же белокожий, как и сестра, покраснел, как помидор.

— Нужно же здесь хоть кому-то быть сдержанным, — заметила Нэнси.

Все рассмеялись, кроме Рича — красного, смущенного всеобщим вниманием. Это был худой жилистый парнишка, длинный, как верста, с огромными ступнями. Его белесые волосы торчали во все стороны, словно солома, а на подбородке краснели юношеские прыщики. В белых теннисных тапочках он ужасно напоминал кролика из мультиков.

«Тринадцатилетние подростки такие нескладные», — подумала Эмили. Она с трудом представляла себя в этом возрасте, хотя тринадцать ей было всего три года назад. Но уж очень хотелось забыть то время.

— Что ты читаешь? — спросила она Рича.

Он молча протянул ей книгу в твердой обложке, с которой, похоже, не расставался ни на минуту.

— У этого парня всегда с собой книжка, — мистер Уолнер неодобрительно покачал головой.

— Это Стивен Кинг, — пробормотал Рич так тихо, что Эмили еле расслышала.

— «Кладбище домашних животных». Ты ведь ее читала, Нэнси? — спросила она.

— Я больше не читаю Стивена Кинга, — Нэнси поморщилась.

— Она теперь большая, она теперь вообще ничего не читает, — ехидно заметила Эмили.

Джесси одобрительно рассмеялась.

— Здесь так хорошо. Мне кажется, что мы будем тут счастливы, — мягко сказала она миссис Уолнер.

— Уверена, мы все будем счастливы, — подхватила та.

— Это так здорово — иметь сестру своего возраста, — Джесси повернулась к Эмили. — Мы будем вместе учиться и везде вместе ходить. Ты мне покажешь окрестности. Мы будем вместе готовить. Ты любишь готовить? И мы сможем меняться одеждой и...

— Боюсь, что меняться мы не сможем, — растерянно ответила Эмили. Джесси была гораздо мельче нее.

— Все будет просто замечательно! — Джесси бросилась обнимать Эмили.

— Я испекла пирог и наготовила сэндвичей. Вы, наверное, проголодались с дороги, — засуетилась мать.

— Умираю с голоду, — с готовностью откликнулся мистер Уолнер, обеими руками обхватывая живот. — От ожидания в аэропорту у меня всегда болит желудок.

Сколько она его видела, этот высокий лысеющий мужчина с остатками темных прядей на висках и затылке всегда казался Эмили каким-то не то расстроенным, не то несчастным. Может, у него постоянно болел желудок?

— Прежде чем мы сядем обедать, Джесси и Рич, наверное, захотят подняться наверх — распаковать вещи и осмотреть комнаты, — сказала миссис Уолнер.

— Отличная идея, — согласилась Джесси и потянула на себя огромный чемодан.

— Давай помогу, — Эмили ухватилась за ручку и тут же об этом пожалела. Чемодан невозможно было ото­рвать от пола.

— Оставь его. Я потом перенесу все вещи наверх, — на ходу успокоил ее мистер Уолнер, направляясь на кухню.

Нэнси уже увела Рича в его комнату, расположенную в самом конце коридора на втором этаже, — очень узкую и тесную. Всего несколько дней назад эта комната была кладовкой.

— Пойдем, Джесси, посмотришь, где мы будем спать, — радостно позвала Эмили.

— Отлично, — откликнулась та, улыбаясь миссис Уолнер. — Мы спустимся через несколько минут, я тоже вдруг проголодалась.

— Я пока все подготовлю, — мать торопливо напра­вилась на кухню следом замужем. — Эй, Хью, подожди есть, оставь что-нибудь детям.

Джесси поднималась за Эмили, скрытые под половиком ступеньки скрипели и прогибались под их ногами.

— Ну, вот и пришли! — Эмили пропустила сводную сестру вперед.

Быстро окинув взглядом комнату, Джесси недовольно поморщилась.

— Маловата! — буркнула она вдруг совсем другим тоном.

— Что ты сказала? — Эмили не сразу расслышала тихий голос.

Не переставая хмуриться, Джесси подошла к открытому окну и, опершись на подоконник, выглянула наружу.

— Фиар-стрит (англ.-Улица страха). Ну и название ...

— Здесь красивые места, — ответила Эмили.

— И давно вы обитаете в этой дыре? — В голосе Джесси сквозило осуждение.

— Э-э-э... около шести лет, — Эмили пыталась вспомнить, сколько ей было, когда они сюда переехали. — Моим родителям нравились старые дома, отец любил все мастерить своими руками.

— Твоя мама всегда такая жизнерадостная? — Джесси перевела разговор на другую тему.

Она отошла от окна, плюхнулась на кровать Эмили и растянулась, сунув руки под голову.

«Вот это да, — подумала Эмили. — Здорово моя сестричка меняется, когда поблизости нет взрослых. Внизу она была такой милой и кроткой, а тут совершенно другой человек. Так вот мы какие на самом деле!»

— Мама просто волнуется, — сказала она вслух.

Джесси приподнялась на локте и вытянула из-за подушки Макса — старого-престарого, но любимого плюшевого медвежонка Эмили.

— Ты не похожа на свою мать, — сказала она, в упор разглядывая подругу.

«Она смотрит на мои большие руки», — мелькнуло у Эмили. Девочка торопливо спрятала руки за спину и подошла к письменному столу.

— Нет. Зато моя сестра — вылитая мама.

— Никогда не любила рыжие волосы, — скривилась Джесси.

Какое-то время она молча разглядывала мишку, потом опять подняла взгляд на Эмили.

— Этот шкаф такой маленький, где же я буду держать свои вещи? — Должно быть, она перехватила настороженный взгляд новой сестры, потому что тут же изменила тон. — Извини. Забудь все, что я наговорила. Я... я просто волнуюсь.

— Мы обе нервничаем. Не стоит извиняться.

— Я несла какую-то ерунду. Но это так тяжело. Вообще все было так ужасно.

Эмили выдвинула стул и уселась лицом к Джесси.

— Что ты имеешь в виду?

— А то, что, как только наша мать поняла, что отец хочет жениться на другой женщине, она не могла дождаться, чтобы сплавить нас с Ричем из дома. Не очень-то приятно узнать, что собственная мать мечтает от тебя избавиться.

— Мне так жаль, — виновато сказала Эмили.

— Они перекидывали нас с Ричем друг другу, как будто мы не люди, а мячики от пинг-понга, — горько сказа­ла Джесси, не отрывая глаз от ковра и быстро перекладывая Макса из руки в руку. — А теперь мне пришлось все бросить — всех моих друзей, мою лучшую подругу Дебору. Мы с ней очень дружили. Мне уже ее не хватает.

— Очень жаль, — повторила Эмили. — Я не понимала, как тебе трудно.

— Да, нелегко, — вздохнула Джесси, по-прежнему разглядывая ковер.

— Я постараюсь... — начала Эмили, но их разговор прервал знакомый топоток, и в комнату ворвался Тигр. Он привычно вскочил на кровать и ринулся к Джесси, норовя лизнуть ее в лицо.

— А-а! Убирайся! — завопила Джесси и с силой оттолкнула Тигра. Терьер растерянно и жалобно взвизгнул, ударившись об пол.

— Этот ужасный пес весь свитер мне перемазал своей шерстью, — кричала Джесси. — Выкини его отсюда!

— Тигр, уходи! — приказала Эмили.

Пес не привык, чтобы ему повторяли дважды. Он послушно повернулся и выбежал из комнаты.

— Он очень хороший. — Эмили не на шутку задела грубая выходка сводной сестры.

— Он отвратительный, — Джесси яростно стряхивала шерсть со свитера.

— Тигр почти не линяет, — вступилась Эмили.

— Но он же мог порвать свитер, — прошипела Джесси. — Знаешь, сколько он стоит?

— Он очень красивый, — растерянно пробормотала Эмили. — Ты, наверное, проголодалась? — спросила она через пару минут, чтобы сменить тему. — Может, пойдем вниз?

— Да. Пожалуй. — Джесси снова взялась теребить Макса.

— Мне подарили его на самый первый день рождения, — объяснила Эмили. — Он всегда был моей любимой игрушкой.

— Правда? — Джесси потянула Макса за нос. — Вид у него довольно потрепанный, — она неприятно засмеялась.

— Он мне очень дорог.

— Послушай, Эмили, я буду спать на этой кровати. Плохо засыпаю у окна.

— Но это моя кровать, — растерялась Эмили. — Эту, новую, у окна, мы купили специально для тебя.

— Что ж. Похоже, у нас проблема.

Джесси мрачно посмотрела на Эмили, потом опустила глаза и с силой дернула Макса за голову.

Глава 2

На озере

Эмили онемела. Этого не может быть! Джесси пронзительно расхохоталась и тут же смолкла, словно поперхнувшись.

— Прости, пожалуйста, — пролепетала она, переводя взгляд с оторванной головы мишки на туловище. Из отверстий сыпались серые опилки. — Это получилось случайно, правда. — Она заглянула подруге в лицо, как будто проверяла, верит ей та или нет.

Но Эмили ей не верила.

— Ты оторвала Максу голову...

Почему-то это прозвучало как вопрос, а не как обвинение.

— Нет. Она сама оторвалась, — настаивала Джесси. — Я почти не дотрагивалась до него. Неужели ты мне не веришь? — Ее большие голубые глаза умоляли Эмили согласиться, что это произошло случайно.

Эмили молчала.

Тень легла на желтые стены — солнце скрылось за облаками. В комнате мгновенно потемнело, и у Эмили вдруг возникло странное чувство, что тьму вызвало появление Джесси. По телу побежали мурашки. Глупости, конечно. Эмили еще не догадывалась, что воспомина­ние о Джесси, сидящей в полумраке с разорванным мишкой в руках, будет мучить ее долгое время.

Тени разошлись.

— Эй, подруги, — в комнату вошла Нэнси, прижимая к себе видеокассеты. — Как дела? Эм, я принесла кассеты, которые брала на прошлой неделе и... — Она оборвала фразу на полуслове. — Что с Максом?

— Это получилось нечаянно. Правда! — крикнула Джесси. Она вскочила, протягивая Нэнси части игрушки. — Он просто развалился у меня в руках, — голос Джесси дрожал.

Нэнси вывалила кассеты на стол и взяла медвежонка.

— Может быть, его еще можно сшить, — сказала она, неуверенно глядя на Эмили.

— Может быть, — с сомнением ответила она.

— А твой брат такой спокойный, молчаливый, — сказала Нэнси, протягивая мишку Эмили и намеренно меняя тему.

— Расскажи об этом кому-нибудь еще, — сухо откликнулась Джесси. — Когда вы узнаете его получше, то поймете, что он не просто молчаливый, а супермолчаливый.

Нэнси и Джесси рассмеялись, но Эмили было не до смеха.

«Ну и дрянь же эта Джесси, — подумала она, — они с Ричем здесь всего несколько минут, а эта девчонка уже выставляет его на посмешище».

Может, конечно, что-то не так с самой Эмили. В конце концов, Джесси просто пошутила, а с Максом и правда все вышло случайно. Не следует плохо думать о Джесси. Она теперь член семьи, надо с ней подружиться.

— Наверное, Ричу будет трудно привыкать к новой школе, — сочувственно сказала Эмили.

— Расскажи о ней, — попросила Джесси с нервным смешком. — Вообще-то Рич нормальный парень, хотя мы с ним мало общаемся. С ним трудно сблизиться, у него свой мир. Вечно читает какие-то ужастики. Он просто помешан на Стивене Кинге и даже пишет ему письма.

В комнате опять потемнело. Все предметы словно выцвели, став такими же серыми, как небо за окном.

— Мне Стивен Кинг никогда особенно не нравился, а теперь у меня и подавно нет времени на чтение. Я готовлюсь к поступлению в колледж, — сообщила Нэнси.

— Ты сегодня вечером куда-нибудь идешь? — быстро спросила Эмили.

Ей не хотелось, чтобы Нэнси опять завела разговор о том, как много ей приходится заниматься. Сестрица могла рассказывать о своих занятиях часами. Иногда Эмили казалось, что разговоры об этом занимают у Нэнси гораздо больше времени, чем сами занятия. Второй по бесконечности темой была неудачная личная жизнь Нэнси.

— Кажется, у тебя сегодня свидание с Гари Брандтом?

— Он его отменил, — Нэнси горестно покачала го­ловой. — Сказал, что простудился. Хоть бы для приличия чихнул разок в трубку или шмыгнул носом... Я знала, что все так выйдет.

Нэнси взяла несколько кассет и медленно, по од­ной, стала раскладывать их на письменном столе.

— Не будем надоедать Джесси подробностями моей личной жизни, — сказала она, напряженно улыбаясь, — тем более что там такой хаос с тех пор, как...

— Знаю, знаю, — перебила ее Эмили, закатывая глаза, — с тех пор, как Джош перестал встречаться с тобой и начал ходить ко мне.

Джесси неловко поднялась.

— Может, я лучше пойду вниз? — Она переводила взгляд с одной сестры на другую. — Если вы хотите вы­царапать друг другу глаза или...

— Нет, нет, — Эмили торопливо вскочила, — мы эту тему уже мусолили тысячу раз.

— Две тысячи, — процедила Нэнси, поправляя свои медные волосы.

«Как она сейчас похожа на маму», — подумала Эмили.

— Нэнси, но ведь Джош тебе до смерти надоел, — воскликнула она, сама удивленная тем, что в сотый раз начинает оправдываться. — Помнишь, ты же говорила, что хочешь его бросить?

Нэнси покраснела — наверное, ей было стыдно об­суждать это в присутствии Джесси.

— Ты права. Ты абсолютно права, Эм. И вообще, я не понимаю, что ты в нем нашла. Он такой придурок! — Нэнси деланно рассмеялась. — Представляешь, — повернулась она к Джесси, — в его понимании, хорошо одеться на свидание — это переодеть свитер задом наперед. Ему, наверное, кажется, что на спине грязь не так видна!

— Неправда! — возмутилась Эмили.

Джесси и Нэнси расхохотались.

«Зачем мы затеяли этот разговор, — удивленно подумала Эмили. — Джош для Нэнси ничего не значит, она сама миллион раз говорила, что ей плевать на то, что мы с ним встречаемся».

— Я пошла есть. Вы идете? — спросила Нэнси.

— Будем через минуту, — ответила Эмили, пытаясь приставить голову медвежонка к туловищу.

— Мне нравится твоя сестра, — сказала Джесси после того, как Нэнси вышла из комнаты. — Она такая хо­рошенькая. А ты действительно встречаешься с ее парнем?

— Да. Но у них недолго был роман, Нэнси все время хотела его бросить, — сухо ответила Эмили.

— Значит, договорились. Я сплю у стены? — спросила Джесси.

— Ну...

«Ни о чем мы не договаривались», — зло подумала Эмили.

— Мы можем передвинуть эту тумбочку к моей стороне. — Джесси, не дожидаясь ответа, начала ее двигать.

— Мне нужно сначала все вынуть оттуда, — спокойно ответила Эмили

Неужели Джесси делает все это ей назло? Неужели она собирается командовать Эмили в ее собственном доме. Но... теперь этот дом принадлежит и Джесси.

— Сегодня у нас настоящий праздник! — сияя счастливой улыбкой, объявила миссис Уолнер, усаживаясь во главе обеденного стола. Мистер Уолнер буркнул что-то одобрительное, довольно хмыкнул.

Эмили и Нэнси заранее украсили столовую, развесив по стенам и над дверью бумажные гирлянды и прибив над окнами большой плакат с надписью «ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ!». Вместо обычных салфеток из плетеной соломки мама постелила на стол белую скатерть, а в самую середину поставила высокую хрустальную вазу, полную розовых и красных роз. Эмили даже не могла вспомнить, когда в последний раз их старый дом вы­глядел так нарядно.

— Я хочу сказать тост! — воскликнула она, пытаясь не думать про неприятности с мишкой. Доверху напол­нив свой стакан Кока-колой, Эмили протянула бутылку Джесси.

— А у вас есть содовая? — обратилась та к миссис Уолнер. — В кока-коле слишком много калорий.

Миссис Уолнер с удивлением посмотрела на Джесси.

— Только не говори, что тебя беспокоит твой вес. Если ты еще хоть немного похудеешь, тебя вообще не будет видно.

Мистер Уолнер громко рассмеялся: Джесси все время что-то беспокоит.

—- А у вас, молодой человек, как дела? — спросил он у Рича, молча сидевшего в конце стола.

— Нормально, — ответил мальчик, пожав плечами.

— Может, ты закроешь книгу и попробуешь пирог?

— Ладно, — Рич закрыл книгу.

— Положить тебе мороженого? — спросила мама.

Тот в ответ что-то пробормотал.

— Говори громче, Рич, — заметил мистер Уолнер. — А то тебя слышат только твои коленки.

— Да. Дайте мне мороженого, пожалуйста, — громко произнес мальчик ломающимся голосом.

Мистер Уолнер засмеялся.

— Да ты у нас можешь петь сопрано!

Рич вспыхнул и опустил глаза".

— Папа, не цепляйся к нему! — Джесси бросила на отца выразительный взгляд.

— Я же просто шучу. — Мистер Уолнер отправил в рот большущий кусок ванильного пирога и глотнул кофе.

— Тоже мне шуточки, — пробормотал Рич, не поднимая глаз.

— Что ты сказал? Опять бормочешь?

— Отстань от него, папа, — резко сказала Джесси. Рич с шумом отодвинул стул и неловко поднялся.

— Могу я просто пойти наверх и почитать? — Не дожидаясь ответа, он схватил книгу Стивена Кинга и, не глядя ни на кого, выскочил из комнаты.

— Да что я такого сказал? — мистер Уолнер растерянно и как-то по-детски развел руками.

— Вечно ты его обижаешь, — поморщилась Джесси."

— Я не хотел, — ответил отец, запихивая в рот очередной кусок пирога. — Вот сейчас доем, поднимусь к нему и извинюсь. Все-таки у нас сегодня праздник.

— Стоит ли ему читать такие книги? — забеспокои­лась мама. — «Кладбище домашних животных», кажется, довольно мрачная книга.

— Он любит Стивена Кинга, — запальчиво ответила Джесси.

— Настоящий книжный червь, не то что его старый папочка, — проговорил мистер Уолнер, подливая себе кофе. — После института я не прочитал ни одной книжки.

Эмили с Нэнси переглянулись. Нашел чем хвастаться, мелькнуло у обеих. Как хе он отличался от их отца! Эмили исподлобья рассматривала сидящего напротив отчима — в растянутой желтой майке без рукавов и мятых коричневых штанах с эластичным ремешком. Она вспомнила, как хорошо одевался папа. Дэн Кейси был детским врачом. Моложавый, подтянутый, он всегда носил строгий костюм с накрахмаленной белой рубашкой и галстуком, чтобы солиднее выглядеть в глазах пациентов. Отец прочитывал в неделю две-три книги и любил обсуждать их с дочерьми.

Как могла мама выйти замуж за человека, столь непохожего на отца? Мистер Уолнер работал менеджером на мебельной фабрике и даже на работу ходил без галстука.

«Мама была так одинока; может быть, с ним она чувствует себя увереннее», — подумала Эмили.

Она старалась не думать о том дне на озере — и не могла отогнать воспоминания. Они жили независимо от нее. В школе, на экзамене, в кино, на свидании или за столом память внезапно возвращала девочку в прошлое, наполняя ее холодом и ужасом пережитого.

Отец очень любил семейные вылазки на природу, и все с удовольствием принимали в них участие. Иногда семья даже не дожидалась теплой погоды. Они загружали в машину туристское снаряжение, палатку, которая обычно хранилась в гараже, еду и отправлялись в лесо­парковую зону, в лес, к реке. Тот злосчастный выходной они решили провести на маленьком безлюдном острове, расположенном посреди озера, в полутора часах ез­ды от города. Погода была неважной, если не сказать хуже. Сильный порывистый ветер гнал по темному озеру белые барашки. Палатка громко хлопала пологом на ветру. Им с трудом удалось разжечь костер — языки пла­мени метались в разные стороны. В воздухе стоял запах хвои и озона.

Даже Нэнси, которую буквально пришлось тащить за собой волоком, поскольку у нее было назначено свидание с Джошем, ожила на свежем воздухе. Мысль о том, что они единственные люди на острове, приятно волновала и наполняла предвкушением чего-то необыкновенного.

Эмили хорошо помнила этот день, но почему-то из памяти совершенно выпало то, как они вдвоем с отцом садились в моторную лодку, куда собирались плыть. Быть может, решили побороться с волнами. Она помнила, как мама и Нэнси махали им рукой с лесистого берега — две маленькие фигурки на фоне высоких раскачивающихся сосен. Она помнила рев мотора, подпрыгивающую на волнах лодку и легкую слабость в ногах. Было холодно, ледяные брызги веером летели в лицо и оседа­ли на волосах, развевающихся на ветру. Она обернулась посмотреть на отца, он улыбнулся ей в ответ — руки на руле, капли воды стекают по голубой ветровке. Мотор ревел, маленькая лодка парила на бушующих волнах, и оба они были в восторге!

Но очень скоро восторг обернулся кошмаром.

Вот Эмили протягивает отцу термос с дымящимся благоухающим кофе. В какое-то считанное мгновение термос выскальзывает из влажных рук.

Отец автоматически тянется за ним... И в ту же секунду налетает ветер.

Мир вдруг перевернулся, и Эмили не сразу поняла, что это опрокинулась лодка. Все было как во сне: еще не ощущая холода, она ушла под воду. Не может быть! Все это происходит не с ней! Собрав все силы, Эмили, зады­хаясь, вынырнула на поверхность.

— Папа! Папа, где ты?

Вдали, на фоне серого неба, темнела узкая полоска острова. Перевернутая лодка раскачивалась в нескольких метрах от Эмили. Волны тянули девочку назад, с силой ударяли в лицо, ледяная вода заливалась в рот, но Эмили упорно продолжала барахтаться.

— Папа, где ты?

Она коснулась лодки, и, хотя та была очень скользкой, ей все же удалось уцепиться за нее.

— Папа! Папа!

Где он? Может быть, поплыл к острову? Да нет, не мог он уплыть и бросить ее одну.

— Папа, ну где же ты, папа?

Где же он? Эмили оцепенела от страха. Грудь сжало так, что стало трудно дышать. Казалось, что прошли часы, хотя на самом деле это были секунды. И тут она увидела отца. Медленно покачиваясь, он проплыл мимо нее лицом вниз, каштановые волосы струились, как водоросли...


  1   2   3   4   5   6   7




Похожие:

Роберт Лоуренс Стайн Сводные сёстры iconРоберт Лоуренс Стайн Предательство
Пламя шумело, словно буря. Небо, скрытое мрачными тучами черного дыма, освещали зловещие алые всполохи
Роберт Лоуренс Стайн Сводные сёстры iconРоберт Лоуренс Стайн Самое жуткое приключение
Ларри Бойд нашел в мусорном баке классную штуку – старый флакон с надписью «Мгновенный загар». На этикетке значилось
Роберт Лоуренс Стайн Сводные сёстры iconРоберт Лоуренс Стайн Пожар
Саймон Фиар думал, что смена фамилии остановит зло. Это была ошибка — смертельная ошибка
Роберт Лоуренс Стайн Сводные сёстры iconРоберт Лоуренс Стайн Мой друг – невидимка
Если бы я стал невидимкой, я бы улизнул из-за стола, не доедая этих стручков фасоли. И я мог бы пробраться к себе и дочитать книжку...
Роберт Лоуренс Стайн Сводные сёстры iconРоберт Лоуренс Стайн Страшная месть Серия «Ужастики – 2»
Прежде чем черви озлобились, до того как они выползли и принялись мстить, Тодд Бэрстоу немало позабавился с ними
Роберт Лоуренс Стайн Сводные сёстры iconРоберт Лоуренс Стайн Фантом в зрительном зале
Нашу школу стал посещать загадочный призрак. Его никто не видел. Никто не знал, где он живет
Роберт Лоуренс Стайн Сводные сёстры iconРоберт Лоуренс Стайн Призрак по соседству «Призрак по соседству»
...
Роберт Лоуренс Стайн Сводные сёстры iconРоберт Лоуренс Стайн Тихая ночь 2
Конечно, в прошлом году, после всех пережитых ужасов, она обещала исправиться. Од-нако богатая, испорченная девушка Рева Долби по-прежнему...
Роберт Лоуренс Стайн Сводные сёстры iconРоберт Лоуренс Стайн Загадочная находка
Еще совсем недавно Кэт и ее брат Дэниэл были счастливы. Вместе с родителями они только что переехали в новый дом со множеством комнат,...
Роберт Лоуренс Стайн Сводные сёстры iconРоберт Лоуренс Стайн Знак страха
Маленький серебряный диск с птичьей лапой в центре. Острые когти сжимают сверкающие голубые камни. На обратной стороне выгравирован...
Роберт Лоуренс Стайн Сводные сёстры iconРоберт Лоуренс Стайн Полночный поцелуй 2
Вампиры облюбовали небольшой курортный город Сэнди Холлоу. Билли знал об этом, потому что его подружка прошлым лето стала одной из...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©lib2.podelise.ru 2000-2013
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы