Роберт Лоуренс Стайн Королева бала icon

Роберт Лоуренс Стайн Королева бала



НазваниеРоберт Лоуренс Стайн Королева бала
страница1/16
Дата конвертации23.10.2012
Размер1.12 Mb.
ТипЛекция
источник
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   16
1. /Королева бала (альтернативный перевод).docРоберт Лоуренс Стайн Королева бала

Роберт Лоуренс Стайн

Королева бала

Улица страха – 9




«Королева бала»: Коллекция "Совершенно секретно"

Оригинал: R. L. Stine, “The Prom Queen”,

Перевод:

Аннотация


Издательство «Коллекция «Совершенно секретно»» продолжает свою серию «Школьный триллер» изданием цикла повестей американского писателя Р.Л.Стайна под названием «Улица Страха».

Пять самых красивых девушек школы названы претендентками на звание королевы выпускного бала. Но чья-то безжалостная рука убивает их одну за другой...

Глава 1



Как мы ни старались, все разговоры вертелись только вокруг убийства. Можно было сколько угод­но гнать из головы дурные мысли, но кто-нибудь вдруг опять вспоминал или говорил что-нибудь такое, от чего все возвращалось к исходной точке.

Мы были жутко взвинчены, хотя никто в этом не признавался. Делали вид, будто все случив­шееся — просто шутка, глупый розыгрыш, но на самом деле, уж поверьте, мы все были на взводе. Во-первых, убийство произошло совсем рядом; во-вторых, жертвой стала наша ровесница — такая же девочка, не лучше и не хуже.

— Ну, а с другой стороны, — вздохнула Дона, застегивая белую шелковую блузку, — ей по край­ней мере не придется ломать голову, что надеть на выпускной вечер.

— У тебя совесть есть?! — возмутилась я.

— Действительно, ты даешь, Дона, — поддер­жала меня Рейчел.

Был вторник. Разгоряченные после урока физ­культуры, девчонки торопились в раздевалку, что­бы успеть на собрание по поводу предстоящего выпускного бала. В раздевалке уже стоял гомон и смех.

Поставив одну ногу на деревянную скамейку, между Доной и Рейчел, которая ерзала, пытаясь влезть в узкие черные брюки, я быстро завязала шнурок и спросила:

— Видели утром новости по телеку? Рейчел отрицательно покачала головой.

— А что, про убийство передавали? — поинтере­совалась Дона.

— Ага. Показывали, как полиция обшаривает лес в районе улицы Страха и ищет какие-ни­будь улики. Потом показали овраг, где велосипе­дист нашел тело. И саму девочку показали. В пластиковом мешке, а мешок застегнут на мол­нию.

— Ой! — Дона даже поперхнулась.

— И еще показали ее фотографию в жизни — обыкновенную черно-белую фотографию. Она на ней улыбается, приятная такая улыбка... Говорят, ей нанесли шестнадцать ножевых ударов.

— В общем, отулыбалась, — горько съязвила Дона.

С тех пор, как мы услышали об этом убийстве, Дона то и дело отпускала подобные шуточки. Наверное, просто не хотела показывать, как она переживает.

Рейчел бросила на нее сердитый взгляд.

— Ничего смешного!

— Да ладно тебе, — так же резко ответила Дона. — Я еще понимаю, если бы погибла чья-ни­будь сестра или подружка. А то — подумаешь, ка­кая-то никому не известная девушка...

— На большой перемене я звонила своей дво­юродной сестре Джеки в Уэйнсбридж, — останови­ла ее Рейчел. — Так вот, Джеки сказала, что это была ее подруга.

— Подруга? — повторили мы с Доной в один голос — А что ж ты раньше молчала?

— И не просто подруга, — продолжала Рейчел, — а лучшая подруга, самая близкая. Джеки прямо в себя прийти не может. Для нее это жут­кий удар. — Рейчел достала расческу и запустила ее в свои прямые рыжеватые волосы. Вдруг, по­бледнев, она добавила: — До сих пор не могу пове­рить, что это произошло здесь, в Шейдисайде. Все это так ужасно!

— А у твоей сестры есть какие-нибудь пред­положения, кто это мог сделать? — спросила Дона.

Рейчел покачала головой. — Нет. Она только сказала, что Стэси была ужасно хорошенькая и все ее любили. Полиция пыталась выудить у Джеки какие-нибудь подроб­ности, но она была в жутком состоянии, совершен­но ничего не соображала и толком ничего не могла им сказать. — Рейчел кинула расческу в рюкзак и застегнула его. — Я же сама живу на улице Страха. Тело нашли через квартал от моего дома. И я все время думаю, что на месте той девочки точно так же могла оказаться и я.

— А вот я не могла бы, — твердо заявила До­на, накладывая блеск на губы. — Какая бы здесь чертовщина ни происходила, меня в шейдисайдском лесу мертвой не возьмешь!

Поняв, что с большим пафосом произнесла са­мую настоящую чушь, Дона сама прыснула от смеха.

— Да? — сказала я. — По телеку было интервью с полицейским. Он считает, что убийца скорее все­го следил за домом Стэси. Ненормальный ка­кой-то, ждал, когда она останется дома одна, а потом...

Я замолкла, специально выдерживая паузу, чтобы поддразнить подруг.

— Что — потом? — с нетерпением спросила Дона.

— Убил ее прямо в спальне.

Рот Доны вытянулся в маленькое испуган­ное «о».

— Ненавижу оставаться дома одна, — пробор­мотала она.

— Маловато, чтобы сохранить себе жизнь, — съехидничала я.

Дона смерила меня невидящим взглядом. И вдруг издала истошный вопль. Потом, будто бы в ужасе обхватив голову руками, стала визжать еще громче. Ее дурашливая выходка вызвала взрыв хохота. В игру включилась вся раздевалка.

К Доне подскочила Шери Ползен и, выхватив воображаемый нож, стала ударами рассекать им воздух, издавая тот самый звук из «Психоза»1. Ну, когда Энтони Перки не убивал кого-нибудь: «И-и-и! И-и-и! И-и-и!»

Потом Шери, изображая зомби, начала бродить по раздевалке с безумным взглядом, будто выиски­вая жертву. Все девчонки бесились и орали, как только могли.

На самом деле это было совсем не смешно, но все почему-то смеялись. Наверное, именно по­тому, что такой ужас произошел где-то совсем ря­дом. Может, и правда — побесишься вот так, и станет легче? Я не знаю...

В конце нашего ряда какая-то девочка громко хлопнула дверцей шкафчика и стремительно вы­шла из раздевалки. Дона даже подпрыгнула, как от выстрела.

— Все, — сказала она, — хватит! А то у меня уже сдвиг по фазе.

— Это вы еще самого страшного не знаете! — припугнула я девочек.

Дона и Рейчел ахнули.

— Да уж куда страшнее-то, чем шестнадцать ножевых ударов! — усмехнулась Дона. — Может, скажешь, ее еще и грузовик потом переехал?

— Даже не знаю, пугать вас дальше или нет...

— Ну, что? Что? Что? Говори! — умоляла Дона.

— Полиция заявила, что это убийство очень похоже на то, что произошло в Дерхэме на прошлой неделе. Там тоже убили девушку.

Дерхэм был в часе езды от Шейдисайда, но теперь нам казалось, что это где-то совсем ря­дом.

— Ну и? — вопросила Дона.— Какая связь?

— А такая, что и то, и другое может быть де­лом рук какого-то одного маньяка.

— Маньяка... — пробормотала Рейчел. — Нет, все-таки надо уговорить родителей завести соба­ку. — Она всунула ноги в старенькие-престаренькие кроссовки. — У нас ведь даже нет охранной сигна­лизации!

Что правда, то правда — Рейчел была из бед­ной семьи, во всяком случае, по сравнению со многими из нас. И сигнализация далеко не всем по карману, даже если по улицам расхаживает маньяк.

Зазвенел звонок — перемена кончилась. Копу­ши, задержавшиеся в раздевалке, загалдели.

— Эй, вы, балаболки, — прикрикнула Дона, — пошевеливайтесь! — Она гримасничала перед зер­калом, крутилась и так и сяк, пытаясь придать своему лицу как можно более обольстительное выражение. — Может, все-таки хватит об убийце? Давайте лучше обсудим, кого бы мне выбрать себе в пару на выпускной? — И Дона перечислила четырех самых симпатичных парней в шейдисайдской школе.

— И они уже все набивались тебе в кавале­ры?! — с удивлением воскликнула Рейчел.

— С ума сойти! — включилась я. — До выпуск­ного еще целых пять недель!

— Хм, — произнесла Дона, — набиваться не на­бивались, но все еще впереди, сами увидите.

Мы вышли из раздевалки последними. В кори­доре уже никого не было — верный признак того, что мы опаздывали. Пришлось прибавить скоро­сти — только кроссовки заскрипели по кафельному полу.

— Кстати, — спросила меня на повороте Рей­чел, — а у тебя уже есть кавалер на выпускной?

Я помотала головой.

У меня был бы кавалер. Если бы не армия Соединенных Штатов. Я серьезно. Больше года я встречалась с Кевином Маккормаком, пока его от­ца не перевели в Алабаму.

Кевин уехал в январе. С тех пор я дружу с ним на расстоянии, по почте. Сначала мы подолгу разговаривали по телефону, но потом его отец по­лучил телефонный счет и прикрыл это дело.

Майор Маккормак пока не разрешает сыну при­ехать на наш выпускной. Считает, что тому нужно «акклиматизироваться и привыкнуть к новому ме­сту приписки». Кевин так и написал. Дословно процитировал. И я ему верю. Это в духе его па­паши: он всегда выражался, как последний солда­фон.

«Передай папочке, что он майор Зануда», — от­ветила я Кевину. По-моему, остроумно, а?

Дона толкнула тяжелую дверь в актовый зал, и несколько голов на задних рядах повернулось в нашу сторону.

На сцене мисс Райян уже делала какие-то объявления. Мистер Эбнер стоял неподалеку от про­тивоположного входа. Мы встретились глазами, и он проводил нас укоризненным взглядом до край­них мест в последнем ряду.

— Миссис Бартлетт просила объявить: если у кого долги в библиотеке, поторопитесь вернуть их еще на этой неделе, потом придется платить штраф, — сообщила мисс Райян. — Надеюсь, вы не упустите возможности сэкономить. Пожалуйста, сдайте все, что за вами числится.

Она зашелестела своими бумажками.

— А теперь о главном, ради чего мы со­брались. Сейчас мы объявим пятерых претенден­ток на звание королевы выпускного бала.

Зал взорвался аплодисментами и криками во­сторга. Несколько мальчишек издали кошачьи воп­ли. Мисс Райян подняла голову от микрофона, подождала, когда все успокоятся, и повернулась к директору, который стоял тут же, на сцене, в не­скольких шагах от нее.

— Мистер Сьюэл, пожалуйста!

Директор был плотный, лысый мужчина не­большого роста. Он напоминал одного персонажа из сериала «Улица Сезам», и к нему сразу же прицепилась кличка «Маппет»2.

Он подошел к микрофону, держа в руках белый листок со списком кандидаток. Я так разволно­валась, что все мои мысли окончательно переклю­чились на выпускной вечер. Я понимала, что после всего случившегося по крайней мере неприлично чему-либо радоваться, но я ничего не могла с собой поделать. Так же, как и большинство ребят, сидевших в зале.

Кандидатуры предлагали только мы, старшеклассники. Лично я голосовала за Рейчел. Не скажу, чтобы она была главной заводилой или пер­вой красавицей в классе. Наоборот, она была до­вольно застенчивая, в том числе, я думаю, еще и потому, что чувствовала себя самой бедной, ну и все такое. Но стоило узнать ее поближе — и она оказывалась ужасно милым человеком и на­стоящим другом. Может, если ее выберут короле­вой, она почувствует себя посвободнее. Хотя шан­сов маловато.

— Прежде чем мы начнем, — вещал Маппет, — я хотел бы сказать несколько слов о вчерашней трагедии в Шейдисайде.

Мы с Рейчел переглянулись. Дона сунула в рот два пальца, изображая рвоту.

— Как и все, — продолжал мистер Сьюэл, — я надеюсь, что полиция схватит убийцу в бли­жайшее же время. Как бы то ни было, мне бы не хотелось, чтобы вы впадали в панику. Но де­вушкам сейчас следует быть особенно осторож­ными.

— Успокоил, называется! — прошептала Дона.

— А теперь, — поменял тон директор, — вер­немся к нашим кандидаткам в королевы. — Мистер Сьюэл хихикнул, будто произнес нечто сверх­остроумное.— Вот результаты голосования. — Он потряс в воздухе белым листочком. — Как вы зна­ете, королева выпускного бала будет избираться из числа пяти финалисток. Сейчас я зачитаю пять фамилий и попрошу этих девушек подняться ко мне на сцену. Итак, по алфавиту... — Директор улыбнулся, заглянул в листок, затем снова обвел взглядом зал, держа его в напряженном ожидании. Наконец прозвучала первая фамилия:

— Элизабет Маквей!

Поначалу я вообще не отреагировала. Не узнала собственного имени!

Дона хлопнула меня по спине и завопила:

— Ну давай же, Лиззи!

Я с трудом пробралась по ряду, и поскольку мы сидели в самом конце зала, до сцены я шла до­вольно долго. От смущения голова слегка кру­жилась.

Я поднялась на сцену, и мистер Сьюэл пожал мне руку.

Ну как я могла забыть про это собрание! На мне были линялые джинсы и старая отцовская си­няя рубаха. А длинные волосы еще не высохли после душа.

Вообще-то я светлая шатенка — медовая шатен­ка, как любит говорить мама. Но с мокрыми воло­сами выглядела почти брюнеткой. Я откинула свои кудри назад и убрала с глаз челку.

Маппет наклонился к микрофону и сказал:

— Следующий кандидат на звание королевы бала... Симона Перри!

Раздался взрыв аплодисментов. Встав, Симона двинулась по проходу к сцене.

Вот уж кто не забыл про собрание! Она вы­глядела подобающим случаю образом: черная шел­ковая блузка, кожаная юбка. Направляясь к сцене, она красиво тряхнула головой, отбрасывая за спи­ну длинные темные волосы.

— Поздравляю, — шепнула я, когда она встала рядом со мной.

— Спасибо, — шепотом ответила Симона.

Я не удивилась, что она забыла добавить: «И я тебя тоже». Симона мне нравилась, хотя и считала, что весь мир крутится только вокруг нее.

— Элана Поттер!

Это имя вызвало еще больше аплодисментов. Элана поднялась и, широко улыбаясь, вприпрыж­ку побежала к сцене. Всем своим видом она демонстрировала, что ничуть не удивлена. И действительно, Элана была одной из самых вид­ных девушек в Шейдисайде и прекрасно знала это.

Оставались еще двое. Я вглядывалась в задние ряды, где сидели Дона и Рейчел. Дона, навер­ное, уже вся пятнами пошла от злости, что ее не назвали первой, хотя мистер Сьюэл просто придер­живался алфавитного порядка.

— Дона Роджерс!

Дона радостно вскрикнула и захлопала в ладо­ши. И она была не единственной. По правде говоря, именно Дона сорвала больше всех апло­дисментов. По дороге на сцену она победно выки­нула в воздух кулак, вызвав новый взрыв оваций. Это был ее коронный жест, которым она всегда отмечала решающее очко в теннисном матче: Дона была капитаном женской команды.

— И последняя... То есть последняя в спис­ке, — поправился мистер Сьюэл и заглянул в ли­сток, — Рейчел Уэст!

Да-а, трудно было выходить после Доны. Рей­чел хлопали уже не так, но я специально ста­ралась, пока у меня не загудели ладони.

Рейчел, казалось, не беспокоило, что ее не при­няли на «ура». Встав рядом со мной, она счастли­во улыбалась, а ее пылающее лицо по цвету почти слилось с рыжими волосами.

— Итак, не пройдет и пяти недель, как насту­пит день выпускного бала, — начал Маппет.

Дона захлопала и радостно воскликнула:

— Ура!

— Но вы, выпускники, еще не знаете главно­го, — продолжал Маппет. — Специально в честь та­кого события я приготовил вам сюрприз: мне уда­лось арендовать только что отремонтированную усадьбу Халси.

Он ждал аплодисментов. Но зал встретил новость гробовой тишиной. Все прекрасно знали, что особняк Халси стоял в глубине лесопарка на улице Страха — примерно там, где нашли труп Стэси.

Директор удивился.

— Разве это не лучшее место для выпускного вечера?

Лес на улице Страха! Вот уж куда меня теперь калачом не заманишь, даже на танцы. Может, к концу мая об убийстве подзабудут и все с удо­вольствием пойдут на выпускной в усадьбу Халси. Только я что-то сильно сомневаюсь.

Пока мистер Сьюэл продолжал свою речь, я покосилась на стоявших рядом девушек. Я знала их так хорошо, что могла бы наверняка сказать, кто о чем думает.

Это была целая игра. В прошлом году нас научил в нее играть учитель английского, ми­стер Мид. Он говорил, что она очень полезна для писателей. Если не считать длинных писем Кевину, не больно-то я много написала в своей жизни. Но мечтала когда-нибудь стать писатель­ницей.

Я начала с Симоны. Она была звездой школь­ного театра и вполне соответствовала амплуа ге­роини. Высокая, темноволосая, очень эффектная. И, что немаловажно, — абсолютно непредсказуе­мая. Какой и должна быть, как мне казалось, на­стоящая артистка.

Она была совершенно помешана на своем дружке Джастине и частенько вела себя по отно­шению к нему как истинная собственница. Так или иначе, в данный момент она пристально наблюда­ла за Джастином, что нетрудно было заметить, стоило только проследить за ее взглядом.

Итак, я попыталась представить себе, о чем она сейчас думает:

«С кем это там Джастин болтает? И почему он не смотрит на меня?»

Следующим моим объектом стала Элана. Как же ей шел этот старомодный, изысканный стиль! Элана знала, как одеться, чтобы подчеркнуть свои достоинства. На ней была белая с обор­ками блузка и темно-зеленая юбка с запахом. Она по-прежнему улыбалась, демонстрируя пре­красные белые зубы, и очень смахивала на красо­ток из рекламных роликов, которые крутят по телеку.

Элане все давалось легко. И все у нее было. Без особых усилий она училась на одни пятерки. Родители ее были люди состоятельные, и она ни в чем не знала отказа. Она была такой счастливой и при этом такой приветливой и доброжелатель­ной, что было просто невозможно иметь что-то против нее.

О чем же могла думать Элана?

«Как приятно, что тебя куда-то выдвигают... Кто знает, вдруг когда-нибудь меня выдвинут на пост Президента Соединенных Штатов?»

Теперь я повернулась к Доне, и та кивнула мне в ответ. Ее синие глаза так и сверкали, и трудно было оторваться от ее загорелого лица.

Стоял конец апреля, как обычно, шли дожди, но Дона была загорелой всегда, независимо от вре­мени года и погоды. Ее густые, длинные, светлые волосы отливали золотом, будто она часами нахо­дилась на солнце.

Впрочем, отчасти так и было. Дона — вели­колепная теннисистка, да и в других видах спорта просто ас. В том числе и по части пожирания сердец.

О чем были ее мысли? Они легко читались по ее глазам:

«Я рассчитываю победить!»

— Итак, каждая из вас, конечно, хочет стать королевой бала, — продолжал свою речь Маппет, — тем более что в этом году победительница по­лучит специальную стипендию — три тысячи дол­ларов от фирмы «Шевроле».

Тут я случайно уловила выражение глаз Рей­чел, вспыхнувших изумрудным блеском. Знаете, иногда рисуют такие карикатуры: вместо зрачка у человека доллар. Для Рейчел деньги значили много. Я-то знала. Впрочем, я и сама не отказа­лась бы от трех тысяч долларов.

Я уже говорила, что Рейчел была из относи­тельно небогатой семьи. Насколько мне было из­вестно, ей одной из всей школы приходилось под­рабатывать, и она просто замучилась, потому что работа отнимала много времени и это, естествен­но, отражалось на успеваемости. Недавно она ска­зала, что не сможет позволить себе поступить в колледж.

Скорее всего, ее застенчивость порождала ощущение, что она не такая, как все. И ей даже в голову не приходило, какая она на самом деле хорошенькая!

Последние слова мистера Сьюэла вернули меня из мира фантазий к действительности.

— Занятия закончены!

Начался обычный для конца дня бедлам — крик, шум, возня. Меня и других девушек, стоя­щих на сцене, бурно приветствовали и поздрав­ляли. Только я собралась спускаться, как Дона схватиЛа меня за руку.

— Я рассчитываю победить! — горячо прошеп­тала она мне прямо в ухо. — Я чувствую, что выиграю!

Мне не оставалось ничего другого, как только улыбнуться. За многие годы я привыкла к ее спор­тивному азарту и самоуверенности. Иногда казалось, что и жизнь для нее — большая игра и она готова столкнуть с дороги любого, кто помешает ей стать первой.

Я еще только спускалась со сцены, когда мимо, чуть не сбив меня с ног, пронеслась вниз Симона. Расталкивая толпу, она пробилась к свое­му Джастину. Выглядела она очень сердитой, а Джастин стоял в явном замешательстве, и лицо у него было растерянное.

— Эй, Лиззи! — окликнула меня Рейчел, и я едва расслышала ее негромкий голос в этом гаме. — Хочешь, приходи сегодня вечером уроки делать?

— Я бы с удовольствием, — как можно мягче ответила я, — но родители просили быть дома по­раньше и вообще не выходить на улицу, как стем­неет.

Я была в семье единственным ребенком. Может, поэтому мои предки надо мной так тряслись. Но сейчас я, пожалуй, не возражала. Пока убийца на свободе, лучше перестраховаться.

Симона все еще бурно ругалась с Джастином. Забавно. Знал ли он, чем кончится для него это безобидное собрание? Наконец Джастин, из­дав истошный вопль и комично всплеснув руками, бросился вон из зала.

— До сих пор не верю, что меня выдвинули, — тихо сказала Рейчел.

— Почему бы и нет? Ты этого заслужи­ваешь.

— Знаю, но не догадывалась, что кто-то еще ., об этом знает!

Я рассмеялась. Подошла Элана. Ее щеки, похожие на два румяных яблочка, горели от возбуждения. Она напоминала фарфоровую ку­колку.

— Поехали, отметим! — предложила она. — Может, в пиццерию «У Пита»? Я на колесах. У меня сегодня «мерседес»!

Рейчел буквально расплылась от счастья. Она всегда так радовалась, когда ее приглашали в ка­кую-нибудь компанию.

— Так держать, Элана! — бросил, проходя ми­мо, Брэд Коулмен и похлопал ее по плечу. Нашел повод прикоснуться, подумала я.

Элана, одарив его своей безупречной улыбкой, крикнула ему вслед какие-то слова благодарности. Тряхнув светлыми волосами, она вскинула го­лову.

— Симона!

Симона стояла метрах в полутора от нас с не­счастной миной на лице.

— Нет, вы видели? — жалобно загудела она, подойдя к нам. — Во время собрания я засекла, как Джастин подкатывался к Мег Далтон. Если он за моей спиной начнет с ней встречаться, я убью его.

Странно. Эта нелепая угроза первой всплыла у меня в памяти пару дней спустя, когда стало из­вестно, что Симона пропала.

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   16




Похожие:

Роберт Лоуренс Стайн Королева бала iconРоберт Лоуренс Стайн Предательство
Пламя шумело, словно буря. Небо, скрытое мрачными тучами черного дыма, освещали зловещие алые всполохи
Роберт Лоуренс Стайн Королева бала iconРоберт Лоуренс Стайн Самое жуткое приключение
Ларри Бойд нашел в мусорном баке классную штуку – старый флакон с надписью «Мгновенный загар». На этикетке значилось
Роберт Лоуренс Стайн Королева бала iconРоберт Лоуренс Стайн Пожар
Саймон Фиар думал, что смена фамилии остановит зло. Это была ошибка — смертельная ошибка
Роберт Лоуренс Стайн Королева бала iconРоберт Лоуренс Стайн Мой друг – невидимка
Если бы я стал невидимкой, я бы улизнул из-за стола, не доедая этих стручков фасоли. И я мог бы пробраться к себе и дочитать книжку...
Роберт Лоуренс Стайн Королева бала iconРоберт Лоуренс Стайн Страшная месть Серия «Ужастики – 2»
Прежде чем черви озлобились, до того как они выползли и принялись мстить, Тодд Бэрстоу немало позабавился с ними
Роберт Лоуренс Стайн Королева бала iconРоберт Лоуренс Стайн Фантом в зрительном зале
Нашу школу стал посещать загадочный призрак. Его никто не видел. Никто не знал, где он живет
Роберт Лоуренс Стайн Королева бала iconРоберт Лоуренс Стайн Призрак по соседству «Призрак по соседству»
...
Роберт Лоуренс Стайн Королева бала iconРоберт Лоуренс Стайн Тихая ночь 2
Конечно, в прошлом году, после всех пережитых ужасов, она обещала исправиться. Од-нако богатая, испорченная девушка Рева Долби по-прежнему...
Роберт Лоуренс Стайн Королева бала iconРоберт Лоуренс Стайн Знак страха
Маленький серебряный диск с птичьей лапой в центре. Острые когти сжимают сверкающие голубые камни. На обратной стороне выгравирован...
Роберт Лоуренс Стайн Королева бала iconРоберт Лоуренс Стайн Загадочная находка
Еще совсем недавно Кэт и ее брат Дэниэл были счастливы. Вместе с родителями они только что переехали в новый дом со множеством комнат,...
Роберт Лоуренс Стайн Королева бала iconРоберт Лоуренс Стайн Полночный поцелуй 2
Вампиры облюбовали небольшой курортный город Сэнди Холлоу. Билли знал об этом, потому что его подружка прошлым лето стала одной из...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©lib2.podelise.ru 2000-2013
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы