Адаме Л. Черепашки-ниндзя. Бэтмэн и Волшебник icon

Адаме Л. Черепашки-ниндзя. Бэтмэн и Волшебник



НазваниеАдаме Л. Черепашки-ниндзя. Бэтмэн и Волшебник
страница1/8
Дата конвертации23.10.2012
Размер1.36 Mb.
ТипДокументы
источник
  1   2   3   4   5   6   7   8
1. /Черепашки-ниндзя. Бэтмэн и Волшебник.docАдаме Л. Черепашки-ниндзя. Бэтмэн и Волшебник

Адаме Л.

Черепашки-ниндзя. Бэтмэн и Волшебник




Черепашки-ниндзя –





Черепашки-ниндзя. Бэтмэн и Волшебник




Глава певрая

БЭТМЭН СПЕШИТ НА ПОМОЩЬ



Была еще темная ночь, когда Бэтмэн проснулся. Он не сразу понял, что причи­ной внезапного пробуждения стал сон, ко­торый сразу же всплыл в памяти.

В этом тяжелом сне прозвучал выстрел.

Он вспомнил, как вспыхнуло пламя. Из дула пистолета вырвалась пуля и полетела прямо в него. Он видел, что она стреми­тельно приближается и попадет ему в грудь, если он не предпримет чего-нибудь.

— Надо увернуться от пули!

Это он сам себе кричал. Но тело остава­лось неподвижным и не слушалось его. Он видел пулю, понимал, что еще не поздно взмыть, распахнув плащ, но какая-то сила сковала руки и ноги.

Пуля в полете из черной точки превра­щалась в красную, накаляясь от трения и скорости. К супергерою приближалась не­умолимая смерть.

Бэтмэн понял, что обречен. Он никогда в жизни не допускал такой мысли и даже удивился, как спокойно воспринял ее.

Ему хотелось одного — посмотреть в лицо человека, который стрелял в него. Кто же этот враг?

И на фоне багрового неба он увидел средних лет мужчину с испуганным ли­цом, полного, в темном пиджаке. Каково же было удивление Бэтмэна, когда он уз­нал в этом человеке своего знакомого — профессора Олдри!

Ему-то зачем убивать Бэтмэна?

В следующий миг он почувствовал даже тепло от пули, которая была рядом, и про­снулся.

Странный сон!

Лежа в теплой постели и видя вокруг се­бя привычные предметы при слабом свете ночника, Бэтмэн старался разгадать сон. Наяву он никогда не чувствовал себя та­ким беспомощным, как в этом сне, и это более всего огорчало. Даже во сне ему не хотелось чувствовать себя таким обре­ченным.

Хуже всего было то, что Бэтмэн почувст­вовал полное одиночество, словно вокруг него была пустыня. Ни до кого не докри­чаться, и никто не придет на помощь.

Он много раз спасал людей, выручал в трудных ситуациях. Если бы он попросил их о чем-то, они тут же помогли бы ему.



Они ответили бы благодарностью ему, но едва ли рискнули бы собой, окажись Бэт­мэн и в самом деле под пулей.

Вдруг до боли в сердце Бэтмэну захоте­лось иметь друга, который не задумываясь прикрыл бы его своей грудью. Нет, Бэт­мэн не допустил бы того, чтобы кто-то из- за него погиб!

Не такой он слабак все-таки! Но он хо­тел, чтобы кто-то на этой огромной земле готов был ринуться без страха к нему на выручку.

Бэтмэну даже смешно стало от таких мыслей. Спасал и помогал всегда он. Тело его еще полно сил и энергии. Откуда эти странные желания?

Но как бы то ни было, тоска по другу за­таилась где-то в глубине души, и он ее чувствовал. Чтобы отвлечься, Бэтмэн стал думать о профессоре Олдри. Едва ли ког­да-нибудь этот книжный червь держал в руках оружие. Он кухонный нож возьмет и то обязательно порежется.

Зная профессора более года, Бэтмэн со­ставил о нем представление, как о теоре­тике, который в практической жизни ничего не умеет и витает где-то в об­лаках.

Первое знакомство было заочным. Бэтмэн совершенно случайно включил теле­визор и увидел на экране довольно полно­го человека, который говорил не о послед­них событиях или о других привычных предметах, а толковал о волшебстве.

Одаренный от природы удивительными способностями Бэтмэн заинтересовался те­левизионной передачей.

К сожалению, профессор говорил так сложно, применял такие туманные терми­ны, что Бэтмэн многого не понял, но суть все-таки уловил.

Профессор Олдри утверждал, что вол­шебники являются пришельцами из дру­гих цивилизаций, где все обладают этим даром, и должны в скором времени чуть ли не поработить землян. Из его слов вы­ходило, что люди добровольно подчинятся власти волшебников и будут в этом нахо­дить счастье.

«Что за добровольное рабство? Неужели он говорит это всерьез? Или это телевизи­онная шутка, мистификация?» ,— недо­умевал супергерой, глядя на голубой эк­ран и вертя в руке пульт дистанционного управления.

На следующий день Бэтмэн не удержал­ся и позвонил профессору, узнав номер его телефона по справочнику.

Поздоровавшись и назвавшись, Бэтмэн сказал:

— Я хотел бы с вами увидеться.

На другом конце провода установилась тишина.

— Алло! — забеспокоился Бэтмэн. — Вы слышите меня?

— Да, — как-то неуверенно ответил Олдри.

— Я не вовремя позвонил?

— Отчего же? Просто мне показалось, что вы себя назвали Бэтмэном.

— Вам не показалось.

— То есть, вы хотите сказать, что вы тот самый Бэтмэн, о котором так много пишут и которого так часто показывают по теле­визору?

— Тот самый.

— Этого не может быть!

— Почему?

— Я был уверен, что вас придумали.

— Вы не верите в волшебство?

— То есть как не верю! В этой области я веду большую научную работу.

— Вам ли удивляться тому, что я суще­ствую на самом деле, а не являюсь предме­том вымысла?

— Собственно, вы правы. Я очень хотел бы встретиться с вами.

Профессор жил в городе, а было жаркое лето, и ехать в это пекло Бэтмэну не хоте­лось. Ему удалось уговорить профессора, тот приехать в загородный дом, где Бэт­мэн с радостью его встретит.

— Это меня устраивает, — ответил про­фессор.

— И когда?

— Одну минуту.

Профессор, видимо, листал записную книжку, подыскивая свободный день, и через минуту назвал дату. Бэтмэна этот день вполне устраивал.

В условленное время профессор Олдри остановил свой автомобиль у дома Бэтмэ­на. Старый слуга накрыл стол в саду и принес из подвала прованское вино. Гость и хозяин удобно устроились среди зелени. Поговорили о разных пустяках, словно приглядываясь друг к другу, выпили вина и Бэтмэн спросил, на самом ли деле про­фессор уверен, что волшебники являются существами неземного происхождения.

— Обладание волшебными силами — есть свойство исключительное, — сказал профессор, — вы много встречали волшеб­ников?

— Ни одного.

— Но себя-то вы относите к ним?

— Нет. Я другое дело. Нельзя птицу на­звать волшебником только потому, что она летает.

— Но вы не птица.

— Я не хотел бы быть предметом наше­го разговора.

— Хорошо. Вот вы согласились, что вол­шебников мало. Более того — исключи­тельно мало. Так?

— Это еще ни о чем не говорит...

— Позвольте не согласиться. Я сказал бы что волшебники — это такая же ред­кость, как и гении.

— Гении — тоже пришельцы? — с еле заметной улыбкой спросил Бэтмэн.

— Нет. Мы можем понять любого гения. При желании мы можем даже объяснить природу гения, отыскать его наследствен­ные корни. Они земные, такие же люди, как все, и нет ничего в них сверхъестест­венного. Просто они достигают в какой-то области вершины человеческих возможно­стей и не более. А можно ли объяснить волшебство? Поверьте я много поломал го­лову, много перелистал книг, но ответа не нашел.

— Может, ответ в работах чернокниж­ников?

— Глубокое заблуждение — думать, что существует какой-то учебник по волшебст­ву. А те, кого вы называете чернокнижни­ками, — просто мошенники.

— А почему для вас так важно доказать, что волшебники — это пришельцы? — чуть иначе повел разговор Бэтмэн.

Профессор стал говорить о чистой науке, говорил долго, но было ясно, что он ухо­дит от ответа.

— А как прикажете расценивать ваши слова в телевизионном интервью о том, что волшебники стремятся получить власть над человечеством?

Профессор насупился, отвел взгляд, потом коротко взглянул на Бэтмэна и сказал:

— Это одна из гипотез.

— Вас самого страшит такая перспек­тива?

— Почему она должна страшить?

— Любая безграничная власть пугает нормального человека

— Но кто-то должен править людьми? — спросил профессор и холодно взглянул в глаза Бэтмэна. — Или вы хотите человече­ство превратить в стадо?

— Как можно хотеть такого? Но люди сами должны выбирать представителей власти и самых умных.

— Что-то у этих умных ничего не полу­чается, — пробурчал профессор Олдри, от­водя взгляд.

— Мир постепенно совершенствуется.

— Вот с этим я никак не могу согласить­ся! — страстно воскликнул профессор. — Мир деградирует. И если в ближайшее время не произойдет чуда, мир погрязнет в разврате, обжорстве и во всех мыслимых и немыслимых пороках.

— Вы надеетесь на волшебников?

— Только волшебная сила способна еще спасти мир.

И вы готовы покориться этой силе?

Лицо профессора Олдри перекосила су­дорога, взгляд вспыхнул какой-то непо­нятной яростью, и пальцы сжались в ку­лак. Но профессор взял себя в руки и ска­зал спокойно:

— Я очень сожалею, но у меня более нет времени продолжать нашу беседу. Если вы не будете против, продолжим ее в следую­щий раз.

— Как я могу настаивать на чем-то! — развел руками Бэтмэн. — Но я был бы рад еще увидеться с вами.

Бэтмэн проводил профессора до машины и они попрощались. Когда Олдри садился в машину, он сделал движение, которое вдруг многое объяснило. Это было движе­ние властного человека, привыкшего пове­левать. Уже сидя в машине, профессор по­вел головой, словно глянул поверх голов толпы.



«Это не случайное движение, — поду­мал Бэтмэн. В человеческих жестах никогда не бывает ничего случайного. Каждое наше движение отражает внут­реннюю суть. Профессор явно слишком высокого о себе мнения. Но, может быть, мне просто показалось. Может быть, про­фессор вовсе не собирается занимать под­чиненное место в обществе, в котором бу­дут главенствовать волшебники. Олдри довольно известный в городе человек, и все его знают как добропорядочного гражданина. А если в его ученую голову приходят странные идеи, так мало ли кто о чем думает?»

Потом Бэтмэн еще встречался с профес­сором Олдри и убедился в том, что этот че­ловек, как всякий ученый, чудаковат и не более. Бэтмэн неплохо разбирался в тех свойствах, которые дала ему природа, и мог бы почувствовать их у профессора. Он совершенно уверенно мог сказать, что про­фессор обыкновенный человек, то есть не волшебник. И потому еще более странным было, что он носится с идеей владычества волшебников над людьми.

Лежа в постели и вспоминая сон, который разбудил его, Бэтмэн почувствовал смутную тревогу. Это было знакомое чув­ство — вдруг начинало тихонько сосать под ложечкой и сердце будто сбивалось с ритма.

Где-то случилась беда!

Бэтмэн вскочил с постели, быстро одел­ся и поднялся на второй этаж своего особ­няка, а оттуда в башенку, с открытыми во все стороны окнами.

Тревожные сигналы шли с востока. Бэт­мэн мысленно представил местность в той стороне. Равнинные леса, поля, между ни­ми небольшие фермы, средней величины портовый город, а далее — огромный океан.

Сигнал исходил не из деревень и не из города. Тогда он был бы более четким. А он был очень слаб, еле уловим. Значит, расстояние до терпящего бедствие было гораздо большим. Выходило, что беда слу­чилась посреди океана.

За долгие годы Бэтмэн научился разли­чать сигналы. И тут он сразу понял, что это сигнал не о гибели какого-то судна. На корабле всегда много народу, существует же команда, если даже нет пассажиров. В таких случаях сигнал бывает как бы раз­ноголосым.

Бэтмэн был уверен, что люди, попавшие в беду излучают некие волны, их можно было бы назвать нервными, если бы такое понятие было в науке. Но ведь науке не все известно. Может, и впрямь существу­ют подобного рода волны?

Очень может быть, что не все их улавли­вают. Бэтмэн как раз обладал особой чут­костью. Эта чуткость подсказывала ему, что нужно спешить на помощь.

На этот раз ему показалось странным, что сигнал был на редкость слабым и ис­ходил, похоже, от одного человека.

Как же мог оказаться посреди океана одинокий человек? Впрочем, и тут не при­ходится удивляться. Все больше появляет­ся охотников плавать на плотах и яхтах, переплывать моря и океаны, а то и совер­шать кругосветные путешествия.

Правда, о таких смельчаках говорят по телевидению. А в последнее время Бэтмэн не слышал ничего подобного.

Однако медлить было нельзя. Прислу­шавшись, Бэтмэн еще раз убедился, что не ошибается — кто-то нуждается в его помо­щи. Плохо, если он слишком поздно услы­шал сигнал — тот был очень слабым, что­бы почувствовать его во сне.

Вот оно — объяснение сна!

Профессор Олдри разбудил его своим выстрелом. Он пришел в сон, чтобы на­помнить Бэтмэну о его долге.

Надо было спешить. Бэтмэн надел плащ, застегнул пряжки на груди, развел полы руками и ступил на низкий подоконник. В следующий миг он ринулся в темноту.

Ночь была так темна, что Бэтмэн не ви­дел никаких ориентиров. Небо, видимо, затянуло тучами.

Он летел, всем телом чувствуя упругую теплоту земли. Стоило ему подняться чуть выше, и воздух становился холодней. От земли исходило тепло. Ближе к земле воз­дух становился плотнее. Бэтмэн летел почти на одной высоте.

Внезапно перед глазами вспыхнуло мно­жество огне Это город бодрствовал и ночью.

Бэтмэн пронесся над сияющим огнями городом и почувствовал, как внизу оборва­лась земля и начался океан. Вода стран­ным образом светилась. Бэтмэну некогда было подумать, откуда это свечение. Толь­ко мелькнула мысль, что это светятся ка­кие-то водоросли или планктон.

Он стремительно мчался над мерцаю­щим, призрачно зыбким океаном и вдруг почувствовал, что входит в зону урагана. Сперва ветер был не так силен, но уже че­рез минуту вокруг Бэтмэна бушевал насто­ящий ад. Видимо, он попал в тучу. Капли воды били по плечам, как пули. Беспре­рывно сверкали молнии, проносясь прямо перед глазами. Казалось, что вот-вот оче­редная огненная стрела прошьет его на­сквозь.

Потом, вспоминая эти минуты, Бэтмэн сравнил молнии со змеями. Тысячи этих тварей метались вокруг него, вились, скручивались, выпрямлялись в прыжке, проносились и слепили. При этом стоял сплошной грохот, словно десятки пушек палили над самым ухом, не переставая ни на миг.

Бэтмэн представил, что теперь твори­лось на поверхности океана, какие там бесновались волны. Но он ни разу не поду­мал о себе. Он прислушивался к теперь уже ясному сигналу и думал, каково там несчастному человеку.

Понимая, как это опасно, Бэтмэн все-та­ки спустился ниже. В любую секунду он мог задеть волну, и она подхватила бы его, потянула в пучину.

Вокруг все также метались молнии и грохотал гром. Но вот Бэтмэн оказался под огромной тучей, похожей на чудови­ще. Между брюхом этого монстра и по­верхностью океана зияло узкое простран­ство высотой с трехэтажный дом. Беспре­рывно сверкающие молнии так ярко осве­щали это пространство, словно горело не­сколько сотен прожекторов.

Внизу ходили океанские волны, они вздымались, как горы и рушились с ре­вом, заглушающим небесный гром. Среди этих устрашающих громадин, Бэтмэн уви­дел крохотный плотик, на котором сжал­ся в комочек, держась за мачту, малень­кий мальчик.

Малыш поднял голову, увидел над собой Бэтмэна и что-то закричал. Конечно, его слов нельзя было расслышать. Но Бэтмэну показалось, что он различил его глаза, полные веры и надежды.

Должно быть, этот мальчишка относил­ся к редким смельчакам, если не потерял сознание от страха, а держался и поверил в свое спасение.

Естественно, Бэтмэн не мог опуститься на плот, который не выдержал бы его тя­жести. Не мог он и остановиться, завис­нуть над плотом, чтобы не рухнуть в оке­ан. Поэтому пришлось пронестись мимо и пойти на новый круг.

Спроси его потом, сколько он делал по­пыток, Бэтмэн не мог бы ответить. Волны были огромны и ему никак не удавалось опуститься ниже. Плот падал в бездну, и Бэтмэн опасался полами плаща задеть волну. Это все равно, что на большой ско­рости проскочить узкое ущелье.

Надо было улучить момент, когда плот окажется на гребне волны. Раза два были такие моменты, но брызги и пена окуты­вали плот, и Бэтмэн терял его из виду.

Разное приходилось видеть в жизни Бэт­мэну, но никогда так не замирало его сердце как тогда, когда при очередном за­ходе он заметил, что плот начинает разва­ливаться. Это была верная смерть для мальчика.

Но и на этот раз Бэтмэну не удалось спа­сти ребенка. Он сделал новый круг, поле­тел между волнами, еле успел выскочить из-под одной, которая глыбой чуть не об­рушилась на него. Мальчик теперь дер­жался за одно бревно. На какой-то миг Бэтмэном овладело отчаяние, но оно и придало ему сил.



Когда он снова повернул к мальчику, то увидел его на гребне волны. Его так под­бросило, что он оторвался от спасительно­го бревна и кувыркался в воздухе, а над ним навис гребень очередной волны. Еще один миг и вода накроет мальчика.

Бэтмэн пронесся под гребнем волны, ко­торый уже рушился вниз, и тут же взмыл. Он даже не сразу почувствовал, что при­жимает к груди мальчика, так тот был ле­гок и так напряглись все мышцы.

Но когда Бэтмэн понял, что он спас мальчика, то невольно расхохотался и взмыл ввысь.

Полет до берега занял немного времени, и когда Бэтмэн опустился со своей ношей на прибрежный песок, то удивился тому, как вел себя мальчик.

Он побежал к воде, словно желая снова оказаться там, где только что чуть не погиб.

— Что с тобой? — удержал его Бэтмэн. — Ты всегда такой невоспитанный? Мог бы поблагодарить за спасение.

— Я прошу прощения за беспокойст­во, — сказал мальчик, — но лучше бы я погиб.

— Впервые слышу такое от спасенного, — сбросил плащ и опустился на песок Бэт­мэн. — Может быть, тебя вернуть туда?

— Сделайте это! — закричал мальчик.

— Погоди меня удивлять, — поднял ру­ку Бэтмэн.

— Верните!

— У тебя все нормально с головой?

— Я не свихнулся.

— Тогда что за бред я слышу?

— Я же вам кричал.

— Что ты мне кричал?

— «Спасайте Милли!» Вот что я кричал. А вы стали спасать меня.

— Погоди. Давай по порядку. Ты был не один?

— Конечно.

— С тобой была девочка по имени Милли?

— Кто же еще?

— И ты кричал, чтобы я спасал ее, а не тебя?

— Да.

— Разве я мог услышать в этом грохоте? И потом...

— Что вы хотите сказать? — насторо­жился мальчик.

— Кроме тебя, я никого не видел.

— Этого не может быть!

— Почему ты так уверен?

— На плоту был один спасательный пояс.

— И ты уступил ей?

— Разве могло быть иначе?!

Бэтмэн усадил мальчика на песок рядом с собой и заглянул в его глаза. Ему нравил­ся этот молодой человек. Взгляд его был открытым и честным. Бэтмэн подумал, что люди с таким взглядом не умеют врать.

Мальчику, видимо, было лет двенад­цать. Может быть, чуть больше. Непо­слушные волосы торчали на голове ежи­ком. И должно быть, от этого он походил на молодого петушка с длинной худой ше­ей, этакого бесстрашного бойца, всегда го­тового ринуться в бой. Но в груди этого маленького петушка, видимо, билось большое благородное сердце.

Чаще всего люди любят только самих себя. Это к печали своей Бэтмэн заметил давно. Мало среди молодых людей оста­лось рыцарей, готовых броситься в пучину моря ради какой-то девочки, способных единственный спасательный пояс отдать другому.

Мальчик нравился Бэтмэну, тем труднее было говорить правду.

— Тебя как зовут? — спросил Бэтмэн.

— Джонни.

— Послушай, Джонни. Ты действитель­но уверен, что с тобой была Милли?

— Какие могут быть сомнения? Мы плыли на плоту по океану. Я разговаривал с ней, как с вами сейчас. А потом погода стала меняться. Я предложил Милли на­деть спасательный пояс. Он был надеж­ный, я это хорошо помню. В нем человек никогда не утонет, а будет прыгать на вол­нах, как поплавок.

— Но ты хоть помнишь, в каком аду был?

— Но я же продержался до вашего при­лета. Почему бы Миллл не могла?

— Я тебе говорю, там больше никого не было.

— Вы уверенны в этом?

В глазах мальчика застыл ужас. Бэтмэн понял, что мальчик говорит правду — с ним на плоту была девочка. Значит, она погибла. Если это так, Бэтмэн никогда не сможет простить себе. Еще ни разу не слу­чалось, чтобы он опоздал на помощь. И он не хотел верить, что на этот раз потерпел неудачу.

Что-то тут было не так!

— Она действительно была на плоту? — снова спросил он.

— Вы не верите мне? — огорченно опу­стил голову Джонни.

— Я не имею права тебе не верить, — поспешил успокоить мальчика Бэтмэн. — Но я слышал одинокий сигнал. Вот что меня заставляет сомневаться. Она могла спрыгнуть с плота раньше, чем начался ураган? Вы далеко были от берега? О чем вы тогда говорили?

— Вы задали столько вопросов сразу. И почему вы сомневаетесь?

— Потому что для меня это тоже очень важно — погибла Милли или нет.

— Могла ли она раньше оставить плот? — задумался Джонни. — Не знаю. Она и прежде частенько подводила меня. Но так делают все девчонки, и я не оби­жался на нее. На этот раз я был занят па­русом и не мог заметить, покинула ли она плот. Я помню, что все случилось внезап­но. Ударил сильнейший порыв ветра. Я хотел удержать парус и чуть не полетел с ним. Потом уже Милли я не видел. Мне подумалось, что ее снесло волной. Но по­чему-то я не боялся за нее — у нее был на­дежный спасательный пояс.

Мальчик помолчал, вспоминая что-то и продолжил:

— Что же касается того, далеко ли мы были от берега, так я скажу вам, сэр, что близко. До берега запросто можно было доплыть. Как я оказался посреди океана, понять не могу и потому ничего толком не объясню вам.

Джонни посмотрел на океан, глаза его были задумчивы.

— О чем мы говорили? Кажется я рас­сказывал, как начнется ураган. Потом я занялся парусом.

— Скажи мне, Джонни, а как вы оказа­лись на плоту?

— Мы гостили у тетушки Берты, она приходится сестрой отцу Милли, и часто бегали на берег океана.

— Тетушка живет в порту Гонур?

— Да, сэр.

— Вы тоже живете в этом городе?

— Я сказал — мы гостили.

— Рассказывай дальше.

— Однажды на берегу мы увидели не­большой плотик. Его соорудили, видимо, местные мальчишки. Но никого из них на берегу не было. Я предложил немножко покататься. Милли сказала, что она боит­ся со мной кататься на плоту.

— Почему? Ты ей не нравишься?

— Не знаю. Она мне этого никогда не го­ворила.

— А что она тебе говорила? — спросил Бэтмэн.

— Сказала, что со мной всегда обяза­тельно что-то случается. Тогда я на спаса­тельной станции выпросил пояс, и она со­гласилась. Что было дальше, вы уже знаете.

Бэтмэну никогда не приходилось стал­киваться с такими загадками. Мальчик и девочка решили покататься на плотике возле берега. Вдруг налетает ветер, маль­чик оказывается посреди бушующих волн, а девочка исчезает.

— Когда это было? — спросил Бэтмэн. — Назови день и число.

— В субботу, пятнадцатого.

— Ты назвал вчерашний день, — задум­чиво проговорил Бэтмэн и посмотрел по сторонам. Было безлюдно. Только брела вдоль воды пожилая женщина, ведя на по­водке остроносую колли. Бэтмэн вскочил на ноги и направился ей на встречу.

— Простите миссис, — начал он издале­ка, чтобы не испугать женщину, — могу я вас спросить?

Женщина остановилась и повернулась в сторону Бэтмэна. Тоже самое проделала колли. Хозяйка и собака были похожи друг на друга чем-то еле уловимым.



— Какая вчера была погода на побере­жье? — спросил Бэтмэн.

— Мистера интересует вчерашняя пого­да или содержание моего кошелька? — спокойно спросила женщина.

— Нет-нет, не бойтесь меня, прошу вас.

— Ас чего вы взяли, что я вас боюсь?

— Меня интересует только вчерашняя погода.

— Странные интересы у мистера, — про­ворчала женщина. — Но я все-таки сооб­щу вам прежде о состоянии моего кошель­ка. Там нет ни цента. Честно признаться, кошелька тоже нет. А моя собака не прочь пообедать.

— Я могу вам предложить доллар.

— И вы надеетесь, что я откажусь?

— О, пожалуйста!

Бэтмэн вручил женщине доллар, она су­нула его в карман и спросила:

— Вы не скажете, на этом берегу много еще господ, которых интересует вчераш­няя погода?

Бэтмэн молча достал еще доллар и отдал женщине, чтоб только не допытывалась, зачем ему нужна вчерашняя погода.

— Ну, хорошо, — смилостивилась жен­щина. — Вчера погода была такая же, как сегодня. Уже месяц стоит эта жара.

— Был ли ветер?

— Ни дуновения.

— Вы уверены?

— Я говорю только то, что твердо знаю.

— Вы вчера были на берегу?

— Я бываю тут каждый день уже двад­цать лет с тех пор, как мой Томми не вер­нулся из плавания. Вы ничего не слыша­ли о торговом корабле под названием «Альбина»?

— К сожалению, ничего.

— Тогда прощайте.

И женщина пошла дальше со своей со­бакой. Бэтмэн проводил ее задумчивым взглядом и медленно вернулся к Джон­ни. Ситуация казалась все более зага­дочной!

— Странные дела, мой друг, — сказал он мальчику. — Давай договоримся так. Мы не делаем никаких выводов. Слиш­ком много неясного. Город, в котором ты гостил, недалеко. Доберемся до него. Ты поведешь меня на берег, где вы с Милли нашли плотик. Оттуда начнутся наши поиски. Могу тебе одно сказать твердо — сигнал бедствия я слышал только от тебя. А ты, надеюсь, догадал­ся, кто я.

— Еще бы! Разве я не смотрю мультики!

— Тогда в дорогу, мой друг.

Через короткое время Бэтмэн и Джонни были на берегу и смотрели на плотик, ко­торый спокойно стоял на воде, привязан­ный тонким канатом к колышку, вбитому в песок.

— Это он? — спросил Бэтмэн.

— Ничего не могу понять, — пробормо­тал Джонни, поднимаясь на плотик.

Он осматривал бревна, из которых был собран плот, долго гладил рукой мачту, касался повисшего паруса.

— Это он, — был вынужден признаться Джонни.

— Но я сам видел, как этот плот разва­лился, — признался Бэтмэн. — Как же он мог развалиться среди бушующего океана и теперь оказаться перед нами? Я очень хотел бы это узнать.

— Я тоже, — пробормотал Джонни, воз­вращаясь на берег.

Он стоял, уныло опустив голову.

— А Милли? — поднял он взгляд на Бэтмэна.

— Это мы узнаем.

— Как?

— Ты же помнишь адрес тетушки Берты?

— Она живет на той стороне, — махнул рукой Джонни, показывая вдоль берега.

— Мы должны узнать у нее, где Мил­ли, — сказал Бэтмэн. — Это самый вер­ный путь прояснить ситуацию. Как ты считаешь?

— Пожалуй, вы правы.

По дороге Бэтмэн купил в магазине не­большой чемоданчик, в который уложил плащ и шлем. Теперь он походил на спортсмена в своем обтягивающем тело костюме. Но на него никто не обращал внимание — по океанскому побережью то и дело бегали спортсмены.

Домик тетушки Берты стоял под скалой. Во дворе сушились рыболовные сети. При появлении Бэтмэна и Джонни на крыльцо вышла полная женщина с неприветливым крупным лицом, на котором особенно вы­делялся мясистый нос.

Тетушка Берта явно не относилась к до­брым женщинам. Хотя сложно судить о человеке по внешности. Иногда под грубой оболочкой скрывается нежный и добрый характер.

Тетушка подозрительно окинула взгля­дом Бэтмэна и уставилась на Джонни.

— Ну? — спросила она низким грубова­тым голосом.

Бедный Джонни раскрыл рот и смотрел на нее, предчувствуя, что услышит что-то ужасное.

— Что ты молчишь? — спросила тетуш­ка Берта. — Может, ты что-то скажешь?

— А что я должен сказать? — тихо и робко спросил Джонни.

— Ну, хотя бы, куда ты дел Милли? Эта девчонка получит у меня, пусть только по­явится. Я отвечаю за нее перед своим бра­том. Я не хотела бы иметь неприятности из-за того, что у нее такой скверный ха­рактер. Ее избаловали дома до невозмож­ности. Говори быстрей, где она, и я напом­ню ей, какая у нее тетушка.

— Я не знаю, — пролепетал Джонни.

— Чего ты не знаешь?

— Я не имею представления, где Милли.

— Вы послушайте его, — призвала в свидетели Бэтмэна возмущенная тетушка Берта. — Он не знает! Они ушли вчера и пропали. Я подняла на ноги полицию. Все напрасно. Они будто сквозь землю прова­лились. Теперь он приходит и говорит, что представления не имеет, где моя дорогая

Милли. О, моя девочка! Мой ангел! Я тебя поведу в полицию, негодный мальчишка. Уж там-то ты заговоришь!

— Простите, миссис, — вступился за юного друга Бэтмэн. — Джонни на самом деле не знает, где Милли. Произошло не­объяснимое.

— А ты кто такой? — гневно посмотре­ла на него женщина.

— Генри! — крикнула она, обернувшись к двери, должно быть, позвала мужа. Но тот не появился, она проворчала:

— Глухой пень!

И снова принялась за Бэтмэна.

— У тебя есть какие-нибудь документы? Или ты похищаешь детей? Что-то такое я слышала по телевизору. Точно! Это так и есть! Ты похитил мою девочку и пришел за выкупом?

Бэтмэн не ожидал таких обвинений в свой адрес, да и не привык, чтобы с ним так разговаривали, поэтому совершенно растерялся, только лицо его багровело от возмущения и обиды.

— Генри! — опять крикнула тетушка Берта. — Я, кажется, поймала бандита.

Ничто не говорило о том, что она пойма­ла Бэтмэна, но в ее голосе звучала твердая уверенность.

— Позвольте, — начал Бэтмэн.

Но тут появился муж тетушки Берты и взволнованно заговорил:

— Ты только не волнуйся, моя дорогая. Может быть, это еще не она... Но только что передали, что на берегу нашли труп девочки.

Тетушка Берта схватилась за сердце, по­том замахала руками и стала кричать:

— Полиция! Люди! Ловите бандитов! Они убили мою крошку Милли!

Бэтмэн увидел, что из соседних домов появились любопытные люди. Успокоить женщину было невозможно. Оказаться в полиции ему не хотелось. Попробуй дока­жи там, что ты ни при чем!

— Бежим, — шепнул он Джонни, схва­тил его за руку и повлек за собой.

Ноги Джонни едва касались земли, Бэт­мэн бегал быстрее всех чемпионов. Когда приятели оказались на безопасном рассто­янии от дома тетушки Берты, они остано­вились.

Они очутились на малолюдной улочке, вдали был слышен шум океанских волн.

Бэтмэн разглядел столики под навесами, повел туда мальчика и они устроились на стульях. Подошел официант и спросил, что им угодно.

— Попить принесите, — попросил Бэт­мэн.

— Что именно?

— На ваше усмотрение, — отмахнулся Бэтмэн.

Когда официант ушел, он сказал Джонни:

— Кажется, наши дела выглядят не луч­шим образом.

— Я уже ничего не понимаю, — при­знался Джонни.

— Надо успокоиться.

— А это возможно?

— Отчаяние не поможет.

— Труп девочки, — пролепетал Джонни, и губы у него задрожали.

— На свете не одна девочка, — сказал Бэтмэн. — Кроме Милли, их еще миллио­ны. На пляже каждый день купаются ты­сячи девчонок. Почему ты решил, что это Милли?

— И вы так решили.

— Нет.

— Я вижу по вашим глазам, что вы бо­итесь одного.

— Чего Ж6 Я боюсь?

— Вы боитесь того, что люди будут гово­рить — Бэтмэн потерпел поражение. Раз­ве не так?

— Я не верю.

— Во что вы не врите? В свое поражение?

— Я не верю в этот труп, о котором со­общил муж тетушки Берты.

— Он сообщил то, что услышал.

— Я должен убедиться, что это правда.

— Что это Милли?

— Да, если это Милли.

— Я не сомневаюсь, что вы в этом очень скоро убедитесь. И что тогда?

— Ты задаешь мне страшный вопрос.

— Вы боитесь за свой престиж, а я не представляю, как мне после всего этого жить дальше.

— Милли была твоим другом?

— У меня никого нет, кроме нее. Я не буду жить без нее.

Официант принес лимонный напиток в высоких тонких стаканах. Бэтмэн жадно выпил. Джонни даже не дотронулся до на­питка. Сердце Бэтмэна сжалось. Должно быть, и в самом деле для этого мальчика не было никого дороже той девочки, что звали Милли!

Почему звали?

Бэтмэн не привык отчаиваться и оста­навливаться на полдороги. Он был не из тех, кто теряет надежду. Эта черта харак­тера его очень часто выручала.

— Пойдем, — сказал он твердым го­лосом.

— Куда? — безучастно спросил Джонни.

— Мы все дсбіжньї узнать сами.

— Что узнать?

— Был ли труп.

— Я не смогу увидеть ее мертвой.

— Ты мужчина?

— Всегда так думал о себе.

— А сейчас?

— Меня оставили силы.

— Это неправда. Я знаю, что ты мужчи­на. Вставай, Джонни, и ступай за мной. Мальчик послушался и поплелся за Бэтмэном.

Они до вечера бродили по пляжу и спра­шивали всех, был ли найден в эти дни труп девочки. Но никто ничего не знал.

— Нет, — отвечали люди. — Ничего по­добного мы не слышали. Если бы что-то случилось, мы знали бы.

Мальчик становился все бодрей, он сно­ва походил на маленького тонкошеего бой­цового петушка. Он сам позвонил в поли­цию, и дежурный ему ответил, что такого случая не было.

Тогда Джонни почти успокоился.

— Но где же она, если ее нет у тети Бер­ты? — спросил он.

— Об этом же думаю и я.

— Вдруг ее унесло в океан?

— Едва ли. Ты говоришь, вы были неда­леко от берега.

— Да, на расстоянии двух бросков ка­мушка.

— Она умеет плавать?

— Да, и не плохо!

— У меня есть предложение. Дождемся темноты. Я не хочу, чтобы люди видели меня, Бэтмэна. Как наступит ночь, мы с тобой полетим домой. Девочка давно си­дит у себя на кухне и уплетает вкусные котлеты, приготовленные мамой. Нам ни­когда не поздно вернуться сюда.

— А если она в океане?

— Я слышал бы сигнал. Она не в беде — это я говорю с полной ответственностью. И ты, мне кажется, поторопился, заявив, что Бэтмэн потерпел поражение.

— Меня можно понять...

— И я понимаю.

— Но, может быть, поздно ей подавать сигналы.

— Свои мрачные мысли отложи на вре­мя в сторону. А сейчас давай перекусим. Как тебе такое предложение?

— Я и забыл, что голоден.

Уже вечерело, солнце опустилось к самой линии горизонта, собираясь на отдых.



Бэтмэн чувствовал, что стоит на пороге какой-то новой, невероятной авантюры. За таинственным исчезновением девочки, за ураганом, нежданно-негаданно обру­шившимся на детей вблизи берега таилась загадка, которую он должен был разга­дать.

Ему не давал покоя сон. Случайным ли было появление профессора в этом сне? Действительно ли Олдри хотел предупре­дить Бэтмэна или же наоборот, хотел по­губить его?

Супергерой подозревал, что за события­ми этого дня таится огромная опасность не только для Джонни, Милли и самого Бэтмэна, но и для всего человечества. И будущее покажет, потерпит ли он пораже­ние в этом поединке.

  1   2   3   4   5   6   7   8




Похожие:

Адаме Л. Черепашки-ниндзя. Бэтмэн и Волшебник iconПесня 5,6 сезона Черепашки ниндзя снами!!!

Адаме Л. Черепашки-ниндзя. Бэтмэн и Волшебник iconДокументи
1. /Черепашки-ниндзя против Мафии.doc
Адаме Л. Черепашки-ниндзя. Бэтмэн и Волшебник iconДокументи
1. /Черепашки-ниндзя и Карлик Кон.doc
Адаме Л. Черепашки-ниндзя. Бэтмэн и Волшебник iconДокументи
1. /Черепашки-ниндзя и Дерево Познания.doc
Адаме Л. Черепашки-ниндзя. Бэтмэн и Волшебник iconДокументи
1. /Черепашки-ниндзя против Чудовищ.doc
Адаме Л. Черепашки-ниндзя. Бэтмэн и Волшебник iconДокументи
1. /Черепашки-ниндзя против Злобного Крага.doc
Адаме Л. Черепашки-ниндзя. Бэтмэн и Волшебник iconУрок №4 Понятие команды в среде ЛогоМиры. Команды управления движением Черепашки. Входные параметры команды. Рисование фигур с помощью Черепашки

Адаме Л. Черепашки-ниндзя. Бэтмэн и Волшебник iconДокументи
1. /и Бэтмэн.rtf
Адаме Л. Черепашки-ниндзя. Бэтмэн и Волшебник iconДокументи
1. /Бэтмэн против Двудушника.rtf
Адаме Л. Черепашки-ниндзя. Бэтмэн и Волшебник iconДокументи
1. /Удивительный Волшебник из Страны Оз.doc
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©lib2.podelise.ru 2000-2013
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы